Трапезников В. А. Валютное регулирование в международном инвестиционном праве. "Волтерс Клувер", 2004 г




страница8/11
Дата22.04.2016
Размер2.5 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11

§ 2. Валютное регулирование как институт
международного инвестиционного права

Сегодня объективно необходимо обеспечить во внутригосударственных правовых системах унифицированное регулирование вопросов введения валютных ограничений, четко и недвусмысленно определить понятие "валютные операции, связанные с движением капитала".

МВФ через систему своих принципов и норм изымает под свое регулирование часть внутригосударственной компетенции в сфере валютного регулирования и ставит под международно-правовой контроль этот режим в государствах - участниках МВФ. Благодаря этому размываются административные и экономические границы государства, сужается сфера государственного суверенитета. Происходит универсализация правового режима в международной валютной системе. Международное право в этой сфере приобретает примат над правом внутригосударственным.

Международная валютная система - часть международной системы, которая в эпоху глобализации становится целостной и все более полисистемной. По мнению В.М. Шумилова, такой глобальный социальный организм должен регулироваться и соответствующей правовой надстройкой. И эта надстройка формируется в виде глобальной правовой системы, которая состоит из внутреннего права государств, международного права, наднационального права. Качественное единство этих компонентов представляет собой прообраз глобальной правовой системы*(212).

В настоящее время формируется право МВФ, которое носит по некоторым проблемам наднациональный характер.

Так, СДР - это право на получение и специальное использование иностранной валюты. Этому праву соответствует обязательство о предоставлении кредита стране - участнице соглашения. Такая связь с национальной валютой указывает на симбиоз международных и валютных элементов, воплощенных в рассматриваемом валютном инструменте. Они выполняют роль масштаба цен при обмене СДР на национальные валюты.

Важность данного инструмента применительно к рассматриваемой гарантии перевода доходов и недопущения установления валютных ограничений на свободное использование валютных ценностей заключается в том, что государство - участник МВФ принимает на себя обязательство по соблюдению общего валютного режима.

Поэтому в случае принятия на себя государством - участником МВФ данных обязательств риск введения валютных ограничений для иностранного инвестора будет снижен. В случае дефицита платежного баланса методы корректировки валютного курса путем ревальвации или девальвации национальной валюты с использованием валютных ограничений будут нарушением международных обязательств государством - участником соглашения о МВФ.

Есть еще один важный фактор, позволяющий сделать вывод о необходимости исследования вопросов валютного регулирования в контексте глобализации мировой экономики. С принятием государством обязательств по соглашению об МВФ отпадает необходимость регулировать ту же сферу взаимоотношений с другими государствами - участниками двусторонних инвестиционных договоров. Таким образом, МВФ наряду со Всемирным банком и ВТО будет способствовать формированию современной институционной структуры международного экономического сотрудничества.

Глобализация планетарных процессов, с которой связана главная тенденция развития международного права, наиболее заметно проявляется, по мнению Генерального секретаря ООН Кофи Анана, в расширении потока товаров, финансовых средств, деятельности транснациональных корпораций*(213).

Поэтому исключительно важная роль принадлежит деятельности наднациональных структур, которые гарантируют физическим и юридическим лицам государств, являющихся членами данных организаций, более высокий уровень стабильности их прав, так как по своей инициативе без согласования с международной организацией вопроса, отнесенного к ее компетенции, государство не вправе принять решение об изменении соответствующих правил.

В.М. Шумилов анализируя современные проблемы международного экономического права, отмечает: ":главное противоречие современной эпохи - это противоречие между государственной формой организации общества и глобализацией мировой экономики"*(214).

Ученый считает, что "движущей силой развития международных экономических отношений является внесение изменений в международную нормативную систему с целью устранения противоречий между группами развитых и развивающихся стран..."*(215). Основной тенденцией развития всей системы международного права является его развитие от координационного метода регулирования в сторону субординационного, от метода двусторонних соглашений к многосторонним на базе универсальных международных экономических организаций (МВФ, ВТО). Возникают правовые комплексы "право МВФ", "право ВТО", нормы которых приобретают императивный, надгосударственный характер.

И.И. Лукашук придерживается аналогичной точки зрения, отмечая при этом, что общечеловеческие интересы приобретают приоритет над государственными интересами. Представителем общечеловеческих интересов выступает мировое сообщество в целом. Объективно общечеловеческие процессы требуют надгосударственных механизмов решения возникающих проблем, соответственно, в международном праве появляются элементы надгосударственного регулирования*(216).

В свете данных тенденций развития международного права, отмеченных российскими учеными, встает задача оптимального сочетания национальных интересов с интересами сообщества. Без ее решения невозможно нормальное существование как сообщества, так и ее членов. Размышляя над ответом на поставленный вопрос, представляется целесообразным обратить внимание на международную организацию - ООН, которая выступает в качестве организационной структуры мирового сообщества. На протяжении всего периода своего существования ООН, являясь объединением государств, составляющих большинство в мире, в единстве со специализированными учреждениями рассматривала и решала вопросы, представляющие интерес не только для традиционных субъектов международного права, но и для негосударственных образований, в том числе для личности.

Анализируя проблемы мирового правопорядка, Н.Е. Тюрина делает вывод, что результаты, достигнутые за период деятельности ООН, говорят о способности этой организации выполнять функции координационного центра в мировом сообществе, проводить в жизнь стратегию глобального партнерства в различных сферах*(217).

Следовательно, Устав ООН и связанные с ним принципы международного сообщества выступают своеобразной конституцией, требованиям которой должны отвечать все отрасли, институты и нормы международного права, в том числе и международного инвестиционного. МВФ и группа Всемирного банка являются специализированными учреждениями ООН. Поэтому данные обстоятельства могут быть в полной мере отнесены и к деятельности указанных международных организаций.

Область валютного регулирования в международном экономическом праве имеет все черты современного международного экономического правопорядка. Фактически полностью перенесен акцент с метода двустороннего регулирования на метод многостороннего регулирования. Вопросы внутренней компетенции государств постепенно переходят в международно-правовую сферу регулирования, что означает расширение объектной сферы международного права. В международном валютном праве заметно проявляется явление наднациональности. Наднациональная функция права в условиях формирования единого мирового хозяйства - это объективный этап в развитии системы правового регулирования. Речь идет о переходе от метода многостороннего регулирования к методу наднационального регулирования. Многие наднациональные элементы присущи деятельности, компетенции МВФ.

В то же время на фоне значительного роста указанных факторов, отражающих картину современного международного экономического правопорядка, отчетливо вырисовывается следующее противоречие. Валютное регулирование осуществляется на наднациональном уровне, однако в сфере международного инвестирования отсутствуют глобальные правила, нет организации, посредством которой осуществлялась бы координация связей инвесторов в мире. Конечно, существуют организации, которые в своей деятельности рассматривают отдельные аспекты проблем, связанных с инвестициями (разрешение споров - МЦУИС, страхование - МИГА, регулирование валютных ограничений - ТРИМС, МВФ). Однако единой универсальной организации, которая занималась бы всем комплексом вопросов, нет.

Данное противоречие характеризует и институт валютного регулирования в международном инвестиционном праве. По сути дела, в данном институте "работают" разные группы правоотношений. Юридическим содержанием таких правоотношений являются взаимосвязанные группы субъективных прав и юридических обязанностей субъектов международного экономического права. Комплекс правоотношений, складывающийся на основе норм международного права, образует правовой режим. Совокупность связей, через которые взаимодействуют национальные экономики разных стран, образуют международные экономические отношения.

С учетом отмеченных обстоятельств на фоне глобализации мировых экономических процессов отсутствует единый режим валютного регулирования в международном инвестиционном праве.

Поэтому валютное регулирование иностранных инвестиций осуществляется неодинаково. Это зависит как от модели соглашения в сфере защиты инвестиций (европейская или американская), так и от участия в интеграционном объединении (НАФТА - Североамериканское соглашение о зоне свободной торговли 1994 г., МЕРКСОСУР и т.д.), от политики государства, принимающего инвестиции, от политической стабильности.

Поэтому необходимо применительно к правовому регулированию валютных отношений обратить внимание на следующие обстоятельства:

1) валюта является объектом права собственности иностранного инвестора, следовательно, введение валютных ограничений означает ограничение прав собственников на право владения, пользования и распоряжения по их свободному усмотрению своей собственностью;

2) осуществление инвестиционной деятельности предполагает, что инвестор приобретает право получить платеж в согласованной валюте. Если же будут препятствия на пути получения денежных средств, то можно говорить о том, что в отношении него введены валютные ограничения. Таким образом, как количественные ограничения, установленные в ТРИМС, так и ограничения прав на валюту имеют одинаковые последствия и широко взаимозаменяемы.

Нормальное функционирование правового режима инвестиционной деятельности основывается на стабильности национальных валют. Бывает, что тарифные уступки между членами ГАТТ/ВТО напрямую обесцениваются валютными колебаниями. Таким же образом применение антидемпинговых и компенсационных пошлин на импортируемые товары, как правило, непосредственно связаны с валютными колебаниями как в стране - импортере, так и в стране - экспортере. Следовательно, валютный инструмент может свести к нулю таможенную защиту. Зачем в таком случае вести переговоры о снижении таможенных пошлин, если это снижение почти сразу же может быть скомпенсировано обратными валютными колебаниями?

Отсюда следует системная необходимость установить международный режим стабильных валютных курсов. Логика внутреннего единства торговли и международных платежей требует создания единой организации, которая занималась бы одновременно и торговой системой, и международной валютной системой. Вместо этого возобладал формальный и функциональный подход: за МВФ была закреплена сфера валютных отношений, а за ВТО - сфера международной торговли. В то же время отсутствуют глобальные правила для международных инвестиций, несмотря на их возрастающее значение в мировой экономике.

Сегодняшнее направление правил регулирования иностранных инвестиций в ВТО является недостаточным и неадекватным. ВТО представляется подходящим форумом для проведения переговоров по проекту многостороннего инвестиционного соглашения, так как торговля и инвестиции должны рассматриваться вместе. Однако Уругвайский раунд показал, что баланс сил становится в пользу развитых стран и существующие документы, относящиеся к регулированию ПИИ, не в полной мере отвечают интересам развивающихся стран.

Переговоры по ДИС, ратификация и процедуры имплементации требуют больших затрат времени и денег и заканчиваются неэффективными результатами. Ситуация подобна концу ХIХ столетия, когда большинство европейских стран подписывали множество двусторонних торговых соглашений. ГАТТ 1994 г. позволило мировому сообществу сохранять огромные ресурсы, обеспечивая единую, всестороннюю основу для регулирования и либерализации торговли. Отсутствие аналогичного международного соглашения и института в инвестиционной области стоит миру очень дорого. Если все члены ВТО подпишут ДИС между собой, общее их количество будет составлять приблизительно 8 тыс. соглашений.

Цель ДИС - существенно снизить риск для потенциальных инвесторов путем принятия обязательств принимающим государством по уважению свободы и прав собственности иностранного инвестора. Однако ДИС - обычно асимметричный документ, в котором налагаются обязательства на принимающее государство без определения обязательств правительства - родины иностранного инвестора или самого иностранного инвестора. Так как обычно одна подписавшаяся Сторона в большинстве случаев страна - родина инвестора, а другая Сторона - принимающее государство, асимметрия становится очевидной даже в ходе переговоров.

Это обстоятельство и является причиной того, что некоторые принимающие государства, особенно страны Латинской Америки и Индия, крайне настороженно относятся к ДИС, воспринимают их как несправедливый инструмент, подрывающий власть принимающего правительства по регулированию зарубежных инвестиций, в то время как чрезмерно и незаслуженно укрепляется власть частных инвесторов. Поэтому вероятность основанного в значительной степени на структуре ДИС глобального инвестиционного соглашения типа МИС ОЭСР очень небольшая.

Необходимы новые подходы в решении данного вопроса. Будущее международное инвестиционное соглашение несомненно должно включать как вопросы поощрения ПИИ, так и функцию по контролю ПИИ, чтобы сочетать интересы страны - родины инвестиций и страны - реципиента инвестиций, Севера и Юга.

Принимая во внимание степень подготовки Международного соглашения по инвестициям и в целом лидирующую роль ОЭСР в разработке многосторонних инвестиционных правил, мы можем ошибочно предположить, что MИС - отличная основа для начала переговоров по глобальному соглашению. Однако, несмотря на кажущиеся преимущества и выгоды, данный проект имеет некоторые серьезные проблемы.

Первое. Многие из стран третьего мира воспринимают ОЭСР как исключительный клуб богатых стран, которые не могут заботиться об интересах более бедных и беднейших членов международного сообщества, и поэтому любая инициатива, исходящая из ОЭСР, будет встречена с глубоким недоверием со стороны многих наименее развитых стран. Второе. Документ ОЭСР основан главным образом на реалиях развитых стран, которые очень отличаются от условий, интересов и возможностей многих развивающихся стран. Третье. MИС - это, по существу, немного измененное ДИС на многостороннем уровне, и оно имеет все проблемы, упомянутые выше: асимметрия власти и прав и слабая защита публичного интереса от злоупотребления с социально безответственным иностранным инвестором. Более того, с тех пор как MИС идет намного дальше, чем большинство ДИС в защите инвесторов и уменьшении дискреционной власти принимающих стран, оно должно быть круто изменено, прежде чем будет в состоянии удовлетворять интересы развивающихся стран.

Поэтому МИС неподходящая основа для нового Мирового инвестиционного кодекса и может использоваться только в комплексе с другими инструментами.

Кодекс поведения ТНК разрабатывался Комиссией ООН по ТНК в ЭКОСОС, никогда не был подписан, поэтому законность его проблематична и доверие к нему довольно низкое. Однако в связи с тем, что он отражает главным образом позицию развивающихся стран - реципиентов ПИИ и имеет только очень общую генеральную линию по защите иностранных инвесторов, можно говорить о том, что этот противоположный тип характеристики асимметрии к МИС и Рекомендациям Всемирного банка больше сбалансирован, но не настолько, чтобы стать основанием для единого соглашения. За 15 лет переговоров накоплен огромный положительный опыт в достижении компромисса путем взаимных уступок. И хотя общие идеи так и не были выработаны, позиции не столь различны сегодня, как были в 1977 г. Этот накопленный положительный опыт мог бы быть использован в ведении переговоров по новому соглашению как стандартный блок для нового компромисса.

ТРИМС - по существу, "зародыш" универсального инвестиционного соглашения, аналогичного ГАТТ в торговой области. Если согласие развивающихся стран будет получено, оно может быть обновлено во вполне развитое, законченное соглашение, в эффективный глобальный инвестиционный кодекс. Однако современная структура ТРИМС явно не соответствует таким широким требованиям. Это Соглашение одностороннее, затрагивает интересы инвесторов в очень узком плане, только запрещая некоторые эксплуатационные требования. Расширение масштаба ТРИМС и включение отношений развивающихся стран принимающих правительств - необходимые условия для использования ТРИМС как основания для международного инвестиционного соглашения. ТРИМС может эволюционировать в мировое соглашение по инвестициям только при условии принятия новых подходов и принципов.

Теперь необходимо рассмотреть институционные аспекты управления предложенным глобальным международным соглашением в сфере международных инвестиций.

Наиболее приемлемым решением будет преобразование Всемирной торговой организации в Мировую инвестиционную и торговую и валютную организацию (ВТИВО). Необходимо также отметить, что логика внутреннего единства инвестиций и международных платежей требует создания единой организации, которая занималась бы одновременно торговой системой, международными инвестициями и международной валютной системой.

ВТО уже затрагивает область регулирования ПИИ и планомерно, более подробно рассматривает связанные с инвестициями проблемы в пределах его ГАТТ и ТРИМС. Вмешательство ВТО в проблемы инвестиций неизбежно, поскольку глобализация мировой экономики является причиной постоянного соприкосновения ПИИ и международной торговли.

Валютные положения ВТО обращают на себя внимание своей значимостью. Главная норма, установленная в ГАТТ, исходит из того, что "Договаривающиеся Стороны не должны путем валютных мероприятий нарушать положения ГАТТ или путем торговых мероприятий - положения Соглашения об МВФ (ст. ХV ГАТТ)". Фактически в этом суть взаимодополняемости, или взаимозаменяемости, валютных и торговых ограничений.

Кроме того, в любом случае будет дешевле и более политически приемлемо изменить существующие институты, чем создавать новые или объединять иные существующие организации в одну. Другое преимущество состоит в том, что ВТО уже имеет эффективную юридически обязательную систему урегулирования споров, которой нет ни у одной международной организации.

Поэтому этот выбор кажется наиболее логически обоснованным и предотвратит появление многих конфликтов в применении торговых и инвестиционных правил в будущем. Однако хотя это решение "самое оптимальное", но является ли оно выполнимым? Конференция министров ВTO в Сингапуре в декабре 1996 г. создала рабочую группу по исследованию проблем торговли и инвестиции и готовит проект к будущим переговорам относительно инвестиционных правил в ВTO. Однако группа восьми развивающихся стран, включая Индию, Малайзию и Бразилию, выступала против идеи относительно выбора ВТО как форума для переговоров по многосторонним инвестиционным правилам. Эти страны утверждали, что ЮНКТАД - более подходящее место, поскольку лучше отражает интересы развивающихся стран. Главная причина для их противостояния - опасение, что ВТО выберет проект МИС как основу для обсуждений, а это полностью неприемлемо для них и делает выбор ВТО менее перспективным по выполнимости. Если эта опасность уменьшится, то компромисс весьма возможен. Поэтому если более сбалансированный документ будет принят как основа для переговоров, ВТО может стать первым форумом по проведению переговоров и адекватным органом по управлению новым международным инвестиционным соглашением. В этом случае ВТО станет Мировой инвестиционной и торговой и валютной организацией (ВИТВО или ВТИВО). Этот выбор должен быть сделан в первую очередь.

Так как всех членов ВТО обяжут принудительно присоединиться к новому ВТИВО, включающему МИС как один из его главных инструментов, в то время как не все из них могут этого хотеть, возможности первого варианта не так уж и велики, так как консенсус - основная система голосования в ВТО.

Второй вариант - создать Многостороннюю инвестиционную организацию (МИО) как часть группы международных банков, используя институционные ресурсы МИГА, Службы консультации по зарубежным инвестициям (FIAS) и МЦУИС, МВФ. Консультационная служба должна быть серьезно модернизирована, чтобы стать центральной частью, секретариатом МИО, в то время как МИГА и МЦУИС сохранят свои функции, уставы и названия и получат новые функции, постепенно становясь структурами в пределах новой МИО. Дополнительный орган - Агентство по Многостороннему инвестиционному регулированию могло бы быть создано как партнер МВФ.

Лучший выбор для институциализирования международного сотрудничества в области регулирования ПИИ - преобразование ВТО в Мировую инвестиционную и торговую валютную организацию (ВИТВО) с использованием органов ТРИМС как исходной точки для нового генерального соглашения по инвестициям (ГСИI).

Для преобразования Мировой торговой организации в ВИТВО должны быть найдены привлекательные объяснения и уступки со стороны развитых стран, чтобы убедить развивающиеся страны, что это будет соответствовать их интересам. Страны ОЭСР должны демонстрировать доброжелательность и понимать, что новые переговоры по ПИИ приведут к взаимовыгодным результатам. Рабочая группа по торговле и инвестициям в ВТО должна более внимательно рассматривать позиции наименее развитых стран, выраженные в ходе переговоров относительно Кодекса поведения для ТНК, и анализировать уместность национальных инвестиционных кодексов для глобальных правил по ПИИ. Такая гибкая позиция в пределах секретариата ВТО должна смягчить отрицательные позиции некоторых противников переговоров по ПИИ (Индии или Малайзии) и ускорить начало формального процесса переговоров.

После того как будет создана Международная инвестиционная и валютная организация, можно будет проводить переговоры по Многостороннему инвестиционному соглашению на основе проекта, подготовленного секретариатом. МИС было бы обсуждено в Исполнительном органе MИО и одобрено его Советом управляющих, состоящим из представителей всех членов MИO, голосующих по принципу "один член - один голос". Членство MИО было бы ограничено только теми странами, которые являются членами всех составляющих организаций (МЦУИС, МИГУ,МБРР, МВФ), остальные государства будут иметь статус ассоциированных членов без права голоса. Система голосования должна предусмотреть простой принцип большинства, в то время как те, кто голосовал против, не будут связаны такими решениями. После того как МИС будет принято, оно станет обязательным и будет обеспечено средствами для принудительного осуществления механизма разрешения споров в рамках МЦУИС.

Участники Маракешской конференции, состоявшейся в апреле 1994 г., выразили свое стремление к сотрудничеству между ВТО и международными организациями - "Бреттон-Вудскими сестрами" - и даже отразили это в тексте Соглашения об учреждении ВТО (п. 5 ст. III, ст. V). Как отмечает Д. Карро, такое сотрудничество сегодня - как в выработке национальной экономической политики, так и в рамках компетентных международных организаций - тем более необходимо, если учесть глобализацию мировой экономики, которая влечет за собой усиление взаимозвависимости*(218).

Таким образом, взаимосвязь правового регулирования международных инвестиционных отношений и валюты очевидна. И ведущую роль в данной структуре играет деятельность Международного валютного фонда. В нормативном плане МВФ ставит перед собой две цели. Он должен содействовать стабильности валютного обмена, поддерживая между государствами - членами упорядоченные валютные отношения, и избегать обесценения денежной единицы из соображений конкуренции (ст. I (iii) Соглашения об МВФ). Необходимо также способствовать "учреждению многосторонней системы упорядочения текущих сделок между государствами - членами и содействовать устранению ограничений обмена валют, тормозящих развитие международной торговли". Поставленные цели достаточно сложны. Поэтому, чтобы дать государствам - членам возможность постепенно выполнять свои обязательства, Соглашение Фонда предусматривает определенный механизм реализации. Весь механизм поставлен под контроль Фонда, на который возложена обязанность управлять всей системой.

В нормативном механизме реализации норм валютного права применительно к рассматриваемой теме можно утверждать, что в соответствии с Соглашением МВФ государства - члены приняли на себя определенные обязательства, содержанием которых являются обязанности государства не нарушать требования "кодекса добропорядочного валютного поведения"*(219). Применительно к инвестиционным отношениям данные обязательства являются важнейшими гарантиями обеспечения прав иностранных собственников на свое имущество. В перечне принимаемых обязательств можно выделить следующие:

1. Запрет на конкурирующую девальвацию. Данное обязательство закреплено в ст. I и в разд. 4а ст. IV Соглашения об МВФ. На практике это означает, что государство - член Фонда не должно проводить девальвацию своей валюты с целью повышения конкурентоспособности своего экспорта на внешних рынках.

2. Обязательства по стабилизации обменных курсов. В соответствии с Соглашением об МВФ государства сохраняют полную свободу выбора в отношении обменного курса. Свобода выбора государства заключается в том, что каждая страна - член Фонда по своему выбору может принять систему обменного курса : фиксированную, "плавающую" или иную. Существует лишь обязанность государства об официальном уведомлении МВФ о сделанном им выборе обменного курса. За Фондом сохраняется право осуществления общего контроля за тем, как государства - члены выполняют свои обязанности.

3. Обязательства по установлению единого обменного курса (разд. 3 ст. VIII). Во многих странах имеются множественные обменные курсы (для каждой валюты свой курс), которые меняются в зависимости от определенных видов сделок. Как уже отмечалось, Россия не является исключением. Любая дискриминационная валютная практика запрещена в странах, валюта которых является конвертируемой (ст. VIII). Зато всякое возможное отступление требует предварительного согласия Фонда. В то же время страны, которые находятся в состоянии переходного периода, пользуются правом использовать, согласно ст. ХIV Соглашения, множественные обменные курсы. Ранее в настоящей работе отмечалось, что защита прав инвесторов на основе механизма страхования от некоммерческих рисков не дает возможности обеспечения прав иностранных инвесторов и расценивает такую политику принимающего государства как способ законного осуществления суверенной власти. Следовательно, используя положения норм валютного права, можно обращаться в контролирующие органы МВФ для защиты своих прав, что несомненно свидетельствует о важности института валютного регулирования в международном инвестиционном праве.

4. Обязательства по конвертируемости валюты. Соглашение об МВФ закрепляет режим конвертируемости. Цель Фонда - "способствовать установлению многосторонней системы урегулирования текущих сделок между государствами - членами" (ст. I). Считается, что страна - член обладает конвертируемой валютой, если она воздерживается от введения ограничений (но не контроля) на платежи и трансферты, осуществляемые в связи с текущими международными сделками (разд. 2а ст. VIII). Платежи в форме прямых иностранных инвестиций исключены из сферы применения этого режима конвертируемости. В соответствии с Бреттон-Вудской системой валюта является конвертируемой, когда резиденты и нерезиденты могут свободно использовать ее для осуществления платежей и трансфертов, связанных с расчетом по текущим международным сделкам.

Согласно требованиям Соглашения Фонда, считается, что государство - член имеет конвертируемую валюту, если оно приняло на себя обязательства, сформулированные в ст. VIII, и не прибегает к положениям переходного периода, закрепленным в ст. ХIV. Фактически страны, которые согласились с положениями ст.VIII, не должны вводить ограничения на текущие платежи, проводить валютные регулирования дискриминационного характера, прибегать к практике множественных обменных курсов. Любое отступление от этих правил требует предварительного согласия МВФ.

5. Постепенное устранение ограничений обмена валюты. Это обязательство приобретает четкое содержание для стран с конвертируемой валютой, они не смогут без согласия Фонда вводить ограничения по текущим платежам. В ст. ХХХ Соглашения содержится определение текущих платежей. Но, как известно, режим конвертируемости не распространяется на движение капиталов. Если в Соглашение будет включено и данное положение, то государства - члены Фонда будут обязаны приступить к постепенному устранению всех ограничений в отношении обмена валюты. Однако, пока данный вопрос не решен, остается необходимость четкого разграничения валютных операций на текущие и связанные с движением капитала, о чем уже говорилось в гл. II.

6. Обязательство по взаимному соблюдению национальных законодательств, касающихся обмена валюты и соответствующих Соглашению об МВФ.

7. Это Соглашение предоставляет широкую международную защиту законодательствам государств - членов, касающимся обмена валюты, однако в той мере, в какой они будут "незаконными". Раздел 2в ст. VIII предписывает, что "соглашения об обмене валюты, которые приводят в действие валюту какого-то государства - члена и противоречат законодательствам, касающимся контроля за обменом валюты, которые это государство - член поддерживает в силе и которые оно приводит в соответствие с этим соглашением, не подлежат исполнению на территории государств - членов". Данная статья охватывает все нормы и правила, касающиеся обмена валюты государств - членов. Если будет установлено, что ограничения затрагивают платежи в форме капитала, то соответственно все ограничения будут признаны имеющими полную юридическую силу, так как, согласно разд. 3 ст. VI, который признает исключительную компетенцию государства в области движения капитала, и ст. VIII, такие ограничения рассматриваются как соответствующие Соглашению об МВФ. Международная защита национальных законодательств, касающихся обмена валюты, распространяется только на государства - члены Фонда и не включает государства, не входящие в состав организации.

8. Обязательство по предоставлению информации. По требованию МВФ его члены должны предоставлять любую необходимую для его функционирования информацию (разд. 5а ст. VIII). В перечень данной информации включаются данные, охватывающие экономическую, финансовую, валютную деятельность государств - членов. Получаемая Фондом информация позволяет осуществлять контроль за функционированием системы Бреттон-Вудса, и в особенности за соблюдением государствами - членами их уставных обязательств.

9. Обязательство по сотрудничеству. В соответствии с Соглашением об МВФ одна из важнейших целей состоит в развитии международного сотрудничества в валютной области. Как отмечает Д. Карро, в области соотношения валютных курсов это обязательство по сотрудничеству создает для МВФ "источник компетенции", благодаря которому он может обеспечивать предотвращение отдельных кризисов либо неточностей Бреттон-Вудской системы, возлагая на всех своих членов новые правовые обязательства*(220).

После установления перечня обязательств государств - членов Бреттон-Вудской системы становится очевидным, что валютное регулирование в международном инвестиционном праве играет огромную роль. При этом инвестиционные отношения, являясь разновидностью международных экономических отношений, имеют определенную специфику. Дело в том, что правовое регулирование зарубежных инвестиций носит разноуровневый характер, так как оно охватывает отношения между государствами, международными организациями, юридическими и физическими лицами. Субъектами немежгосударственных инвестиционных отношений выступают юридические и физические лица, а также, в некоторых случаях, государства и международные организации. Следовательно, международные инвестиционные отношения регулируются международно-правовыми нормами.

Исследуемые многосторонние и двусторонние соглашения заключены между субъектами международного публичного права и носят публично-правовой характер. В то же время Федеральный закон "Об иностранных инвестициях", Закон о валютном регулировании и валютном контроле и другие аналогичные законодательные акты являются внутригосударственными и поэтому регулируют инвестиционные отношения немежгосударственного характера.

Следовательно, правовое регулирование иностранных частных инвестиций осуществляется путем сочетания национально-правового и международно-правового регулирования. "К этим отношениям, - отмечает А.Г. Богатырев, - применяется широкий круг правовых средств как национально-правового, так и международно-правового регулирования, то есть нормы двух систем права: национального и международного. Причем данные нормы находятся в постоянной взаимозависимости, дополняют и развивают друг друга"*(221).

Внутригосударственное и международное право в исследуемой сфере регулирования, будучи автономными по отношению друг к другу системами, активно взаимодействуют, вплоть до проникновения международно-правовых норм в сферу внутригосударственных отношений.

Конституция Российской Федерации включила общепризнанные принципы и нормы международного права в национальную правовую систему. В соответствии с ч. 4 ст. 15 основного закона страны общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Установлен приоритет правил международного договора Российской Федерации по отношению к Федеральному закону.

Федеральный закон от 15 июля 1995 г. "О международных договорах" гласит: "Положения официально опубликованных договоров, не требующие издания внутригосударственных актов для применения, действуют в России непосредственно" (п. 3 ст. 5).*(222) В нем предусмотрено, что ратификации подлежат международные договоры, исполнение которых требует изменения действующих или принятия новых федеральных законов и которые устанавливают иные правила, чем предусмотренные Законом (пп. "а" п. 1 ст. 15 Закона).

Функциональное назначение указанных норм Конституции и Федерального закона о международных договорах проявляется в признании непосредственного действия международно-правовых норм в сфере внутригосударственной деятельности и юрисдикции.

Таким образом, взаимодействие правовых систем проявляется в согласованном регулировании отношений, касающихся совмещенного предмета регулирования. "Принципиальное значение, - отмечает Г.В. Игнатенко, - имеет разграничение понятий "право государства" как совокупность создаваемых данным государством, его органами правовых норм и "право, применяемое в государстве" как совокупность всех правовых норм в сфере внутригосударственных отношений. Второе понятие шире первого, поскольку охватывает наряду с национальным правом (основным компонентом) применимые международные нормы, международные договоры, а также отдельные нормы права иностранного государства в случаях, предусмотренных национальными законами или международными договорами"*(223).

Для такого применения нормы, принадлежащие к различным правовым системам, должны обладать юридической совместимостью. При взаимодействии норм международного и национального права это достигается их согласованием в процессе разработки, когда внутригосударственные правовые категории принимаются во внимание при подготовке международных договоров, а внутригосударственное законодательство приводится в соответствие с вступившими в силу международными договорами.

В одних случаях с помощью международного договора создается единая международная норма, которая действует во всех государствах, признавших для себя эту норму обязательной. Подобное происходит, когда в текст договора включаются самоисполнимые нормы, т.е. нормы, специально предназначенные для регулирования внутригосударственных отношений. Порядок их применения и толкования регламентируется международным правом. Этот процесс называется унификацией.

Принципиально иной механизм сближения национальных правовых систем вступает в действие в тех случаях, когда государства по взаимному согласованию включают в свое законодательство идентичные правовые нормы. Технология согласованного видоизменения внутригосударственного права может быть различной. Во-первых, единообразные нормы могут быть созданы в соответствии с общими предписаниями, содержащимися в международном договоре. Во-вторых, в качестве приложения в международный договор может быть включен единообразный закон, который каждый из участников договора должен принять в виде своего национального акта*(224). Данный процесс именуется гармонизацией. Главное ее отличие от унификации состоит в том, что сближение происходит не путем введения единой международной нормы, а посредством включения в правовые системы разных государств единообразных внутригосударственных норм*(225).

В последние годы все более широкое распространение получает термин "имплементация". В международно-правовой литературе он употребляется не всегда точно. Анализ определения имплементации, данный А.С. Гавердовским, свидетельствует, что между имплементацией и реализацией есть определенное различие. Он пишет: "Имплементация норм международного права - это целенаправленная организационно-правовая деятельность государств, предпринимаемая в целях всесторонней и полной реализации принятых ими в соответствии с международным правом обязательств"*(226). Аналогичную позицию занимает профессор И.И. Лукашук, который термин "применение" использует как равнозначный термину "имплементация". Под применением им понимается целенаправленная деятельность субъекта, призванная обеспечить осуществление норм международного права*(227).

Выражения "в целях", "призванная обеспечить" отрывают имплементацию от реализации, характеризуют ее как подготовительную стадию реализации, как обеспечение условий для последней. В то же время в общей теории права под реализацией понимается такое поведение субъектов права, в котором воплощаются предписания правовых норм, практическая деятельность людей по осуществлению прав и выполнению юридических обязанностей*(228).

Поэтому имплементация - это то же, что и реализация, т.е. деятельность государств, соответствующая нормам международного права, направленная на достижение того результата, ради которого была создана норма международного права*(229). "Реализация, - отмечает Г.В. Игнатенко, - это воплощение норм международного права в поведении, деятельности государств и других субъектов, это практическое осуществление нормативных предписаний"*(230).

В процессе реализации следует различать, во-первых, непосредственную фактическую деятельность государств и иных субъектов права, направленную на обеспечение выполнения норм международного права, достижение социально значимого результата (например, выплата компенсации застрахованным капиталовложениям в случае введения ограничений иностранному инвестору на перевод за пределы принимающей страны ее валюты в свободно используемую валюту, в результате чего у субъектов инвестиционной деятельности восстанавливаются имущественные потери).

Во-вторых, это действия правового и организационного характера, такие, как издание нормативных актов, создание специальных органов, осуществление контроля за выполнением норм международного права. Правовое и организационное обеспечение фактической деятельности субъектов права включает в себя правотворчество, контрольную и правоприменительную деятельность, и ее результатом является правовой акт.

Механизм валютного регулирования в международном инвестиционном праве закреплен в нормах международного инвестиционного права и представляет собой совокупность нормативных и институционных (организационно-правовых) средств, используемых субъектами международного права на международном и национальном уровнях с целью обеспечения его функционирования.

В связи с темой настоящего исследования особое значение приобретает гарантия перевода доходов иностранных инвесторов, содержанием которой выступают нормы валютного права, тесно проникающие в состав международного инвестиционного права.

Международный механизм валютного регулирования как институт международного инвестиционного права представляет собой комплекс средств, способов и приемов, используемых государствами для обеспечения реализации международно-правовых норм, и состоит из двух взаимосвязанных компонентов - международно-правового механизма и организационно-правового механизма.

Международно-правовой механизм включает в себя правообеспечительное нормотворчество, призванное обеспечить регулирование данных отношений. После подписания Соглашения об МВФ изменение валютных курсов государствами - участниками стало возможным только с санкции МВФ в целях корректировки равновесия валют. В соответствии со ст. IV Соглашения 1944 г. государства - члены Фонда принимают обязательство по проведению валютной политики, которая не допускает манипулирование обменными курсами, применение валютных ограничений. В то же время в данном нормотворчестве имеются определенные пробелы. Прежде всего государства полностью сохранили свои полномочия в области движения капиталов: они могут их контролировать, регламентировать и даже запрещать (разд. 2 ст. VI). МВФ в этой области лишен каких-либо нормативных полномочий. Платежи в форме капитала в противоположность текущим платежам остаются в компетенции государства*(231).

Использование этого принципа не ведет к созданию единой международной финансовой системы: либерализация и упорядочение сделок с использованием платежей в форме капитала проходят главным образом в рамках региональной экономической интеграции (ОЭСР, ЕЭС). Например, в Кодексе либерализации движения капиталов ОЭСР, принятом в 1961 г., все операции, подлежащие либерализации, разделены на два списка: список А и список Б. Операции, включенные в список А, не могут быть объектом новых ограничений со стороны государств - членов. Каждое государство может произвести отмену ограничений, названных в списке А. Но однажды их отменив, оно не вправе их восстановить. В то же время операции, приведенные в списке Б, в случае отмены ограничений подлежат восстановлению. Операции по созданию и ликвидации инвестиций представлены в списке Б.

В рамках Европейского сообщества свобода движения капиталов рассматривается как одна из основных свобод общего рынка. Движение капиталов включает в первую очередь прямые иностранные инвестиции. Расшифровывая понятие "движение капиталов", Сообщество определило сначала в 1960 г., а затем в 1962 г. четыре группы капиталовложений - А, Б, В и Г, - различавшиеся разной степенью либерализации. При этом прямые капиталовложения были включены в группу А и поэтому подлежали "безусловной и полной либерализации". Они нуждались, правда, в разрешении властей заинтересованных государств, но такие разрешения давались практически автоматически. Подобная практика привела к тому, что к началу 70-х гг. национальные валюты государств - членов ЕЭС стали свободно конвертируемыми.

В то же время движение капиталов не сводится к движению денег, ценных бумаг, имущества. Весьма важную роль в экономической политике государств - членов играло обеспечение свободы платежей. Данная свобода в принципе возлагает на государства - члены обязанность давать разрешения на все платежи в валюте страны, для которой предназначены льготы, в объеме, соответствующем уровню либерализации в ЕЭС движения товаров, лиц, услуг и капиталов. Свобода платежей включает также возможность свободного ввоза и вывоза банкнот для исполнения обязательств, связанных с движением товаров и услуг*(232).

Как гласит ст. 73 (б) Маастрихтского договора, все ограничения на движение капитала между государствами - членами, а также между государствами - членами и третьими странами должны быть запрещены. В рамках положений, установленных в данной главе, все ограничения на платежи между государствами - членами и третьими странами также должны быть запрещены.

Расшифровка понятия "движение капитала" дана в Директиве 88.361 от 24 июля 1988 г., в которой раскрывается его содержание. В данный термин включаются все инвестиции, как прямые, так и непрямые, а также инвестиции, касающиеся недвижимости. Кроме того, сюда относятся все операции независимо от того, идет ли речь о создании или о ликвидации инвестиций. Если применить к расшифровке термина условия Маастрихтского договора, то из этого следует, что в соответствии с правом европейских сообществ либерализуются процессы как создания, так и ликвидации инвестиций, осуществляемые не только внутри, но и за пределами Европейского сообщества.

Рассмотренные международные акты обходят стороной очень важный вопрос: осуществление портфельных инвестиций в форме "ссудного и процентного" инвестирования. Однако вследствие заметных расхождений валютных курсов различных государств могут возникнуть неустойчивые движения капиталов спекулятивного и нарушающего равновесие характера ("горячие деньги"). Недавние события (азиатский кризис 1997 г., который был одной из основных причин обвала рубля в России в августе 1998 г.) в области валютной системы со всей очевидностью показали их опасность. Такие глубокие и очень резкие сдвиги могут принять значительный размах и поставить под угрозу стабильность обменных курсов основных валют, расшатывая таким образом всю международную валютную систему.

Надлежащее руководство созданной в Бреттон-Вудсе международной валютной системой предполагает, что организация, отвечающая за его осуществление, получает широкие контрольные полномочия. Установлен международный контроль в области поддержания валютного режима и недопущения валютных ограничений. Контроль Фонда выступает как одно из основных средств обеспечения соблюдения международных обязательств. Почти ежегодно Фонд посылает в страны группы специалистов, занимающихся вместе с представителями местных властей всесторонним исследованием проводимой в стране экономической политики. Затем составляется доклад, который обсуждается Административным советом Фонда, и в присутствии представителей заинтересованной страны, с учетом их замечаний этот Совет сообщает официальное мнение МВФ о положении консультируемого члена путем вынесения решения.

Кроме того, Фонд в рамках решения своей задачи по осуществлению контроля за выполнением принятых его членами положений, касающихся валютных курсов (разд. 3 ст. IV), создал особую сеть двусторонних консультаций ("консультации в рамках ст. IV"). Средством контроля может выступить также предварительное согласие МВФ. В данном случае право на принятие решения переходит от контролируемого государства к осуществляющей контроль организации МВФ. Так, предварительное согласие Фонда обязательно при принятии решения о введении каких-либо ограничений на текущие платежи или перед применением любых дискриминационных валютных колебаний и практики множественных обменных курсов.

Таким образом, результатом контрольной деятельности являются доклады, сообщения, имеющие правовое значение. Международный контроль МВФ - это гарантия для стран, пользующихся конвертируемыми валютами. Однако этот вид конвертируемости ограничен лишь текущими платежами и не применяется к платежам в форме капитала. Следовательно, проблема состоит в том, чтобы выяснить, относятся ли инвестиции к текущим сделкам или, напротив, к сделкам в форме движения капитала. Если инвестиции относятся к первой категории, они оказываются под защитой международного права и, следовательно, не могут быть подвергнуты ограничениям заинтересованным государством или государствами без предварительного согласия МВФ. Если же инвестиции рассматриваются как сделки в форме движения капитала, они выходят из-под сферы регулирования международного права и полностью подпадают под правовой режим государства - реципиента иностранной собственности.

Существуют разнообразные способы воздействия государства на иностранные инвестиции начиная от регламентации процедуры допуска и функционирования инвестиций и кончая мерами по защите суверенитета (конфискация или замораживание иностранных счетов, национализация), а также наиболее часто применяемый способ-ограничение (мораторий) обмена валюты.

В данной ситуации вопрос предоставления гарантии иностранному инвестору беспрепятственного перевода своих доходов зависит от международного контроля МВФ, который, однако, осуществляется только в области ограничения обмена валюты. Таким образом, указанная гарантия должна предоставляться при соблюдении двух условий. С одной стороны, принимающая страна должна быть членом МВФ, с другой - ограничение в области обмена валюты должно соответствовать предписаниям Фонда и быть им одобренным. На их основе международной организацией - МВФ - могут быть приняты соответствующие решения - правоприменительные акты.

Правоприменение представляет собой обязательный элемент международного механизма валютного регулирования в международном инвестиционном праве. Под данным термином автор понимает основанную на нормах международного права деятельность государства, международных организаций по обеспечению реализации норм в конкретных ситуациях. В соответствии с разд. 2 ст. ХХVI Соглашения 1944 г. если государство - член не выполняет обязательства по поддержанию валютного режима и продолжает применять валютные ограничения, то к нему могут быть применены санкции, в частности может быть объявлено, что страна, о которой идет речь, не допускается к использованию денежных средств Фонда. Наконец, если государство - член упорно отказывается от какого-либо сотрудничества с МВФ, оно может быть исключено из организации (разд. 2б ст. ХХVI); такие дисциплинарные санкции были применены в 1954 г. к Чехословакии. В 1997 г. эта процедура начата в отношении Судана, но была прекращена в результате выполнения требований Фонда.

Таким образом, тесная взаимосвязь и взаимозависимость валютного регулирования и международного инвестиционного права состоит, в частности, в том, что принятые государствами международные обязательства в сфере иностранного инвестирования не ограничиваются соблюдением норм валютного права, а применяются в комплексе с нормами других институтов международного инвестиционного права. Так, в случае невыплаты компенсации страховщиком инвестору, застраховавшему свои инвестиции, в частности если страховым случаем является право иностранного собственника на беспрепятственный перевод национальной валюты в свободно используемую, страхователь может обратиться за защитой своих прав в Международный центр по урегулированию инвестиционных споров, решение которого в соответствии со ст. 54 Конвенции о порядке разрешения инвестиционных споров между государствами и частными лицами признается в странах - участницах как обязательное для всех государственных учреждений и лиц страны места признания.

Вторым компонентом международного механизма валютного регулирования является организационно-правовой механизм в международном инвестиционном праве, который включает в себя определенную деятельность организационного характера субъектов международного права:

1) государств - участников соответствующих соглашений: многосторонних межгосударственных договоров (Соглашение об МВФ, Вашингтонская конвенция 1965 г., Сеульская конвенция 1985 г.), двусторонних соглашений о содействии и защите инвестиций, об избежании двойного налогообложения;

2) международных организаций: Международный суд ООН, Международный центр по урегулированию инвестиционных споров, Агентство по гарантиям инвестиций, Международный валютный фонд. Указанные субъекты международного права осуществляют свою деятельность посредством переговоров, конференций, судебного разбирательства. Для осуществления нормотворчества, обсуждения хода реализации действующих норм и совместного реагирования на их нарушения государства используют прежде всего переговоры. Так, в ст. 8 проекта Типового соглашения между РФ и правительствами иностранных государств о поощрении и взаимной защите капиталовложений установлено, что споры между одной из Договаривающихся Сторон с инвестором другой Договаривающейся Стороны, касающиеся обеспечения беспрепятственного перевода за границу платежей в связи с капиталовложениями, разрешаются путем переговоров.

В договорах о поощрении и защите иностранных капиталовложений предусматривается также, что наряду с переговорами государства проводят консультации по вопросам, касающимся толкования или применения соглашения.

Расширение сотрудничества государств в сфере международных инвестиционных отношений неизбежно ведет к усложнению организационных форм его обеспечения. Особое место занимает непосредственная оперативная деятельность международных межправительственных организаций, таких, как Международный суд ООН, Международный центр по урегулированию инвестиционных споров, Агентство по гарантиям инвестиций, Международный валютный фонд. Они создаются для координации сотрудничества государств как по глобальным вопросам экономического сотрудничества (Международный суд ООН), так и в сфере валютного регулирования инвестиционной деятельности (Международный центр по урегулированию инвестиционных споров, Агентство по гарантиям инвестиций, Международный валютный фонд).

Особенностью функционирования механизма международно-правового валютного регулирования в международном инвестиционном праве является его разделение на стадии процесса реализации соответствующих правовых норм на две подсистемы - международную и внутригосударственную.

Рассматривая соотношение международного и национального механизма, необходимо отметить, что в сфере действия суверенитета и юрисдикции суверенного государства регулирование только нормами международного права может быть недостаточным, неполным. Это объясняется невозможностью учесть в нормах международного права все особенности каждого участвующего в них государства.

Совокупность внутригосударственных правовых актов, обеспечивающих соответствие деятельности субъектов внутригосударственных отношений требованиям международных норм, представляет нормативный механизм реализации международных норм о гарантии перевода доходов иностранных инвесторов.

Вместе с тем государство независимо от способов осуществления международных норм во внутригосударственной системе права обязано принять необходимые меры по согласованию своего внутреннего права с обязательствами по международному праву, а именно, оно должно дополнить, изменить, отменить те внутригосударственные правовые акты, которые препятствуют выполнению обязательств по международному праву. По Уставу ООН ее члены приняли на себя обязательство "создать условия, при которых будет соблюдаться уважение к обязательствам, вытекающим из договоров" (Преамбула Устава)*(233).



1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11


База данных защищена авторским правом ©ekonoom.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница