Трапезников В. А. Валютное регулирование в международном инвестиционном праве. "Волтерс Клувер", 2004 г




страница4/11
Дата22.04.2016
Размер2.5 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11

§ 2. Риски в международном инвестиционном праве

Как установлено в §1 настоящей главы, все гарантии нацелены на обеспечение защиты прав иностранных инвесторов в случае причинения ущерба их собственности в результате действий государства - реципиента и его органов. Второй важный вопрос, который стоит перед инвестором, - это возможность беспрепятственно реализовывать свои правомочия собственника.

Основной проблемой правового регулирования иностранных инвестиций является выплата компенсации иностранному инвестору, в случае если действия государства по регулированию экономики приводят к утрате им своего имущества, причинению убытков, связанных с невозможностью инвестора конвертировать средства в местной валюте (доходы, выплаченная сумма долга, капитал и другие платежи) для вывоза их из страны.

Н.Г. Доронина связывает вопрос о выплате компенсации с наступлением политического риска, т.е. с действиями самого государства*(63). В.В. Силкин политическим риском считает угрозу нарушения государством гарантий прав иностранных инвесторов, т.е. нарушения государством обязательств, принятых им в соответствии с заключенными международными соглашениями*(64). Страхование от политических рисков является своего рода решением вопроса об определении компенсации, который является ключевым в рамках общей проблемы защиты прав иностранного инвестора*(65).

Понятие риска является принципиально важным элементом анализа гарантий иностранных инвестиций. Риск всегда присутствует в инвестиционной деятельности, является ее характеристикой.

Гарантия перевода доходов иностранных инвесторов находит свое закрепление и в ранее упоминавшейся в настоящей работе Сеульской конвенции 1985 г. Одним из страховых рисков, связанных с инвестициями, которые страхуются по нормам данной Конвенции, является риск введения ограничений на перевод валюты (currency transfer risk).

Под ним в ст. 11 Конвенции понимается риск неконвертируемости валюты принимающего государства и риск непереводимости за границу местной валюты (если она конвертируется) или иностранной валюты, в которую конвертируется местная. Страхование распространяется на суммы в валюте, являющиеся доходом от инвестиций или выручкой от ликвидации. В настоящее время на три государственные организации (США, ФРГ и Японии) приходится 80% от общего объема операций, осуществляемых в рамках национальных государственных программ страхования инвестиционных рисков.

Для уяснения правовой природы страхования от некоммерческих рисков по введению валютных ограничений принимающим правительством необходимо установить содержание понятий "риск", "неопределенность". Д.С. Губарев отмечает, что данные понятия основаны на конкретных решениях и возможности наступления последствий от таких решений, не соответствующих ожидаемому результату, являющемуся следствием указанных решений. При этом такая возможность в случае с риском поддается измерению, т.е. является реальной, а в случае с неопределенностью не поддается таковому*(66).

Некоммерческий риск - это неопределенность при осуществлении инвестиций на территории принимающего государства, связанная с возможными действиями такого государства, которые могут прямо или косвенно повлиять на способность иностранного инвестора владеть, пользоваться и распоряжаться своими инвестициями или причинить ущерб имущественным или неимущественным интересам такого инвестора.

К коммерческим рискам отнесены риск выбора контрагента, невыполнения договорных обязательств, неплатежеспособность, банкротство*(67).

Д.С. Губаревым предложена условная классификация некоммерческих рисков.

1. Некоммерческие риски, связанные с действиями принимающего государства, непосредственно влияющими на возможность иностранного инвестора владеть, пользоваться, распоряжаться своим имуществом. К данной группе отнесены экспроприация иностранной собственности, косвенная экспроприация де-факто, конфискационное налогообложение*(68).

2. Экономические риски. К данной группе отнесены девальвация или ревальвация иностранной валюты, так как эти процессы напрямую связаны с экономической политикой, проводимой в государстве. Кроме того, в данную группу включен отказ государства выполнять свои обязательства перед инвестором вследствие ухудшения внутренней экономической ситуации*(69). Практический смысл выделения экономических рисков заключается в решении вопроса ответственности государства, так как государство должно нести полную ответственность за осуществление экономической политики.

3. Риски политического насилия - войны, гражданские беспорядки, революции.

Общая черта, характерная для всех групп некоммерческих рисков, - прямая или косвенная связь их наступления с деятельностью принимающего государства.

Е.В. Попов предлагает классифицировать некоммерческие риски на политические, экологические и правовые.

К политическим он относит: возможность экспроприации (национализации и/или реквизиции прямых иностранных инвестиций); одностороннее прекращение действия договоров, связанных с иностранными инвестициями; двойное налогообложение; неконвертируемость валюты; военные действия и гражданские беспорядки; неопределенность и непредсказуемость правительственной и фискальной политики. К экологическим отнесены риск наступления стихийных последствий и другие форс-мажорные обстоятельства. К правовым рискам относятся: несоответствие материально-правовых и коллизионных категорий и понятий в разных правовых системах; различия в процессуальных вопросах осуществления прав и обязанностей; различия в подходах и основаниях к признанию и исполнению иностранных арбитражных и судебных решений*(70).

Данные классификации позволяют понять правовую природу этих явлений. Несомненно, что политические риски наиболее очевидны для иностранного инвестора. Появление их обусловлено правом суверенного государства выбирать форму и содержание своей внутренней и внешней политики. При этом государство при формировании своей экономической политики должно учитывать тот факт, что инвестиционная деятельность предполагает интеграцию иностранных инвестиций в экономику страны - получателя инвестиций, которая может быть столь значительной, что может повлечь появление в стране субъектов, способных реально влиять на состояние внутренних и внешних дел, а также на политический процесс. В этом заключается риск самих прямых иностранных инвестиций для государства - реципиента.

Данная опасность состоит в том, что важные экономические и политические решения, затрагивающие данную страну, могут быть приняты иностранным инвестором за рубежом в ущерб ее национальным интересам. Таким образом, налицо политический риск, связанный с использованием прямых иностранных инвестиций, который реализуется в форме создания прямой или косвенной угрозы национальным интересам страны пребывания иностранных инвестиций.

Определение и классификация рисков позволяют установить объект страхования, интерес страхователя, а также страховой риск, т.е. предполагаемое событие, на случай наступления которого производится страхование.

С точки зрения инвестора, его имущественные права в отношении инвестиций будут полностью обеспечены, если при наступлении данных обстоятельств он сможет быстро получить возмещение понесенных им убытков из источника, не зависящего от правительства принимающей инвестиции страны, и если согласие такого источника на возмещение потерянных инвестиций было получено еще до начала осуществления инвестиций в принимающей стране.

Страхование имущественных интересов инвестора от политических рисков может осуществляться специализированными национальными, как правило, государственными агентствами, международными организациями или частными страховыми компаниями. Среди таких агентств можно назвать Корпорацию частных зарубежных инвестиций (ОПИК). Как специализированное агентство ОПИК учреждено в 1969 г. специальной поправкой к законодательному акту Федерального правительства США 1961 г. о зарубежной помощи.

Подобные страховые компании осуществляют свою страховую деятельность по трем следующим программам:

- страхование имущественных интересов инвесторов от политических рисков, связанных с экспроприацией или национализацией, необратимостью местной валюты в свободно конвертируемую валюту, с повреждением имущества или потерей прибыли в результате гражданских волнений, гражданской войны, изменения политического режима;

- финансирование проектов и кредитование частных инвесторов путем предоставления краткосрочных и прямых долгосрочных гарантированных займов;

- оказание инвесторам консультационных услуг по изучению инвестиционного и политического климата в предполагаемой стране - реципиенте инвестиций.

На глобальном уровне данный вопрос был предметом рассмотрения на заседаниях в октябре 1985 г. Совета управляющих Международного банка реконструкции и развития, в ходе которых был разработан проект конвенции об учреждении Международного агентства по страхованию инвестиций. Текст Конвенции был одобрен Советом управляющих МБРР 11 октября 1985 г. на ежегодной сессии в г. Сеуле и передан правительствам стран - членов МБРР и Швейцарии для подписания. Конвенция вступила в силу 12 апреля 1988 г., и 12 июня 1988 г. МИГА начало свою деятельность. Правовой статус Агентства весьма своеобразен. С одной стороны, это международная межправительственная организация, обладающая юридической правосубъектностью. Вместе с тем основной предмет деятельности Агентства - страхование рисков, связанных с инвестированием иностранного капитала, - носит чисто коммерческий характер. Не случайно поэтому наряду с признаками международной организации - субъекта международного права Агентство обладает признаками, характерными для коммерческой организации. Прежде всего это выражается в том, что Агентство располагает акционерным капиталом (ст. 5 Конвенции). По своим страховым обязательствам оно несет самостоятельную имущественную ответственную перед страхователями (ст. 17 Конвенции). Таким образом, Агентству всегда надлежит поддерживать баланс между своими задачами в качестве международной организации и своей финансовой устойчивостью в качестве учреждения, занимающегося страховыми операциями.

В соответствии со ст. 14 Сеульской конвенции подпадают под гарантии инвестиции при условии их вложения только в развивающиеся страны - члены Конвенции. В пп. (i) п. (а) ст. 11 к покрываемым рискам отнесены подпадающие под гарантии капиталовложения на случай убытка в результате перевода валюты. Под риском неконвертируемости валюты понимается невозможность конвертации капитала или прибыли в твердую валюту вследствие либо принятого национальным правительством решения о блокаде вывоза капитала, либо установленного им неблагоприятного или дискриминационного обменного курса. Однако страховое покрытие не распространяется на девальвацию национальной валюты или рыночное колебание курса, поскольку эти потери - следствие спекулятивного риска, а сам по себе этот риск может принести не только потери, но и прибыль*(71).

К данной категории рисков отнесено любое введение по инициативе принимающего правительства ограничений на перевод за пределы принимающей страны ее валюты в свободно используемую валюту или другую валюту, приемлемую для владельца гарантии, включая отсутствие действий принимающего правительства в течение разумного периода времени по заявлению, поданному этим владельцем на такой перевод.

В анализируемой статье Конвенции предусмотрен охват всех форм новых прямых ограничений, включая добавление к существующим ограничениям, а также косвенные и скрытые ограничения, независимо от того, вводятся ли они юридически или фактически. Ограничение должно вводиться "по инициативе принимающего правительства", причем такая формулировка должна охватывать ограничения, вводимые государственными учреждениями и другими государственными органами принимающей страны.

Это положение должно также включать бездействие принимающего правительства "в течение разумного периода времени" по заявлению инвестора на перевод валюты. В нем не уточняется конкретный период, но предполагается, что он должен быть указан в правилах и положениях, которые издаст Совет директоров, и конкретно будет определен в договоре о гарантии*(72).

При определении понятия "разумный период" Агентство должно будет соотносить заинтересованность инвестора в оперативном переводе валюты с тем фактом, что некоторые задержки при прохождении заявления через правительственные органы могут быть оправданы*(73).

В договоре страхования указывается валюта, конвертация в которую гарантируется Агентством, а также обменная ставка, на базе которой будет определяться размер страховой выплаты, - официальная, одна из нескольких официальных или рыночная ставка, действующая в принимающей стране на день отказа в конвертации или переводе. В случае существования в принимающей стране нескольких обменных ставок за основу берется та, которая применялась к инвестициям на момент заключения договора страхования. Предварительным условием осуществления страховой выплаты является передача инвестором своих прав на местную валюту Агентству или депонирование ее на счет Агентства либо назначенного им лица. Следовательно, если инвестор лишен возможности свободно распоряжаться валютой страны - реципиента инвестиций по причине, например, "замораживания" средств на его счетах, он может требовать не страхового возмещения за валютный риск, а возмещения за экспроприацию.

Включение в договор страхования риска "экспроприации или национализации" инвестиций предполагает предоставить инвестору страховую защиту в случаях, когда подобные действия осуществлены национальным правительством без выплаты предусмотренной компенсации.

В зависимости от перечисленных факторов в объем страхового покрытия могут входить следующие риски:

- изменения в валютном законодательстве, которые могли бы препятствовать инвесторам осуществлять деятельность согласно ранее обусловленной программе;

- изменения в валютном законодательстве, которые препятствовали бы переводу дивидендов иностранным инвесторам;

- принятие нормативных актов, которые препятствовали бы инвесторам использовать инвестированные средства и возможный доход от них для последующего инвестирования;

- национализация предприятий, созданных с участием иностранных инвесторов, или экспроприация их активов в результате предпринятых государством изменений в экономике или политике;

- принятие законодательства, которое лишало бы права владения землей, принадлежащей предприятию;

- принятие законодательства, позволяющего полностью или частично конфисковать продукцию предприятия, в которое вложены иностранные инвестиции;

- принятие законодательства в области налогообложения, которое препятствовало бы дальнейшему капиталовложению или прибыльному ведению дела;

- принятие нормативных актов, устанавливающих запрет для предприятий, в которых доминируют иностранные инвесторы, принимать участие в биржевых сделках;

- принятие законодательства, которое ущемляло бы финансовое и любое другое положение иностранных инвесторов по сравнению с первоначальными предпосылками;

- принятие нормативных актов, ущемляющих право инвесторов входить в руководящие органы предприятий, в которые инвесторы вложили соответствующие средства;

- внесение изменений в арбитражную практику;

- военные действия, гражданские волнения и социальные беспорядки, повлекшие за собой причинение ущерба имущественным интересам инвестора.

Данный перечень возможных рисков может быть дополнен исходя из особенностей политической и экономической обстановки*(74).

Арбитражная практика по страхованию от риска неконвертируемости валюты в рамках МИГА пока отсутствует. Интересный пример приведен В.В. Силкиным: "В решении Американской арбитражной ассоциации по делу между Philip Morris International Finance Corporation и OPIC от 3 декабря 1987 г. истцу было отказано в иске, основанном на том, что Центральный банк Доминиканской Республики отказался проконвертировать причитавшиеся истцу дивиденды по официальной обменной ставке. Решение обосновывалось тем, что на момент отказа в конвертации в Доминиканской Республике существовала свободная рыночная ставка, по которой истец вполне мог проконвертировать и репатриировать в США свои дивиденды. Решение ЦБ Доминиканской Республики о сужении круга случаев применения официальной обменной ставки, под которые попали дивиденды истца, было признано "законным осуществлением суверенной власти", ведущим к девальвации национальной валюты, а вовсе не ограничением на ее конвертацию и перевод, и поскольку страховая программа OPIC также исключала девальвацию, страховой риск неконвертируемости валют был признан ненаступившим"*(75).

В п. (b) ст.11 Конвенции отмечено, что по совместному заявлению инвестора и принимающей страны Совет директоров квалифицированным большинством голосов может утвердить расширение сферы охвата настоящей статьи на конкретные некоммерческие риски помимо тех, которые указаны выше в п. (а), но ни при каком случае не на риск девальвации или обесценивания валюты. Следовательно, речь здесь идет именно об объективной невозможности конвертации вследствие валютных ограничений, введенных страной - реципиентом инвестиций, а не о девальвации местной валюты (последнее не является политическим риском по положениям Конвенции).

Как отмечают Е.Г. Пащенко и В.В. Силкин, в самой Конвенции перечень инвестиций, подпадающих под условия страхования от политических рисков, определен в самых общих выражениях, что предоставляет Совету директоров Агентства максимальную свободу усмотрения*(76). Так, п. (а) ст. 12 Конвенции гласит: "Инвестиции, подпадающие под гарантии, включают акционерное участие: а также такие формы прямых капиталовложений, которые могут быть определены Советом директоров".

Отношения по инвестированию капитала возможны в рамках определенных видов договоров (договоры о разделе продукции, лицензионные договоры и т.д.). Чтобы договор подпадал под отношения по инвестированию капитала, необходимо установить зависимость вознаграждения стороны, осуществляющей характерное для договора исполнение, от продукции, доходов или прибылей, полученных предприятием, которому предназначалось его предоставление*(77).

Чтобы быть застрахованными, инвестиции должны отвечать следующим дополнительным требованиям:

(i) экономическая обоснованность капиталовложения и его вклад в развитие принимающей страны;

(ii) соответствие капиталовложений законам и правилам принимающей страны;

(iii) соответствие капиталовложений провозглашенным целям и приоритетам развития принимающей страны;

(iv) существование условий для капиталовложений в принимающей стране, включая наличие справедливого и равного подхода к капиталовложениям и правовой защиты для него (ст. 12 Конвенции).

Включение дополнительных требований объясняется тем, что инвестиции, не способствующие экономическому развитию принимающей страны, в большей степени подвержены опасности применения репрессивных мер со стороны правительства этой страны.

В соответствии со ст. 15 Конвенции Агентство не заключает договоры страхования до утверждения принимающим правительством соглашения между Агентством и иностранным инвестором по установленным для покрытия рискам. Таким образом, развивающееся государство должно выразить свое согласие на заключение инвестором договора страхования с Агентством и согласиться с тем перечнем рисков, в отношении которых предоставляется страхование. Как следует из содержания анализируемой статьи, любое принимающее правительство может не предоставить такое согласие, что позволяет принимающей стране оценить предлагаемое капиталовложение до выдачи согласия на него.

При наступлении страхового случая возникает обязанность страховщика выплатить страховое возмещение. Размер страхового возмещения определяется указанной в договоре страхования страховой суммой.

В настоящее время Советом директоров МИГА установлено, что предельный размер страховой суммы не может превышать 50 млн. долл. США. Страховая сумма ограничена 90% от стоимости инвестиций. Тем самым используемая пропорциональная система ответственности стимулирует инвестора принимать все возможные действия для предотвращения и минимизации ущерба его инвестициям.

При наступлении страхового случая инвестор должен заявить Агентству претензию не позднее трех лет после наступления страхового случая. При введении валютных ограничений инвестор получит компенсацию в размере 90% денежных средств, в конвертации и/или переводе которых было отказано. Компенсация будет уплачена в валюте договора страхования по официальному обменному курсу в принимающей стране на день причинения ущерба*(78).

Осуществлению выплаты страховой валюты при наступлении страхового случая сопутствует суброгация, т.е. переход к страховщику прав требований, имеющихся у страхователя к причинителю ущерба. Применение этого института к страхованию инвестиций от политических рисков осложнено тем, что ответчиком выступает суверенное государство, обладающее судебным иммунитетом.

Преимущества МИГА как многосторонней международной организации состоит в том, что все его государства - члены, являясь участниками Конвенции, приняли на себя обязательство признавать права Агентства, приобретаемые по суброгации. Пункт (а) ст. 18 Конвенции гласит: "После выплаты или согласия на выплату компенсации владельцу гарантии Агентству уступаются права или требования, связанные с гарантированным капиталовложением, которые могут быть у владельца гарантии в отношении принимающей страны или иных должников. В договоре о гарантии предусматриваются условия такой цессии". Далее в п. (b) этой же статьи указано: "Права Агентства по пункту (а) выше признаются всеми членами".

Признание суброгации, закрепленное в п. (b) ст. 18 Конвенции, означает обязанность принимающего государства выплатить МИГА компенсацию как правопреемнику инвестора.

Завершая анализ данной Конвенции, необходимо отметить, что использование термина "гарантия" в названии МИГА, равно как и в нормативных документах, регулирующих эту деятельность, не должно вводить в заблуждение - в данном случае этот термин отождествляется со страхованием, а не с гарантией как таковой. Термины "guarantee" (гарантия) и "insurance" (страхование) применительно к проблематике международного страхования инвестиций рассматриваются как синонимы.

Хотелось бы также отметить, что страхование политических рисков крайне проблематично, ибо их наступление может повлечь за собой катастрофический, опустошительный ущерб. Действительно, наступление такого политического риска, как изменение режима конвертируемости внутренней валюты и вывоза прибыли, окажет влияние на все производственные инвестиции и, с точки зрения страховщика, будет носить катастрофический характер. Из-за непредсказуемости политических рисков, невозможности математической вероятности наступления страховых случаев их страхование проводится чрезвычайно редко.

В обычном договоре страхования этот перечень рисков, как правило, относится к так называемой форс-мажорной оговорке, согласно которой нанесение ущерба имущественным интересам страхователя при наступлении перечисленных форс-мажорных событий не влечет за собой возникновения обязанности страховщика компенсировать такой ущерб.

Тем не менее страхование инвестиций как одно из направлений деятельности международной организации необходимо рассматривать в качестве одного из важнейших факторов, обеспечивающих реальность прав, и как средство охраны права собственности иностранных инвесторов.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11


База данных защищена авторским правом ©ekonoom.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница