Власть и этнополитика дагестана в переходный период




Скачать 98.85 Kb.
Дата05.05.2016
Размер98.85 Kb.
ВЛАСТЬ И ЭТНОПОЛИТИКА ДАГЕСТАНА В ПЕРЕХОДНЫЙ ПЕРИОД

Муртузалиев С.И., в.н.с., Институт всеобщей истории РАН, д.и.н., проф.


Ситуация сложившаяся в Республике Дагестан (РД) в переходный период свидетельствует о существовании и действии всех черт, присущих российской экономике: зависимость экономики от политических, социальных и национальных факторов.

Государственная система управления в РД и на Северном Кавказе (СК) сегодня разрушена, а федеральный центр не может выбрать модель для развития республик Северо-Кавказского федерального округа (СКФО). С одной стороны, Центр понимает, что клановость в сочетании с религиозной самоидентификацией (конфессиональное самосознание значительной части населения региона все чаще выступает в качестве этнонима «мусульманин») – один из основных тормозов развития края, с другой, – без опоры на сложившиеся местные светские и духовные элиты ситуацию в регионе вряд ли удастся удержать под контролем.

Формирование местных республиканских кадров для госуправления остается одним из слабых мест северокавказской политики Москвы, что продолжает негативно влиять на ее кадровую политику в регионе. Федеральным властям приходится играть роль арбитра в межгрупповых противоречиях, прибегать к «ручному управлению», оставляя большую часть внутренней политики в руках лидеров республик, в которых экономическая и политическая элита соединены в одно целое.

По мнению М. Мусаева в Дагестане политические партии, парламент, многие министерства, ведомства, суды, существуют формально. Реальной политикой и экономикой, наказанием и помилованием занимаются неформальные правящие группы, состоящие из сплоченных родственников и выходцев из тех или иных сел. Эксперты часто их называют кланами. Самые влиятельные из таких групп представляют во власти свой этнос1

Несколько иную характеристику дает К. Казенин: «Кавказская специфика сегодня состоит в том, что существует, по сути, не один Кавказ, а два. Первый — Кавказ чиновников и приближенных к ним личностей. Каста прикасающихся к госбюджету. Она достаточно велика и разрастается «вниз» получателями пенсий по фальшивой инвалидности, фермерами — владельцами «бумажных» баранов и так далее. Второй — Кавказ, от бюджетной ренты отлученный, но при этом отнюдь не депрессивный»2.

Этнополитические и этноконфессиональные факторы реально и формально требуют учета представительства лидеров группировок в разных хозяйственных и политических структурах, поэтому возникает необходимость определенного договора или сговора при распределении сфер влияния этнополитических и этноэкономических элит, испытывающих значительное влияние исламского фактора.

Правящая элита - это особая социальная группа, т.е. устойчивая общность, основанная на глубоких внутренних связях входящих в нее политиков. Правящая элита РД характеризуется следующими признаками: 1) члены элиты концентрируют в своих руках власть путем монополизации права на принятие решений, на определение стратегии, целей, приоритетов политики; 2) членов правящей элиты объединяют общие интересы, связанные с обладанием рычагами реальной власти, стремлением сохранить на них свою монополию, отсечь и не допустить к ним другие группы (контр-элиты), стабилизировать и укрепить позиции элиты как таковой, а, следовательно, и позиции каждого ее члена; 3) правящую элиту как группу сплачивают особые ценности, в иерархии которых власть на первом месте; 4) правящей элите присущи свои нормы, регулирующие отношения между ее членами и секторами, предписывающие поведение ее представителям, поддерживающие целостность элиты и ее существование в качестве группы; 5) элита имеет собственное, во многих случаях весьма далекое от официальных и пропагандируемых взглядов мировоззрение. Его можно назвать идеологией правящего меньшинства; 6) доминантой элиты является особый дух - она отождествляет себя с обществом как целым, преисполнена сознанием своего долга определять судьбу страны и народа; 7) правящая элита имеет определенную внутреннюю структуру, которая состоит из властных центров, властных структур, групп, группировок, кланов, отдельных лидеров.

Структурные части правящей элиты (политическая, экономическая, культурная (идеологическая элита) – последняя обслуживает и ту и другую элиты, обеспечивает взаимосвязь между ними) постоянно ведут между собой внутреннюю борьбу за лучшие позиции в составе элиты3. Однако эта борьба, как правило, не разрушает достаточной сплоченности элиты как социальной группы.

В переходной экономике происходит преобразование системы всех экономических отношений: отношений собственности, распределения и ассигнования ресурсов, тип воспроизводства, цели и средства экономического развития, основные институты общества и право.

Основной определяющей системы развития переходного общества являются неэкономические факторы развития, а экономические лишь задают границы, область допустимых значений. Это значит, что рост или спад экономики, степень развитости рынка, модели приватизации и т.д. определяются такими процессами как борьба социальных и политических сил, национальные и геополитические конфликты, социокультурные и идеологические факторы. Общее направление развития переходной экономики определяется не столько реальными социально-экономическими возможностями, сколько соотношением общественно-политических сил и других неэкономических факторов и силой инерции прошлого.

В результате ослабления государственной власти в России и раскола экономического поля страны основным управляющим субъектом экономики наряду с государством становятся корпорации. Термин корпорация означает - объединение созданное в целях защиты особых привилегий его участников.

Корпоративную систему действующую в нашей экономике можно назвать номенклатурно-корпоративной, монопольно-корпоративной. Реальными хозяевами в нашей переходной экономике (концентрирующими в своих руках большую часть прав собственности и, прежде всего, распоряжение и присвоение) выступают корпорации, которые возникли либо на базе преобразования политико-хозяйственной власти номенклатуры в право собственника, либо (а в ряде случаев и) в результате первоначального накопления капитала.

Понимая, что более сильного влияния на регулирование экономики можно добиться только сосредотачивая в руках власть, корпорации имеют целью, прежде всего, концентрацию в своих руках власти. Это отличает нашу корпоративную систему от любой буржуазной и рыночной. Последние борются за концентрацию производства и капитала. А в нашей системе экономическая власть - права собственности, контроль за рынком, за социальными процессами, за экономической политикой быстро перераспределяются и концентрируются, уходя из рук государства в руки представителей государственной номенклатуры, бюрократии среднего уровня, буржуазии, в том числе и криминальной, работающих на монопольно-корпоративные объединения.

В связи со стремлением сосредоточить у себя как можно больше власти, корпорации ведут между собой неэкономическую борьбу. Основными методами конкуренции являются издание государственных актов, коррупция, прямое насилие, клановый сговор. Поэтому чем больше дезорганизация экономики, размытость государственных и правовых институтов, деградация населения, тем больше возможностей для усиления корпоративной власти. Таким образом, экономика России и Дагестана - это экономика регулируемая нерыночным соперничеством корпоративных структур, столкновением их власти и управляющих воздействий.

Нельзя сказать того, что централизованное бюрократическое государственное управление в стране вообще исчезло. Это не так. Оно сохранилось, но изменилось количественно (потеряло ведущую роль) и качественно (действует преимущественно косвенными методами). Экономически государство стало одной из крупных, но отнюдь не самой главной, монопольно-бюрократической корпорацией. О влиянии государственно бюрократического контроля в настоящее время можно судить по степени выполнения указов президента страны, возможностям действия правоохранительных органов (особенно тех, которые финансируются из федерального бюджета), дееспособности финансово-контрольных государственных органов и др.

Обратившись к вопросу: из, каких источников корпоративная элита получает свои доходы (?), следует напомнить, что в нормальном рыночном обществе основным, первичным источником капиталистических доходов является прибыль создаваемая в производстве, а все остальные доходы присваиваются путем перераспределения этой прибыли в результате действия рыночного механизма купли-продажи. Для того чтобы описать дагестанскую систему необходимо применить термин ликвидные ресурсы. Ликвидность - это способность активов быстро превращаться в наличность. Ликвидный ресурс - это ресурс, который легко обменивается на наличные деньги. С точки зрения буржуазного общества ликвидными ресурсами являются деньги, основной и оборотный капитал, недвижимость, акции, другие ценные бумаги, услуги и другое. Многочисленные формы ликвидности регулируются неуклонным действием буржуазного государственного законодательства.

В Дагестане, в результате ослабления роли правового государственного регулирования и раскола экономического регулирования на локальные системы корпоративного регулирования, возникла весьма своеобразная система ликвидных ресурсов. Активами, которые можно быстро превратить в наличность являются: доступ к управленческим решениям и к расстановке кадров, госбюджет, платежи из бюджета, льготы, налогообложение и таможенные сборы, неплатежи, бартер, гуманитарная помощь, часть недвижимости (в основном жилищные помещения), земля в городах, часть природных ресурсов, теневая юстиция, Этот список можно продолжить многократно, но уже и так ясно, что большинство так называемых ликвидных ресурсов, связано с доступом к власти.

Причем, что характерно, власть превращается в наличность в любом обличии. Так, например, народ торгует властью во время выборов. А кандидаты в депутаты стремятся купить результаты выборов, т.к. желают получить доступ к экономическим и политическим решениям.

Таким образом, корпорации и возглавляющие их элиты тем сильнее, чем: ближе они к ликвидным ресурсам; выше степень сращивания их с госаппаратом; выше их возможности контроля за рынком, ценами, финансами, социальными процессами; более сильны и организованы находящиеся у них в подчинении мафиозные и криминальные структуры.

Если попытаться назвать источники прибыли корпоративных элит Республики Дагестан, то ими будут являться: госбюджет, средства целевых фондов, заработная плата и трудовые доходы населения, социальные выплаты населению, доходы от продажи природных ресурсов, прибыль от торговли и неэквивалентной торговли, прибыль от продажи оружия, продажа государственных акций высоко прибыльных предприятий, доходы от торговли валютой, доходы наркобизнеса.

Трудности переходного периода, привели к сворачиванию работы промышленных предприятий в прошлом главных плательщиков доходов бюджета Дагестана. Возник дефицит бюджета, покрываемый на 80 и более процентов субвенциями центра. Этот объективный процесс сформировал крупнейший источник доходов дагестанской элиты: самым ликвидным ресурсом в Дагестане стал дефицит бюджета. Субвенции центра, средства фонда развития, средства целевых федеральных программ - все это на две трети присваиваемое распорядителями платежей является главным источником доходов экономической элиты. Кроме этого ликвидными ресурсами стали любые федеральные платежи: средства пенсионного фонда, социальные пособия, заработная плата бюджетных работников.

Дотационный статус Дагестана и других республик СКФО носит хронический характер, что порождает в умах жителей районов центральной России опасную идею, являющуюся зеркальным отражением кавказского этносепаратизма - идею об экономической целесообразности вывода «иждивенцев» из состава РФ. А у кавказских этнополитических элит, напротив, возникает иждивенческое отношение к федеральному центру, который готов откупаться от социально и экономически неблагополучного региона крупными субсидиями из федерального бюджета4.

В.В. Путин пообещал развивать экономику республик СК, создать новые рабочие места и предоставить больше налоговых льгот во время визита в Чечню в декабре 2011 г., когда он объяснял, почему неверен популистский лозунг «Хватит кормить Кавказ», все чаще используемый в российских политических дебатах и СМИ. Президент четко показал, к чему могут привести подобные дикие предложения об отделении СК от России: «Хочу обратить внимание тех, кто так говорит, на то, что если это произойдёт, тут же – вот тут же, в эту же секунду, не то что в час, в секунду эту же! – найдутся те, которые захотят то же самое сделать с другими национально-территориальными образованиями Российской Федерации, а это означает конец России»5.

Социально-политический ландшафт региона характеризуется сочетанием формальной политической терпимости и социальной нетерпимости. Рост влияния ислама только затеняет эту дилемму, так как создает проблемы безопасности. Рост авторитета духовных лидеров и религиозных организаций в качестве альтернативы коррумпированным и склонным к произволу государственным институтам происходит во всех исламизированных субъектах СКФО и особого внимания требует вопрос специального изучения того, какие религиозные движения примыкают к тому или иному властному центру, мотивации их поведения, в том числе и при изменении ориентации с одного властного центра на другой.

Особенностью ситуации в Дагестане и на Северном Кавказе является контраст между кажущейся стабильностью, с социально-политической точки зрения, на поверхности жизни, и жесткой подковерной борьбой между различными элитами, соперничающими друг с другом за власть, экономические преимущества и другие рычаги влияния. Ситуация в регионе по-прежнему в целом воспринимается как напряженная, и в этом отношении мало что изменилось.



Линия разлома между обществом и институтами власти обусловлена убежденностью людей в том, что сами власти нарушают закон. Но это уже тема для другой статьи.


1 Муса Мусаев. Дагестанские кланы. Расклад на начало 2015 года: СевКавИнформ: http://sevkavinform.ru/articles/special-cor/dagestanskie-klany-rasklad-na-nachalo-2015-goda/?fb_ref=Default&fb_source=message (дата обращения:03.01.2015).

2 Константин Казенин. «Кавказская специфика» экономического кризиса http://www.profile.ru/pryamayarech/item/89143-kavkazskaya-spetsifika-ekonomicheskogo-krizisa (дата обращения:21.12.2014)


3 Влодимеж Весоловский. Классы, слои и власть / Пер. с польского. М.: Прогресс, 1981. С. 93-117; Зыкин Д. Власть, элита, народ: подсознание и управляемая демократия. М.: «Самотека», 2007. С. 104-115.

4 Иван Сухов. «Куда эти деньги делись?» Как федеральный центр пытается купить лояльность Северного Кавказа: http://mn.ru/politics/20110404/300841916.html (дата обращения:12.06.2015).


5 Цит. по: Латухина К. Кавказский маршрут // Российская газета. № 287. 21.12.2011.


База данных защищена авторским правом ©ekonoom.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница