Управление конфликтами в молодежной среде как социальная проблема




Скачать 139.87 Kb.
Дата09.05.2016
Размер139.87 Kb.
На правах рукописи
ЧЕРКАСОВА Татьяна Васильевна
УПРАВЛЕНИЕ КОНФЛИКТАМИ В МОЛОДЕЖНОЙ СРЕДЕ КАК СОЦИАЛЬНАЯ ПРОБЛЕМА
Автореферат диссертации
на соискание ученой степени
доктора социологических наук
Специальность: 22.00.08 – Социология управления
(Научный консультант – доктор социологических наук Ю.А. Зубок)
Актуальность темы исследования
История человеческой цивилизации не знает периодов абсолютно бесконфликтного существования. Между тем на разных этапах развития и в разных обществах вырабатываются приемлемые способы социального управления, целью которого является регулирование конфликтогенных тенденций, редуцирование социальных конфликтов, недопущение их эскалации, рационализация использования потенциала конфликтов в целях общественного развития. В обществах, отличающихся эффективным механизмом социального управления, а значит, относительно высоким уровнем устойчивости и социальной солидарности, конфликты находят разрешение, как правило, на микро- и мезоуровне. В таком случае социальные конфликты как явление конфункциональное оказывают позитивное воздействие не только на развитие отдельных индивидов и групп, но и общества в целом. В условиях социальной нестабильности в силу неэффективности механизмов социального управления и социальной дезорганизации они, напротив, утрачивают конструктивное содержание и становятся предпосылкой социальной дезинтеграции, исключения различных социальных категорий из социальных структур и отношений.

Молодежь в силу специфики своего социального положения находится на пике социальных противоречий и конфликтов в любом современном обществе. Прежде всего, как становящийся субъект общественных отношений она осуществляет поиск собственной социальной ниши, находится в процессе достижения собственного статуса, далеко не одновременно достигая устойчивого положения в разных сферах общественной жизни.

Обретение самостоятельности, становление социальной зрелости для молодого поколения в условиях префигуративной культуры неизбежно происходит через конфликт. В первую очередь это – конфликт по поводу статусного продвижения, повторения опыта и творчества, преемственности и новаторства, простого воспроизводства и создания нового социального качества.

Подобные конфликты могут оставаться традиционными конфликтами отцов и детей и не выходить за пределы частных практик, в основном связанных с воспитательными стратегиями родителей и сопротивлением детей. Но могут принимать форму более фундаментального противостояния инновационных способов самореализации живущей в иных социальных условиях молодежи институциональным, а следовательно, нормативным и адаптивным способам самореализации, отстаиваемым институтами социализации.

В современных обществах такие конфликты дополняются целым рядом других, связанных с проблемой самоутверждения молодежи в условиях постоянных экономических, политических, социокультурных изменений и возникающих на их фоне неопределенности и непредсказуемости. В нынешних условиях процесс социального становления молодежи отличается от того, который был характерен для предыдущих поколений. Главное отличие заключается в утрате линейных, предсказуемых и бесконфликтных моделей включения молодежи в общество. Для успешного взросления уже недостаточно элементарного соблюдения надлежащего уровня лояльности и конформного усвоения соответствующих ценностно-нормативных систем в труде, образовании, семейных отношениях, досуге, общественном участии и т.д. В мире, отмеченном экономическими и политическими кризисами, социальными катастрофами, ростом терроризма, приобретающими всеобщий характер в эпоху глобализации и делающими современные общества обществами риска, молодежь оказывается перед лицом новых противоречий, носящих по отношению к ней независимый и неподконтрольный характер.

Одновременно под влиянием либерализма сужается поле социальной защиты, из-за снижения уровня жизни сокращается поддержка семей и возрастает личная ответственность молодого человека за все его успехи и неудачи. Молодежь оказывается один на один с социальными проблемами, порожденными нестабильным обществом.

В условиях социальной нестабильности и неопределенности вероятность обострения противоречий стремительно повышается. А поскольку механизмы социальной регуляции переживают кризис, то одновременно с обострением противоречий и доведением их до уровня конфликтов заметно снижаются шансы и для их позитивного разрешения.

К числу наиболее общих противоречий в молодежной среде социологи относят противоречия между возросшим спектром возможностей для индивидуального самовыражения молодежи и непредсказуемостью ее жизненного пути, слабой управляемостью собственной жизнью; между либерализацией и демократизацией общественных норм и новыми зависимостями; между тенденциями адаптации и инновации в процессе развития молодого поколения.

Все это способствует росту конфликтогенных тенденций в среде российской молодежи.

Неразрешенные социальные конфликты молодежи функционально деструктивны и на индивидуально-личностном и микрогрупповом уровнях: семейные конфликты молодежи завершаются разводом; учебные – деформацией образовательного процесса и психики обучаемых; внутриличностные – девиантно-делинквентным поведением; производственные – увольнением подчиненных или забастовочным движением в особых ситуациях.

В молодежной среде конфликты обостряются неравенством статуса, обусловленного возрастом. В России каждый третий из опрашиваемых молодых людей становится жертвой манипуляций на работе, «моббинга», что оказывает влияние на рост безработицы, на фоновый уровень социальной конфликтности.

Семейно-бытовые коллизии молодежи с родителями не менее драматичны. Ежегодно в России из-за ссор с родителями кончают жизнь самоубийством около 2 тысяч подростков. Две трети осужденных несовершеннолетних правонарушителей избивались родителями в детстве.

Острые конфликты возникают и в процессе учебы. Многие школьники страдают дидактогенными неврозами, виновниками которых становятся непрофессиональные педагоги. Подобные случаи – свидетельства некомпетентности взрослых.

Молодежь наряду с представителями других социально-демографических групп испытывает на себе все виды конфликтов, однако эти конфликты имеют глубокие социальные последствия не только для самих молодых людей, но и для общества в целом. Не нашедшая себе места в институциональных структурах, подавленная, или, напротив, агрессивная молодежь вносит свой вклад в дестабилизацию общественных отношений.

Неэффективность механизмов управления социальными конфликтами на уровне общества и отсутствие навыков саморегулирования конфликтов (в семейных отношениях, в учебном или трудовом коллективе) делают тему исследования особенно злободневной.

Таким образом, актуальность темы обусловлена недостаточной разработанностью теоретико-методологических проблем конфликта в условиях социальной нестабильности и неопределенности, слабой изученностью конкретных форм проявления конфликтов в молодежной среде, неразработанностью механизмов управления специфическими конфликтами молодежи.

В свою очередь проблема исследования заключается в противоречии между ростом конфликтогенности в молодежной среде и общественной потребностью в эффективности управления социальными конфликтами в условиях социальной нестабильности и неопределенности.
Цели и задачи исследования
Цель исследования – раскрыть социальные механизмы управления конфликтами в молодежной среде в условиях неопределенности российского общества.

Достижение поставленной цели потребовало решения следующих исследовательских задач:

- изучения теоретико-методологических подходов к исследованию конфликтов молодежи с точки зрения социологической теории;

- рассмотрения социальных противоречий и конфликтов, возникающих в молодежной среде во взаимосвязи с состоянием нестабильности и неопределенности общества;

- рассмотрения оснований классификации социальных конфликтов в молодежной среде;

- анализа динамики противоречий и специфически молодежных социальных конфликтов в условиях социальной нестабильности и неопределенности;

- обоснования роли институциональных механизмов и механизмов саморегуляции в процессе управления молодежными конфликтами;

- теоретической разработки моделей социальных установок в процессе саморегулирования конфликтов;

- эмпирической верификации моделей регулирования конфликтов в среде молодежи;

- обоснования роли государственной молодежной политики в механизме управления конфликтами молодежи и выявления особенностей ее стратегий в условиях нестабильности российского общества.


Эмпирическая база исследования
Эмпирической базой исследования послужили результаты более 30 социологических исследований, проведенных автором в Республике Башкортостан (РБ). Среди них:

- мониторинговые социологические исследования социальных проблем молодежи и путей их решения, выполненные автором по заказу Госкомитета по молодежной политике РБ в 1992-1999 годах в 21 географической зоне (ежегодно опрашивалась молодежь 7 городов, 7 районных центров и 7 сельских населенных пунктов);

- всероссийские социологические исследования молодежи, проводимые в Республике Башкортостан (по выборке Института молодежи и НИИКСИ при СП(б)ГУ);

- исследования проблем социальной защиты населения по заказу глав администраций ряда городов РБ: Мелеуз, Янаул, Кумертау, Агидель;

- исследования социальной политики на промышленных предприятиях РБ: ОАО «Каучук», ОАО «Башстром»;

- исследования политических ориентаций электората города Уфы на выборах 1998, 2003, 2004 годов.

Выборочная совокупность в среднем составляла от 1000 до 1200 респондентов. Репрезентативность обеспечивалась соблюдением соответствия выборочной и генеральной совокупности по основным параметрам – типу поселения, возрасту, полу, уровню образования.

Кроме того, диссертантом использовались результаты Всероссийского социологического мониторинга «Социальное развитие молодежи» (1999-2002 годов), проведенного Отделом социологии молодежи ИСПИ РАН под руководством В.И. Чупрова в 12 регионах РФ (выборка молодежи в возрасте 15-29 лет в 1999 году составила 2004 чел., в 2002 году – 2012 чел.), а также данные государственной ведомственной статистики, вторичный анализ результатов социологических исследований, содержащихся в Докладе департамента по молодежной политике Правительству РФ за период 2000-2003 годов.


Научная новизна исследования
Научная новизна диссертационного исследования определяется рассмотрением социальных конфликтов, возникающих в молодежной среде, с точки зрения перспектив социального управления. Научная разработка такого подхода опирается на теорию конфликта, основные положения которой получили развитие с учетом условий социальной нестабильности и неопределенности.

В соответствии с этим в работе получены следующие результаты, имеющие научную новизну:

1. Теоретически обоснована концептуальная взаимосвязь явлений социальной неопределенности, противоречия и конфликта. Установлено, что сами по себе условия социальной неопределенности ведут к усилению противоречий и напряженности, но не являются непосредственным детерминантом конфликтов.

2. Изучены основания и классифицированы типы социальных конфликтов, возникающих между молодежью и обществом, а также внутри молодежи как особой социально-демографической группы.

3. Разработанная макроуровневая концептуализация специфически молодежных конфликтов – институционального, социокультурного и статусного – дополнена и конкретизирована исследованием их микроуровневых проявлений в сферах семейных отношений (внутри и межпоколенных), образования, труда и культуры.

4. Разработаны и обоснованы социальные механизмы управления конфликтами в среде молодежи, действующие на макро- и микроуровнях, изучены их основные функции и дисфункции в условиях социальной нестабильности и неопределенности.

5. Рассмотрены институциональные механизмы управления конфликтами – институты социальной и правовой защиты и социального посредничества, а также механизмы и тенденции саморегуляции и самоорганизации в молодежной среде как форма проявления социальной субъектности в управлении конфликтами.

6. На основе диспозиционной концепции личности, концепции девиантного поведения и концепции стилей поведения субъектов конфликта осуществлена разработка механизма формирования установок молодежи в отношении конфликтного регулирования на индивидуально-личностном уровне и стратегий саморегуляции конфликтов в молодежной среде.

7. Обоснована зависимость между доминирующим типом отношений общества к молодежи и априорным выбором возможных стратегий и стилей саморегулирования конфликтов, показан механизм формирования «культуры конфликта».

8. Сформулированы комплексные стратегические направления государственной молодежной политики с целью управления конфликтами.

9. Разработаны предложения по оптимизации деятельности посреднических структур в процессе разрешения конфликтов молодежи.
Положения, выносимые на защиту
1. В условиях социальной нестабильности и неопределенности наблюдается дальнейшее углубление социальных противоречий между молодежью и обществом, однако переход противоречия в его высшую стадию – конфликт – происходит не всегда. Это обусловлено особенностями самих условий социальной неопределенности как размытости и неясности групповых позиций, неосознанности противоположных интересов и неструктурированности конфликтующих сторон. Поэтому условия неопределенности характеризуются социальной напряженностью, а возникновение конфликта связано с преодолением неопределенности, когда осознаются социальные позиции, различия жизненных шансов и структура интересов разных социальных групп.

2. В результате взаимодействия с социальной структурой в процессе до определения жизненной ситуации и достижения социальной зрелости молодежь вступает во все типы конфликтов, существующих в обществе на данном этапе его развития. Конфликты молодежи могут быть классифицированы по их масштабу, характеру взаимодействующих субъектов, сферам жизнедеятельности, социокультурным основаниям (структуре потребностей, интересов, ценностей, норм, установок, целей), индивидуальному восприятию конфликтов, характеру конфликтного взаимодействия, положению молодых субъектов в системе социальной иерархии.

3. Как особая социально-демографическая группа, отличающаяся социальным положением и социальными функциями, молодежь характеризуется специфическим набором конфликтов, каждый из которых находит свое конкретное выражение в основных сферах жизнедеятельности. При этом конфликты молодежи с институтами социализации, социокультурные конфликты и конфликты, обусловленные неравенством социального статуса, имеют разную степень остроты в зависимости от стабильности и нестабильности жизненной ситуации конкретных молодых людей и способов преодоления неопределенности.

4. Социальные механизмы управления конфликтами в среде молодежи включают механизмы внешней и внутренней регуляции. Внешними механизмами являются институциональные структуры – как государственные, так и общественные организации, призванные редуцировать конфликты как между молодежью и обществом, так и внутри самой молодежи (социальная и правовая защита, социальное посредничество). К внутренним механизмам относятся индивидуальные и групповые стратегии преодоления социальных препятствий, возникающих в ходе самореализации молодежи. Последние находят выражение в процессах индивидуализации, т.е. самостоятельного конструирования жизненных траекторий в ситуации социальной неопределенности. Причем в условиях неэффективности институционального регулирования конфликтов роль саморегуляции повышается.

Основываясь на таких социально значимых качествах, как индивидуальность, инициативность и ответственность, в ряде случаев саморегуляция способствует активному становлению социальной зрелости и социальной субъектности молодежи. Но под влиянием правового нигилизма тенденции саморегуляции в молодежной среде могут включать и девиантные проявления социальной активности, что в широком социальном плане способствует лишь дальнейшей эскалации конфликтов.

5. Выбор в пользу той или иной стратегии регулирования конфликта определяется социально-психологическими и социокультурными особенностями конкретных молодых людей и является частью диспозиционной структуры личности молодого человека. На этой основе в сознании молодых людей формируются социально фиксированные установки – аттитюды компромисса, уступки, ухода, подавления, разрешения или предупреждения. Они становятся основой различных моделей саморегуляции конфликтов – конформизма, ритуализма, ретреатизма (или эскапизма), мятежа и инновации.

6. В зависимости от стереотипов, существующих в обществе в отношении молодежи, поведение молодых людей в ситуации конфликта меняется. При критическом типе отношений реализуется стиль конкуренции; при возвышенном – чаще достигается компромисс; при объективном – детерминирует сотрудничество; при нейтральном – уклонение.

7. В рамках государственной молодежной политики целесообразно развивать два стратегических направления по регулированию конфликтов в молодежной среде. Первое связано с решением актуальных социальных проблем, направленных на предотвращение социального исключения молодежи (дискриминации, отчуждения и маргинализации). Второе ориентировано на формирование в сознании молодого поколения современных ценностей толерантности и сотрудничества, предотвращения агрессии и экстремизма. Соединение двух обозначенных направлений способно гармонизировать социальные отношения.

8. В условиях нестабильности и неопределенности российского общества значительная часть молодежи демонстрирует стремление к активному самостоятельному поиску выхода из конфликтной ситуации. При этом выражает готовность разрешать конфликт процессуально, поэтапно, с привлечением компетентных лиц (посредников). В силу чего создание сети посреднических агентств для молодежи с единым информационным пространством позволит оптимизировать разработку комплексных социальных программ рационализации конфликтов.
Научно-практическая значимость исследования
Научно-практическая значимость работы состоит в обосновании научной перспективы данного исследовательского направления – конфликтологического менеджмента в молодежной среде в условиях нестабильного общества. Методологический подход, реализованный в диссертации, теоретическая разработка проблемы институционального управления специфическими молодежными конфликтами позволили систематизировать и расширить имеющиеся концептуальные представления о противоречиях в социальном становлении молодежи, самореализующейся в нестабильном и конфликтогенном российском обществе.

Разработка идей комплексного институционального управленческого воздействия на социальные конфликты и систематизация структурообразующих элементов конфликта, определяющих типы и особенности их разрешения посредством саморегуляционных механизмов, используемых на личностном и межличностном уровнях, раскрывают новые границы в социологическом изучении молодежных проблем в условиях нестабильного, модернизирующегося общества. В научный оборот вводятся репрезентативные мониторинговые эмпирические данные и соответствующий проблематике понятийный аппарат.

Теоретические положения и выводы диссертационного исследования могут служить основанием для совершенствования имеющихся и внедрения инновационных направлений государственной молодежной политики, подразумевающей комплексное внешнее макровоздействие социальных институтов на конфликтогенные условия в обществе и специфические молодежные конфликты с целью их минимизации и конструктивного преодоления.
Апробация результатов исследования
Результаты мониторинговых исследований, научные выводы по разрабатываемой проблематике докладывались автором на более чем 20 научно-практических, международных (Москва, Санкт-Петербург) и российских конференциях, на I Всероссийском социологическом конгрессе (Санкт-Петербург, СП(б)ГУ, 2000 г.), на II Всероссийском социологическом конгрессе (Москва, МГУ, 2003 г.), на Первом Всероссийском слете молодых ученых, социальных работников (Москва, МГСУ, 1999 г.) и трех Всероссийских Форумах социальных работников (Уфа 1998, 1999, 2000 гг.), организованных автором.

Опубликовано 70 научных работ, в том числе 7 монографий. Разработаны курсы лекций с программным и с учебным обеспечением по конфликтологии и социологии молодежи, читаемых студентам вузов (БГУ, МГОПУ, БАГСУ).



За активную общественную, воспитательную, научно-исследовательскую, популяризаторскую деятельность автор дважды удостаивалась именной стипендии Президента Республики Башкортостан.


База данных защищена авторским правом ©ekonoom.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница