Вексель как инструмент финансирования в международном обороте: частноправовые аспекты




Скачать 398.71 Kb.
страница1/3
Дата29.04.2016
Размер398.71 Kb.
  1   2   3

ВЕКСЕЛЬ КАК ИНСТРУМЕНТ ФИНАНСИРОВАНИЯ В МЕЖДУНАРОДНОМ ОБОРОТЕ: ЧАСТНОПРАВОВЫЕ АСПЕКТЫ


В международной коммерческой и банковской деятельности широкое применение получили различные виды оборотных документов, используемых в операциях хозяйствующих субъектов и банков. Термин «оборотные документы» (transferable documents) возник и широко применяется в английской юридической литературе и законодательстве1. Он объединяет такие финансовые инструменты, как векселя, чеки, депозитные сертификаты и целый ряд других. Отношения частноправового характера, возникающие в связи с обращением векселей как важнейших инструментов финансирования, представляют собой специфический объект международного банковского права и регулируются им с помощью материально-правового и коллизионно-правового методов. Главная особенность такого регулирования – его комплексный характер, то есть наличие национально-правовых и международно-правовых норм, включенных в вексельное законодательство.

Вексельное право, прежде чем оформиться в виде двух основных существующих на данный момент систем вексельного права – женевской и англо-американской, охватывающих большинство современных государств мира, прошло через целый ряд этапов в своем развитии. Прежде всего необходимо отметить, что на ранней стадии развития вексельное право являлось интернациональным. Британский профессор Э.Пирсон описывает первый этап правового регулирования вексельного обращения следующим образом: «Коммерческое право англо-саксонских государств и государств континентальной системы права берет свое начало из одного и того же источника – «права купцов», которое в средние века являлось общим правом для всех народов и рассматривалось в качестве одной из составляющих естественного права. Это был комплекс международных обычных правил, регулирующих сообщество купцов из самых разных государств, путешествовавших в то время по всему цивилизованному миру – из порта в порт, с ярмарки на ярмарку. Отличительной чертой «права купцов» было то, что его нормы создавались не юристами, а самими коммерсантами»2. Следовательно, на первом этапе государство практически не принимало какого-либо участия в регулировании вексельного обращения.

С течением времени вексельное право приобретает национальные особенности. В период XVII-XVIII в.в. в большинстве европейских государств, включая Россию, принимаются специальные нормативные акты, посвященные векселям. Вексель пришел в Россию в начале XVIII в. при Петре I – благодаря посредничеству германских купцов3. В 1729 г., в царствование Петра II, был принят первый российский Вексельный устав, в котором были воплощены германские воззрения на векселя. В 1832 г. издается новый Устав о векселях, в основе которого лежал прежний, измененный «на почве» Французского торгового кодекса, поэтому он сочетал германские и французские представления о векселе при преобладании первых. Реалии хозяйственной практики настоятельно потребовали внесения существенных изменений в Устав о векселях практически сразу после его принятия, однако прошло несколько десятилетий до реализации этих замыслов. Новый вексельный устав появился в России лишь в 1902 г. Он состоял из 126 статей, к которым прилагались образцы векселей и разного рода надписей на них, и, как и его предшественники, основывался главным образом на германском вексельном законодательстве4. После Октябрьской революции 1917 г. утратил силу и Вексельный устав 1902 г.

Следует отметить, что к началу XX в. практически во всех цивилизованных странах сформировались национальные системы вексельного права, хотя вексель возник как транснациональный институт. Широкое применение векселя для финансовых операций во внешней торговле привело к тому, что многие страны осознали необходимость международной унификации норм вексельного права. В 1910-1912 г.г. состоялись международные конференции в Гааге, результатом которых явилось принятие двенадцатью государствами Конвенции об объединении законоположений о векселях переводных и простых и Международного (Общего) устава о векселях переводных и простых. Россия присоединилась к Конвенции только в части норм о переводных векселях5. Начавшаяся вскоре после принятия Конвенции первая мировая война оказала крайне отрицательное влияние на экономику европейских стран и, очевидно, на вексельное обращение. После ее окончания Гаагская конвенция действовала лишь формально, на практике ее нормы не применялись, и Россия не была здесь исключением. Советская власть не сочла новое государство правопреемником в отношении норм Гаагской конвенции6.

К середине XIX столетия достаточно явно обозначилось противостояние двух систем вексельного права – германской, которая основывалась на положениях Общегерманского вексельного устава 1847 г., и франко-романской, базировавшейся на нормах знаменитого Французского торгового кодекса 1807 г. Основное различие между этими системами вексельного права состояло в том, что французский законодатель включал вексельные нормы в общий кодифицирующий акт торгового права, тогда как в Германии еще со времен принятия Саксонского вексельного устава 1682 г. (первого Германского устава о векселях) сложилась традиция создания специального вексельного законодательства, в определенной степени автономного от остального массива общегражданских нормативных актов. Впоследствии возобладал германский подход7.

В течение всего периода кодификации норм о векселях в странах континентальной Европы Великобритания находилась несколько в стороне от него. Специфика английского права, основными источниками которого являлись прецеденты, а не законы, обусловила очень позднее законодательное закрепление векселя. Только в самом конце столетия, в 1882 г. был принят Закон «О переводных векселях» - The Bills of Exchange Act (в дальнейшем – ЗПВ). Это не означает, что до появления данного закона в Великобритании отсутствовало какое бы то ни было регулирование вексельного обращения. Другое дело, что нормы и правила, касающиеся векселей, формировались не на основе воли законодателя, а на основе решений судов по конкретным делам, в силу чего данный закон лишь кодифицировал существовавшее на тот момент прецедентное право. Именно этот закон лег в основу третьей системы вексельного права, получившей название англо-американской. Определенная изолированность Великобритании от остальных европейских стран обусловила специфику этого Закона. По мнению В.А.Белова, «законодатель столь щедро «приправил» нормы национальными английскими особенностями, что получился нормативный акт, абсолютно не похожий ни на что, существовавшее до него»8.

Существование трех систем вексельного права, каждая из которых обладала специфическими особенностями, в значительной степени затрудняло правовое регулирование вексельного обращения, поэтому к концу XIX столетия стала совершенно очевидной необходимость проведения унификации, т.е. создания единых норм, регулирующих таковое. Вопрос о необходимости международной унификации вексельного права был сформулирован в 1863 г. на «международном собрании» в Генте. Интересным является тот факт, что на начальном этапе унификационной работы предпринимались попытки взять в качестве основы для создания единого вексельного устава английское право. В.А.Белов пишет, что «… даже в 1904 г. русский автор В.Д.Катков все еще предрекал скорую международную кодификацию вексельного права именно по английским принципам»9. Однако перевес был на стороне других европейских государств, и в конце концов Англия оказалась за пределами унификационного процесса.

В рамках Лиги Наций 07 июня 1930 г. в Женеве 26 государствами было подписано три конвенции: Конвенция о единообразном законе о переводном и простом векселе; Конвенция, имеющая целью разрешение некоторых коллизий законов о переводных и простых векселях; Конвенция о гербовом сборе в отношении переводных и простых векселей10. В основном участниками этих конвенций стали государства континентальной Европы (Австрия, Бельгия, Венгрия, Германия, Греция, Дания, Италия, Люксембург, Монако, Нидерланды, Норвегия, Польша, Португалия, Финляндия, Франция, Швейцария, Швеция, Югославия и ряд других), а также Япония и Бразилия. Принятие Женевских вексельных конвенций означало межгосударственную унификацию вексельного права. Государства-участники приняли обязательство ввести в действие Единообразный закон о переводном и простом векселе (в дальнейшем – ЕВЗ), как он сформулирован в Приложении к первой конвенции. Тем самым было достигнуто определенное единство в правовом регулировании вексельного обращения на территории этих государств.

Унификация вексельного законодательства и была главной целью разработки и принятия данных конвенций. Она позволила упростить и облегчить международный вексельный оборот, придала большую устойчивость и быстроту взаимоотношениям субъектов международного банковского права при совершении ими операций с векселями, а также ликвидировала различия между французской и германской вексельными системами. Государства, ратифицировавшие Женевские вексельные конвенции, либо принявшие национальные законы на основе ЕВЗ, образовали так называемую женевскую систему вексельного права. Среди государств, вексельное законодательство которых основано на ЕВЗ, можно упомянуть Алжир, Аргентину, Болгарию, Ирак, Индонезию, Исландию, Камерун, Заир, Кувейт, Марокко, Перу, Румынию, Саудовскую Аравию, Сирию, Турцию, Чехию, Эфиопию, Южную Корею и ряд других. Всего таких государств насчитывается порядка пятидесяти.

Государства, в которых функционирует англо-саксонская система права, не являются участниками Женевских вексельных конвенций. В них действует вексельное законодательство, отличающееся от предписаний конвенций, и ориентированное на Закон Великобритании «О переводных векселях» 1882 г. В число таких государств входят Австралия, Великобритания, Израиль, Индия, Ирландия, Канада, Новая Зеландия, Пакистан, Пуэрто-Рико, США, ЮАР и многие другие. В государствах этой группы действует англо-американская система вексельного права. Среди стран, не относящихся ни к женевской системе, ни к англо-американской системе вексельного права, можно выделить самостоятельную группу государств, чье вексельное законодательство в основном базируется на нормах Французского торгового кодекса 1807 г. К этим странам, которые иногда именуются странами «старофранцузского» вексельного права, принадлежат Боливия, Венесуэла, Египет, Иран, Испания, Куба, Лихтенштейн, Мексика, Таиланд, Чили и ряд других.

СССР не был в числе государств, подписавших Женевские вексельные конвенции, однако присоединился к ним 25 ноября 1936 г. В соответствии с требованиями этих документов было принято Положение «О переводном простом векселе», утвержденное Постановлением ЦИК и СНК СССР № 104/1341 от 07 августа 1937 г.11 Однако в дальнейшем вексель стал рассматриваться как платежное средство исключительно в международном коммерческом обороте и не имел хождения на территории страны. В настоящее время на территории России действует Федеральный закон «О переводном и простом векселе» от 11 марта 1997 г.12, которым подтверждено действие вышеупомянутого Постановления ЦИК и СНК СССР, а также содержится ряд новых положений, имеющих большое значение для использования векселей как средства финансовых расчетов. Кроме этого, в соответствии с Письмом ГТК РФ № 01-15/21850 «О некоторых вопросах осуществления валютного контроля при перемещении через границу РФ товаров по внешнеторговым договорам, предусматривающим использование в качестве средства платежа векселей» от 09 декабря 1996 г. в редакции от 23 июля 2002 г.13 и Положением ЦБ РФ № 302-П «О правилах ведения бухгалтерского учета в кредитных организациях, расположенных на территории РФ» от 26 марта 2007 г. в редакции от 11 октября 2007 г.14 при выпуске собственных векселей коммерческие банки должны руководствоваться Единообразным законом о переводном и простом векселе, являющимся Приложением № 1 к первой Женевской конвенции. Каково же соотношение норм Женевских вексельных конвенций и российского права?

Согласно ст. 15(4) Конституции РФ, принятой 12 декабря 1993 г., международные договоры РФ являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором РФ установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора. В соответствии с разъяснением Верховного Суда РФ, «в силу п. 3 ст. 5 Федерального закона «О международных договорах Российской Федерации» положения официально опубликованных международных договоров РФ, не требующие издания внутригосударственных актов для применения, действуют в РФ непосредственно. В иных случаях наряду с международным договором РФ следует применять и соответствующий внутригосударственный правовой акт, принятый для осуществления положений указанного международного договора»15. Таким образом, материально-правовые нормы ЕВЗ применяются наряду с нормами ФЗ «О переводном и простом векселе», в то время как коллизионно-правовые нормы, содержащиеся во второй Женевской конвенции, действуют на территории России непосредственно.


  1   2   3


База данных защищена авторским правом ©ekonoom.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница