Трапезников В. А. Валютное регулирование в международном инвестиционном праве. "Волтерс Клувер", 2004 г




страница9/11
Дата22.04.2016
Размер2.5 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11

Заключение

Итак, в ходе исследования было выявлено, что институт валютного регулирования в международном инвестиционном праве охватывает широкий круг вопросов, в частности распределение компетенции государства в вопросах валютного регулирования, субъектный состав участников валютных операций в инвестиционной деятельности, особенности правового режима валютных счетов организаций - резидентов, порядок купли-продажи иностранной валюты на внутреннем валютном рынке, использование международных расчетных единиц международного и регионального характера (евро, СДР), устанавливаемые государством обязанности инвесторов по использованию иностранной валюты, допустимость установления валютных ограничений, критерии их установления, разграничение операций на текущие и связанные с движением капитала, деятельность международных организаций в сфере международного валютного и инвестиционного сотрудничества.

Изучение экономических и юридических аспектов понятий "валютные ограничения", "гарантия перевода платежей иностранных инвесторов" показывает, что ряд вопросов теории и практики в этом направлении либо вообще не находят решения, либо рассматриваются весьма противоречиво. Это обусловлено тем, что государственное регулирование валютных отношений является выражением валютной политики государства и представляет собой часть его экономической деятельности, что предопределяет широкое использование в нормативных актах отдельных экономических категорий, в частности конвертации и конверсии валюты, валютного курса.

Государства в силу действия принципа суверенного равенства являются равноправными участниками международного общения. Согласно Декларации о принципах международного права, касающихся дружеских отношений и сотрудничества между государствами, принятой Генеральной Ассамблеей ООН 24 октября 1970 г., понятие суверенного равенства включает в себя право каждого государства на свободный выбор и развитие своей экономической системы. Следовательно, оно обладает исключительной компетенцией при выборе форм своей валютной политики, и вмешательство в вопросы валютного регулирования может быть квалифицировано международным сообществом как нарушение принципа невмешательства во внутренние дела.

Концепция невмешательства не означает, что государства могут произвольно относить к своей внутренней компетенции любые вопросы. Международные обязательства государств являются критерием, который позволяет правильно подходить к этому. Данное положение подтверждается и тем обстоятельством, что, согласно Декларации Генеральной Ассамблеи ООН 1970 г., каждое государство обязано выполнять свои международные обязательства.

Положения о порядке валютного регулировании текущих операций перенесены в область международного экономического права. Все государства - члены МВФ приняли на себя обязательство о недопущении наложения ограничений на производство платежей и переводов по текущим международным операциям. В рамках другой международной организации - ВТО - принято Соглашение ТРИМС, в котором введен запрет на введение валютных ограничений в странах - участницах ВТО. Вхождение в ВТО автоматически предполагает согласие государства на условия ТРИМС. Следовательно, государство, подписавшее международный договор, обязуется не принимать меры, которые в нем перечислены.

В рамках регионального интеграционного объединения - ЕЭС - свобода движения капитала рассматривается как одна из свобод общего рынка. При этом прямые капиталовложения подлежат прямой и безусловной защите. Все ограничения на движение платежей в валюте запрещены. В рамках ЕЭС введена единая валюта, эмитируемая Европейским центральным банком. Однако при этом необходимо учитывать, что ЕЭС как интеграционное объединение включает в себя только западные страны, находящиеся на высоком уровне экономического развития, с сильной национальной экономикой.

Как видно из рассмотренного в работе материала, данные соглашения действуют в рамках международных организаций и региональных интеграционных объединений. Поэтому в настоящее время имеется острая потребность в комплексном анализе валютного регулирования в международном инвестиционном праве, что обусловлено особенностями его правовой регламентации.

На фоне глобализации мировых экономических процессов отсутствует единый режим регулирования в международном инвестиционном праве. Это обусловлено отсутствием четко выраженного корпоративного интереса в развитии международных механизмов регулирования иностранных инвестиций со стороны индивидуальных частных инвесторов, а также концептуальными различиями в подходах к правовому регулированию иностранных инвестиций со стороны двух различных групп государств. Первая группа государств - страны, импортирующие капитал, стремятся к правовому регулированию иностранных инвестиций на уровне национального законодательства, тогда как вторая группа государств - страны, экспортирующие капитал, стремятся обеспечить соблюдение собственных интересов в сфере иностранных инвестиций с использованием как национально-правовых, так и международно-правовых форм регламентации. В результате единого соглашения по данному вопросу не достигнуто.

Отдельные государства используют различные организации для выражения своих интересов в сфере международно-правового регулирования иностранных инвестиций. Так, развитые государства используют структуры Мирового банка и ОЭСР, в которых страны - доноры инвестиций доминируют в процессе принятия решений, тогда как развивающиеся страны обращаются к органам ООН, где их интересы в силу особенностей формирования и механизма принятия решений имеют больший шанс быть принятыми во внимание. Таким образом, и валютное регулирование иностранных инвестиций осуществляется неодинаково.

Основной тенденцией развития всей системы международного права является его развитие от координационного метода регулирования в сторону субординационного на базе международных экономических организаций (МВФ, ВТО) и интеграционных объединений. Возникают правовые комплексы "право ВТО", "право МВФ", право ЕЭС, МЕРКОСУР. В последнее время в связи с глобализацией мировой экономики общечеловеческие интересы приобретают приоритет над государственными. Представителем общечеловеческих интересов выступает мировое сообщество. Объективные процессы развития мировой экономики требуют надгосударственного механизма решения возникающих в сфере инвестиционной деятельности проблем.

В свете данных тенденций развития международного права встает задача оптимального сочетания национальных интересов с интересами всего международного сообщества. Без ее решения невозможно нормальное существование как мировой экономики, так и отдельных государств.

Все вышесказанное полностью относится и к современной международной валютной системе. В рамках отдельных международных организаций активно разрабатываются вопросы либерализации текущих международных платежей, при этом осуществляется международно-правовое регулирование конвертируемости валют в связи с текущими международными платежами. В то же время основная форма привлечения иностранных инвестиций - это прямые иностранные инвестиции. Однако, если инвестиции осуществляются в этой форме, они полностью выходят из-под сферы регулирования международного права и подпадают под правовой режим государства - реципиента иностранной собственности.

На первом этапе решения указанных проблем предлагается установить международный режим стабильных валютных курсов. Для этого необходимо в первую очередь разработать единые правила валютного регулирования операций по движению капитала, в рамках МВФ разработать и принять поправку, предполагающую расширение компетенции этой организации в области движения капиталов. Если дело пойдет в заданном направлении, концепция конвертируемости валюты окажется существенным образом измененной, так как ее толкование будет значительно расширено. Конвертируемость будет одновременно текущей и облегчающей движение капиталов, что определенно в большей степени будет ограничивать государства - члены, поскольку им придется получить согласие Фонда до введения ограничений в этой области. Несомненно, сегодня ряд государств - членов, начиная с наиболее развитых из них, обладают полностью конвертируемой валютой, режим которой распространяется как на текущие платежи, так и на и платежи в форме движения капитала; однако речь идет о простых, зависящих от личного усмотрения решениях, которые они могут принять в любой момент (за исключением международных обязательств, принятых в региональных рамках, как это имеет место с членами Европейского Союза).

На втором этапе необходимо обратить внимание на следующее обстоятельство. Сегодня способы регулирования в ВТО иностранных инвестиций малоэффективны. Однако в рамках данной организации разработано Соглашение ТРИМС, которое необходимо взять за основу для Международного инвестиционного соглашения. Далее станет необходимым преобразование Всемирной торговой организации в Мировую инвестиционную и торговую организацию. Логика внутреннего единства инвестиций и международных платежей, связанных с торговлей, требует создания единой организации, которая занималась бы одновременно торговой системой, международными инвестициями и международной валютной системой. В любом случае будет политически более приемлемым изменить существующие институты, чем создавать новые. Другое преимущество ВТО состоит в том, что данная организация имеет эффективную юридически обязательную систему урегулирования споров, которую не имеет никакая другая организация.

При этом МВФ будет функционировать в качестве специализированной отдельной организации в направлении распространения режима конвертируемости на движение капиталов. Само собой разумеется, что не будет оснований проводить различие между текущими платежами и платежами в форме движения капитала. В таком случае все государства - члены Фонда будут обязаны приступить к постепенному устранению всех своих ограничений в отношении обмена валюты. Это оставляет нерешенным вопрос контроля над иностранными инвестициями (прямыми или портфельными), который близок к вопросу устранения ограничений в отношении обмена валюты, но отличается от него.

Вопросы контроля над инвестициями должны решаться в рамках единой организации универсального характера, одна из моделей создания которой предложена в настоящей работе. Вопросы компетенции государств по введению или отмене ограничений по текущим операциям решены в рамках МВФ. Следовательно, на современном этапе в силу разд. 3 ст. VI Соглашения, которое признает исключительную компетенцию государств в области движения капитала, такие ограничения рассматриваются как соответствующие Соглашению об МВФ. Однако, как уже отмечалось, современные потребности развития мировой экономики требуют отмены ограничений на операции движения капитала.

Действительно, все недавние серьезные, потребовавшие вмешательства МВФ кризисы (Мексика - в 1995 г., Юго-Восточная Азия - в 1997 г.) по своей природе были финансовыми и проявлялись в массовом вывозе капиталов, которому эти страны больше не могли противостоять. Поэтому единственный способ решения данных проблем - это расширение деятельности МВФ по проведению операций, связанных с движением капитала.

Пока же в настоящее время, чтобы быть допущенными к ресурсам МВФ, государству - члену МВФ необходимо использовать полученные средства в соответствии с Соглашением Фонда. Ни один член Фонда не может использовать его ресурсы, чтобы противостоять продолжительному вывозу капитала, за исключением случаев, когда речь идет о вывозе капитала в виде кредита "стенд-бай". Это положение соответствует праву государств - членов МВФ определять по своему усмотрению движение капиталов, так как последнее не входит в компетенцию Фонда.

Несомненно, в соглашение по инвестициям необходимо включить положение о трансферте платежей, закрепив общие положения по регулированию данного процесса. При включении данных правил необходимо учесть опыт конвенционного регулирования в рамках как многосторонних, так и двусторонних договоров.

МВФ же как организация, имеющая огромный опыт в регулировании международных валютных процессов, будет осуществлять сотрудничество с Всемирной торговой и инвестиционной организацией (ВТИО). Сотрудничество между двумя организациями необходимо, чтобы осуществлять согласованную политику в отношении валютных вопросов в пределах юрисдикции Фонда и в пределах допустимости свободы трансфертов в рамках юрисдикции ВТИО. Такое сотрудничество необходимо и для выработки национальной политики как государств, так и компетентных международных организаций, учитывая глобализацию мировой экономики, которая влечет за собой усиление взаимозависимости.

В рамках исследуемой в работе проблемы встает вопрос о праве каждого государства на экспроприацию собственности иностранного инвестора. В основу данного права положена концепция суверенитета, которая оправдывает право каждого государства осуществлять меры по экспроприации или национализации. Следовательно, государства вправе согласиться на ограничения при проведении экспроприации или национализации при условии, что эти ограничения приняты добровольно. Как же соотносится практика отказа от экспроприации или национализации с принципом "постоянного суверенитета над природными ресурсами"? Если государство берет на себя обязательство не экспроприировать международные инвестиции, не отказывается ли оно от своего постоянного суверенитета на эти международные инвестиции? Этот вопрос неизбежно приводил развитые и развивающиеся страны к конфликтам.

Тем не менее в настоящее время ни одна из стран мира не ставит под сомнение принцип, в соответствии с которым государство, в чьих пределах осуществляется инвестиция, имеет право на изъятие (национализацию), если этого требуют национальные общественные интересы. При этом инвестору выплачивается компенсация.

Между тем в международной арбитражной практике все еще возникают трудности в отношении определения действий, охватываемых так называемой ползучей национализацией (постепенное ограничение прав инвестора, приводящее к невозможности управлять инвестиционным процессом), а также определения компенсации.

Поэтому в настоящее время особую актуальность приобретает проблема обеспечения и реализации прав иностранного инвестора. Заключая межгосударственные соглашения в области инвестиций, государства принимают определенные обязательства, конечная цель которых - обеспечение сохранности иностранной собственности на территории принимающего государства. Их особенность заключается в том, что они исходят от самого государства, принимающего капитал; нормы, которые содержатся в двусторонних инвестиционных соглашениях, рассматриваются как дополнительные гарантии к тем, которые содержатся в национальном законодательстве.

Речь идет о том, что государство в законодательном или международно-правовом порядке принимает на себя обязательство совершить по отношению к иностранному инвестору определенные действия или (чаще всего) воздержаться от действий, нарушающих права и законные интересы инвестора.

Поэтому международно-правовые гарантии необходимо рассматривать в качестве конкретных обязательств, которые принимает государство в связи с заключением международных соглашений в сфере инвестиционного сотрудничества.

Преимущество международно-правовых гарантий определяется формой их закрепления - международным договором. Обязательства государства, принимаемые им в качестве участника международного соглашения, не могут быть им изменены в одностороннем порядке, без согласия других участников соглашения. Поэтому международно-правовые гарантии прав иностранных инвесторов, составляющие содержание международно-правовых норм, обязательны для государства, в которое намеревается вложить свои капиталовложения иностранный инвестор, и один из наиболее важных аспектов для иностранного собственника, влияющих на принятие им решения о вложении своей собственности в иностранное государство.

Обеспечение сохранности права собственности является предпосылкой для реализации правомочий иностранного инвестора, права которого закрепляются в национальном законодательстве, где регулируются условия допуска и функционирования иностранной собственности.

При этом крайне важно, чтобы права иностранному инвестору были не просто продекларированы, но и могли быть им фактически реализованы. Государство - реципиент иностранной собственности должно обеспечить реализацию прав иностранного инвестора, закрепленных в диспозиции норм международных соглашений.

Объект гарантирования составляют обязательства, т.е. права инвестора и обязанности государства, закрепленные в норме, по отношению к иностранному инвестору. При этом обязанности государства всегда должны быть условием и средством превращения юридической возможности, заложенной в норме, в фактическую действительность.

Таким образом, международно-правовые гарантии иностранных инвесторов - это установленные на основании международных соглашений обязательства государств в области межгосударственного инвестиционного сотрудничества, принятые для обеспечения сохранности иностранной собственности и фактической реализации прав иностранных инвесторов, закрепленные в нормах международного права на своей территории.

Государство в законодательном или международно-правовом порядке принимает на себя обязательство совершить по отношению к иностранному инвестору определенные действия или (чаще всего) воздержаться от действий, нарушающих права и законные интересы инвестора.

В целом, как видим, правовое регулирование валютных отношений в международном инвестиционном праве еще не сложилось окончательно и нуждается в серьезном усовершенствовании. Автор надеется, что сделанные в данной работе выводы смогут быть полезными для этих целей.


Трапезников В.А.,

кандидат юридических наук,

член Российской Ассоциации международного права

при Российской Академии наук,

юрисконсульт ООО "Баштрансгаз" ОАО "Газпром"
─────────────────────────────────────────────────────────────────────────

*(1) См.: Смирнов А.А. Государственная концепция в инвестиционных вопросах// Законодательство и экономика. 2003. N 4. С. 5.

*(2) См.: Нешатаева Т.Н. Международные организации и право. Новые тенденции в международно-правовом регулировании. М., 1998. С. 45.

*(3) Цит. по: Вилков Г.Е. Национализация и международное право. М., 1962. С. 14.

*(4) См.: Крупко С.И. Инвестиционные споры между государством и иностранным инвестором. М., 2002. С. 1-5.

*(5) См.: Карро Д., Жюйар П. Международное экономическое право. М., 2002. С. 400-411.

*(6) См.: Лазарев М.И., Абашидзе А.Х. Казусы (международно-правовые) стран Америки XX века. М., 2001. С. 102-105.

*(7) UNCTAD Press Release, December 15, 2000// Internet: http:unctad.org/en/enhome.htm.

*(8) См.: Лабин Д.К. Международно-правовое регулирование инвестиционных отношений (исторический очерк)// Право и политика. 2000. N 9. С. 35-37.

*(9) О теории "минимального международного стандарта", "доктрине Кальво", позиции деколонизированных стран Азии и Африки см. ранее при рассмотрении периодизации, предложенной Д.К. Лабиным.

*(10) Богуславский М.М. Международное частное право. М., 1994. С. 172.

*(11) См.: Трапезников В.А. Гарантии прав иностранных инвесторов // Росс. юстиция. 2001. N 12. С. 26.

*(12) См.: Лабин Д.К. Международно-правовое регулирование иностранных инвестиций. М., 2001. С. 5-6.

*(13) См.: Вознесенская Н.Н. К вопросу о правовом регулировании иностранных инвестиций в России // Государство и право. 2001. N 6. С. 83.

*(14) См.: Кучер Б.Н. Международный экономический правопорядок. Киев, 1988. С. 31.

*(15) См.: Лукашук И.И. Международное право. Особенная часть. М., 2001. С. 198.

*(16) См.: Гусейнов О.Р. Международно-правовое регулирование иностранных инвестиций. М., 1998. С. 78.

*(17) См.: Богатырев А.Г. Инвестиционное право. М., 1992. С. 34-36.

*(18) См.: Доронина Н.Г. Влияние норм международных договоров на российское законодательство об инвестициях // Российский ежегодник международного права / Отв. ред. Л.Н. Галенская. СПб., 2001. С. 176-177.

*(19) См.: Шумилов В.М. Международное экономическое право. М., 2001. С. 231-232.

*(20) См.: Богатырев А.Г. Инвестиционное право. С. 58.

*(21) См.: Савенкова О.В., Туктаров Ю.Е. Понятие и особенности гражданско-правовых гарантий // Известия вузов. Серия: Правоведение. 1999. N 3. С. 83-86.

*(22) Энциклопедический словарь: Политология / Под ред. М.Ю. Аверьянова. М., 1993. С. 57.

*(23) См.: Братусь С.М. Юридическая ответственность и законность. М., 1976. С. 79

*(24) См.: Савенкова О.В., Туктаров Ю.Е. Указ. соч. С. 86.

*(25) Юридический словарь / Отв. ред. С.Н. Братусь. М., 1953. С. 102.

*(26) См.: Яковлев В.Ф. Гражданско-правовые средства обеспечения реального и надлежащего исполнения хозяйственных договоров // Гражданское право, эффективность и качество. Свердловск, 1977. С. 80; Теория права и государства / Под ред. Н.А. Катаева, В.В. Лазарева. Уфа, 1994. С. 399-400.

*(27) См.: Недбайло П.Е. О юридических гарантиях правильного осуществления советских правовых норм // Сов. государство и право. 1957. N 6. С. 20.

*(28) См.: Воеводин Л.Д. Юридический статус личности в России. М., 1997. С. 229.

*(29) См.: Боброва Н.А. Гарантии реализации государственно-правовых норм. Воронеж, 1984. С. 68.

*(30) См.: Там же. С. 31.

*(31) См.: Керимов Д.А. Категория действительности и возможности в праве // Сов. государство и право. 1968. N 8. С. 32.

*(32) См.: Талалаев А.К. Международный договор в современном мире. М., 1973. С. 155-156.

*(33) См.: Малинин С.А. Право международной безопасности // Курс международного права. М., 1999. Т. 4. С. 173.

*(34) См.: Международное право / Под ред. Н.Т. Блатовой, Л.А. Моджорян. М., 1979. С. 222-223.

*(35) См.: Статья 4 Варшавского Договора о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи от 14 мая 1955 г.

*(36) См., например, Акт относительно признания и гарантии постоянного нейтралитета Швейцарии и неприкосновенности ее территории от 8 ноября 1815 г., подписанный представителями Австрии, Франции, Великобритании, России, Португалии и Пруссии.

*(37) См.: Мингазов Л.Х. Эффективность норм международного права. Теоретические проблемы. Казань, 1999. С. 6.

*(38) По мнению профессора Л.Х. Мингазова, обязанность соблюдать международное соглашение получает смысл своего существования лишь на основе признания ответственности субъекта международного права за его нарушение (см.: Мингазов Л.Х. Указ. соч. С. 289). Совершенно актуально и сегодня мнение А.А. Фердросса: "Отрицание принципа ответственности привело бы к гибели международного права, так как с отказом от ответственности за совершенный неправомерный акт отпали бы обязательства государства соблюдать нормы международного права:" (Фердросс А.А. Международное право. М., 1980. С. 353).

*(39) См.: Тункин Г.И. Создание системы мирного сосуществования и международное право // Сов. государство и право. 1986. N 7. С. 99.

*(40) См.: Мингазов Л.Х. Указ. соч. С. 6.

*(41) См.: Котляров И.И. Правовые вопросы контроля за соблюдением международных обязательств. М., 1977. С. 40.

*(42) См.: Лукашук И.И. Функционирование международного права. М., 1992. С. 60.

*(43) См.: Шумилов В.М. Указ. соч. С. 245-246.

*(44) См.: Вознесенская Н.Н. Иностранные инвестиции: Россия и мировой опыт (сравнительно-правовой комментарий). М., 2001; Шеминова М.Я. Гарантии защиты иностранных инвестиций // Иностранные инвестиции в странах СНГ и Великобритании / Отв. ред. А.А. Рубанов, Н.И. Соловяненко. М., 1992.

*(45) См.: Вознесенская Н.Н. Иностранные инвестиции: Россия и мировой опыт (сравнительно-правовой комментарий). С. 50-51.

*(46) См.: Богатырев А.Г. Инвестиционное право. С. 22.

*(47) См.: Доронина Н.Г., Семилютина Н.Г. Правовое регулирование иностранных инвестиций в России и за рубежом. М., 1993. С. 86.

*(48) См.: Фархутдинов И.З. Иностранные инвестиции в России и международное право. Уфа, 2001. С. 134-135.

*(49) См.: Мауленов К.С. Государственное управление и правовое регулирование в сфере иностранных инвестиций в Республике Казахстан. Алма-Ата, 2000. С. 342.

*(50) См.: Папушина И.Э. Правосубъектность государства в международных инвестиционных отношениях: Дисс. : канд. юрид. наук. Казань, 1999. С. 85.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11


База данных защищена авторским правом ©ekonoom.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница