Трапезников В. А. Валютное регулирование в международном инвестиционном праве. "Волтерс Клувер", 2004 г




страница3/11
Дата22.04.2016
Размер2.5 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11

Глава II. Международные гарантии в международном
инвестиционном праве




§ 1. Международные гарантии: понятие, виды, общая характеристика

Переходя к рассмотрению вопросов валютного регулирования в международном инвестиционном праве, необходимо отметить, что данный международно-правовой институт тесно связан с инвестиционными гарантиями, закрепленными в международных договорах.

Международные соглашения опосредуют различную деятельность, связанную с трансграничным движением капитала, в том числе и с инвестициями. Особенно опасны для иностранных инвесторов национализация и аналогичные ей по своим последствиями меры принудительного характера, т.е. не только изъятие, но и любое ограничение в отношении имущества или права. В ст.11 Сеульской конвенции 1985 г. указаны виды некоммерческих (политических) рисков. Одним из них является риск экспроприации или аналогичных мер. Данное определение охватывает в том числе и случаи "ползучей" национализации, т.е. когда государство, не лишая прямо иностранного инвестора его прав собственника путем применения различных мер, фактически лишает его контроля над инвестициями и превращает его права в фикцию*(11).

Проблема предоставления международно-правовых гарантий прямым иностранным инвестициям назрела, и необходимо найти для нее соответствующее международно-правовое решение. Являясь частноправовой по содержанию, по форме она может быть разрешена в международно-правовом публичном порядке*(12). Это обусловлено тем, что, будучи формой международных экономических связей, иностранные инвестиции регулируются как международными нормами, так и национальным законодательством*(13).

Международные экономические отношения, которые составляют предмет регулирования международного экономического права, выходят за пределы отдельного государства и представляют сложную систему по видам и субъектам. Существуют обособленные группы отношений в зависимости от объекта регулирования (торговля, валюта, научно-техническое сотрудничество и т.п.). Исходя из данного обстоятельства, выделяют ряд подотраслей международного экономического права: торговое, валютное право, право научно-технического сотрудничества и др.*(14)

Среди подотраслей выделяется и международное инвестиционное право. И.И. Лукашук под международным инвестиционным правом понимает подотрасль международного экономического права, принципы и нормы которой регулируют отношения государств по поводу капиталовложений*(15). А.Г. Богатырев под предметом регулирования международного инвестиционного права понимает обособленную группу экономических отношений по воспроизводству материальных и духовных благ, участниками которых являются государства, физические и юридические лица. В данной сфере регулирования в силу специфики отношений, круга и уровня субъектов действуют нормы публичного и частного права. Это сочетание отражает характер и сущность этих отношений.

О.Р. Гусейнов, анализируя позицию профессора А.Г. Богатырева по данному вопросу, указывает, что отношения по поводу зарубежного инвестирования находятся под регулирующим воздействием трех правовых систем: правовой системы страны - экспортера капитала; системы страны - реципиента капитала; системы международного инвестиционного права*(16).

Эффективность правового регулирования иностранных инвестиций зависит не только от волеизъявления импортирующего или экспортирующего капитал государства, но и от степени согласованности различных разделов этого регулирования.

Нормы законов о собственности носят публично-правовой, императивный характер. Публично-правовые акты создают правовые условия и гарантии реализации прав и осуществления предпринимательской деятельности субъектов.

Государство через введение общеобязательных норм организует общественно необходимые отношения, развивая правовые условия и гарантии их деятельности. Публично-правовое регулирование составляет организационно-правовой механизм регулирования всего инвестиционного процесса*(17).

Международное экономическое право есть подотрасль международного публичного права. Следовательно, субъекты данной отрасли права - это субъекты международного публичного права.

Источниками международного инвестиционного права являются многосторонние межгосударственные договоры (Соглашения о Международном валютном фонде, Вашингтонской конвенции 1965 г., Сеульской конвенции 1985 г. и др.); двусторонние соглашения о содействии и защите инвестиций, об избежании двойного налогообложения; торговые договоры; договоры о промышленном сотрудничестве.

По своему содержанию многосторонние международные договоры в сфере иностранных инвестиций можно разделить на договоры, обеспечивающие защиту иностранных инвестиций, и договоры, направленные на регулирование иностранных инвестиций.

К числу первых можно отнести Вашингтонскую конвенцию "О порядке разрешения инвестиционных споров между государствами и лицом других государств" 1965 г., Сеульскую конвенцию "Об учреждении Многостороннего агентства по гарантиям инвестиций" 1985 г. Указанные конвенции касаются проблем, связанных с устранением лишь неблагоприятных последствий, вызванных действиями государства, но не самого порядка регулирования инвестиций. В них участвует более 100 государств. По числу участников и по своему характеру эти конвенции носят универсальный характер*(18).

К числу договоров, регулирующих инвестиции, относится Римский договор об учреждении Европейского экономического сообщества, который после подписания Маастрихстского соглашения заменен на Амстердамский договор от 1 мая 1997 г.; Соглашение по торговым аспектам иностранных инвестиций (ТРИМС), действующее в системе ВТО.

Предметом международных соглашений, связанных с созданием как региональных международных экономических союзов, так и более глобальных организаций, подобных мировой торговой системе, созданной на базе Соглашений ГАТТ/ВТО, являются нормы, непосредственно касающиеся мер государственного регулирования инвестиций. Нормы договора об учреждении ЕЭС и Соглашения ГАТТ/ВТО создают международные обязательства государств - участников соблюдать общую направленность, а также порядок принятия мер государственного регулирования инвестиций.

Международное инвестиционное право имеет свои специфические принципы, исходные начала, на которых строится все правовое регулирование межгосударственных отношений в данной сфере.

В.М. Шумилов выделяет следующие принципы международного инвестиционного права: свобода экспорта инвестиций; "территориальность" регулирования инвестиций; государственный и международный контроль за движением инвестиций; недопущение экспроприации/национализации иностранных инвестиций без соответствующей компенсации; свобода перевода доходов и дивидендов от инвестиций за пределы страны базирования; устранение двойного налогообложения; недискриминация; наиболее благоприятствуемая нация; предоставление национального режима*(19).

А.Г. Богатырев выделяет в международном инвестиционном праве такие принципы: либерализация, контроль (под которым понимается государственно-правовое регулирование инвестиционных отношений как средство согласования частного и общественного, национального и интернационального интереса).

Всеобщий (глобальный) принцип, по мнению А.Г. Богатырева, заключается в том, что правовое регулирование международных инвестиционных отношений как важнейшей части всего комплекса международных экономических отношений должно строиться на единых и универсальных принципах, лежащих в основе общедемократических и гуманно-экономических интересов и ценностей развития мира в отличие от иных существующих принципов, базирующихся на эгоистическом интересе отдельных стран*(20).

Международное инвестиционное право состоит из правовых институтов, т.е. из относительно самостоятельных частей подотрасли права, которые регулируют специфические общественные отношения в рамках данной подотрасли. Выделяют следующие институты: страхования иностранных инвестиций; гарантий от наступления рисков в предпринимательской деятельности; банковского регулирования; налогового регулирования; институт урегулирования инвестиционных споров.

В недрах международного инвестиционного права, как представляется, зарождается некий комплексный международно-правовой межотраслевой институт, который условно можно было бы назвать валютным регулированием международных инвестиций.

Институт международно-правовых гарантий иностранных инвестиций - это совокупность норм международного инвестиционного права, которые объединены в определенную систему в связи с тем, что предметом их регулирования являются однородные общественные отношения, возникающие в связи с обеспечением неприкосновенности иностранной частной собственности и фактической реализации прав иностранного инвестора на территории суверенного государства - реципиента иностранных инвестиций.

Для изучения этого института необходимо определить понятие "гарантия". В литературе под гарантией подразумевается условие, обеспечивающее реальность вероятного явления. Поскольку гарантия есть результат гарантирования, т.е. определенно направленной человеческой деятельности, постольку гарантия есть социальное условие - явление или процесс*(21).



Гарантия - это социально необходимое условие реальности вероятного явления, а правовые гарантии - социально необходимые условия, создаваемые правовым регулированием реальности прав и обязанностей, закрепленных в правовой норме.

Есть и другое мнение по данному вопросу - под сущностью социальной гарантии понимаются материальные и юридические средства, обеспечивающие реализацию социально-экономических прав членов общества. Под материальной основой выступают социальные фонды государства, часть национального дохода, направляемая на удовлетворение социально приоритетных потребностей членов общества*(22).

С.М. Братусь отмечает: "Мы полагаем, что употребление термина "юридическая (т.е. правовая) гарантия применения права" затемняет суть дела, прежде всего умаляет нормативность и, следовательно, обязательность и потенциальную принудительность права"*(23). Данная позиция весьма спорна, так как под гарантией подразумеваются социальные условия, содержащие поведенческий фактор, который является претворением правовых требований в жизнь*(24).

В юридическом словаре понятие "гарантия" определяется как система обеспечения реальности прав, установленных законодательством. В данную систему включаются обеспечение контроля за соблюдением законодательства, деятельность соответствующих органов государственной власти, а также нормы законодательства, обеспечивающие стабильность общественных отношений*(25).

На основании изложенного возникает вопрос: какое вероятное явление становится объектом правового гарантирования?

Правовые гарантии, по мнению ученых-правоведов, обеспечивают: законность*(26), правильное применение правовых норм*(27), реализацию субъективных прав*(28), нормы права*(29).

Н.А. Боброва отмечает, что объект гарантирования всегда должен быть условием и средством превращения юридической возможности, заложенной в норме, в фактическую действительность*(30).

С одной стороны, обязанность рассматривается как необходимость конкретного поведения личности, а с другой - как возможность реализации, т.е. она может произойти, а может и не произойти. В силу обладания таким свойством именно права и обязанности, установленные в диспозиции правовой нормы, являются объектами правового гарантирования. Гарантия во всех случаях есть проблема реальности правового явления*(31).

В науке международного права также нет единства мнений по определению данного понятия.

А.Н. Талалаев к мерам обеспечения международного договора относит международные гарантии, международный контроль, другие международные и внутригосударственные меры. Гарантия - акт, в котором государства обязуются сделать все от них зависящее, чтобы побудить другие государства выполнить заключенный между ними договор*(32).

С.А. Малинин под международно-правовыми гарантиями в науке международного права понимает обязательства, принятые на себя государством или международной организацией по охране прав какой-то стороны, по созданию условий для выполнения договорных обязательств, обеспечению того или иного состояния международных отношений*(33).

М.В. Почкаева рассматривает международно-правовые гарантии в качестве средства обеспечения международных обязательств*(34). При этом она выделяет: односторонние индивидуальные гарантии - поручительство третьего государства за одну из сторон в договоре (в части или в целом); взаимную гарантию - когда участники договора взаимно обязуются обеспечить выполнение договора (например, оказать помощь при нападении на одну из сторон)*(35); коллективную гарантию - когда группа участников обязуется обеспечить выполнение обязательств по договору*(36).

Л.Х. Мингазов обращает внимание на то, что достижение целей нормы редко бывает следствием действия лишь права*(37). И это понятно. Установить юридическую норму еще не значит достичь целей, заложенных при ее принятии.

Норма международного права обладает обязательной силой, что обусловлено наличием в ее структуре санкции*(38). Поэтому при переговорах по важным международным вопросам, если государства стремятся к их решению, договоренность между ними воплощается в международно-правовых актах*(39).

В международных отношениях применяются различные способы обеспечения исполнения заключенных государствами международных договоров. Наиболее распространенным является международный контроль (учреждение смешанных комиссий, комитетов экспертов), оккупация территорий. То есть для решения международно-правовых проблем государства наряду с международно-правовыми используют политические и другие неправовые средства и механизмы регулирования*(40). Однако, как справедливо отмечает И.И. Котляров, наличие системы контроля не обеспечивает соблюдение государством принятых на себя обязательств. Контрольные органы не наделяются властными полномочиями и не могут обеспечить соблюдение международных соглашений всеми их участниками*(41).

В настоящее время усложнение международных отношений, связанных с трансграничным движением капитала, требует точности правовых норм. Требование точности относится как к содержанию нормы, так и к форме изложения и закрепления нормативного предписания в тексте международного договора. Известно, что Венская конвенция о праве международных договоров основное значение придает договорному тексту*(42).

В.М. Шумилов под международными гарантиями иностранных инвестиций понимает деятельность структур, которые берут на себя финансовые последствия по политическим рискам, в том числе от ограничений и запретов на конвертацию и перевод финансовых средств принимающим инвестиции государством. Реализуется система гарантий путем заключения "гарантийного договора", под которым понимается страхование инвестиций. Через создание Многостороннего агентства по гарантиям инвестиций произошла "интернационализация" вопроса о гарантиях инвестиций*(43). Аналогичную позицию по определению данного понятия занимают Н.Н. Вознесенская, М.Я. Шеминова*(44).

Н.Н. Вознесенская указывает, что суть гарантий иностранных инвесторов состоит в том, что государство - родина инвестора берет на себя обязательство, после того как наступает предусмотренное системой гарантий обстоятельство, получить надлежащую компенсацию в интересах своего инвестора от государства - реципиента капитала*(45).

Страхование иностранных капиталовложений получило распространение после Второй мировой войны. США инициировали программу страхования политических рисков как часть "плана Маршалла" по оказанию иностранной помощи Европе.

Другие страны также ввели идентичные программы для страхования инвестиций в развивающихся странах. По этим программам страны экспорта капитала страхуют иностранные инвестиции своих компаний в отношении некоммерческого риска, например экспроприации, ограничения перевода валюты. Некоторые из этих стран, особенно США, также заключили серию соглашений о гарантиях инвестиций для того, чтобы заработала программа страхования политических рисков. По этим соглашениям страна - страхователь экспорта капитала получает требование инвестора и вступает непосредственно в отношения с государством осуществления инвестиции. Соглашения о гарантировании инвестиций, однако, не направлены на защиту иностранных инвестиций, а обеспечивают компенсацию инвестора по программе страхования.

Французские ученые Д. Карро, Д. Жюйар под механизмом гарантирования подразумевают совокупность механизмов, цель которых - передать от инвестора специализированному органу, т.е. гарантийному органу, финансовые последствия, вытекающие для этого инвестора из проведения политики, наносящей ущерб инвестициям.

При этом гарантии отличаются от страхования. Функционирование механизмов гарантирования инвестиций обеспечивается государственными фондами, в то время как действие системы страхования - преимущественно частными фондами. Цели заключения договора страхования и механизма гарантирования различаются. Механизм гарантирования действует в общественных интересах, так как его цель состоит в поощрении национальной инвестиционной политики. Заключение же договора страхования преследует коммерческие интересы.

Следовательно, термины "страхование" и "гарантия" не являются равнозначными.

А.Г. Богатырев под гарантиями иностранных инвесторов понимает создание определенных условий, которые обеспечивают участникам инвестиционных отношений, независимо от субъективных причин, возможность всегда осуществлять инвестиционную деятельность*(46). Таким образом, проблему обеспечения гарантий иностранных инвесторов ученый связывает с конкретными обязательствами принимающего капиталовложения государства, суть которых состоит в ненарушении прав иностранного инвестора. Н.Г. Доронина придерживается аналогичной позиции, при этом уточняет, что под гарантиями понимаются конкретные обязательства, принимаемые на себя государством в связи с осуществлением инвестирования*(47).

И.З. Фархутдинов понятие "гарантии иностранных инвестиций" связывает с уровнем их правовой защиты. То есть данный термин рассматривается с позиции "состояния защищенности" иностранных инвестиций*(48).

Таким образом, сущность гарантий, предоставляемых иностранным инвесторам национальным законодательством, состоит в ненарушении их прав и обеспечении их реализации. Особенность этих гарантий заключается в том, что они исходят от самого государства, принимающего капитал.

Заключая межгосударственные соглашения в области инвестиций, государства принимают определенные обязательства, конечная цель которых - обеспечение сохранности иностранной собственности на территории принимающего иностранные инвестиции государства. Как справедливо отмечает К.С. Мауленов, гарантии - это в первую очередь законодательно или договором закрепленные средства охраны законных интересов и прав иностранных инвесторов*(49).

И.Э. Папушина указывает, что нормы, которые содержатся в двусторонних инвестиционных соглашениях, рассматриваются как дополнительные гарантии к тем, что содержатся в национальном законодательстве*(50). Речь идет о том, что государство в законодательном или международно-правовом порядке принимает на себя обязательство совершить по отношению к иностранному инвестору определенные действия или (чаще всего) воздержаться от действий, нарушающих права и законные интересы инвестора.

Поэтому международно-правовые гарантии необходимо рассматривать в качестве конкретных обязательств, которые принимает государство в связи с заключением международных соглашений в сфере инвестиционного сотрудничества.

Преимущество международно-правовых гарантий определяется формой их закрепления - международным договором. Обязательства государства, принимаемые им в качестве участника международного соглашения, не могут быть им изменены в одностороннем порядке, без согласия других участников соглашения. В ст.26 Венской конвенции о праве международных договоров от 23 мая 1969 г. установлено, что каждый действующий международный договор обязателен для его участников и должен ими добросовестно выполняться.

Поэтому международно-правовые гарантии прав иностранных инвесторов, составляющие содержание международно-правовых норм, обязательны для государства, в которое намеревается вложить свои капиталовложения иностранный инвестор. Кроме того, это один из наиболее важных аспектов для иностранного собственника, влияющих на принятие им решения о вложении своей собственности в иностранное государство.

И.Н. Лебединец под институтом гарантий в международных инвестиционных отношениях понимает совокупность норм, которые в зависимости от их функциональной направленности подразделяются на несколько групп:

1) нормы, посвященные вопросам предоставления льгот иностранным инвесторам;

2) нормы, регулирующие вопросы страхования иностранных инвестиций;

3) нормы, посвященные урегулированию инвестиционных споров между инвестором и принимающим государством*(51).

И.З. Фархутдинов в системе гарантий прав иностранных инвесторов выделяет два вида: правовые и организационные.

Правовые гарантии отражаются в содержании норм права. При этом нормы национального права должны адекватно отражать реальные условия функционирования, соответствовать нормам международного права.

Организационные гарантии реализуются в конкретных формах правовой деятельности, направленных на обеспечение реализации прав иностранных инвесторов. Прежде всего сюда относятся:

1) деятельность государственных органов по обеспечению законности в определенной сфере;

2) деятельность физических и юридических лиц по защите своих прав и законных интересов законными средствами и выполнению своих юридических обязанностей*(52).

Таким образом, суть международно-правовых гарантий составляют конкретные обязательства государства, принятые им на основании международного соглашения по обеспечению сохранности иностранной собственности. Обеспечение сохранности права собственности является предпосылкой для реализации правомочий иностранного собственника. Права иностранного инвестора закрепляются в национальном законодательстве, где регулируются условия допуска и функционирования иностранной собственности. При этом крайне важно, чтобы права иностранному инвестору были не просто продекларированы, но и могли быть им фактически реализованы. Государство - реципиент иностранной собственности должно обеспечить реализацию прав иностранного инвестора, закрепленных в диспозиции норм международных соглашений.

Объект гарантирования составляют обязательства, т.е. права инвестора и обязанности государства, закрепленные в норме, по отношению к иностранному инвестору. При этом обязанности государства всегда должны быть условием и средством превращения юридической возможности, заложенной в норме, в фактическую действительность*(53).

Подводя итог анализа определения понятия "международноправовые гарантии иностранных инвесторов", необходимо выделить следующие признаки данного определения:

- закрепленные в международных соглашениях средства охраны прав и законных интересов иностранных инвесторов;

- обязательства государств, которые приняты на основе норм международного права и не могут быть ими в одностороннем порядке отменены;

- конечная цель действий государств в этой сфере - обеспечение сохранности иностранной собственности и фактической реализации прав иностранных инвесторов, установленных в нормах международного права на своей территории.

Таким образом, международно-правовые гарантии иностранных инвесторов - это установленные на основании международных соглашений обязательства государств в области межгосударственного инвестиционного сотрудничества, принятые с целью обеспечения сохранности иностранной собственности и фактической реализации прав иностранных инвесторов, закрепленные в нормах международного права на своей территории.

Скорейшая разработка системы мер, направленных на устранение имеющихся недостатков в регулировании иностранных инвестиций, должна содержать в первую очередь недвусмысленные гарантии, которые в перспективе могли бы быть решающим фактором при выборе России в качестве страны для инвестирования. Между тем создание эффективного механизма защиты иностранных инвестиций - проблема сложная.

Принятие международных соглашений о поощрении и защите иностранных инвестиций обеспечивает дополнительную защиту прав иностранных инвесторов. В значительной степени положения этих международных соглашений повторяют, конкретизируют и дополняют положения национального законодательства, касающиеся предоставления гарантий иностранным инвесторам*(54).

Юридические гарантии прав иностранных инвесторов могут быть классифицированы по содержанию. Данная классификация включает в себя:

- гарантию сохранения действия законодательства;

- гарантию от национализации и реквизиции;

- гарантию при прекращении инвестиционной деятельности;

- гарантию перевода платежей в иностранной валюте, доходов, сумм, полученных в связи с ликвидацией деятельности иностранных инвесторов, за границу;

- гарантию перевода компенсации при национализации, реквизиции, при возмещении убытков;

- использование прибылей в национальной валюте каждого государства;

- гарантию, касающуюся разрешения споров, возникающих в связи с осуществлением иностранных инвестиций;

- гарантию возмещения убытков, причиненных вооруженным конфликтом или гражданскими беспорядками;

- гарантию возможности реинвестирования прибылей, полученных в национальной валюте страны - реципиента*(55).

Юридические гарантии могут быть классифицированы по уровню их закрепления: законодательные и международно-правовые.

После определения понятия международно-правовых гарантий необходимо определить их роль и место в системе международного инвестиционного права.

В первую очередь необходимо отметить, что международно-правовые гарантии иностранных инвестиций составляют содержание норм международного публичного права.

В то же время норма права - это форма, которая закрепляет права и обязанности, т.е. гарантии прав участников правоотношений в области инвестиционной деятельности. Это объясняется тем, что основу механизма правового регулирования инвестиционных отношений, на каком бы уровне оно ни осуществлялось, составляет правовая норма.

Нормы права, в которых закреплены международно-правовые гарантии, содержатся исключительно в международных договорах, следовательно, устанавливается договорная форма их выражения.

По своему воздействию на участников международных публичных отношений нормы подразделяются на универсальные и партикулярные (действующие среди ограниченного числа участников). Универсальные нормы регулируют отношения всех субъектов международного права.

Международно-правовые гарантии предоставляются инвесторам в зависимости от наличия у них соответствующего соглашения. Следовательно, для международно-правовых гарантий в сфере иностранных инвестиций характерен партикуляризм.

По методу правового регулирования международно-правовые нормы подразделяются на диспозитивные и императивные. У субъектов международного права (государств, международных организаций) нет права изменить объем и содержание прав и обязанностей в области гарантий иностранных инвестиций, предусмотренных международно-правовой нормой. Следовательно, международно-правовые гарантии в сфере иностранных инвестиций составляют содержание императивных норм международного права.

Участниками межгосударственных инвестиционных отношений выступают как государства, так и другие субъекты международного права. Субъектами немежгосударственных инвестиционных отношений выступают юридические, физические лица. В итоге немежгосударственные отношения подчиняются международно-правовым нормам, установленным на уровне межгосударственных отношений*(56).

В рамках ООН была создана Компенсационная комиссия, которая рассматривала требования к Ираку в связи с ущербом, причиненным иностранным гражданам и юридическим лицам вторжением и оккупацией Ираком Кувейта. Согласно Резолюции ООН 687 (1991 г.), ей был предоставлен мандат, в котором подтверждается ответственность Ирака за "любые прямые потери, ущерб в результате незаконного вторжения Ирака и оккупации им Кувейта". Таким образом, ответственность Ирака не ограничивалась потерями, причиненными в результате действий Ирака или его агентов, а охватывала все потери, являвшиеся прямым следствием вторжения в Кувейт и его оккупации.

Предусматривалось, что потери, понесенные в результате фактических военных операций или угрозы военных действий любой из сторон, являются прямым результатом вторжения в Кувейт и его оккупации. Возникали и другие юридические вопросы, вытекающие из претензий, например относительно даты потери. Дата возникновения потерь определялась для выработки рекомендаций о компенсации процентов и для выбора надлежащего валютного курса, по которому будут пересчитаны потери, заявленные не в долларах США, а в других валютах.

Указанная дата зависела от характера потери. Претензии в отношении прекращенных перевозок или снижения объема хозяйственной деятельности, приведших к упущенной выгоде, касались потерь, понесенных за длительный период времени. В соответствии со своими выводами эксперты за дату потери приняли середину подпадающего под компенсацию периода, в ходе которого имела место потеря. Все рекомендованные размеры компенсаций не включали в себя поданные заявителем отдельные претензии по процентам.

Что касается потерь материальной собственности, то в качестве даты потери было определено 2 августа 1990 г., поскольку она совпадает с заявленной заявителем датой потери контроля над данным имуществом.

Многие заявители представили претензии не в долларах США, а в других валютах, и соответственно все расчеты по претензиям были произведены в первоначально указанных валютах. Но Комиссия исчисляла компенсацию в долларах США, применяя средний курс, рассчитанный по курсам, опубликованным в "Monthly Bulletin of Statistics" (издание ООН). Эти правила применялись ко всем претензиям, за исключением выраженных в кувейтских динарах. Относительно присужденной компенсации, рассчитанной в кувейтских динарах, были приняты к сведению резкие колебания курса динара в период оккупации, поэтому в качестве наиболее подходящего курса применялась его котировка по состоянию на 1 августа 1990 г.

Основное правовое требование для подаваемых в Комиссию претензий заключалось в том, что потери либо ущерб должны были быть прямым следствием вторжения в Кувейт и его оккупации.

Было решено: заявитель, требующий компенсации в отношении потерь или ущерба, причиненных в результате угрозы военных действий в каком-либо месте за пределами Ирака или Кувейта, должен представить конкретные подтверждения того, что такие потери или ущерб стали прямым результатом "реальной и серьезной угрозы, которая была тесным образом связана с вторжением Ирака и оккупацией им Кувейта" и находилась в пределах фактической досягаемости военных средств образования, от которого исходила эта угроза, в свете "фактического положения на театре военных операций" в соответствующий период*(57).

Все изложенное о данной Комиссии позволяет сделать вывод, что был создан механизм, позволяющий приводить в исполнение вынесенные ею решения независимо от воли Ирака. Таким образом, принцип государственного иммунитета не препятствует процессуальной защите прав инвестора при использовании указанных институтов*(58).

Следовательно, в случае нарушения международного обязательства, а именно, не обеспечения государствами международно-правовых гарантий, реализуется международная ответственность, которая заключается в уведомлении деликвента и предъявлении ему требований.

Особенность реализации ответственности за нарушение государствами принятых обязательств проявляется в наличии международного институционного механизма по защите прав иностранного инвестора.

В рамках Международного банка реконструкции и развития в 1985 г. разработана и создана Сеульская конвенция об учреждении МИГА (Многостороннего агентства по гарантиям инвестиций). Россия ратифицировала ее 22 декабря 1992 г.*(59)

На основании Конвенции учреждена межгосударственная организация, которая занимается страхованием инвестиционных рисков. Преимущество данной организации как многостороннего международного агентства состоит в том, что все участники (государства) приняли на себя обязательства признавать права агентства, приобретаемые по суброгации (ст.18 Конвенции).

Таким образом, Сеульская конвенция представляет собой документ, содержащий признание подавляющим числом государств мира принципа суброгации при страховании от политических рисков, осуществляемых агентством*(60).

Особенность суброгации состоит в том, что права частного лица передаются субъекту международного права, защищаются на межгосударственном уровне, т.е. происходит трансформация гражданско-правовых отношений в международные публично-правовые*(61).

К примеру, в пп. (ii) п. (а) ст. 11 Конвенции к покрываемым рискам отнесены введение по инициативе принимающего правительства ограничений на перевод за пределы принимающей страны ее валюты.

В силу ряда причин не все частные инвесторы осуществляют страхование своих капиталовложений в МИГА.

Спор между иностранным инвестором и государством - реципиентом не носит международно-правового характера. Сложность ситуации заключается в том, что стороны спора занимают неравное положение по отношению друг к другу.

В связи с рассмотрением проблемы разрешения инвестиционных споров встает вопрос о судебном иммунитете государства.

Для разрешения данных противоречий была принята Вашингтонская конвенция 1965 г. о порядке разрешения инвестиционных споров между государствами и иностранными лицами.

Цель данной Конвенции - изъятие инвестиционных споров из юрисдикции внутригосударственных судов и передача их на рассмотрение в международный арбитраж, созданный исключительно для реализации этой цели. В качестве такого учреждения выступает Международный центр по урегулированию инвестиционных споров.

Решение арбитража обязательно для спорящих сторон и не подлежит обжалованию. Статья 54 (1) Конвенции гласит: "Каждое Договаривающееся Государство признает решение арбитража, вынесенное в соответствии с настоящей Конвенцией, в качестве обязывающего и обеспечивает исполнение денежных обязательств, налагаемых решением арбитража, в пределах своей территории"*(62).

Таким образом, государства - участники данной Конвенции ограничивают свой судебный иммунитет в интересах обеспечения надлежащей защиты иностранной собственности, находящейся на их территории.

Таким образом, особое место международно-правовых гарантий в системе международного права определяется их спецификой, а именно: договорный характер их закрепления; партикуляризм; императивный характер содержащихся в них предписаний; установление эффективной системы защиты прав иностранных инвесторов в международных соглашениях на территории государства - реципиента.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11


База данных защищена авторским правом ©ekonoom.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница