Зюганов Г. А. Глобализация и судьба человечества. М. 2002 Применительно к происходящим сегодня процессам правильнее говорить не о «глобализации вообще»




Скачать 445.92 Kb.
страница2/2
Дата10.05.2016
Размер445.92 Kb.
1   2
Раздел мира между империалистическими державами и начало борьбы за его передел.

  • Паразитизм.

    Первый признак. Сегодня 33 крупнейших компании мира, штаб-квартиры которых находятся в США, владеют 71,8% всех котирующихся на бирже акций. Это 5 трлн. долл. В мировом масштабе на долю 5 стран – США, Японии, Великобритании, Германии и Франции приходится 90% крупнейших корпораций на планете. Современные ТНК всё более приобретают черты суверенности, до сих пор свойственные только исторически сложившимся национальным государствам. Они изо всех сил рвутся стать субъектами международного права, стремятся узаконить свои силовые структуры, заводя под вывеской служб безопасности собственную армию и полицию, пытаются внедриться в международные политические организации.

    Такая тенденция грозит радикальной дестабилизацией всей мировой политической системы. Если в предыдущие эпохи главными субъектами мировой истории были народы и государства ими созданные, то «новый мировой порядок» предлагает совершенно иную глобальную структуру управления.



    Суверенные государства с их границами и несогласованными законами. Межнациональными конфликтами и войнами мешают свободной торговле. А значит мешают процветанию и прогрессу. Долой государственный суверенитет! Да здравствует власть менеджеров и банкиров, а не политиков. Таковы главные лозунги Нового Мирового Порядка. По мысли его архитекторов, новая глобальная конструкция должна опираться на гигантские транснациональные корпорации, действующие на основе принципов финансово-экономической эффективности. Именно они (т.е. высший менеджмент ТНК) составят тот узкий круг новых хозяев мира, которые придут на смену «старомодным» государствам с их традиционными ценностями суверенитета, национальной независимости, культурной самостоятельности и исторической преемственности. Глобализация захватывает самые отдалённые уголки планеты, не обращая внимания на государственную независимость, различия политических режимов. Мир переживает новую эпоху завоеваний, которая пришла на смену колониальной. Но если прежде в качестве главных завоевателей выступали государства, то теперь ими стали предприятия-конгломераты, претендующие на роль вершителей судеб мира. Никогда их круг не был столь малочисленным и столь могущественным.

    Второй признак. Развитие капитализма дошло до того, что главные прибыли достаются «гениям» финансовых сделок – пишет Ленин. Банки перерастают из скромной роли посредников во всесильных монополистов, превращающих тысячи раздробленных хозяйств в единое общенациональное, а затем – всемирно капиталистическое хозяйство. Получается перерастание банков в учреждения поистине универсального характера. Здесь Ленин предсказал одну из важнейших черт современной глобализации – господство финансового капитала, полностью подчинившего себе капитал промышленный, производительный. С внедрением в банковское дело компьютеров и появлением глобальных информационных сетей (Интернет) – спекулятивный капитал прочно занял господствующие позиции практически во всех областях человеческой деятельности. Теперь колебания обменных курсов, процентных ставок и курсов акций в различных странах тесно взаимосвязаны. Как и ТНК этот процесс сейчас перешёл в новое качество. Он характеризуется самодостаточностью крупнейших международных финансовых групп. Деньги начинают воспроизводить себя минуя товарную стадию т.е. вместо описанного ещё К.Марксом цикла Д – Т – Д, формируется сокращённый цикл Д – Д. Бурное формирование виртуальных рынков – финансового и фондового – ускоряет эти процессы.

    Третий признак. Вывоз капитала. В новой глобальной финансовой системе переброска огромных капиталов с континента на континент стала минутным делом. Многие учёные-экономисты ещ1 в советское время отмечали, что вывозимый ТНК капитал на протяжении последних десятилетий вкладывался в мировую экономику с явным намерением в кратчайшие сроки сформировать качественно новую глобальную схему международного разделения труда. После распада СССР этот процесс многократно ускорился. Сегодня уже вполне очевидно, что главной особенностью такой схемы является то, что весь мир оказывается поделённым на несколько специализированных экономически неравноправных зон.

    1. Высокоразвитые страны Запада и их стратегические партнёры – такие как Япония, чьё население в совокупности составляет знаменитый «золотой миллиард». Это своего рода метрополия новой глобальной колониальной империи, в которой будут сосредоточены основные органы власти и управления. В неё войдут «высокоорганизованные пространства» где «власть измеряется количеством контролируемых денег», ставших «единственным эквивалентом, универсальной мерой всякой вещи». Как пишет Жак Аттали в книге «Линии горизонта» в новом мире «наиболее ценной собственностью станет гражданство в пространстве доминирующих стран», которое «станет предметом купли-продажи на свободном рынке паспортов».

    2. Но высочайший уровень потребления, предусмотренный архитекторами НМП для «золотого миллиарда», требует огромного объёма производства товаров и услуг. Подавляющая часть этой индустрии будет сосредоточена в так называемой «технологической зоне». В неё, по мысли стратегов глобализации, должны войти страны «второго эшелона», которые будут исполнять роль сырьевых резервуаров и сборочных цехов (Россия и Китай), обеспечивающих необходимое качество жизни обитателям «высокоразвитых пространств».

    3. Наконец в третью зону глобального разделения труда войдут «экономически неперспективные» регионы, на территории которых страны «золотого миллиарда» не имеют сколь-нибудь значительных финансовых интересов. Они будут предоставлены самим себе – главное, чтобы это не затрагивало сложившейся системы мироустройства. Главной опасностью Западу станут угрозы со стороны периферийных «низкоорганизованных пространств». Чьё нищее население, загнанное в финансово-экономическое гетто, станет вечным вызовом нового мирового порядка. Нейтрализовать эти угрозы архитекторы Нового Мирового Порядка намерены с помощью глобальной военно-политической диктатуры.

    В 90-е годы это очень наглядно было видно на примере Западных инвестиций в Россию. Можно обозначить 3 направления:

    1. Подавляющая часть капиталов направляется для финансовых спекуляций. Например, в ГКО в 1998 г. было вложено 70 млрд. долларов. Результат этих инвестиций: крушение рубля, утрата финансовой независимости страны, углубление экономического кризиса.

    2. Сырьевые отрасли российской промышленности. Их цель – перетекание дешевого российского сырья в страны «золотого миллиарда». Самыми доходными статьями российского экспорта стали нефть, газ, чёрные металлы, алюминий, медь, никель, лес, пиломатериалы.

    3. Финансирование сокращения российских вооружений и расширение вредных производств.



    Четвёртый признак. После развала СССР и социалистического лагеря мировая финансовая элита вплотную приблизилась к обретению мировой политической власти. Главная опасность в том, что править миром собираются люди никем не уполномоченные и никем не избранные, неизвестные и не связанные никакими публичными обязательствами, не предъявляющие своих программ. В мире появляется новая аристократия – интеркратия. Это узкий и замкнутый круг людей. В нём каждый знает каждого. Но для всех остальных они остаются незаметными.

    Пятый признак. За последние 100 лет в паразитическом характере мирового империализма не произошло никаких качественных изменений. Весьма характерен конкретный механизм, с помощью которого «золотой миллиард» обеспечивает для себя односторонние преимущества, возможность процветать за счёт остального мира – насаждение двойственных экономических порядков – для себя и для других. Только всё это отныне скрыто и хитроумно камуфлируется. Формируются страны-господа и страны-слуги. Навязывается бюрократическая организация экономики в интересах глобальной элиты, для которой существуют только её собственные групповые интересы и потребности, а весь остальной мир рассматривается как средство их удовлетворения.

    Высшая стадия империализма.

    В странах «ядра» капитализма – США, Японии и других государствах «семёрки» - идут процессы централизации, продолжается формирование механизмов государственного регулирования, обеспечение передовых достижений НТР, освоение технологий планирования и долгосрочного прогнозирования, усложнение структуры управления. В самых наукоёмких и высокотехнологичных отраслях современного технологического способа производства – авиастроении, ракетостроении, космических технологиях, телекоммуникации, ядерной энергетике, газовой промышленности – уже нет свободной конкуренции частных собственников. Т.е. на передовых направлениях экономического роста происходят такие тенденции мощной концентрации капитала, государственной власти и интеллекта, что говорить о свободном рынке просто несерьёзно.

    Одновременно всему остальному миру навязывается ультралиберальная модель – режим управляемого хаоса, чтобы скрыть неэквивалентный обмен и эксплуатацию периферии «золотым миллиардом».

    В сфере крупного производства рыночные товарно-денежные отношения технологически уже изжиты. Но они насильственно навязываются угнетенным странам для обеспечения механизма неэквивалентного обмена – ограбления. Рынок превратился в свою противоположность – сферу неэквивалентного обмена. В этом и проявляется паразитизм.

    Капитал не знает иной формы своего развития, кроме линейного количественного возрастания. Миллиард лучше, чем миллион. Но это дурная бесконечность. Плохо, когда такое «развитие» искусственно навязывается органическим системам – общественным и природным, которые не знают чисто количественного развития, отделённого от качественного совершенствования.



    Неизменные особенности капитализма.

    1. Богатство общества отождествляется в первую очередь с «огромным скоплением товаров» (К.Маркс) полученных лишь постольку, поскольку они способны принять денежную форму.

    2. Общественный прогресс отождествляется с бесконечным умножением количества и разнообразия товаров.

    3. Производство рассматривается прежде всего, как всеобщая эксплуатация физических и интеллектуальных сил человека и ресурсов природы. Принцип: «Что возможно теоретически, то непременно должно быть реализовано практически».

    4. Эффективность производства оценивается преимущественно в категориях количества, без учёта социальных издержек, возможных последствий для природы и общества.

    5. Человек выступает как «социальный атом», частный собственник, находящийся в состоянии вечной «войны всех против всех».

    6. Естественной ареной и условием человеческого существования признаётся рынок – товаров, капиталов, рабочей силы. идей.

    Возникшее после второй мировой войны на Западе потребительское общество, возводит максимизацию массового потребления в ранг, равный максимизации производства прибыли.

    Потребление, как и все стороны общественного бытия при капитализме фетишизируется. Из естественной функции человеческого организма, оно превращается в особый ритуал, «священную обязанность» индивида, от ревностного исполнения которой целиком зависит его социальный статус.

    Принуждение к труду выступает таким образом в невиданной парадоксальной форме принуждения к потреблению (хочешь потреблять – трудись). Искусственный, а часто извращённый характер потребностей становится нормой, «новизна ради новизны» превращается в главное потребительское свойство товара.

    Капитализм впервые в истории создаёт объективные предпосылки для ликвидации голода и нищеты.

    Индивидуальная свобода при этом всё более утрачивается и низводится до возможности выбора среди сотен и тысяч беспрерывно меняющихся, но фактически идентичных видов одного и того же товара (кандидата в президенты, телесериала и т.п.) в заранее заданных жёстких рамках.

    Империализм тормозит общественное развитие. При этом тормозит самыми изощрёнными способами:



    1. Культивирует и воплощает на практике теории «пределов роста». «нулевого роста». Конечно для «периферии», а не для себя.

    2. Искусственно консервирует рыночную стихию, насильственно навязывая её эксплуатируемым странам.

    3. Подчиняет производство вещей производству прибавочной стоимости.

    4. Препятствует развитию подлинной свободы.

    Новый мировой порядок и есть конечная цель глобализма и высшая стадия империализма.

    Основные признаки Нового Мирового Порядка (Novus Ordo Seclorum)



    1. Окончательное порабощение капитала производительного, промышленного, капиталом финансовым, спекулятивным, получившим возможность к воспроизводству, минуя товарную стадию.

    2. Превращение рыночных отношений в искусственно культивируемый механизм неэквивалентного обмена, в оболочку, за которой скрывается ограбление целых стран и народов.

    3. Закрепление новой глобальной модели «международного разделения труда», многократно усугубляющей социальное неравенство в планетарном масштабе.

    4. Бурный рост политического влияния транснациональных корпораций и финансово промышленных групп, претендующих на неограниченный суверенитет и субъектность международных отношений.

    5. Утрата национальными правительствами контроля над процессами, происходящими в мировой экономике. Ревизия фундаментальных норм международного права, направленная на отказ от понятия государственного суверенитета и создание структур глобальной власти – Мирового Правительства.

    6. Информационно-культурная экспансия как форма разрушения традиционных ценностей. Духовная унификация на примитивном уровне.

    7. Паразитический характер. Основные выгоды от внедрения высоких технологий и объединения ресурсов транснациональные корпорации используют лишь в своих интересах, обрекая остальной мире на неизбежную нищету и деградацию.

    8. Качественное торможение технического прогресса.

    Ленин писал «Не подлежит сомнению, что развитие идёт в направлении к одному-единственному тресту, всемирному, поглощающему все без исключения предприятия и все без исключения государства». Сейчас произошла глобализация противоречий капитализма. Они оказались вытесненными в мировую политику и теперь разделяют мир по оси «богатый Север – нищий Юг» не менее радикально, чем раньше разделяли пролетария и его эксплуататора в масштабах отдельно взятой страны.

    Геополитика в эпоху глобализации.

    В начале ХХ века основоположники геополитики – немецкий географ Фридрих Ратцель, шведский политолог Рудольф Челлен, французский географ Поль Видаль де ля Бланш, американский адмирал и военный историк Альфред Мэхэн, британский географ Хэлфорд Макиндер и другие – сформулировали комплекс понятий, законов и концепций, составляющих предмет классической геополитики. Основатель немецкой школы геополитики Ратцель писал: «Государства на всех стадиях своего развития можно рассматривать как организмы, которые сохраняют связь с почвой и поэтому должны изучаться с географической точки зрения». Ратцель считал пространственную экспансию государств естественным природным процессом, подобно росту живых организмов. Согласно такой теории, новое пространство благотворно влияет на государственный организм, являясь ценным источником, из которого государственное чувство черпает новые силы и ресурсы. Именно Ратцель ввёл в научный обиход знаменитое понятие «жизненного пространства», ставшее затем одним из основополагающих терминов фашистской геополитики.

    Ярый пангерманист шведский учёный Челлен предложил называть геополитикой «науку о государстве как географическом организме, воплощённом в пространство». Он довёл до логического конца экспансионистские идеи Ратцеля.

    Ещё в 1916 г. он писал «жизнеспособные государства, чьё пространство ограничено, подчинены категорическому политическому императиву – расширять свою территорию путём колонизации, объединений или завоеваний различного рода».

    Одним из важнейших законов функционирования государства Челлен считал закон Автаркии. Если в природе всякий организм самодостаточен, то таковым должен быть и государственный организм. А это означает, что государство не должно быть ни чисто индустриальным, ни чисто аграрным, дабы не впасть в зависимость от других держав.

    Автором термина «геополитика» был немецкий политолог К.Хаусхофер. Геополитика, полагал Хаусхофер, есть учение о зависимости политических событий от земли. Геополитика должна стать совестью государства. С этой точки зрения Хаусхофер сформулировал свою панрегиональную модель мира, которую предложил в 1931 г. в работе «Геополитика сверхидей». Он утверждал, что для избегания кровопролитных конфликтов мир должен быть разделён между великими державами на несколько зон влияния, так называемых «панрегионов», получивших наименование Больших пространств. При этом каждая держава, участвующая в таком разделе мира, должна получить собственную сферу влияния, которая представляет собой территориально, экономически и политически самодостаточную систему, способную удовлетворять свои потребности собственными ресурсами. Только так, по мнению Хаусхофера, можно свести к минимуму вероятность войн, главной причиной которых является борьба за новые территории и ресурсы. США в этой схеме должны достаться оба американских континента, Германии – большая часть Европы и Африки, Японии – Австралия и Океания.

    Если немецкие учёные уделяли основное внимание процессу становления и роста государств, то представители англо-американской геополитической школы акцентировали своё внимание на другой проблеме. Их интересовали способы борьбы за мировое господство.

    Главным нервом глобальной борьбы, полагали англо-американские геополитики, во все времена является противостояние континентальной (евразийской) и морской (прибрежной) цивилизации, противостояние континента и морской мощи, теллурократии (власти суши) и таласократии (власти моря). Именно это фундаментальное противоречие, согласно классикам американской геополитической школы, всегда определяло характер международных отношений.

    Ещё в конце Х1Х в. А.Мэхэн предлагал изучать логику мировой истории сквозь призму борьбы морских и континентальных государств за господство в мире. Он даже выделил особую «зону конфликта» - участок пространства между 30-40 параллелями, изобилующий заливами и островами, где, суша и океан как бы проникают друг в друга. Именно здесь, полагал Мэхэн неизбежно сталкивались интересы морских и континентальных держав, которые в его время олицетворяли Британская и Российская империи. Американский адмирал, будучи представителем «океанской» страны, проводил идею об определяющем влиянии морской мощи на исторический процесс. Он считал, что контроль над Мировым океаном необходимый для завоевания глобального господства, может быть обеспечен в результате прочного военно-политического альянса Великобритании и США. Только такой альянс даст океанской цивилизации возможность навсегда отбросить континентальные государства вглубь суши, лишив их серьёзного влияния на мировую историю и политику.

    Исследуя мировые процессы в контексте борьбы морской и континентальной держав, британский географ Х.Макиндер в 1904 г. сформулировал ещё одну геополитическую закономерность: все важнейшие исторические события, влиявшие на судьбы мира в течение нескольких последних тысячелетий, происходят в определённых географических регионах, располагающихся на границе вокруг континентального пространства Евразии. Это пространство получило название «географической оси истории», которую позже стали называть областью Хартленда (сердцевинной землёй). Развивая эту схему, Макиндер выдвинул идею деления мира на три региона: «осевое пространство», «страны внутреннего или окраинного полумесяца» и «страны внешнего или островного полумесяца».

    «Осевым регионом», согласно этой концепции, является огромная континентальная часть Евразии, фактически совпадающая с границами Российского государства в Х1Х-ХХ в.в. За пределами «осевого региона» располагается большой «внутренний полумесяц». Который образуют Германия, Австрия, Турция, Индия и Китай. В «внешний полумесяц» британский географ включал Британию, Южную Африку, Австралию, США и Японию.

    Главная закономерность: с географической точки зрения все государства в своей политической стратегии обречены на постоянное маневрирование «вокруг осевого государства, которое всегда является великим». Какие бы политические союзы ни создавались правительствами и вождями, стратегической точкой отсчёта для всей мировой политики всегда будет оставаться непримиримая борьба за «сердце мира», обладание которым есть ключ к мировому господству.

    Формула мирового господства.

    Знаменитый английский геополитик утверждал, что в ХХ в. ведущим морским державам – Великобритании и США – для достижения мирового господства необходимо решить главную задачу: не допустить возможного союза ведущих континентальных держав Хартленда – России и Германии. А для этого между ними нужно создать буферную зону, своего рода «санитарный кордон» из восточноевропейских государств. С учётом политических реалий начала ХХ в. Макиндер так сформулировал закон мирового господства: «Кто контролирует Восточную Европу, тот господствует над Хартлендом (поскольку разъединяет Германию и Россию), кто господствует над Хартлендом – тот контролирует Мировой Остров, кто контролирует Мировой Остров (Евразию) – тот господствует над миром». Грандиозные битвы Второй мировой войны и последовавшее за ней глобальное противостояние США и СССР в «холодной войне» во многом подтвердили правоту этой теории.

    Американские геополитики, в целом признавая схему Макиндера, несколько видоизменили её ключевую формулу. В обновлённом виде она была сформулирована Николасом Спайкменом, который ядро евразийского континента именовал Хартлендом, но периферию Евразии (макиндеровский «внутренний полумесяц») предложил называть Римлендом т.е. окраинной землёй, полагая, что именно она является ключом к глобальному владычеству. Римленд – место постоянных войн, район извечного столкновения различных цивилизаций – есть, на взгляд Спайкмена важнейший геополитический регион мира, поэтому он изменил формулу Макиндера: «Кто контролирует Римленд – тот господствует в Евразии, кто господствует в Евразии – тот контролирует судьбы мира».

    По сути эта схема почти ничем не отличается от классических построений Макиндера, но её идеологическая форма была для американских политологов чрезвычайно важна. Получалось, что с точки зрения такой политической географии не россия, а именно США занимают центральное положение в мире т.к. через Атлантический и тихий океаны он и граничат с Римлендом, а через Северный Ледовитый океан – с Хартлендом. Для установления своей мировой гегемонии США должны были установить контроль над Римлендом. Именно эта задача стала главной во внешнеполитическом поведении США во время «холодной войны». Практически вся евразийская периферия была покрыта сетью американских военных баз. Путь к мировой гегемонии, ныне предлагаемый США всему миру под видом «глобализации по-американски» был начат ещё в середине ХХ в. с установлением контроля над Римлендом.

    Геополитика ядерного века.

    Самую обстоятельную геополитическую концепцию биполярного мироустройства разработал американский учёный Саул Коган. В итоге у Когана получилось два геостратегических региона: «зависящий от торговли морской мир», ядром которого являются США, имеющие прямые выходы к трём океанам, и «евразийский континентальный мир», ядром которого является промышленный район СССР: европейская часть, Урал, Западная Сибирь и Северный Казахстан. Американский геостратегический регион включает в себя четыре геополитических района, Советский – два: собственно, русский Хартленд в совокупности с Восточной Европой и восточноазиатский континентальный регион.

    Некоторые противники глобализации склонны трактовать этот процесс как злокозненный умысел неких тайных сил, целенаправленных действий мировой закулисы. Можно не сомневаться в самом существовании тайных сил, претендующих на управление миром. Деятельность таких организаций, как американский совет по международным отношениям, Бильдербергский клуб и трёхсторонняя комиссия в которые входят очень влиятельные политики и бизнесмены – наглядное тому свидетельство. Бесспорно, что эти силы сегодня пытаются извлечь максимальные выгоды из глобализации и реализовать на практике сценарий «глобализации по-американски». Однако из этого вовсе не следует, что глобализация целиком рукотворна. Нужно отдавать себе отчёт, что эти процессы глобализации носят объективный характер и протекают поимо наших желаний. Нужно понять тенденции и закономерности глобализации как объективного процесса развития производительных сил и производственных отношений. Только тогда можно будет создать стратегию вхождения России в новую эпоху с наименьшими потерями(не о выгодах речь, а о потерях).

    Главные особенности современной геополитики не связаны с глобализацией прямыми причинно-следственными связями. Речь идёт о разрушении системы биполярного устройства мира и попытках США и НАТО создать систему однополярного глобального миропорядка.

    Причины гибели СССР являются не только и даже не столько внешними, сколько внутренними. Конечно, враждебные действия США и всего «океанского» (североатлантического) геополитического блока сыграли свою роль, но всё же не они, а перерождение и предательство верхушки КПСС стали решающим фактором крупнейшей геополитической катастрофы ХХ века. Американцы же лишь использовали в своих интересах выгодную геополитическую конъюнктуру, приложив после крушения СССР максимум усилий, чтобы в одиночку продиктовать остальному миру правила «нового мирового порядка».

    США «превыше всего».

    В начале ХХ в. как только США начали превращаться в одну из ведущих империалистических стран, идеология американского гегемонизма заявила о притязаниях США на господство во всём мире. Историк Б.Адамс ещё в1901 г. в статье «новая индустриальная революция» провозгласил неизбежность столкновения с Россией. Адамс заявлял: «в мире нет места двум центрам богатства и империи. Слабый организм должен погибнуть. Американцы должны понять, что это будет война уже не против отдельной нации, а против целого континента».

    Новую стратегию, в которой США выступили с откровенными претензиями на мировое господство, одними из первых озвучили Г.Киссинджер и З.Бжезинский. Киссинджер заявил, что после «холодной войны» США остались единственной сверхдержавой, которая обладает возможностью вмешательства в любой части земного шара. Правда при этом бывший американский госсекретарь говорил о трудностях на пути к американскому господству в мире. В свою очередь А.Страус в 1997 г. (координатор от США и НАТО) заявлял уже об однополярном мире как о свершившемся факте. Он утверждал, что однополярность является «конечной точкой эволюции», а наступление эпохи однополярного мира – неизбежно. Гегемония США по мнению А.Страуса не имеет и не может иметь никакой разумной альтернативы кроме всеобщего хаоса или диктатуры.

    Ему вторит известный американский политолог Т.Грэхем: «У США нет соперников по всем известным параметрам власти – военному, экономическому, финансовому, культурному – и не видно даже на горизонте. В результате возможности США формировать меняющийся мировой порядок огромны как никогда».

    Курс на установление американской гегемонии на планете не зависит от того, кто находится в данный момент в Белом доме: демократы или республиканцы. Это – консолидированная стратегия всей американской элиты, уверовавшей в своё право распоряжаться судьбами мира.

    Такая система заведомо обречена на неустойчивость. Однако у американцев есть свой рецепт преодоления протеста миллионов «новых пролетариев». Известный гарвардский экономист Т.Фридман предлагает такое решение: мир должен быть укреплён наличием американской мощи и желанием Америки использовать эту мощь против тех, кто стал бы угрожать системе глобализации. Невидимая рука рынка не будет работать без невидимого кулака.

    Глобализация по-американски это привилегированный глобализм за счёт демодернизации и примитивизации жизни народов (более того, можно сказать, что она исходит из отсутствия народов и реального существования только отдельных людей, отдельных личностей).

    Многополярный мир.

    По мнению многих учёных, аналитиков и политиков, на смену биполярному миру, рухнувшему вместе с окончанием «холодной войны» должен прийти не однополярный, а многополярный мир. Ресурсы даже такой богатой страны как США ограничены, а значит – сохранить свою гегемонию в длительной перспективе американцам не удастся (американская элита убеждена как раз в обратном). Однополярность или мировая гегемония одного государства, противоречит самой логике исторического процесса.

    Показательно, что современные американские авторы, в случае необходимости активно использующие идеи классиков геополитики, откровенно игнорируют продуктивную концепцию «Большого пространства». Предлогом служит то, что её автор, немецкий учёный К.Хаусхофер сотрудничал с нацистами. Но истинная причина в том, что сама мысль о возможности создания нескольких экономически и политически самодостаточных регионов в корне подрывает всю теоретическую базу современной американской версии глобализации.

    Кстати, говоря о «Больших пространствах» целесообразнее обращаться не к Хаусхоферу, а к русскому мыслителю Н.Данилевскому. В своей знаменитой теперь работе «Россия и Европа» (1869) он рассматривал Россию как особый культурно-исторический тип, отличный от европейского. Задолго до Хаусхофера Данилевский предлагал выделить на планете три региона, причём в качестве критерия он брал не только физико-географические признаки. Данилевский полагал, что власть и влияние в мире должны быть разделены между тремя активными деятелями всемирной истории: Европой, Славянством и Америкой. Власти и влиянию Европы подлежали бы Африка, Австралия и южный полуостров Азиатского материка; США – Америка, Славянству – Западная, Средняя и Восточная Азия за исключением Аравии, Индии и Китая.

    Таким образом исторически сложившееся деление человечества на различные культурно-исторические типы, или различные цивилизации. является фундаментальной основой установления многополярного (трехполярного) мироустройства: Запад(США) – Европа – Восток-Россия.

    Христианская цивилизация.

    Россия как центр восточно-православной евразийской цивилизации должна целенаправленно собирать вокруг себя цивилизационно близкие народы и терпеливо выстраивать новое российское «Большое пространство», в котором внутренние противоречия будут сняты на основании нового синтеза тысячелетних традиций и научно-технических достижений ХХ1 в.

    Самые дальновидные представители англо-американской геополитической школы уже обратили внимание на цивилизационный подход. В своей книге «Столкновение цивилизаций и передел мира» Хантингтон пишет, что Западу пришло время оставить свою иллюзию относительной универсальности. Не в его интересах вмешиваться в конфликты других народов.

    «Большая дубинка» планетарной диктатуры.

    Стремление США к глобальному военному превосходству вызревало последовательно, начиная чуть ли не с конца ХУ111 в. т.е. провозглашение ими своей независимости, а во второй половине ХХ в. Вашингтон уже открыто провозгласил свою цель: достижение безусловного «глобального лидерства» т.е. общепланетарной диктатуры.

    Отправной точкой этого процесса можно считать так называемую «доктрину Монро», выдвинутую пятым президентом США Джеймсом Монро ещё в 1823 г. Доктрина, ставшая результатом растущего военного и экономического могущества Америки, опиралась на ключевую идею разделения мира на две основные зоны влияния: европейскую и американскую. Под лозунгом «Америка для американцев». Прикрываясь заботой о беспрепятственном развитии стран Латинской Америки, США поставили цель любым путём вытеснить европейские державы из Западного полушария и занять там доминирующее военно-политическое положение.

    Первым результатом удачного практического применения доктрины стала аннексия (присоединение) Техаса, принадлежавшего Мексике. США рвались к побережью Тихого океана, прекрасно понимая стратегическое значение прибрежной полосы. На пути их не остановила ни война с Мексикой, ни противодействие Англии, ни возможные осложнения с Испанией и Россией, также имевших там свои территориальные интересы.

    Именно в 1845 г. в разгар этих событий в США была сформулирована доктрина «предопределения судьбы» - якобы самим Богом предопределено превосходство американцев над всеми остальными нациями и народами Земли. В середине Х1Х в. начинается активное освоение США Тихого океана. 30 марта 1867 г. Россия и США подписали договор о продаже Аляски. За территорию в 577390 кв. миль США заплатили 7,2 млн. долларов (в начале ХХ в. столько стоил пароход «Титаник», а сейчас это цена одного элитного особняка).

    Кто владеет морем, тот владеет миром.

    Первая официальная концепция глобального американского экспансионизма появилась в конце Х1Х в. в виде доктрины «морской мощи» (к этому времени освоение земель «Дикого Запада» завершилось и США вышли к побережью Тихого Океана). Ощущая себя по отношению к остальному миру «большим островом». Американцы быстро оценили принципиальную важность морских коммуникаций для завоевания мирового господства. В ХХ в. США приняли от Великобритании мировую эстафету океанской империи. Довольно долго – до тех пор, пока границы мирового политического процесса совпадали с границами Евразии – роль островной империи, носительницы и защитницы основ и ценностей торговой «морской» цивилизации принадлежала Англии, противостоящей континентальной мощи России (с конца Х1Х в. и Германии). Но постепенно «большой остров» Нового Света США заступили в глобальном процессе на место маленького островка (Англия – «зародыш» Америки, США. Нью-Йорк был раньше Нью-Амстердамом).

    В области гуманитарных наук основой для мировоззренческого обеспечения американского экспансионизма в конце Х1Х в. стала теория «англосаксонской школы» о превосходстве англосаксов над остальными народами (университет Дж.Гопкинса). Согласно им, именно англосаксонский мир сумел создать всё лучшее, чем обладает человечество (как поётся в русской бурлацкой песне «Дубинушка»: англичанин мудрец, чтоб работе помочь изобрёл за машиной машину…) И теперь на Соединённых Штатах лежит миссия распространить эти «выдающиеся достижения» по всему миру.

    К концу Х1Х в. территория США выросла по сравнению с первоначальной в 10 раз. По основным экономическим показателям страна вышла на первое место в мире, опередив все европейские державы.

    Начало широкомасштабному переходу внешней политике США к откровенно имперской практике положил Теодор Рузвельт, бывший президентом с 1901 по 1908 г.г. (т.е. накануне Первой мировой войны). Он провозгласил политику «большой дубинки» т.е. право силового вмешательства не только в дела латиноамериканских стран, но теперь уже и Европы.

    Росту американского гегемонизма способствовали теснейшие связи Вашингтона (кстати сам Дж. Вашингтон по происхождению был английским аристократом) и Лондона. Переход США к политике глобальной экспансии не прошёл бы так гладко, если бы Великобритания не делилась с США имперским опытом, не оказала американцам помощь в областях военной, политической, организационно-технической. После Второй мировой войны американцы достигли максимума влияния. Они не только закончили войну с минимальными потерями, но и сильно обогатились за счёт военных поставок. Германия, Япония и Италия были повержены. Англия и Франция ослаблены. Единственным препятствием на пути к глобальному лидерству США стал СССР.

    Дважды предатели.

    Революция и Гражданская война в России (1917-1921 г. г.) особенно ярко высветили враждебность Запада и США российской государственности.

    Главным результатом Второй мировой войны стало образование двух сверхдержав – СССР и США, сосредоточивших вокруг себя два важнейших геополитических блока: «Океанский» Запад («Североатлантический блок») и «Континентальный» Восток.

    Следствием этого оказался 45-летний период «холодной войны» (по существу цивилизационной войны между Западом и Востоком), закончившейся распадом СССР в результате предательства высшего руководства страны.

    Политика «холодной войны» была впервые публично обоснована У. Черчиллем в его знаменитой речи в Фултоне (США) 5 марта 1946 г. (ровно на 7 лет до смерти Сталина). Черчиль открыто потребовал создания англо-американского военно-политического союза для борьбы с мировым коммунизмом и со стоящей во главе его Советской Россией. На самом деле речь шла о необходимости уничтожения геополитического конкурента, неприемлемого для Запада в любой форме: коммунистической, монархической, республиканской и т.п. (подобно тому как об индейцах говорили: «хороший индеец – мёртвый индеец»).

    Примерно в это время в США возникает «доктрина Трумэна». Она стала отправной точкой внешнеполитического курса США после Второй мировой войны.

    В современном мире чётко просматриваются несколько узлов межимпериалистических противоречий.


    1. Противоречие между группировкой в рядах «золотого миллиарда». Существуют несколько центров экономического господства. Это Северная Америка, Евросоюз, ряд стран Юго-Восточной Азии. Этому географическому треугольнику соответствует треугольник финансовый: доллар – евро – иена. Можно также противопоставить экспортёров и импортёров нефти: доллар – нефтедоллар. (сейчас США пытается снять это противоречие за счёт добычи сланцевой нефти).

    2. Противоречие между национальным и транснациональным капиталом. Капитал как экономическая категория абсолютно космополитичен. В мире складывается новая космополитическая «элита», для которой национально-государственные интересы США ничуть не дороже национально-государственных интересов Сербии или Ирака. Если этой «элите» по каким-то причинам будет выгодно бомбить США или Западную Европу, она это сделает без тени колебаний.

    3. Противоречие между экспортёрами, больше всего выигрывающими от глобализации мировой экономики, и производителями, ориентированными на внутренний рынок.

    4. Противоречие по линии «новая экономика» - «старая экономика» внутри любой экономически развитой страны.

    5. Противоречие между капиталом реальным и капиталом фиктивным, спекулятивным. О силе последнего свидетельствует хотя бы тот факт, что объём сделок на международных финансовых рынках в 80 раз превышает объём мировой торговли.

    6. Противоречие «легального» и «нелегального» бизнеса.

    7. Конфронтация между империями.

    Вопросы к тексту по книге Г.А. Зюганова «Глобализация и судьба человечества» М. 2002.

    Стр. 1 Вопрос 1. Что такое глобализация? Как соотносятся понятия «глобализация» и «глобализм»? Каковы четыре основные этапа глобализации?

    Стр. 1-2 Вопрос 2. Каковы 4 особенности современного этапа глобализации? В чём проявляется переход глобализации в свою интенсивную фазу?

    Стр. 3 Вопрос 3. В чём сущность 4 глобальных технологических революций?

    Стр.3-4 Вопрос 4. Какова наиболее существенная характеристика нового глобального мира? Какую роль в нём играют информационные технологии?

    Стр.4-5 Вопрос 5. Что было предпосылкой возникновения Бильдербергского клуба и Трёхсторонней комиссии. Когда они возникли и каковы главные цели этих организаций?

    Стр. 5 Вопрос 6. Как возник Римский клуб и каковы его цели?

    Стр. 6 Вопрос 7. В чём суть докладов Римского клуба «Маршруты, ведущие в будущее…» и «Цели для человечества»? Когда они были опубликованы, и кто их авторы? Кого принято считать духовными отцами нового глобального мироустройства?

    Стр. 6 Вопрос 8. В чём суть геополитических идей политолога и советника американских президентов З. Бжезинского?

    Стр. 7 Вопрос 9. В чём суть концепции первого руководителя Европейского банка реконструкции и развития Ж.Аттали, изложенная им в книге «Линии горизонта»?

    Стр. 8 Вопрос 10. Какие 5 главных идей лежат в основе философии глобализации и нового мирового порядка, и кто их авторы?

    Стр. 8-9 Вопрос 11. В чём основные дефекты идеологии нового мирового порядка? Как оценивает в действительности роль демократии в новом мире один из главных его идеологов З. Бжезинский?

    Стр. 9-10 Вопрос 12. В чём суть концепции «золотого миллиарда»? Почему современный неолиберализм может быть охарактеризован как новая форма фашизма и какие его признаки указывают не это?

    Стр. 10 Вопрос 13. Каковы были последствия мирового кризиса капитализма конца 20-х – начала 30-х г. г.?

    Стр. 10 - 13 Вопрос 14. Какие 5 главных признаков империализма выделил Ленин в своей работе «Империализм как высшая стадия капитализма» в 1916 г. и в чём их сущность? В чём своеобразие их проявления в наше время?

    Стр. 13 – 14 Вопрос 15. В чём лицемерие современного глобального капитализма? Каковы 6 постоянных особенностей капитализма, не изменяющихся с течением времени?

    Стр. 14 Вопрос 16. Что такое потребительское общество и в чём его особенности?

    Стр. 14-15 Вопрос 17. Каковы основные признаки Нового Мирового Порядка (8 признаков)? Какова конечная цель глобального капитализма по мнению Ленина?

    Стр. 15 Вопрос 18. Что означает термин «геополитика» и какие учёные начали разрабатывать это направление?

    Стр. 15-16 Вопрос 19. В чём особенности немецкого и англо-американского направления в геополитической теории?

    Стр. 17 Вопрос 20. Кто предложил термин «Хартленд», что он обозначает и какие следствия вытекают из этой геополитической концепции?

    Стр. 17 Вопрос 21. Какая главная геополитическая задача стоит перед Великобританией и США?

    Стр. 18 Вопрос 22. Объективные и субъективные предпосылки современной глобализации. Как они связаны с распадом СССР?

    Стр. 19. Вопрос 23. В чём суть модели однополярного мира по-американски? Когда она возникла и как эволюционировала?

    Стр. 20 Вопрос 24. В чём суть модели многополярного мира? В какой работе Н. Данилевского сформулирована основная концепция многополярного мира и в чём её сущность?

    Стр. 21-22 Вопрос 25. Как шло формирование США в качестве лидирующей мировой сверхдержавы?



    Стр. 23 Вопрос 26. Какие 7 основных противоречий просматриваются в современном глобальном мире?
  • 1   2


    База данных защищена авторским правом ©ekonoom.ru 2016
    обратиться к администрации

        Главная страница