Водные ресурсы как фактор влияния на взаимоотношения центрально-азиатских государств




Скачать 327.96 Kb.
Дата09.05.2016
Размер327.96 Kb.


ДИПЛОМАТИЧЕСКАЯ АКАДЕМИЯ

Министерство иностранных дел Российской Федерации


На правах рукописи
КОЖАКМАТОВА Назгуль Сатындыевна

ВОДНЫЕ РЕСУРСЫ КАК ФАКТОР ВЛИЯНИЯ НА ВЗАИМООТНОШЕНИЯ ЦЕНТРАЛЬНО-АЗИАТСКИХ ГОСУДАРСТВ

(на примере Кыргызской Республики)

Специальность 23.00.04 – Политические проблемы

международных отношений и глобального развития

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата политических наук



Москва

2009

Работа выполнена в Центре СНГ

Дипломатической академии МИД России

Научный руководитель: Рудов Георгий Алексеевич

доктор политических наук, профессор
Официальные оппоненты: Зонн Игорь Сергеевич

доктор географических наук, профессор


Задохин Александр Григорьевич

доктор политических наук, профессор



Ведущая организация: Российская академия

государственной службы при

Президенте РФ

Защита состоится «_____» __________________ 2009г. в _______ час. на заседании Диссертационного совета К.209.001.01 в Дипломатической академии МИД России по адресу: г. Москва, Б. Козловский пер., д.4.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Дипломатической академии МИД России.

Автореферат разослан «_____» ______________ 2009г.


Ученый секретарь

Диссертационного совета

доктор политических наук С.С. Жильцов



Актуальность темы исследования. В начале XXI века Земля, с населением более 6 миллиардов человек и ее многочисленными и многообразными формами жизни, столкнулась с серьезным кризисом водных ресурсов. По прогнозам ООН и других международных организаций ситуация и в дальнейшем будет ухудшаться, если не принять соответствующих мер для ее исправления1. На всем протяжении истории человеческий прогресс зависел от доступа к чистой воде и от способности обществ использовать потенциал воды в качестве производительного ресурса. Вода для жизни в домашнем хозяйстве и вода для обеспечения средств к существованию посредством производства являются двумя основами развития человека.

Вода стала одним из главных лимитирующих факторов экономического развития многих стран и отдельных регионов, поскольку рост мирового потребления воды, наряду с увеличивающимся уровнем ее загрязнения, приводит к росту числа стран, в которых снижается доступность водных ресурсов. Климатические изменения также будут усиливать контрасты, в особенности засухи и наводнения, которые будут более интенсивными. Все это будет порождать новые конфликты вокруг воды как внутренние, так и международные2.

Ресурсы пресной воды в основном представлены в речных бассейнах, которые могут принадлежать либо одному, либо нескольким государствам. Сегодня в мире насчитывается 261 международный водный бассейн, они охватывают 45,3% поверхности Земли, заключают в себе около 80% мирового речного стока и в их ареале проживает около 40% населения мира3.

Проблема водообеспечения и совместного использования водных ресурсов трансграничных рек сегодня особо остра в странах Центральной Азии4. Высокая гидрологическая зависимость между странами региона характеризуется не только большим количеством участников, но также неравномерным характером распределения водных ресурсов. Центральная Азия считается регионом с одним из самых высоких уровней водообеспеченности в масштабе планеты, однако неэффективное использование воды, отсутствие при этом современных технологий, необходимость постоянного увеличения производства продовольствия и промышленной продукции для обеспечения быстрорастущего населения, а также износ ирригационных сооружений и водосберегающих систем, уже сегодня породили острую нехватку воды, как в сельской местности и пустынных зонах, так и в промышленных центрах и предгорьях.

Разрушение хозяйственно-экономических и межведомственных связей между бывшими союзными республиками Центрально-Азиатского региона привело к повсеместному падению производства, снижению добычи топливных ресурсов. Отлаженный режим работы водохранилищ и систем поставок топливно-энергетических ресурсов начал давать сбои. Центрально-Азиатские государства столкнулись с проблемой решения вопросов совместного использования гидроресурсов региона, которые в прошлом управлялись из единого центра. Изменения политико-экономической ситуации в регионе привели к тому, что суверенные государства стали стремиться использовать водные ресурсы, прежде всего, в своих собственных национальных интересах.

Водные ресурсы в Центральной Азии всегда оказывали и продолжают оказывать существенное воздействие на экономическую деятельность государств региона, поскольку все крупные реки являются трансграничными, т.е. пересекают территории двух и более стран. Любое изменение в водопользовании одной из стран, которые объединены общими водными экосистемами, либо воздействие на состояние водных объектов посредством строительства водохозяйственных сооружений, неизбежно отражаются на интересах остальных. Более того, несогласованность действий может привести к конфликтной ситуации, поскольку последствия зачастую неблагоприятны для стран нижнего течения, как для развития экономики, так и социально-экологической обстановки.

К настоящему времени сложились определенные нормы международного права, включающие региональные соглашения, которые относятся к использованию вод и управлению трансграничными водными ресурсами. Примерами могут служить соглашения о совместном использовании водных ресурсов бассейнов рек Нила, Рейна, Дуная, Меконга и других. Однако эти соглашения характеризуются специфическими особенностями своих бассейнов и потому при попытке их универсализации возникают серьезные трудности. Между тем потребность в разработке общих подходов к распределению водных ресурсов трансграничных рек непрерывно растет.

Важнейшей задачей, как для Кыргызстана, так и для региона в целом, является обеспечение интегрированного подхода к использованию водно-энергетического потенциала. Оптимальное его освоение с учетом интересов каждой Центрально-Азиатской страны должно быть достигнуто на основе межгосударственного сотрудничества, которое является необходимым условием повышения продовольственной независимости, энергетической самодостаточности, расширения экспортного потенциала, экономии инвестиционных ресурсов.



Целью исследования является изучение состояния водных ресурсов Центральной Азии, их влияния на взаимоотношения региональных государств, а также предложение рекомендаций по улучшению совместного водопользования путем интегрированного управления водными ресурсами Центрально-Азиатского региона.

В соответствии с целью работы поставлены следующие задачи:

- проанализировать последствия глобального кризиса пресной воды и предпринимаемые шаги по его устранению;

- раскрыть возможности международного права в решении вопросов совместного пользования водными ресурсами трансграничных рек;

- оценить водный потенциал Центрально-Азиатского региона в контексте проблемы взаимоотношений в водной сфере и их влияния на развитие региона;

- разработать предложения к Водной стратегии Кыргызской Республики и проанализировать процесс формирования водного законодательства;

- доказать необходимость внедрения института ценообразования на водные ресурсы как инструмента рационального и бережного водопользования;

- предложить пути дальнейшего сотрудничества стран Центральной Азии в области интегрированного управления водными ресурсами.



Предметом исследования является влияние водных ресурсов на взаимоотношения Центрально-Азиатских государств.

Объектами настоящего исследования являются водные ресурсы Центральной Азии, параметры их количества и качества в контексте водных отношений, возникающих между государствами региона.

Теоретической и методологической основой исследования является системный и сравнительный анализ, который позволил на базе документальных и научных источников, информационных, статистических материалов, а также концептуальных разработок ученых и специалистов изучить объект и предмет исследования в комплексе и динамике, выявить наиболее существенные элементы и их взаимосвязи.

Диссертация написана с использованием широкой базы источников, представленная широким спектром официальных документов и информационных материалов: выступления мировых лидеров, Конвенции и международные договоры, документы СНГ5, ЕврАзЭС6, ШОС7, информационно-справочные материалы внешнеполитических ведомств России и государств Центральной Азии. Использованы также монографии, сборники, научные труды российских и зарубежных авторов, статьи, выступления государственных и политических деятелей стран СНГ, материалы СМИ.

Степень разработанности темы исследования. В публикациях последнего десятилетия большое внимание уделено проблеме мирового кризиса пресной воды и вопросам использования водных ресурсов трансграничных рек. Большая часть работ раскрывает географический, технический, экономический, социальный и другие аспекты проблемы. Анализ данных ВАК по тематике диссертаций на соискание ученой степени кандидата и доктора политических наук, защищенных за последние несколько лет показал, что тема водных ресурсов Центрально-Азиатского региона в них специально не затрагивалась. Тема актуальна, остра и вызывает большой интерес, поскольку водные ресурсы являются основным фактором развития государств Центральной Азии и занимают особое место в экономике и решении социальных задачах. Проблема водообеспечения и совместного использования трансграничных водных ресурсов является одним из основных конфликтных узлов.

Среди общетеоретических и специальных трудов российских и зарубежных авторов посвященных СНГ и Центрально-Азиатскому региону в частности, большую помощь автору исследования оказали работы Акаева А.А., Алчинова В.М., Бажанова Е.П., Барковского А.Н., Гаджиева К.С., Задохина А.Г., Захарова А.В., Кадымова К.Н., Ковалева А.А., Кулматова К.Н., Матяша В.Н., Михайленко А.Н., Пономаревой Е.Г., Рудова Г.А., Шмелева Н.П., Шутова А.Д. и др. 8

Проблематика кризиса водных ресурсов, включая взаимоотношения государств Центрально-Азиатского региона, более детально рассматриваются в трудах следующих авторов: Аламанова С.К., Воропаева Г.В., Данилов-Даниляна В.И., Духовного В.А., Джайлообаева А.Ш., Зонна И.С., Кадырова А., Маматканова Д.М., Примбетова С., Рудова Г.А., Сарсембекова Т.Т., Усубалиева Т.У.и др.9

Важное методологическое значение имеют рекомендации и аналитические доклады ООН о состоянии водных ресурсов мира, ПРООН о развитии человека, Международного института по управлению водными ресурсами, Международной комиссии по ирригации и дренажу и других международных организаций и комитетов ООН, посвященных водным и экологическим проблемам, Европейского Союза, Всемирного Банка, Института водных проблем РАН10.

Информационной базой исследования явились официальные статистические и аналитические материалы международных институтов стратегических исследований, данные государственных агентств по статистике, государственных комитетов по водным ресурсам. Нормативно-правовой базой стали международные конвенции и договоры о совместном использовании водных ресурсов, водное законодательство стран Центрально-Азиатского региона11.

Научная новизна диссертационного исследования заключается в том, что при выполнении исследования были получены следующие научные результаты:

- на основе проведения анализа состояния мировых запасов пресной воды обоснована взаимосвязь дефицита водных ресурсов и конфликтного потенциала по поводу недостатка воды;

- проведен сравнительный анализ международных договоров в области решения споров по использованию водных ресурсов трансграничных рек и рассмотрена возможность их использования в развитии отношений между Центрально-Азиатскими государствами;

- выявлены основные проблемные точки международных отношений стран региона в вопросах вододеления;

- исследованы причины конфликтов экономических и политических интересов государств Центрально-Азиатского региона и определены основные способы решения конфликтов путем двусторонних и многосторонних соглашений; внедрения принципов интегрированного управления водными ресурсами; создания единого центра мониторинга за водными ресурсами.

- выявлено, что возникновение конфликтных ситуаций в водной сфере проецируются на взаимоотношения государств в других областях международного сотрудничества;

- обоснована приемлемость введения принципов водного рынка, которые могут служить базой при решении трансграничных споров;

- предложен комплекс мер по укреплению дальнейшего сотрудничества Центрально-Азиатских республик по вопросам вододеления.



Практическая значимость результатов исследования заключается в том, что полученные результаты могут быть использованы при разработке экспертами министерств и ведомств проектов нормативных документов по водным и экологическим вопросам, при решении международных споров по трансграничным водным ресурсам. Отдельные материалы могут быть использованы для чтений лекций в ВУЗах в рамках курсов: международные отношения, международные экономические отношения, регионоведение, конфликты, интеграционные процессы и др.

Структура диссертации. Работа состоит из введения, трех глав, заключения, списка источников и литературы.

Во введении раскрывается актуальность избранной темы, анализ степени ее разработки, определяется объект, предмет, цель и задачи исследования, научная новизна и практическая значимость работы; характеризуется теоретическая и методологическая базы исследования.

В первой главе «Мировые проблемы обеспечения водными ресурсами» проанализированы последствия глобального кризиса водных ресурсов и его влияние на различные сферы человеческой жизнедеятельности, показаны действия мирового сообщества в решении вопросов дефицита водных ресурсах; рассматриваются правовые вопросы межгосударственного регулирования водных отношений в аспекте трансграничных вод.

Постоянный рост населения, чрезмерная эксплуатация водных ресурсов, неконтролируемое потребление в городах, промышленное загрязнение, интенсификация сельскохозяйственного производства, глобальные климатические изменения, а также сама природная особенность водных ресурсов – всего лишь 2,5% мирового объема воды – являются основными причинами нарастания кризиса водных ресурсов в мире.

Вода затрагивает все сферы человеческой жизнедеятельности – от сельскохозяйственного и промышленного развития до культурных и религиозных ценностей общества. Нехватка воды оказывает значительное влияние на сельское хозяйство, которое является основным потребителем водных ресурсов (70% всего отбора воды). Годовое потребление воды на промышленные нужды в мире предположительно вырастет с 725 км³ в 1995г. до 1 170 км³ к 2025г. и составит примерно 24% суммарного водопотребления.

Другой важной проблемой, особенно в развивающихся странах, является обеспечение населения канализацией – отводом бытовых сточных вод с территории населенных пунктов. В городах на 2008 год проживает половина мирового населения, а к 2030г. этот показатель вырастет до 2/3. В социальном и медицинском аспектах важны не только обеспеченность и количество питьевой воды, но и ее качество.

Последствия глобального потепления приводят к увеличению числа и масштабов опасных явлений, связанных с водными объектами – паводков (половодий), засух и маловодий. Таяние ледников и как следствие подъем уровня Мирового океана ставит под угрозу жизни почти треть населения Земли.

Решение проблемы дефицита водных ресурсов требует совместных усилий всех стран мира, поскольку, с одной стороны, развивающиеся страны, в которых наиболее остро представлен недостаток водных ресурсов не могут справиться с этой ситуацией самостоятельно, а с другой, международная дестабилизация, к которой, несомненно, приведет обострение кризиса гидроресурсов, негативно повлияет на развитые и водообеспеченные государства. Международное сотрудничество является необходимым условием решения глобальной проблемы, обусловленной дефицитом пресной воды.

Начало глобальным мероприятиям по водным ресурсам было положено еще в 1977г. на конференции в Мар-дель-Плата (Аргентина). В 1980-1989 гг. проходило Международное десятилетие питьевого водоснабжения и санитарии. В 1992г. в Дублине (Ирландия) состоялась международная конференция по водным ресурсам и окружающей среде. Конференция ООН по окружающей среде и развитию в Рио-де-Жанейро в 1992г. определила решение водных проблем в качестве необходимого условия устойчивого развития: это положение развивается в основном документе конференции - "Повестке дня на XXI век".

Первостепенное внимание было уделено водным проблемам на Саммите тысячелетия. Среди сформулированных на этом форуме целей развития на ближайшие десятилетия отмечена необходимость "к 2015 году сократить наполовину число людей, не имеющих доступа к доброкачественной питьевой воде, а также к санитарному обслуживанию"12.

2005 год был объявлен ООН «Всемирным годом воды», а следующая за ним декада – «Международным десятилетием воды для жизни». 2003 год – «Международным годом пресной воды».

Несовпадение границ речного бассейна с административными границами государства становится причиной весьма серьезных разногласий между странами по поводу совместного водопользования, которые в свою очередь влияют на экономические, политические, межнациональные и другие отношения. Сегодня в пределах международных речных бассейнов частично находятся территории 145 государств, а 21 государство мира полностью располагается в их пределах13.

Рост населения, разработка природных ресурсов, индустриальное развитие, истощение водных запасов на национальном и региональном уровнях приводит к тому, что водные ресурсы быстро становятся все более ценным природным компонентом. Эти процессы заставляют государства развивать международное сотрудничество в области использования и охраны трансграничных водных объектов и их водных ресурсов.

Во второй главе «Водные ресурсы во взаимоотношениях Центрально-Азиатских государств» оценен водный потенциал Центральной Азии и проблемы водообеспечения в странах региона; дана характеристика межгосударственных отношений Центрально-Азиатских государств; рассмотрено водно-энергетическое сотрудничество в рамках региональных организаций на примере ЕврАзЭС и ШОС.

Взаимозависимость стран Центральной Азии в сфере совместного использования водных ресурсов характеризуется большим количеством участников, а также неравномерным характером распределения водных ресурсов. Основной объем водных ресурсов региона относится к бассейну Аральского моря – рекам Сырдарья и Амударья, которые связывают между собой шесть стран – Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан, Туркменистан, Узбекистан и Афганистан. По уровню обеспеченности водными ресурсами страны региона можно разделить на две группы. Первая группа - Таджикистан и Кыргызстан, в пределах которой формируются около 76,7% общего поверхностного стока Аральского моря (51,5% и 25,1% соответственно), и вторая группа - Казахстан - 2,2%, Узбекистан – 10,6%, Туркменистан – 1,2%.

Общая естественная водная система предопределила интеграционные процессы народов, проживающих в регионе, по освоению природных богатств. В советский период эти процессы получили дальнейшее развитие и особую направленность: в горной зоне формирования стока сооружались гидростанции и водохранилища многолетнего регулирования стока рек для удовлетворения потребностей орошаемого земледелия, развиваемого в зоне рассеивания стока. К концу 90-х годов в регионе были созданы уникальные водная и энергетическая системы, способствовавшие развитию промышленности и аграрного сектора.

Высокая управляемость водными ресурсами была достигнута политикой лимитированного водопотребления, где приоритет по объемам водопотребления имели республики Казахстан, Узбекистан и Туркменистан, производившие высокодоходную сельскохозяйственную продукцию: хлопок и рис. В результате такого подхода Кыргызстан мог использовать лишь 25% водных ресурсов, формируемых на его территории.14

Таким образом, в силу географических и исторических причин в Центрально-Азиатском регионе сложилась ситуация, при которой одна группа стран (Казахстан, Узбекистан, Таджикистан) остро нуждается в водных ресурсах для развития промышленности и сельского хозяйства, вторая же группа (Кыргызстан и Таджикистан) при наличии достаточного количества воды имеет потребность в энергоресурсах, которыми обладает первая группа стран.

Бесконфликтность сосуществования республик обеспечивалась отлаженной системой централизованных поставок, к примеру, в Кыргызстан, энергоносителей и сельскохозяйственных продуктов. Распад Советского Союза и последующие геополитические изменения и трансформация экономики Центрально-Азиатского региона нарушили прежнюю, достаточно устойчивую схему водопользования и функционирования энергетической системы, и перед государствами региона возникла реальная угроза национальной продовольственной и энергетической безопасности.

Изменение режима стока трансграничных рек в интересах гидроэнергетики, при которых в странах верхнего течения производятся зимние попуски и уменьшается сброс воды в период вегетации основных сельскохозяйственных культур в странах нижнего течения является основной проблемной точкой во взаимоотношениях стран региона. Особенность сельского хозяйства в Центральной Азии, и главным образом в Узбекистане и Туркменистане, заключается в том, что для выращивания целого ряда сельскохозяйственных культур требуется полив в течение практически всего вегетационного периода. А наличие крупномасштабных планов по развитию гидроэнергетики Центральной Азии, в частности строительства крупных ГЭС на территории Кыргызстана и Таджикистана вызывают крайне негативную реакцию со стороны соседей.

Также автор считает важным отметить, что проблемы вододеления являются одной из трудноразрешимых задач переговорного процесса в согласовании границ между государствами Центральной Азии. Созданные в годы советского прошлого многочисленные хозяйственный связи не только стали фактором поощряющим сотрудничество, но и превратились в инструмент давления друг на друга.

В связке с территориальными проблемами вопросы водопользования и распределения воды особо остро отражаются на состоянии межнациональных отношений и вызывают многочисленные конфликты. Их особенность — межэтнический характер, что в первую очередь связано со столкновением различных культурно-хозяйственных типов, носителями которых являются представители разных этносов. Наглядное свидетельство тому — «конфликт вокруг раздела воды и земли в Шаартузском, Кабодиенском, Пянджском районах юга Таджикистана между полукочевыми арабами и узбеками, с одной стороны, и земледельцами, кара-тегинскими таджиками, — с другой».15Этот конфликт открыл наиболее кровавую страницу гражданской войны в Таджикистане 1992—1993 годов. Аналогичные конфликты, которые разворачиваются в приграничных зонах, особенно в Ферганской долине, обладают большим разрушительным потенциалом.

Необходимость урегулирования водного режима на р. Сырдарье с 1994 года стала главной темой межгосударственных переговоров. Кыргызстан и Таджикистан требуют увеличения поставок теплоносителей, а Казахстан, Туркменистан и Узбекистан - воды летом. Комплексные варианты использования водно-энергетических ресурсов в бассейнах рек Сырдарьи и Амударьи основаны на принципах взаимной компенсации. К примеру, электроэнергия, которая производится Кыргызстаном на Нарынском каскаде в летнее время, свыше своих внутренних потребностей, покупается Казахстаном и Узбекистаном в равных объемах; компенсация за этот объем осуществляется посредством поставки Кыргызстану эквивалентного объема электричества и топлива (уголь, газ и т.д.) для использования Кыргызстаном в зимнее время.

При таком подходе интересы всех заинтересованных сторон удовлетворяются лишь в том случае, если страны строго выполняют условия соглашений. Как показывает опыт, противоречия ирригационных и энергетических интересов между республиками создают сложности при реализации согласованных условий водораспределения и нуждаются в дальнейшем урегулировании. Так, страны зоны формирования стока рек предлагают признать воду товаром, в то время как нижележащие страны считают, что вода – это не товар, а «дар природы»16, не имеющий экономической стоимости.

Необходимость водного рынка диктуется очень быстрым темпом роста водопотребления. Процесс водоподготовки требует огромных финансовых затрат на поддержание работы водохранилищ и контроль пропускной способности магистральных и распределительных каналов, внедрение современных водосберегающих технологий, услуги по накоплению и поддержания качества, осуществлению попусков гарантированного объема воды в течение определенного отрезка времени, мониторингу состояния водных ресурсов и другое.

В рамках ЕвраАзЭС разрабатывает проект Концепции о создании международного вводно-энергетического консорциума (МВЭК) для рационализации использования водно-энергетических ресурсов рек Сырдарья и Амударья, который должен поднять систему управления водотоками на качественно новый уровень. Оптимальное их освоение с учетом интересов каждой страны может быть достигнуто только на основе межгосударственного сотрудничества. Однако позиции стран в отношении роли МВЭК пока диаметрально не стыкуются.

Кыргызская Республика считает, что Консорциум должен заниматься вопросами совместного строительства и последующей эксплуатации новых водохозяйственных и гидроэнергетических объектов, способных улучшить водно-энергетический режим и повысить эффективность использования водных и топливно-энергетических ресурсов региона, но не должен затрагивать вопросы эксплуатации действующих гидроэнергетических объектов, являющихся собственностью Кыргызской Республики. Позиция Бишкека о закреплении за консорциумом только функции для строительства новых водохозяйственных и гидроэнергетических сооружений не устраивает Астану и Ташкент. Для Казахстана и Узбекистана МВЭК представляет собой гарантированное водообеспечение орошаемого земледелия.

Усугубляющаяся ситуация с водой в Центральной Азии обратила на себя внимание «главных акторов» в ШОС - России и Китая. Исходя из того, что Центральная Азия определена в качестве геополитической «зоны ответственности» двух держав, то угрожающие тенденции региона нашли рассмотрение в формате Шанхайской организации.

Особую остроту имеют противоречия по вопросам распределения водных ресурсов между Казахстаном и Китаем. Известно, что около половины водных ресурсов Казахстана поступает с территории соседних стран – Кыргызстана, Узбекистана, России и Китая. В этом плане наиболее показательной является позиция Китая: он не только отказался присоединиться к двум основополагающим международным соглашениям – Конвенции о праве несудоходных видов использования международных водотоков (1997) и Конвенции об охране и использовании трансграничных водотоков и международных озер (1992), – но настаивает на регулировании трансграничного водотока путем проведения только двусторонних переговоров.

В третьей главе «Сложность распределения водных ресурсов и региональное сотрудничество» даны предложения к Водной стратегии Кыргызской Республики и перспективам сотрудничества Центрально-Азиатских государств в вопросах охраны и распределения водных ресурсов региона.

Необходимо отметить, что Кыргызстану как государству, находящемуся в верхнем течении бассейна реки Сырдарья жизненно важно упорядочить порядок использования водных ресурсов, берущих начало на территории страны. Базовым концептуальным документом для упорядочения использования водных ресурсов может стать Водная стратегия Кыргызской Республики, основанная на том, что вода как одна из основ жизни и деятельности народов Кыргызстана, и в соответствии с Конституцией Кыргызской Республики, является собственностью государства. Запасы вод, их пополнение и использование должны обеспечить развитие республики, ее экономики, социальной инфраструктуры, рост благосостояния народа и его здоровье на все времена. Это проистекает из естественного права народа на владение и пользование ресурсами территории проживания, а также норм международного права, признающих суверенное право каждого государства распоряжаться принадлежащими ему природными ресурсами.

В качестве стратегической цели Национальная водная политика должна обеспечить гарантированное удовлетворение потребностей населения и отраслей экономики Кыргызстана в водных ресурсах необходимого качества в настоящем и будущем.

Цели Водной стратегии:



  • сохранение запасов и качества водных ресурсов;

  • создание систем водопользования, способных обеспечить потребности населения и экономики в водных ресурсах на основе водосбережения и передовых технологий водопользования;

  • внедрение эффективных рыночных механизмов в водных отношениях;

  • соблюдение правового порядка решения всех вопросов, связанных с использованием и охраной водных ресурсов;

  • соблюдение баланса социальной, экономической и экологической ценности водных ресурсов при осуществлении любой водохозяйственной деятельности;

  • демократизация управления водными ресурсами, предусматривающая вовлечение водопользователей в процессы регулирования использования и охраны водного фонда;

  • политика резервирования на долгосрочную перспективу запасов пресных вод;

  • экспорт водных ресурсов на основе рыночных механизмов ценообразования в объемах, определяемых границами потребностей Кыргызской Республики с учетом их роста.

Наряду с этим, Водная стратегия должна учитывать, что географически и исторически сложившийся порядок использования вод, принадлежащих Кыргызстану, а также системы их формирования, также имеют первостепенное значения для жизнедеятельности и экономики всего Центрально-Азиатского региона. В соответствии с таким подходом должны быть установлены принципы отношений между Кыргызской Республикой и другими государствами, использующими воды Кыргызстана.

Для того чтобы общие водные ресурсы стали еще одним фактором, способствующим интеграции стран Центрально-Азиатского региона, необходимо понимание того, что общее использование вод не является игрой с нулевой суммой, и что выигрыш для одной страны не означает автоматически потери для другой. Сегодня проблемам водных отношений нужно противопоставить объединение, координацию и интеграцию всех заинтересованных участников процесса потребления или использования воды.

Автор считает, что повсеместное внедрение принципов интегрированного управления водными ресурсами (ИУВР) создаст фундамент для устойчивого развития региона в целом. Под ИУВР понимается «система управления, основанная на учете всех видов водных ресурсов (поверхностных, подземных и возвратных вод) в пределах гидрографических границ, которая увязывает интересы различных отраслей и уровни иерархии водопользования, вовлекает все заинтересованные стороны в принятии решений, способствует эффективному использованию водных, земельных и других природных ресурсов в интересах устойчивого обеспечения требований природы и общества в воде».17

Реализация принципов ИУВР приведет к достижению целей: равномерному, устойчивому и гарантированному водообеспечению и мелиорации земель, развитию сопряженных отраслей, привлечению собственных и внешних инвестиций, высвобождению воды и созданию возможности дополнительных посевов, созданию системы устойчивого питьевого водоснабжения и улучшению качества воды в реках и источниках, восстановлению и охране окружающей среды, использованию воды для развития и производства гидроэнергетики, повышению уровня образования о воде.

Внедрение принципов ИУВР является стратегическим направлением в развитии Центрально-Азиатского региона и требует достаточно продолжительного времени, автор предлагает комплекс мер, который необходимо осуществить в краткосрочной перспективе для устранения существующих разногласий между государствами региона по вопросам управления и распределения водных ресурсов:

- инвентаризация соглашений для последующего обсуждения и детализация процедур по реализации пунктов существующих соглашений;

- совершенствование принципов межгосударственного вододеления, включающего экономические механизмы;

- выработка действенной схемы водораспределения;

- гармонизация нормативно-правовой базы к международной правовой системе и развитие национальных политик водопользования с учетом национальных и региональных интересов;

- создание единой системы мониторинга водных ресурсов;

- оценка потребностей в воде каждого государства региона на долгосрочную перспективу с учетом возможных претензий со стороны Афганистана;

- развитие сети подведомственных научных организаций, осуществляющих научное обеспечение текущей и перспективной деятельности государственных органов.

В Заключении сформулированы основные выводы:

- Неравномерность распределения водных ресурсов Центральной Азии порождает конфликт интересов государств, обеспечивающих и потребляющих воду. Экономика этих стран, безопасность жизнедеятельности их жителей зависит от использования разделяемых водных ресурсов международных рек. Неэффективное распределение водных ресурсов, экстенсивное использование и вызванный этим дисбаланс в потреблении воды различными странами являются основными причинами дефицита водных ресурсов в Центрально-Азиатском регионе

- Рост численности населения в странах Центральной Азии, увеличение площадей орошаемых земель, повышение потребности в водных ресурсах со стороны промышленности и других отраслей экономики, таяние ледников, что приводит к сокращению ледового питания и общего стока рек в Центральной Азии усиливают сокращение водных ресурсов Центральной Азии и ведет к водному дефициту.

- Отсутствие правовой базы межгосударственных отношений приводит к периодическим сбоям в выполнении обязательств одной или другой стороной договора. В международном праве не существует запретительных или ограничительных положений, и водные отношения регулируются через взаимные договоренности. Формирование региональной правовой базы должно строиться с учетом национальных интересов стран Центрально-Азиатского региона.

- Современный конфликт интересов по вопросу совместного использования водных ресурсов связан с тем, что для одних стран они являются необходимым условием существования аграрного сектора, обеспечения водой населения, а для других - средством получения электроэнергии. Для государств, поставляющих воду – Кыргызстана и Таджикистана, в силу того, что их территория в основном является горной, большое значение имеет развитие гидроэнергетики, что соответственно и определяет их интересы в области регулирования водопользования. Решение конфликта возможно лишь на основе баланса экономических интересов стран региона, совместно использующих водные ресурсы. Они должны опираться на законы водного рынка, предполагающие оплату услуг по водоподготовке и на нормы международного права.

- Конфликтность ситуации с межгосударственным использованием воды может усилиться из-за негативных экологических последствий. Основными вопросами в межгосударственных отношениях являются разногласия по поводу совместного участия в мероприятиях по охране дельт и водных экосистем Аральского моря; отсутствие единой точки зрения на вопрос совместного решения проблем загрязнения водных ресурсов, в том числе проблемы возвратных вод; разногласия относительно реализации принципа «загрязнитель платит».

- Исходя их того, что подходы государств Центральной Азии к платности водных ресурсов противоположны. Решение межгосударственных проблем использованиями воды странами Центральной Азии требует решения вопросов признания товарности водных ресурсов и соответственно ее экономической стоимости и выработки механизмов урегулирования спорных вопросов. Отсутствие экономических стимулов сохранения проектного режима работы водохранилищ Кыргызстана и Таджикистана являются основной причиной снижения надежности обеспечения гидроэкологической безопасности всего региона.

- Проблемы совместного использования водных ресурсов могут стать катализатором для усиления межэтнических и межгосударственных противоречий в государствах Центральной Азии. Негативный прецедент разрешения спорных вопросов использования трансграничных водных ресурсов может нести серьезные последствия для всех стран Центральной Азии. Существующие сложные проблемы отношений между государствами региона снижают эффективность отдельных государств, работы отраслей хозяйства, уровень безопасности жизнедеятельности населения, существования водных и наземных экосистем.

- Водопользование в регионе и возможности его контролировать превращается в мощнейший механизм экономического и политического давления со стороны некоторых государств Центрально-Азиатского региона. Предлагаемые какой-либо стороной решения узловых вопросов не всегда приемлемы для остальных сторон. Кроме того, инициативы в области использования водных ресурсов не редко воспринимаются как попытка для оказания давления или закрепления преимущественного положения к конкретным водным ресурсам.

- Для устранения имеющихся межгосударственных противоречий в использовании водно-энергетических ресурсов трансграничных рек, совершенствования межгосударственных соглашений весьма своевременной и актуальной является разработка и утверждение Национальных водных стратегий, и на их основе выработка и принятие Региональной водной стратегии.

В этом плане перспективным видится то, что в рамках ЕврАзЭС было инициировано предложение подготовить концепцию эффективного использования водно-энергетических ресурсов. В проекте данной концепции, предусмотрено решение масштабных инвестиционных проектов, касающихся крупных ГЭС, строительства ТЭС для компенсации энергодефицита в течение вегетационного сезона, что позволит дать толчок развитию национальных экономик Кыргызстана и Таджикистана.

- Большое значение на современном этапе приобретает разработка механизма рационального использования гидроэнергетического потенциала региона. Необходимо, прежде всего, создать Международный водно-энергетический консорциум и разработать соответствующую его Концепцию, учитывающую следующие вопросы:



  • разработка компетентными органами государств Центральной Азии совместного баланса управления водными и энергетическими ресурсами региона;

  • принятие долгосрочного межправительственного Соглашения по использованию водно-энергетических ресурсов Нарын-Сырдарьинского каскада водохранилищ;

  • комплексное освоение и использование гидроэнергетических ресурсов бассейнов рек Сырдарья и Амударья путем утверждения взаимосогласованных режимов водопользования бассейнов рек Сырдарья и Амударья и работы электроэнергетических систем сторон;

  • совместное строительство гидроэлектростанций, межсистемных линий электропередачи, модернизация энергетического оборудования и оросительных систем в регионе в целях обеспечения энергетической безопасности стран Центральной Азии и покрытия потребности государств региона в дешевой электроэнергии;

  • предотвращение последствий глобального потепления климата. В решении данного вопроса водно-энергетический консорциум должен взаимодействовать с международными институтами, а также регулировать проблемы по нормализации экологической ситуации в регионе, выбросам парниковых газов в атмосферу и проведению странами Центральной Азии согласованной экологической политики.

- Регулирование существующих конфликтов представляется возможным, прежде всего, через развитие взаимовыгодного межгосударственного сотрудничества, активизацию инвестиционной политики в водно-энергетической сфере, разработку механизма, позволяющего объединить противоречивые интересы государств региона в сфере освоения гидроэнергетического потенциала и создать условия для устойчивого развития центрально азиатских стран.

Управление конфликтами играет ключевую роль в успешном осуществлении интегрированного управления водными ресурсами (ИУВР). Внедрение его в региональном масштабе возможно при желании сторон использовать добровольные механизмы разрешения конфликта интересов, не прибегая к юридическим инструментам. В то же время, правовые основы разрешения противоречий обязательно должны быть разработаны, что позволит осуществлять национальные действия в пределах правового поля.

- За период с 1994г. по настоящее время процесс сближения государств Центральной Азии в решении проблем совместного использования водно-энергетических ресурсов бассейна реки Сырдарьи и Амударьи идет неудовлетворительными темпами и характеризуется низкой экономической эффективностью принимаемых решений, поскольку большинство заключенных договоров и соглашений носят рамочный характер.

- Центральная Азия всегда была, и будет оставаться в зоне жизненно важных интересов России. В этой связи любопытен прогноз, сделанный политологом Колумбийского университета (США) Р. Меноном: «История, география и логика власти гарантируют, что Центральная Азия останется в сфере влияния России. Ни государства региона или их союзы, ни другие державы или организации не изменят этой реальности…».

Интересы России в Центральной Азии состоят в том, чтобы поддерживать политическую стабильность в регионе и отдельных странах; создавать благоприятные условия для экономической экспансии российских компаний; добиваться эффективного сотрудничества со странами региона в области безопасности. Россия не имеет в Центральной Азии такой же монополии на транспортировку гидроэлектроэнергии, какой обладает в газовом секторе. Необходимой предпосылкой является увеличение инвестиций в этот сектор энергетики.

Основные направления, по которым Россия могла бы оказать существенную помощь странам Центральной Азии в решении проблем использования и охраны водных ресурсов:



  • участие в инвестиционном процессе и техническом содействии завершению совместного строительства Вахшского каскада гидросооружений;

  • оказание технического содействия в восстановлении нарушенных в результате неприемлемых, с экологической точки зрения, систем орошения сельскохозяйственных земель;

  • оказание помощи в гидрогеологических исследованиях по оценке ресурсов подземных вод, прежде всего на территории Казахстана;- участие в качестве посредника в переговорных процессах (на уровне отдельных стран и в рамках СНГ) по разрешению спорных конфликтов, связанных с эксплуатацией и распределением водных ресурсов в Центральной Азии;

  • создание коллективной системы мониторинга за состоянием и качеством водных ресурсов.



Основное содержание и результаты исследования отражены в следующих публикациях автора:


  1. Кожакматова Н.С. Дефицит водных ресурсов – угроза устойчивому развитию // Обозреватель-Observer. – 2009. - №4(231). С. 80-88. 0,7 п.л. Издание из списка, рекомендованного ВАК.

  2. Кожакматова Н.С. Международное право о распределении водных ресурсов трансграничных рек // Вестник КРСУ. – 2009. – Т.9. - №8. 0,5 п.л. Издание из списка, рекомендованного ВАК.

  3. Кожакматова Н.С. Государства Центральной Азии: вопросы совместного водопользования // Актуальные проблемы международных отношений в начале XXI века: Материалы 11-й научно-практической конференции молодых ученых / Под ред. д.и.н., проф. Закаурцевой Т.А. М.: Восток-Запад, 2009. С.91-101. 0,5 п.л.

  4. Кожакматова Н.С. Водно-энергетическое сотрудничество Центрально-Азиатских государств в рамках ЕврАзЭС // Актуальные проблемы международных отношений в начале XXI века: Материалы 12-й научно-практической конференции молодых ученых / Под ред. д.и.н., проф. Т.А. Закаурцевой. – Восток-Запад, 2009. С. 106-116. 0,5 п.л.

  5. Кожакматова Н. С. Кризис водных ресурсов: конфликт интересов в Центральной Азии // Материалы XLVII международной научной студенческой конференции "Студент и научно-технический прогресс" (г. Новосибирск, 11-15 апреля 2009 г.) – Новосибирск : СибАГС, 2009. – С. 52-60. 0,7 п.л.

1 Доклад ООН о развитии человека «Что кроется за нехваткой воды: Власть, бедность и глобальный кризис водных ресурсов» - М.: «Весь мир» - 2006.

2 Данилов-Данильян В.И. Неизбежны ли водные воины? // Дип.ежегодник 2003. – М.: Науч.кн. – 2004. – С. 100-112

3 Доклад ООН о развитии человека «Что кроется за нехваткой воды: Власть, бедность и глобальный кризис водных ресурсов» - М.: «Весь мир» - 2006.

4 Куртов А.А. Водные конфликты в Центральной Азии // Обозреватель. – 2004. - №7. – С. 23-35

5 Официальный сайт Исполкома СНГ www.cis.minsk.by

6 Официальный сайт ЕврАзЭС www.evrazes.com

7 Официальный сайт ШОС www.infoshos.ru

8 Акаев А.А. Думая о будущем с оптимизмом: Размышления о внешней политике и мироустройстве. – М.: Международные отношения, 2004; Алчинов В.М. Процессы региональной интеграции в Европе и на постсоветском пространстве: интересы России (политологический анализ): М.: ДА МИД РФ, 2006; Бажанов Е.П. Актуальные проблемы международных отношений: Избранные труды. В 3-х тт. – М.: Науч.книга, 2001-2002; Барковский А.Н. и др. Экономические стратегии стран СНГ и России. – М.: Издательство РУДН. – 2003; Гаджиев К.С. Введение в геополитику. – М.: Логос, 1998; Задохин А.Г. и др. региональные конфликты: Центральная Азия. Кавказ. Балканы. Учебное пособие для очно-заочной формы обучения; Задохин А.Г. Россия в Евразии и мировой политике. – М., 1998; Захаров А.В. СНГ, Россия и Европа. Сборник статей. – М.: Юстицинформ. – 2006; Ковалев А.А. Современное международное морское право и практика его применения. М.: Научная книга, 2003; Кулматов К.Н. Актуальные проблемы российской внешней политики. – М., 1999; Матяш В.Н. Россия и внешний мир на пороге XXI века: проблемы и перспективы. – ИАМП ДА МИД РФ. – 2000; Михайленко А.Н. Перспективы развития Содружества Независимых Государств // Вестник аналитики. – М. – 2004. – №2; Рудов Г.А., Пономарева Е.Г. Проблемы водных ресурсов в мире и для Центральной Азии // Дип.ежегодник 2003. – М.: Науч.кн. – 2004; Шутов А.Д. Постсоветское пространство. М., 1999; Шмелев Н.П. Вопросы ждут ответа. СНГ ежегодник. М.: Научная книга. – 2004.; Центральная Азия. Кавказ. Балканы.: Региональные подсистемы и региональные проблемы безопасности. Учебное пособие (сборник статей) / Под ред. Г.А. Рудова, Е.Г. Пономаревой. – М.: ДА МИД РФ; Центр мировой экономики и глобальных проблем. – «Научна книга». – 2005. – 479с; Мирзаев Р.С. Геополитика нового Шелкового пути. – М: Издательство «Известия». – 2004. – 304с; Геополитические проблемы евразийского пространства / Учебное пособие. Тематический сборник. – М.: «Научная книга» - 2006. – 235с.


9 Аламанов С.К. Краткая история и опыт решения пограничных проблем Кыргызстана. – Бишкек.: Printhouse, 2005; Воропаев Г.В. Некоторые вопросы управления использованием водных ресурсов. – М.: Наука, Вод.ресурсы. – 1992. - №5; Данилов-Данильян В.И. ООН предупреждает: дефицит пресной воды опасен для человечества // Международная жизнь. – 2003. - №6; Данилов-Данильян В.И. Неизбежны ли водные воины? // Дип.ежегодник 2003. – М.: Науч.кн. – 2004; Духовный В.А. Интегрированное управление водными ресурсами. Опыт и уроки Центральной Азии – навстречу 4-му Всемирному водному форуму, Ташкент, 2005; Духовный В.А. Устранение границ, разделяющих воду – навстречу 5-му Всемирному водному форуму, Ташкент, 2008; Зонн И.С., Гланц М.Г. Аральская энциклопедия. – М.: Международные отношения. – 2008; Кадыров А.А. Вода и этика (раздумья специалиста и человека), Ташкент, 2003; Маматканов Д.М., Эрдман О.Д. Концепция комплексного использования и охрана водных ресурсов // Вестник Международного университета Кыргызстана, №4(12), Бишкек, 2000; Примбетов С.Д. Центральная Азия на пути интеграции // Аль-Пари, 1997; Сарсенбеков Т.Т. с соавт. Использование и охрана трансграничных рек в странах Центральной Азии. – Алматы: Атамура, 2004; Усубалиев Т.У. Вода – дороже злата. Бишкек, 1998; Усубалиев Т. Токтогульская ГЭС – гордость и боль моя. – Бишкек: «Шам». – 2000.


10 Доклад ООН о развитии человека «Что кроется за нехваткой воды: Власть, бедность и глобальный кризис водных ресурсов» - М.: «Весь мир» - 2006; Доклад ООН о состоянии водных ресурсов мира. «Вода для людей, вода для жизни». – М.: «Весь мир». – 2003; Доклад ООН о состоянии водных ресурсов мира. «Вода для людей, вода для жизни». – М.: «Весь мир». – 2003; Доклад ПРООН о человеческом развитии в Центральной Азии. Renesans, s.r.o., Братислава, Словакия, 2005. – 281с; Материалы официального сайта Международного института по управлению водными ресурсами (IWMI) http://www.iwmi.cgiar.org; Материалы организаций и комитетов www.un.org; Электронные версии научных журналов http://www.maikonline.com/maik/showJournal.do?juid=REN9XC0XE


11 Рудов Г.А. Кыргызстан – Россия (90-е годы XX века). Сборник документов и материалов. – Бишкек. – 2001г. – 575с; Кожаков А.Е., Сарсембеков Т.Т. Водное законодательство государств-участников Содружества Независимых Государств и международно-правовое регулирование водных отношений. – Алматы: Атамура. – 2006. – в двух книгах; Кыргызстан – Россия. История взаимоотношений в составе империи и СССР (вторая половина XIXв. – 1991г.). Сборник документов и материалов в двух книгах / Отв.ред.акад. В.М. Плоских. – Бишкек: Илим, 2007; Водные проблемы Центральной Азии: Монография / К.Л. Валентини, Э.Э. Оролбаев, А.К. Абылгазиева; МИСИ при ПКР, Социнформбюро, фонд им. Ф. Эберга в КР. – Бишкек. – 2004 – 142с;

12 Декларация тысячелетия Организации Объединенных Наций, утверждена резолюцией 55/2 Генеральной Ассамблеи от 8 сентября 2000 года.

13 Вода без границ. 2003 год - Международный год пресной воды. www.un.org/water

14 Усубалиев Т.У. Вода – дороже злата. Водные ресурсы Кыргызстана – это его национальное богатство. – Бишкек. – 1998. – С. 13.

15 Ниязи А. Таджикистан: проблемы использования водно-энергетических ресурсов // Центральная Азия и Кавказ. – 2003. - №4 (июл-авг). – С. 123-132.

16 Каримов И.А. Узбекистан — собственная модель перехода на рыночные отношения. – Бишкек. – 1994. - С.57.

17 Интегрированное управление водными ресурсами: от теории к реальной практике. Опыт Центральной Азии. Под рек. проф. В.А. Духовного, д-ра В.И. Соколова, д-ра Х. Мантритилаке. – Ташкент. – 2008. – 380с.



База данных защищена авторским правом ©ekonoom.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница