Теория страхования




Скачать 11.02 Mb.
страница5/54
Дата28.04.2016
Размер11.02 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   54
организацию страхования, где отношение с юридической точки зрения является административно-правовым.

Кстати, и страховщик не имеет контрольных полномочий на использование страхователем средств полученной страховой выплаты, в том числе не проверяет, использованы ли полученные от страховщика деньги на цели именно возмещения ущерба. Это еще раз к вопросу о существовании у страхования функции возмещения ущерба.

Таким образом, у страхования контрольной функции как таковой вообще нет. И если говорить о наличии функции контроля за формированием и использованием средств страхового фонда, то это является функцией не страхования, а страхового надзора, и реализуется эта функция в рамках административно-правового отношения, субъектами которого выступают орган страхового надзора, с одной стороны, и страховая организация - с другой.

Многие авторы в числе функций страхования называют предупредительную функцию. Как отмечается в литературе, "предупредительная функция страхования заключается в том, что страховая организация вправе использовать временно свободные денежные средства страхователей на проведение мероприятий по уменьшению степени риска. Для этих целей формируется фонд, средства которого направляются на организацию безопасности того или иного рода деятельности (противопожарной, санитарно-эпидемиологической, безопасности движения и т.п.)" <1>.

--------------------------------

<1> Страховое право: Учебник для вузов / Под ред. В.В. Шахова, В.Г. Григорьева, С.Л. Ефимова. М., 2002. С. 29 - 30.
Если говорить об этой характеристике предупредительной функции, то следует отметить, что, во-первых, если страховщик вправе ее осуществлять, то это уже не функция страхования. Функция есть проявление сущности страхования. Данное проявление носит объективный характер и не зависит от воли и желания страховщика. Во-вторых, страховщик вообще не вправе распоряжаться "временно свободными денежными средствами страхователей" (даже в целях создания фонда предупредительных мероприятий), так как на эти средства у страховщика нет никаких прав и ими распоряжаются сами страхователи, будучи их собственниками. Если же речь идет о создании страхового фонда за счет страховых премий, то это уже есть денежные средства самого страховщика, которые он получил от страхователей в качестве платы за страхование.

Если же говорить по существу вопроса, то действительно при той форме государственного страхования, которая существовала при социализме, страховщик (Госстрах СССР) создавал при некоторых видах страхования специальный фонд предупредительных мероприятий. Такие фонды могут в принципе создаваться и при системе негосударственного страхования, особенно при обязательном страховании, где государство может своим правовым актом дать предписание страховщику направлять часть страховой премии на формирование этого фонда <1>.

--------------------------------

<1> В настоящее время выплаты страховщика на проведение предупредительных мероприятий предусмотрены при обязательном страховании пассажиров. Фактически эти выплаты выступают формой финансирования транспортных организаций. При социализме такой подход был если не оправдан, то по крайней мере понятен. Но сейчас, при капиталистической экономике, которую в порядке эвфемизма называют "рыночной", возложение на страховщиков (а фактически на страхователей) обязанности по финансированию частнокапиталистического производства, к числу которого относится и деятельность транспортных организаций, вызывает по крайней мере недоумение.
Отметим также, что реализация предупредительной функции страхования требует, как правило, наличия долговременных и устойчивых связей страховщика со страхователем, поскольку сами предупредительные мероприятия, обычно носящие характер определенных капитальных затрат, реализуются в течение длительного времени.

Таким образом, превентивная деятельность страховщика может иметь место не везде и не всегда. Функция же, будучи объективным проявлением сущности страхования, должна реализовываться везде и всегда.

При огосударствлении страхования на него обычно возлагается также финансовая функция, т.е. страхование превращается в источник денежного дохода государства. При этом страховые платежи нередко играют роль замаскированных налогов. Это имеет место при осуществлении так называемого страхования через государственные централизованные фонды (например, при "социальном страховании"). Однако необходимо подчеркнуть, что придание страхованию фискальной функции является в общем-то искажением его экономической сути.

Интересно отметить, что в свое время существовала теория "налога как страхового платежа". Наиболее видными представителями этой теории были Адольф Тьер (1797 - 1877) и Джон Рамсей Мак-Куллох (1789 - 1864). Из этой теории следует, что налог - это страховой платеж, вносимый гражданами в качестве платы за страхование, осуществляемое государством от таких страховых рисков, как война, нарушение общественного порядка, преступления и т.д. В отличие от обычного страхования налоги уплачиваются не для того, чтобы при наступлении страхового случая получить сумму страхового возмещения, а для того, чтобы профинансировать затраты государства на обеспечение обороны и правопорядка.

В связи с этим отметим, что налоговые и страховые отношения - это разные виды экономических отношений. Налог опосредует одностороннее движение стоимости в денежной форме, не сопровождаемое каким-либо встречным движением стоимости. Страховое отношение опосредует встречное движение стоимостей, где навстречу плате за страхование в форме страховой премии движется стоимость в виде страховой защиты.

Называют еще социальную функцию страхования. Раскрывая ее содержание, отмечается следующее: "...страховые организации оказывают большую помощь застрахованным при утрате трудоспособности и наступлении инвалидности в результате несчастных случаев и заболеваний. Страховые компании финансируют лечение и реабилитацию потерпевших, компенсируют последним утраченные доходы. В случае смерти застрахованного его близким выплачиваются средства, которые позволяют не снижать достигнутый уровень жизни. Выплата гражданам возмещения за утраченное или поврежденное имущество также способствует сохранению достигнутого ими уровня материального достатка" <1>.

--------------------------------

<1> Сплетухов Ю.А., Дюжиков Е.Ф. Страхование: Учебное пособие. С. 20.
Следует сказать, что сущность страхования заключается не в оказании страховщиком помощи страхователю, она заключается в предоставлении платной услуги, именуемой страховой, которая в материальном плане выражается в страховой выплате.

Безусловно, страхование, особенно личное, несет в себе определенный социальный момент. Да и в целом оно конечно же является общественно полезной деятельностью. Но называть страховщика социальным учреждением нет никаких оснований. И не надо приписывать ему что-то сверх того, чем он является на самом деле.

Что же касается "государственного социального страхования", то такое страхование мы и страхованием не признаем, о чем было сказано выше.

Своеобразный подход к функциям страхования продемонстрировала Т.А. Федорова.

Она подразделяет функции страхования на уровне индивидуального и общественного воспроизводства <1>.

--------------------------------

<1> См.: Страхование: Учебник / Под ред. Т.А. Федоровой. 2-е изд., перераб. и доп. М., 2003. С. 28 - 30.
По ее мнению, на уровне индивидуального воспроизводства страхование выполняет следующие функции: 1) рисковую; 2) облегчения финансирования; 3) предупредительную; 4) обеспечения возможности концентрации внимания на нестрахуемых рисках.

По поводу рисковой и предупредительной функций мы уже высказались выше.

Что касается функции облегчения финансирования, которая выражается, по мнению Т.А. Федоровой, в получении страхователем средств, компенсирующих понесенный им ущерб, то она совпадает с названной ею же рисковой функцией страхования (функцией возмещения ущерба).

Весьма интересной представляется четвертая из названных функций. Она выражается в том, что при заключении договора страхования предприниматель избавляет себя от многих беспокойств и может полностью обратиться к анализу рисков рыночной конъюнктуры и к вопросам стратегического менеджмента своего предприятия.

В связи с этим следует сказать, что в том виде, в котором сформулирована данная функция, она относится лишь к тому страхованию, которое мы именуем производственным. При других своих видах (в частности, личном страховании) оно не будет выступать носителем данной функции. А это говорит о том, что она не может рассматриваться функцией страхования в целом, в лучшем случае выступает функцией какого-то отдельного вида страхования. Например, если дед-пенсионер страхует любимую внучку по формуле "свадебного страхования", то его (деда) мало интересует появившаяся возможность "обратиться к вопросам стратегического менеджмента своего предприятия", потому что у него никогда не было и не будет никаких предприятий. Его больше волнует, выйдет ли внучка замуж и если выйдет, то когда.

Короче, нельзя частное возводить в разряд всеобщего.

В то же время необходимо отметить, что Т.А. Федорова, пожалуй, единственный ученый-экономист, который возводит в разряд функции страхования его нематериальный аспект - "избавление от беспокойств". И это, на наш взгляд, весьма ценно.

Нами данный аспект охватывается таким элементом страховой защиты, как ее психологическая составляющая. Данная составляющая находит свое отображение в защитной функции страхования, которая является основной для страхования.

Что же касается функций на макроэкономическом уровне, то ими, по мнению Т.А. Федоровой, являются следующие: 1) обеспечение непрерывности общественного воспроизводства; 2) освобождение государства от дополнительных расходов; 3) стимулирование научно-технического процесса; 4) защита интересов пострадавших людей в системе отношений гражданской ответственности; 5) концентрация инвестиционных ресурсов и стимулирования экономического роста.

Прежде чем рассмотреть их, выскажем ряд соображений общего порядка.

Во-первых, функция страхования реализует себя в страховом отношении, которое и есть страхование.

Во-вторых, под каким бы углом зрения мы не рассматривали функцию страхования - то ли в качестве экономической категории, то ли на макроэкономическом уровне, эта функция как в капле воды отразится в совершенно конкретном страховом отношении, возникшем между страховщиком А и страхователем Б.

В связи с этим следует выразить сомнение в том, что на уровне "индивидуального воспроизводства" у страхования одни функции, а на "макроэкономическом уровне" совсем другие.

В-третьих, в каких-либо иных, нестраховых отношениях, даже если их субъектами являются страховщики, реализации функции страхования не происходит и выводить из этих отношений функции страхования нельзя. Функция страхования реализуется исключительно в страховых отношениях. Поэтому если страховщик выступает в роли инвестора, вкладывая свои денежные средства в какие-либо экономические проекты, говорить, что в данном случае происходит реализация функции страхования, нет оснований. В такого рода отношениях страховая организация не выступает в качестве страховщика.

В-четвертых, нельзя рассматривать в качестве проявления функции страхования тот косвенный экономический эффект, который привносит страхование в жизнь государства и общества.

Таким образом, функции страхования надо искать в тех отношениях, которые являются с экономической точки зрения страховыми. Вне этих отношений функции страхования себя не реализуют и реализовать не могут.

В свете указанных обстоятельств функция обеспечения непрерывности общественного воспроизводства, смысл которой заключается "в том, что страхование создает финансовые условия для быстрого восстановления и возобновления деятельности предприятий, пострадавших в результате застрахованных событий", есть, на наш взгляд, не что иное, как та функция, которая именуется различными авторами рисковой, распределительной, функцией возмещения ущерба (убытка, вреда). Мы же именуем эту функцию защитной, которая применительно к имущественному страхованию (а речь по существу идет именно о нем) приобретает характер восстановительной функции.

К числу защитной (рисковой, распределительной, функции возмещения вреда) функции относится и функция "защиты интересов пострадавших людей в системе отношений гражданской ответственности". К тому же эта функция относится лишь к одному из видов имущественного страхования - страхованию риска гражданской ответственности.

Не является функцией страхования и "освобождение государства от дополнительных расходов".

По мнению Т.А. Федоровой, эта функция выражается в том, что при отсутствии страхования все финансовые тяготы различных бедствий ложились бы на государство, которое имеет в своем распоряжении всегда ограниченные средства государственного бюджета и внебюджетных фондов.

Вообще-то страхование не порождено государством как способ уменьшения своих финансовых обязательств перед обществом. Страхование возникло, что называется, само по себе как следствие объективной экономической потребности. Кстати, в своих зачаточных формах оно безусловно возникло раньше государства - уже первобытное племя осознавало, что надо создавать какие-то страховые запасы продуктов питания на случай неудачной охоты и т.п. И в дальнейшем страхование развивалось, сформировав особую сферу экономики, не ставя перед собой цели уменьшить финансовое бремя, лежащее на государстве. Скорее, наоборот, страхование формировалось как экономический механизм, обеспечивающий самофинансирование общества, не рассчитывающего на государство, не желающего от него зависеть и выступать перед ним в роли просителя. И трудно представить себе ситуацию, когда группа лиц, выступая учредителем страховой компании, руководствовалась тем, что, создав эту компанию, она окажет помощь государству в виде снижения финансовой нагрузки, лежащей на нем.

Кроме того, вопрос о функциях государства, о пределах его обязанностей перед обществом и отдельными лицами не имеет четкого решения ни в теоретическом, ни в законодательном плане. Более того, этот вопрос имеет разные решения в разные исторические эпохи. Скажем, социалистическое государство в силу своей идеологии действительно взяло на себя ответственность "за все и вся", сделав, правда, государственной и всю экономику (а заодно и само страхование), - без этого невозможно отвечать "за все и вся". Но говорить при этих обстоятельствах, что государственное страхование освобождает государство от дополнительных расходов, нелепо, поскольку страховой фонд находился в государственной собственности и страховые выплаты из него представляли собой расходы самого государства. Другое дело, что государство "офинансило" страхование, возложив на него функцию добывания себе денежных средств.

Однако если у частного предпринимателя, например, сгорит склад с готовой продукцией, то капиталистическое государство скажет ему очень просто: "Это ваши собственные проблемы". И назидательно добавит: "Надо было застраховаться". Говорить в этой ситуации о том, что страхование снижает финансовые нагрузки, лежащие на государстве, опять-таки нет оснований: государство здесь само по себе, частный предприниматель сам по себе, а страхование тоже само по себе. Государство и страхование даже не выступают друг другу некой альтернативой.

Нет никакого сомнения в том, что хорошо развитая система страхования - это благо для государства. Страхование способствует развитию экономики и социальной защите граждан. В конечном счете оно облегчает государству решение стоящих перед ним задач, возникших то ли исторически, то ли в силу тех программных установок, которыми руководствуется стоящая у власти партия. Поэтому разумное государство способствует доступными для себя средствами (например, посредством налоговых льгот) развитию страхования в своей стране. Но таким же благом для государства являются и хорошо развитые банковская система, промышленность, сельское хозяйство, торговля, транспорт, связь и в целом вся экономика. И полагать, что функцией экономики является "освобождение государства от дополнительных расходов", - значит ставить государство выше экономики. Между тем не экономика служит государству, а государство должно служить экономике. К сожалению, этот постулат государство довольно часто забывает, ставя свои интересы выше интересов общества и экономики (примером чему может служить непомерное налогообложение), либо оно, вмешиваясь в экономические процессы, "хотело как лучше", но, руководствуясь ошибочными теориями, приносит экономике больше вреда, чем пользы. И в пору сказать: "Лучше бы вы вообще ничего не делали".

Следовательно, те выгоды, которые получает государство от страхования, носят характер косвенного экономического эффекта от страховой деятельности, являющейся частнопредпринимательской. Эти выгоды не порождены собственно страховыми отношениями, субъектом которых выступало бы государство.

Другое дело, когда государство, выступая в роли страхователя, защищает собственный имущественный интерес. Такой вариант, кстати, прямо предусмотрен тем определением страхования, которое дает Закон об организации страхового дела вследствие поправки, внесенной в него 10 декабря 2003 г., называя в числе страхователей, наряду с физическими и юридическими лицами, Российскую Федерацию, субъекты Российской Федерации и муниципальные образования. Здесь государство действительно может сэкономить на расходах, связанных с возмещением убытка, причиненного ему страховым случаем. Но в этой ситуации государство будет выступать в качестве не публичного, а хозяйствующего субъекта, и в данном страховом отношении будут реализованы обычные для страхования функции.

То же самое можно сказать и по поводу такой якобы присущей страхованию функции, как "концентрация инвестиционных ресурсов и стимулирование экономического роста".

Размещение страховыми организациями средств страховых резервов, что обеспечивает "стимулирование экономического роста", осуществляется в рамках отношений, не являющихся страховыми. Поэтому функцией страхования данное размещение не выступает. Все это относится к категории общеэкономического эффекта, достигнутого от деятельности страховых организаций, осуществляемой за рамками страхования. И этот эффект по своей функциональной значимости мало чем отличается от аналогичного эффекта, возникающего в результате того, что иные предприниматели, не являющиеся страхователями, вкладывают свои капиталы в чужое производство.

Таким образом, ни одна и из перечисленных Т.А. Федоровой функций страхования таковой не является, так же как необоснованным является их деление на функции на уровне индивидуального и общественного воспроизводства.
§ 4. Исторические типы организации страхового дела
Организация страхового дела, включая страховую систему, может иметь различные модели. С некоторой долей условности можно назвать следующие модели: 1) государственную; 2) негосударственную, при которой страхование представляет собой разновидность предпринимательской деятельности, осуществляемой частными страховыми организациями; 3) смешанную, где имеет место сочетание как государственного, так и негосударственного страхования.

Государственная модель может иметь несколько форм организации страхового дела.

Одной из них является следующая схема. Государство национализирует (монополизирует) страховое дело в своих руках. Для осуществления страхования создаются государственные страховые организации. Страховой фонд находится, следовательно, в государственной собственности. При этом само страхование подробно регламентируется государством путем принятия нормативных правовых актов, которыми, в частности, утверждаются правила страхования по отдельным его видам. Обычно эти правила страхования самым детальным образом определяют условия страхования, включая объект и предмет страхования, размеры платы за страхование и страховых выплат, перечень и описание событий, выступающих в качестве страхового случая, порядок производства страховой выплаты и т.д. Страховщик, будучи государственной страховой организацией, осуществляет страхование в строгом соответствии с этими правилами. Некоторые виды страхования объявляются государством в качестве обязательных. Поскольку правила страхования подробно регламентируют все условия страхования, обязательные виды государственного страхования могут осуществляться в бездоговорной форме.

Наиболее типичной государственной моделью организации страхового дела была та система, которая существовала в СССР с начала 30-х до конца 80-х годов прошлого века. Для этой системы было характерно то, что в полном соответствии с марксистской экономической доктриной существовала государственная монополия на ведение страхования: страховые организации были только государственными, их денежные фонды выражали страховой фонд самого государства, деятельность страховщиков и операции со страхователями самым тщательным образом регламентировались тем же государством. Госстрах СССР, олицетворяя собой государство, был наделен мощными властными полномочиями, ставящими его в заведомо неравноправное положение по отношению к любому страхователю, и т.д.

В результате страховая деятельность выступала разновидностью финансовой деятельности государства.

Надо сказать, что идея организации страхования по государственной модели появилась задолго до революции. Теоретическое обоснование государственной страховой монополии было дано немецким экономистом Адольфом Вагнером еще в 80-х годах XIX века и получило немало своих сторонников, в том числе и в России. Так, известный дореволюционный представитель финансовой науки Л.В. Ходский писал: "Сосредоточение в руках государства страхового дела, особенно так называемого страхования жизни или личного страхования, составляет чрезвычайно благодарное поле деятельности для государственного хозяйства". Такое страхование "представляет больше выгод для страхующихся, чем частное страхование", "казенное страхование сосредоточило бы в руках государства огромные страховые капиталы". И высказывал мнение: "Нельзя не пожелать, чтобы у нас дело страхования жизни государство не упускало из своих рук. Кроме пользы для населения и казны, от этого ничего бы не получилось" <1>. В то же время высказывались и более осторожные взгляды. Немецкий представитель науки страхового дела Альфред Манес указывал, что среди различных спорных вопросов в области организации страхования "наибольшее значение имеет следующий: должно ли страхование применяться только в частновладельческой эксплуатации, или его следует рассматривать как публичное, которое должно быть основано государством". И, отвечая на него, писал: "Публичное страхование должно быть вводимо только тогда, когда путем свободного соглашения вовсе нельзя ничего достичь или можно добиться только весьма слабых результатов" <2>.

--------------------------------

<1> Ходский Л.В. Основы государственного хозяйства (пособие по финансовому праву). СПб., 1894. С. 85 - 86.

<2> Манес А. Основы страхового дела. С. 29, 31.
Государственная монополизация страхового дела полностью укладывалась в рамки марксистских представлений об организации страхования в условиях социалистического общества. По этому поводу В.И. Ленин еще до революции (и в качестве одной из ее основных задач) писал о необходимости национализации страхового дела, т.е. объединении всех страховых компаний в одну, централизации их деятельности, контроля над ней со стороны государства <1>.

--------------------------------

<1> См.: Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 34. С. 167.
Интересно отметить, что в России наблюдается какое-то историческое тяготение к огосударствлению и монополизации страхового дела. Так, своим манифестом от 28 июня 1776 г. Екатерина II вместе с учреждением Государственного заемного банка, которому было предоставлено право "принимать на свой страх каменные дома и фабрики", запретила страхование имущества в иностранных страховых компаниях. При Банке в этом же году была создана Государственная страховая экспедиция. Для страхования товаров российское правительство открыло в 1797 г. Страховую контору при Ассигнационном банке. Согласно уставам Санкт-Петербурга (1798 г.) и Москвы (1799 г.) страхование передавалось в ведение "ассекуранц-контор" или "фейер-кадастров" при Камеральном департаменте, которые принимали на страхование недвижимое имущество. В начале царствования Александра I возник проект создания "Государственной страховой конторы", оказавшийся, правда, нереализованным. Так называемое земское страхование, получившее распространение с 1866 г. и охватившее по существу всю Россию, где функции страховщика выполняли "губернские по крестьянским делам присутствия", также было по существу государственным. С 1906 г. было открыто государственное страхование жизни, не получившее, однако, широкого распространения. При создании первых частных акционерных страховых компаний их деятельность курировали влиятельные государственные сановники, которые были соучредителями этих компаний. В роли директоров выступали такие лица, как граф Мордвинов, граф Бенкендорф, граф Строганов, граф Муравьев, князь Орлов и др. Россия была одной из первых стран в мире, где был учрежден государственный страховой надзор (1894 г.), который осуществляло Министерство внутренних дел. Запрет на деятельность в России иностранных страховых обществ был снят лишь в 1885 г.

Совершенно очевидно, что государственная страховая монополия имеет целый ряд преимуществ по сравнению с негосударственным (частным) страхованием. В частности, это позволяет обеспечить финансовую устойчивость страховых организаций, надежность и гарантированность их деятельности, на страхование могут приниматься крупные и дорогостоящие страховые риски, обычно недоступные частным страховщикам, достигается массовость страхования, в силу этого снижаются цены на страховые услуги и т.д.

У государственного страхования есть преимущество и в том, что государство может избавить страховую деятельность от духа частнопредпринимательской наживы, придать страхованию социальный характер, обеспечить более высокую гарантированность страховой защиты, не позволяя страховщику уклоняться от исполнения своих обязательств, чем грешат порой негосударственные страховые компании, использующие для этого любые уходящие порой в юридическое крючкотворство предлоги. Характеризуя государственное страхование, Е. Мен в свое время писал, что даже в буржуазных государствах национализация страхового дела (государственная страховая монополия) не связывается исключительно с возможностью извлечения прибыли, а мыслится как мера социальная, не только имеющая прямой своей целью извлечение прибыли, но долженствующая путем удешевления и широкого распространения страхования создать наибольшую устойчивость как самой государственной операции, так и благосостояния населения и всего гражданского оборота страны <1>.

--------------------------------

<1> См.: Мен Е. Имущественное страхование по законодательству СССР // Вестник государственного страхования. 1924. N 11 - 12. С. 13.
Вместе с тем государственно-монополистической модели организации страхования присущи и свои существенные недостатки, которые продемонстрировал исторический опыт СССР.

Монопольное положение Госстраха СССР, отсутствие конкуренции на рынке страховых услуг, как и отсутствие самого этого рынка, привели, во-первых, к тому, что населению и народному хозяйству предлагался крайне ограниченный набор страховых услуг. Причем формировались эти услуги не их потребителями, т.е. потенциальными страхователями, а тем, кто их оказывал, т.е. Госстрахом. Иначе говоря, на рынке страховых услуг (при всей относительности этого понятия при социализме) господствовал не покупатель этих услуг, а их продавец. Это отрицательно сказывалось на качестве самих услуг.

Во-вторых, государство не устояло перед искушением использовать страхование в качестве своего финансового инструментария. Выражалось это главным образом во введении под благовидными предлогами обязательного страхования исключительно в интересах государства, т.е. с целью получения дополнительного доходного источника для государственного бюджета. Имело место установление внешне не очень заметных, но повышенных размеров страховых платежей и пониженных размеров страховых выплат, с тем чтобы повысить доходность страховых операций даже по добровольным видам страхования. Нарушался принцип добровольности страхования путем проведения кампаний по "массовому охвату" застрахованных. Госстрах СССР находился в ведении Министерства финансов, средства страховых резервов хранились в обязательном порядке в Госбанке СССР, и свободный остаток этих резервов использовался им в качестве своего кредитного ресурса. Сама уплата страхователями страховых платежей по обязательным видам страхования мало чем отличалась от уплаты налогов (многие граждане, например, искренне воспринимали обязательное страхование строений как уплату "страхового налога"), 95% прибыли Госстраха (т.е. по существу вся) передавались в бюджет в виде обязательного платежа. Страховые фонды рассматривались в качестве финансового ресурса государства и могли быть им использованы на цели, далекие от собственно страхования. Эти фонды входили в состав финансовой системы государства на правах централизованных финансов.

В-третьих, Госстрах СССР имел своеобразное правовое положение: с одной стороны, заключая договор страхования, он выступал как бы равноправным по отношению к страхователю юридическим лицом (что и требуется от субъекта гражданско-правового договора). Но вместе с тем он фактически был органом государственного управления, наделенным мощными односторонне властными полномочиями, что заведомо ставило его в положение господствующего субъекта по отношению к своему контрагенту. Наличие двух видов компетенции (и юридическое лицо, и орган государственной власти) приводило к тому, что в одном и том же страховом правоотношении он выступал и в качестве равноправного субъекта, и в качестве властвующего. И это приводило к искажению как экономической, так и правовой сути страхования.

Следует сказать, что любой монополизм чреват злоупотреблением монополистом своим доминирующим положением на рынке. Это выражается в отсутствии фактического равенства (даже при наличии его юридического декларирования) субъектов страхового отношения. Такое положение имеет своим следствием завышение цен на товары (работы, услуги), предлагаемые монополистом. В страховом деле монополизм страховщика оборачивается завышением цен (тарифов) на страховые услуги. Если же монополистом-страховщиком выступает государственная страховая организация, то монополизм усиливается благодаря наличию у такого страховщика мощных юридически властных полномочий, что выражается в принятии этим страховщиком в одностороннем порядке правил страхования, которым обязан подчиняться страхователь, и т.д. В результате страховое отношение не основывается на юридическом равноправии сторон, что является необходимым условием страхования как такового.

В целом же неудачи страхования в эпоху социализма (а организация страхования имела, повторим, и некоторые свои очевидные достоинства) были предопределены свойствами самой социалистической системы хозяйствования, где гражданам нечего было страховать, потому что они не имели собственности в достаточно крупных размерах, а государственные предприятия не были заинтересованы в страховании, потому что они были отчуждены от собственности. В результате потребности в страховании не испытывал почти никто, за исключением самого государства, взвалившего на себя всю эту деятельность из чувства ответственности за общее состояние дел в обществе и экономике страны, а попутно - и в поисках дополнительных финансовых источников.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   54


База данных защищена авторским правом ©ekonoom.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница