Тема I. Возникновение и эволюция классической школы политической экономии лекция Зарождение классической политической экономии: школа физиократов




страница1/5
Дата11.05.2016
Размер1.35 Mb.
  1   2   3   4   5
ИСТОРИЯ ЭКОНОМИЧЕСКИХ УЧЕНИЙ
ЧАСТЬ 1
Тема I. ВОЗНИКНОВЕНИЕ И ЭВОЛЮЦИЯ КЛАССИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЭКОНОМИИ

Лекция 1. Зарождение классической политической экономии: школа физиократов


1.1. Общая характеристика классической политической экономии и этапы ее эволюции

1.2. Экономические взгляды П. Буагильбера

1.3. Экономическое учение Ф. Кенэ

1.4. Экономические воззрения А. Тюрго


Цель лекции: дать общую характеристику классической политической экономии, ее основных черт и этапов эволюции. Познакомить с экономическими взглядами П. Буагильбера, Ф. Кенэ, А. Тюрго, охарактеризовать исторические условия формирования, методологию, основные теоретические положения представителей французской классической школы политической экономии.

Основные понятия: трудовая теория стоимости, налог, деньги, “чистый продукт”, воспроизводство, учение о классах, laisser faire (лессе фер), классическая политическая экономия, физиократия, абстрактный метод, первоначальные авансы, ежегодные авансы.


1.1. Общая характеристика классической политической экономии и этапы ее эволюции
Классическая политическая экономия занимала “командные высоты” в экономической теории около 200 лет — с конца XVII в. до второй половины XIX в. Исторические условия, подготовившие возникновение и развитие данной школы, сложились в период мануфактурного производства в Англии и Франции. Капитал занял ведущее место в сфере производства, формировалась рыночная система хозяйства, отношения между людьми приняли преимущественно товарно-денежный характер, развертывалась внешнеторговая и колониальная экспансия. Ее представители впервые приступили к исследованию внутренних закономерностей рыночной экономики, положив тем самым начало политической экономии как науке. Создавалась система фундаментальных научных знаний о факторах, законах, механизмах функционирования экономики на различных структурных уровнях экономической системы.

“Классики” в отличие от меркантилистов заново сформулировали предмет и метод изучения экономической теории, что позволило обеспечить достаточно глубокие аналитические результаты, снизить степень эмпиричности и описательности в осмыслении хозяйственной жизни.

Общие черты классической политической экономии:

преимущественный анализ проблем сферы производства;

выработка и применение прогрессивных методологических приемов исследования (приоритет причинно-следственного анализа, введение абстрактного метода);

трактовка стоимости (ценности) товаров и услуг как важнейшей исходной категории экономического анализа, акцент на затратной ее характеристике с учетом либо количества труда, либо издержек производства;

идеи саморегулируемости рыночной экономики на основе взаимодействия спроса и предложения;

неприятие протекционизма и обоснование в качестве главного принципа политики государства — экономического либерализма.

В конце XVII — XVIII вв. речь шла не только о возникновении новой науки, но и новой идеологии, переоценке хозяйственных ценностей в жизни общества. Laisser faire — словосочетание, означавшее требование свободы хозяйственной деятельности, невмешательства государства в деловую жизнь, превратилось в своеобразный девиз нового направления — экономического либерализма, теоретические основы которого разрабатывались представителями классической школы и их последователями.

Классическая школа сложилась как единство двух начал: теории производства (богатства) и теории обмена (рынка). Теория производства, критикуя меркантилизм за переоценку роли торговли, искала истинные источники богатства в сфере производства, разделении труда. Теория обмена развивала идеи рыночного саморегулирования в противовес практике государственного протекционизма, формулируя основы либеральной экономической политики.

На протяжении XVII в. обе теории развивались взаимосвязанно, затем наметился раскол по линии Д. Рикардо и Ж.Б. Сэя. Последний в ходе “маржиналистской революции” 70-х гг. XIX в. привел к их размежеванию, завершившемуся формированием неоклассического направления. Дискуссионным вопросом является определение границ существования классической школы. Принимая почти без споров вопросы о периоде зарождения, основателях классической школы ученые не пришли к согласию в вопросах о сроках завершения формирования данного направления.

Так, согласно ограничительной позиции, выдвинутой марксизмом, классическая политическая экономия завершилась в начале XIX в. трудами А. Смита и Д. Рикардо. В соответствии с расширительной позицией, ставшей для большинства зарубежных авторов основной, к именам продолжателей учения Смита—Рикардо и соответственно временным границам классической школы прибавляют не только целую плеяду экономистов начала XIX в., включая Ж.Б. Сэя, Т. Мальтуса, Н. Сениора, но и величайшего ученого первой половины XIX в. Дж.С. Милля. Дж.М. Кейнс еще шире раздвинул ее хронологические рамки, отнеся к числу классиков даже А. Маршалла.

В развитии классической политической экономии с определенной долей условности можно выделить четыре этапа:

первый — зарождение альтернативного меркантилизму нового учения, которое впоследствии назовут классической политической экономией. В рамках школы физиократов было обозначено новое толкование ряда экономических категорий, сделана попытка определения “естественных законов”, регулирующих хозяйственную деятельность;

второй — систематизация теории в рамках английской школы классической политической экономии (А. Смит, Д. Рикардо). На их теоретических изысканиях в значительной мере основывается новая трактовка предмета, методологии, понятийно-категориального аппарата экономической науки;

третий — этап дальнейшей эволюции классической школы, связанный с именами Ж.Б. Сэя, Т. Мальтуса, Н. Сениора, оставивших заметный след в становлении либеральной теории;

четвертый — завершающий этап, в рамках которого особое место занимает труд Дж.С. Милля, всесторонне обобщившего цели достижения “классической школы”.

В конце XIX в. неоклассическая теория, сменившая классическую политическую экономию, стала ее преемницей благодаря сохранению верности идеалам “чистой” экономической науки и принципам свободной конкуренции. Таким образом, был сделан новый шаг в развитии теоретико-методологических основ экономического анализа. Внедрение в инструментарий экономической науки принципов маржинализма придало неоклассической экономической теории большую степень достоверности и способствовало выделению в ее составе самостоятельного раздела — микроэкономики.


* * *

Классическая политическая экономия — направление экономической мысли, представители которого заложили научную базу методологических и теоретических исследований рыночных отношений, обоснование идеи экономического либерализма.


Основные этапы развития и представители:
первый — зарождение направления в рамках французской школы классической политической экономии (П. Буагильбер, Ф. Кенэ, А. Тюрго);

второй — систематизация теории в рамках английской школы классической политической экономии (А. Смит, Д. Рикардо);

третий — эволюция взглядов в трудах последователей классической школы первой половины XIX в. (Т.Р. Мальтус, Н.У. Сениор, Ж.Б. Сэй, К.Ф. Бастиа;

четвертый — завершение этапа развития классической школы в трудах Дж.С. Милля.


Основные черты классического этапа в развитии экономической мысли:
в методологию науки введены причинно-следственный анализ, метод абстракции, индукции, дедукции; признаются действия объективных экономических законов;

поведение хозяйствующего субъекта рассматривается на основе модели “экономического человека”, стремящегося к собственной выгоде;

предметом изучения является преимущественно сфера производства;

исходная категория экономического анализа — стоимость — определяется затратами труда либо издержками производства;

экономический рост достигается производительным трудом в сфере материального производства. Главным фактором увеличения богатства является накопление капитала;

торговля не рассматривается как источник создания национального богатства;

“невидимая рука” рынка обеспечивает оптимальное распределение ресурсов в обществе;

в экономической политике господствует концепция экономического либерализма, основанная на принципе “Laisser faire” (“предоставьте делам идти своим ходом”).


1.2. Экономические взгляды П. Буагильбера
Родоначальником классической политической экономии и школы физиократов во Франции можно считать французского судью Пьера де Пезана де Буагильбера (1646—1714).

Сын нормандского дворянина, П. Буагильбер, как и отец, получил юридическое образование. В 31 год был удостоен административной должности в Нормандии. Через 12 лет профессиональные успехи наряду с уплатой денег позволили ему занять доходную и влиятельную должность генерального начальника (лейтенанта) судебного округа Руана, которую он оставил лишь за четыре месяца до своей смерти, передав по наследству сыну. В то время во Франции актуальной была реформа устаревшей налоговой системы. Именно эти проблемы затрагивал П. Буагильбер при издании в 1697 г. своей книги “Интендантская служба Франции”. Несмотря на то, что произведение не имело большого успеха, автор в 1707 г. опубликовал на эту тему книгу “Обвинение и оправдание Франции”. Она привлекла больше внимания и даже была запрещена постановлением Королевского совета, поскольку содержала резкую критику политики меркантилизма, осуществлявшейся правительством Франции, представителем которой при дворе короля Людовика XIV был министр финансов Ж.Б. Кольбер.

Основные методологические особенности творческого наследия П. Буагильбера заключались в том, что, с его точки зрения, не приумножение денег, а напротив, рост производства, “пищи и одежды” представляет собой главную задачу. Иными словами, предметом изучения политической экономии он считал анализ проблем сферы производства, признавая ее наиболее значимой и приоритетной в сравнении со сферой обращения. Эти особенности заключались в убежденности автоматического равновесия экономики в условиях свободной конкуренции, приверженности к затратной характеристике стоимости (ценности) товаров и услуг, признании личного интереса выше общественного, “обосновании” трудовой теории стоимости, к пониманию которой он пришел, анализируя механизм менового отношения между товарами на рынке, абсолютизации роли сельского хозяйства в экономическом росте страны, недооценке самостоятельной и значимой роли денег в хозяйственной жизни.

П. Буагильбер утверждал, что обмен товарами возник уже при отделении скотоводства от земледелия, и хотя с тех пор экономические связи усложнились, основа обмена остается той же: “истинная ценность” товара определяется трудом. Не формулируя тезис об измерении затрат труда рабочим временем, он, по сути, руководствовался им в своих рассуждениях, а свободную конкуренцию считал необходимым условием распределения труда между отраслями производства. П. Буагильбер подчеркивал, что обмен товаров осуществляется соответственно затраченному на их производство труду. По его концепции ценность создается трудом, независимо от того, будет ли продукт труда обменен на деньги. Вместе с тем П. Буагильбер фактически игнорировал такую функцию денег, как мера стоимости, признавая за ними мимолетные функции средства обращения и платежа. Для него деньги являлись источником всех бед, “общим палачом”. Цель производства виделась им в потребительской ценности товаров, их способности удовлетворять нужды человека.

Выдвигая требование обеспечения свободы рынка, он раскрыл одну из основных сторон рыночной экономики, в которой стоимости имеют тенденцию к стабилизации на уровнях, способствующих взаимообмену. Безусловно, свобода образования стоимостей и свобода внутренней торговли — одно из условий функционирования рыночной системы, но П. Буагильбер ошибался, когда считал, что этого достаточно, чтобы, во-первых, обеспечить подъем производства, а, во-вторых, избежать перепроизводства.

П. Буагильбер требовал проведения налоговой реформы. Она в основном сводилась к отказу от освобождения богатых от налога при введении налога на доход с собственности, а также снятию косвенного налога на продажу вина и ликвидации таможен внутри страны и на ее границах. Он обосновывал свои убеждения следующими аргументами: потребление — это источник увеличения богатства, значит необходимо отменить налоги, выплачиваемые большей частью потребителей и сокращающие спрос на товары.

П. Буагильбер выступал за свободный экспорт зерна и особенно подчеркивал важную роль внутреннего спроса на товары. Он считал, что необходимо обеспечить повышение спроса на продукцию прежде всего сельского хозяйства, а не промышленности, в отличие от меркантилистов, ратовавших за развитие экспорта промышленных товаров с целью привлечения драгоценных металлов в страну, запрета вывоза из нее продовольственных продуктов первой необходимости, продиктованного еще “средневековой” заботой о ее существовании. Он искал условия для поднятия внутреннего производства в королевстве, в первую очередь сельскохозяйственного. Он был уверен в том, что к этому может привести преодоление препятствий для торговли и свободы рынков, поскольку при свободных рынках устанавливается естественное равновесие стоимостей, позволяющее каждому производителю обеспечить сбыт своего товара и достичь максимального уровня производства. Способом достижения такого результата П. Буагильбер считал невмешательство в природу экономических отношений. Вмешательство же в рыночную систему, по его мнению, с целью снижения стоимости зерна вместо денежной помощи тем, кто живет в бедности, делает нищими всех.
1.3. Экономическое учение Ф. Кенэ
Первая совокупность идей и представлений, образующих целостную теоретическую концепцию экономической жизни, была предложена школой физиократов. Понятие “физиократия” в переводе с греческого означает “власть природы”. В названии школы нашла отражение центральная идея о природной силе земли как главном факторе богатства. Физиократы называли себя “экономистами”. В середине XVIII в. впервые появился термин, возвестивший о рождении новой профессии. Физиократы являлись создателями научной школы: это была группа людей, объединенная общими идеями и руководимая учителем-лидером — Ф. Кенэ.

Франсуа Кенэ (1694—1774) родился в пригороде Версаля, восьмой из тринадцати детей. Исключительно благодаря своим природным дарованиям он стал врачом, успешно практиковавшим вблизи Парижа в г. Мант. С 1734 г. — личный врач герцога Виллеруа, проживает в Париже, с 1749 г. — личный врач маркизы Помпадур. В 1752 г. он удостаивается положения лейб-медика короля Людовика ХV, получает дворянский титул.

По мере упрочения своего материального положения Ф. Кенэ начинает заниматься философией, экономической теорией. Им был написан целый ряд статей, опубликованных в знаменитой “Энциклопедии” Д. Дидро: “Фермеры”, “Зеркало”, “Население”.

Основные труды Ф. Кенэ: “Экономическая таблица” (1758), “Общие принципы экономической политики земледельческого государства” (1758), “Естественное право” (1765), “О ремесленном труде” (1766).

Содержание трудов Ф. Кенэ связано с особенностями развития Франции того времени. Трансформация экономических отношений, приведшая к формированию рыночной экономики, началась с капитализации сельского хозяйства. По сравнению с Англией, где быстро развивались торговля и промышленность, Франция оставалась аграрной страной, основными производителями богатства здесь были крестьяне-фермеры. Выплачивая землевладельцам денежную ренту, французские крестьяне вели товарное хозяйство и были опутаны сетью феодальных зависимостей. Мануфактуры во Франции развивались в рамках сеньориальных хозяйств и обслуживали преимущественно знать, ориентируясь на выпуск предметов роскоши: гобеленов, фарфора, парфюмерии, мебели и др. Эти производства не могли быть массовыми и поэтому были представлены небольшими мастерскими. При этом Ф. Кенэ решительно осуждает меркантилистскую политику, проводимую во Франции в XVII в. министром финансов Ж.Б. Кольбером, создавшим сеть мануфактур в промышленности. Но одновременно посредством запрета вывоза хлеба и свободного его ввоза сдерживалось становление фермерства, что в конечном счете стало фактором “узости” внутреннего рынка и отрицательно влияло на развитие страны.

В произведениях Ф. Кенэ отражена убежденность в необходимости перехода к фермерскому хозяйству как основе рыночного механизма хозяйствования на принципах свободного ценообразования и открытых рынков. С точки зрения Ф. Кенэ, была главным объектом экономической науки должна стать аграрная сфера.

Методологической платформой экономического исследования Ф. Кенэ являлась разработанная им концепция о естественном порядке, основанном на законах государства, охраняющих частную собственность, а также частные интересы, обеспечивающие воспроизводство и справедливое распределение благ.

Естественный порядок, по его мнению, объективно задан, но при его отклонениях просвещенные монархи должны были внедрять в сознание людей представления о правильном “естественном порядке” и возвращать к нему общество. Таким образом, нормативный, оценочный подход оставался господствующим в теории Ф. Кенэ.

Ф. Кенэ сосредоточил свое внимание на проблемах производства — в этом заключался его “классицизм”. Величайшей заслугой ученого было то, что он рассматривал производство как постоянно возобновляемый процесс, т.е. как воспроизводство. Им введен в экономическую науку термин “воспроизводство”. Более того, впервые данный процесс был показан исследователем на макроэкономическом уровне как некий общественный феномен, непрерывный “обмен веществ” в национальном “организме”. С этой точки зрения Ф. Кенэ является основателем макроэкономической теории, создавшим первую модель движения товарных и денежных потоков в обществе и показавшим условия реализации общественного продукта.

Центральной категорией в учении Ф. Кенэ было понятие “чистого продукта” — излишка вновь созданной стоимости над издержками производства. “Чистый продукт”, по его мнению, создается только в сельском хозяйстве [20].

Данный подход физиократов объясняется тем, что прирост продукта осуществляется наиболее наглядно, осязаемо именно в сельском хозяйстве, в промышленности и других отраслях экономики происходит только смена первоначальной формы этого продукта. Ф. Кенэ уподоблял промышленность повару, который может сварить горох, не увеличив при этом число горошин. Такое различие между земледелием и другими отраслями, как утверждал лидер физиократизма, объяснялось тем, что в земледелии “работает” сама природа.

Ф. Кенэ создал учение о “классах”. Им впервые применен термин “класс” к общественным группам людей, различающимся отношением к “чистому продукту”. Крестьяне, фермеры — главные производители “чистого продукта”, поэтому они являются производительным классом. К классу собственников он относил землевладельцев, включая короля и духовенство, к “бесплодному” классу — всех граждан вне земледелия, т.е. занятых в промышленности, торговле и других отраслях. Таким образом, по его мнению, нация состоит из трех классов — класса производительного, собственников и “бесплодного” [20].

Ф. Кенэ принадлежит первое в истории экономической мысли достаточно глубокое теоретическое обоснование положений о капитале. В центре его внимания — земледельческий капитал, в котором различают ежегодные и первоначальные авансы, которые авансируются на много лет. В издержки производства ежегодные авансы входят полностью, а первоначальные — частично.

В современной терминологии первоначальные авансы, включающие сельскохозяйственные орудия, постройки, скот, т.е. все, что используется в земледелии в течение нескольких производственных циклов, представляют собой основной капитал, а ежегодные авансы, включающие затраты на семена, корма, оплату труда работников, осуществляемые в период одного производственного цикла, относятся к оборотному капиталу. Таким образом, физиократическое понимание капитала представляло значительный прогресс по сравнению с меркантилизмом: оно связывало определение его роли с производством и выявлением его структуры.

Впервые в истории экономической мысли Ф. Кенэ была предпринята попытка представить кругооборот капитала в целом. Для этого им введен ряд абстрактных допущений:

неизменность цен;

простое воспроизводство;

абстрагирование от внешнего рынка;

отсутствие обмена внутри каждого класса.

Опираясь на эти оправданные научные предпосылки, Ф. Кенэ считал началом кругооборота конец уборки урожая. Он исходил из предположения, что годовой земледельческий продукт по стоимости равнялся 5 млрд ливров, из них 2 млрд ливров составлял чистый доход.

Продукт состоял из сырья для промышленности (на 1 млрд ливров), продовольствия и посевного материала. Собственники располагали денежной суммой в 2 млрд ливров. “Бесплодный” класс производил промышленных товаров к началу цикла на 2 млрд ливров. Собственники покупали на 1 млрд ливров продовольствия и на 1 млрд ливров промышленных товаров. Тем самым они обеспечивали свое существование до начала следующего цикла. На деньги, полученные от собственников за продовольствие, производительный класс покупал у “бесплодного” промышленника товары на 1 млрд ливров.

В результате “бесплодный” класс распродавал свою продукцию и располагал суммой в 2 млрд ливров. Он покупает у производительного класса на 1 млрд ливров сырья и на 1 млрд ливров продовольствия. Теперь он может вести производство дальше. Производительный класс продает своей продукции на 3 млрд ливров. Остальное он использует на собственные нужды (пропитание и посев). Вырученные 2 млрд ливров наличными он отдает классу собственников как арендную плату. В итоге к началу следующего цикла ситуация аналогична начальной: у производительного класса вновь продукции будет на 5 млрд ливров, у “бесплодного” — на 2 млрд ливров, у собственников — на 2 млрд ливров. Таким образом, Ф. Кенэ пришел к выводу, что процесс воспроизводства и реализации может бесперебойно совершаться при соблюдении определенных пропорций в экономике страны.

Теоретическая концепция Ф. Кенэ служила обоснованием практических требований к экономической политике. Создавая свою теорию, он прежде всего думал о том, чтобы его труды стали теоретической базой для нормативных актов государства. Из его воспроизводственной концепции вытекала достаточно радикальная налоговая реформа: поскольку весь чистый доход доставался классу собственников, то на него следовало возложить всю тяжесть налогового бремени. Если же облагать фермеров налогами, то для их уплаты должны использоваться ежегодные авансы, что приведет либо к недоеданию, либо к нехватке средств для нормального воспроизводства. Налоги предпринимателей могут быть выплачены только за счет капитала, что, по его мнению, будет подрывать основы простого воспроизводства.

В вопросах экономической политики физиократы выступали за ограничения государственного вмешательства в экономику и снижение таможенных пошлин. Собственно история экономического либерализма начиналась с физиократов: ставшее символом экономического либерализма выражение “Laisser faire, laisser passer” (“Позволяйте делать, что хотят, позволяйте идти, куда хотят”) принадлежало французскому экономисту Жан-Клоду Гурне (1712—1259), выступившему в 1758 г. на ассамблее школы физиократов. Данное выражение стало синонимом понятия “невмешательства государства в экономику”.


Лекция 2. Классическая школа политической экономии. Классическая политическая экономия


2.1. Экономическое учение А. Смита
Адам Смит (1723—1790) родился в маленьком шотландском городке Киркальди. Отец, таможенный чиновник, умер за несколько месяцев до рождения сына. В возрасте четырнадцати лет А. Смит поступил в Глазговский университет, где изучал математику и философию. Затем он продолжил свое образование в Оксфордском университете.

В 1748 г. А. Смит прибыл в Эдинбург, где читал публичные лекции по риторике и литературе. В 1751 г. Глазговский университет пригласил его на кафедру логики. Четыре года спустя он преподавал в том же университете на кафедре нравственной философии. В 1759 г. была издана его работа “Теория нравственных чувств”, которая принесла автору известность.

Пребывание А. Смита в Глазго продолжалось до 1764 г. и было для него чрезвычайно плодотворным. Именно в Глазго в 40-х гг. XVIII в. существовал первый в мире клуб политической экономии, в деятельности которого А. Смит принимал самое активное участие.

В 1764 г. А. Смит отказывается от профессорской деятельности и становится воспитателем английского аристократа герцога Беркли. С 1764 по 1766 г. он путешествовал по Европе, посещал Тулузу, Женеву, Париж, где познакомился с Ж. Тюрго, Ф. Кенэ и его учениками.

После трехлетнего пребывания в качестве воспитателя А. Смит возвратился на родину, в Киркальди, и, уединившись, продолжил работу над своим главным произведением, которое он начал писать еще во Франции. Многолетний труд завершился появлением в 1776 г. книги “Исследование о природе и причинах богатства народов”, переиздававшейся только при жизни А. Смита пять раз.

А. Смит был одним из образованейших людей своего времени. Он обладал энциклопедическими познаниями в разных отраслях науки, был знаком со многими выдающимися людьми своего времени, такими как Дж. Уатт, Д. Юм и др. Знакомство с физиократами Ф. Кенэ и А. Тюрго оказало влияние на формирование его экономического мировоззрения. А. Смит умер в 1790 г. и похоронен на маленьком кладбище в центре Эдинбурга.

К середине ХУIII в. в Англии были созданы условия перехода от ручного к машинному производству. Этому способствовали многочисленные технические изобретения. В 1733 г. Дж. Кей изобрел летучий челнок для ткацкого станка, в 1765 г. Дж. Харгривс создал механическую прялку, в 1768 г. Т. Хайс — водяную прядильную машину. Предприниматели, заинтересованные в техническом прогрессе, добивались введения свободной торговли (политика фритредерства — free trade — свободная торговля). А. Смит отстаивал идею экономического либерализма. Благодаря его работам имя А. Смита стало широко известно во всей Европе. В России А.С. Пушкин в “Евгении Онегине” писал об А. Смите: “И был глубокий эконом, то есть умел судить о том, как государство богатеет, и чем живет, и почему не нужно золота ему, когда простой продукт имеет…”

Работа “Исследование о природе и причины богатства народа” состоит из пяти книг: 1) теория стоимости и распределения доходов; 2) капитал и его накопление; 3) очерк экономической истории Западной Европы; 4) критика меркантилизма и изложение взглядов на экономическую политику; 5) финансы государства.

Методология А. Смита использует основные методологические инструменты, известные современной экономической теории: абстрактное, конкретное, индукцию, дедукцию, общественную практику. В книге “Богатство народов” нет последовательного применения вышеперечисленных методов. Автор произведения предпочитает свободное использование этих инструментов при построении своей системы. Материал в работе подается таким образом, что читателю необходимо зачастую додумывать общие выводы или некоторые умозрительные конструкции. В “Богатстве народов” используются примеры из хозяйственной жизни того периода. Опираясь на них, автор подтверждает свои теоретические конструкции или проводит обобщения, определяет абстрактные категории, на основе которых выстраивает свою экономическую систему. Так “модель хлебного роста” используется А. Смитом для характеристики особенностей разделения труда в сельском хозяйстве [35].

Исходя из теории “естественного порядка”, А. Смит выдвигал идею так называемой “невидимой руки”, которая управляла хозяйственной деятельностью людей. Он развивал идею физиократов об объективности экономических законов, действующих независимо от воли и сознания участников экономической жизни, и ошибочности их отождествления с законами человеческой природы. Важной задачей политической экономии А. Смит считал выявление конкретных картин экономической жизни, отображение внешних связей между явлениями.

Он выступил с идеей “естественной гармонии” (статического равновесия), которая устанавливается в экономике стихийно, при отсутствии государственного вмешательства. А. Смит — сторонник свободы хозяйственной жизни, развития экономики в соответствии с ее внутренними закономерностями, поэтому его имя впоследствии стало своеобразным символом экономического либерализма.

Общество он характеризовал как простую сумму, совокупность индивидов, которым от природы присущ эгоизм. Для труда “Богатство народов”, как и для большинства экономических работ, характерно использование понятий: эгоизм человека, “невидимая рука”, стоимость и т.д. Методологии А. Смита присущ дуализм в изложении категорий и положений. Двойственность методологии А. Смита являлась причиной явной “неоднозначности” его экономической теории. Двойственность трактовок категорий “заработная плата”, “прибыль”, “рента” можно объяснить желанием автора рассмотреть их с позиции предпринимателей и наемных рабочих.

Основной лозунг А. Смита — невмешательство государства в хозяйственную жизнь страны во имя свободного приложения труда и капитала в целях достижения равенства выгод для хозяйствующих агентов производства.
Экономическая система. Центральным звеном экономической системы является абстрактный человек, наделенный эгоизмом. Каждый человек, преследующий свой эгоистический интерес и руководимый им, на деле помогает всему обществу, так как через реализацию своего интереса он увеличивает “богатство нации”. Анализ общества и общественных отношений базируется на анализе индивида, его эгоистической природы и интересов. “Всякий, предлагающий другому сделку какого-либо рода, — писал А. Смит, — предлагает сделать именно это. Дай мне то, что мне нужно, и ты получишь то, что тебе нужно, — таков смысл всякого подобного предложения. Не от благожелательности мясника, пивовара или булочника, ожидаем мы получить свой обед, а от соблюдения ими своих собственных интересов. Мы обращаемся не к их гуманности, а к их эгоизму и никогда не говорим им о наших нуждах, а об их выгодах” [35, с. 91]. Приумножение богатства нации А. Смит связывал с бережливостью. “Бережливость, а не трудолюбие является непосредственной причиной возрастания капитала. Правда, трудолюбие создает то, что накопляет сбережение… Каждый расточитель оказывается врагом общественного блага, а всякий бережливый человек — общественным благодетелем” [35, с. 363—366].

А. Смит считал, что рациональной формой взаимного оказания услуг в обществе является обмен. Исходя из этого, он сделал вывод о том, что обмен — это явление естественное, т.е. обусловлен природой человека. Возможность обмена ведет к разделению труда.

Основными составляющими экономической системы А. Смита являются человек, обмен и разделение труда, стоимость, деньги, капитал и другие экономические категории рыночной экономики.

Теория разделения труда. Отправным пунктом в теории А. Смита является производство, основанное на разделении труда. Эгоизм человека, стремление к выгоде, склонность к обмену являются причиной возникновения разделения труда. В отличие от меркантилистов богатство народов и его преумножение, по мнению А. Смита, зависят от развития разделения труда. С разделением труда неразрывно связана и его производительность. А. Смит подробно исследовал значение разделения труда для повышения его производительности. При этом отмечал, что разделение труда повышает производительность тремя способами: во-первых, способствует возрастанию искусности и ловкости работников; во-вторых, экономит время, требующееся при переходе от одного вида работы к другому; в-третьих, способствует изобретению машин и внедрению их в производство.

Исходя из идеи разделения труда, А. Смит провозгласил труд источником богатства. Причем в отличие от физиократов он подчеркивал, что всякий труд, независимо от того, в какой отрасли он затрачен, создает стоимость, а следовательно — и богатство.

Разделение труда является важнейшим фактором развития человеческого общества. При этом автор книги “Богатство народов” отождествлял разделение труда в обществе и внутри мануфактуры, рассматривая общество как огромную мануфактуру. Общество есть трудовой союз, построенный на разделении труда, который связывает всех в единое целое. А. Смит писал о негативном влиянии разделения труда на рабочих — монотонности труда, выгодах от разделения труда, которые достаются капиталисту. Первый недостаток ликвидируется сокращением рабочего дня и развитием системы образования, второй — устранить невозможно, так как получение прибыли является целью организации производства.

Определение денег. Для успешного функционирования экономики в обществе существуют деньги, анализ которых у А. Смита неразрывно связан с исследованием разделения труда, которому предшествует анализ товара. “Деньги не потребляются. Они способствуют обращению богатства и служат мерилом их ценности. Они являются главным колесом обращения товаров”, — пишет А. Смит [35, с. 320].

Заслуга А. Смита заключается в том, что он смотрел на деньги как на товар. Признавая, что деньги — это товар, имеющий стоимость, он не объяснял, почему данный товар на определенном этапе исторического развития превращается во “всеобщий эквивалент”. Затрагивая проблему происхождения денег, А. Смит связывал их возникновение с необходимостью облегчения простого товарообмена, с его “техническим оснащением”, что делает обмен удобным.

В теории А. Смита деньги — это прежде всего средство обращения. Остальные функции денег он рассматривал как частные случаи этой основной функции, поэтому он оправдывал замену золота и серебра бумажными деньгами. Бумажные деньги должны выпускаться банками в определенных, строго ограниченных количествах, так как в противном случае они будут переполнять каналы обращения и обесцениваться. Он выделял кредитные деньги и считал, что их эмиссия способствует росту производства.

Теория стоимости. А. Смит внес значительный вклад в развитие теории стоимости, признавая только товарную форму продукта труда и считая ее единственно возможной. Исходя из этого, общественное производство всегда выступает как товарное производство. Отталкиваясь в своих рассуждениях от простого товарного хозяйства, он исследовал природу товара и указывал на два его свойства.

Первое свойство он называл потребительной стоимостью, второе — меновой. Автор книги “Богатства народов” считал, что единственным источником и конечным мерилом стоимости являются затраты труда, которые в среднем необходимы обществу. Выдвинув идею редукции труда, он отмечал, что квалифицированный труд создает в единицу времени больше стоимости.

Анализируя стоимость товара, А. Смит выделял естественную и рыночную цены товара. Мерилом стоимости является труд. Она находит выражение в естественной цене товара. Составными частями стоимости являются заработная плата, прибыль и рента. Естественная цена товара может отклоняться под влиянием рыночной конкуренции, спроса на товары, разумности или неразумности всех сделок [39, с. 132] и других причин, которые А. Смит подробно рассматривал.

Анализируя отношения между капиталистом и рабочим, А. Смит увидел нарушение закона стоимости, так как предприниматель выплачивает рабочему в виде заработной платы лишь часть стоимости, которую последний создает своим трудом. Другую часть созданной стоимости капиталист присваивает в виде прибыли. Исходя из этого, А. Смит сделал вывод, что закон эквивалентного обмена действует только в простом товарном хозяйстве (“первобытном состоянии общества”, по терминологии А. Смита). При переходе к капитализму, по его мнению, “стоимость, которую рабочие прибавляют к стоимости материалов” [39, с. 119], распадается на доходы: заработную плату, прибыль и ренту. А. Смит подчеркивал, что “заработная плата, прибыль и рента являются тремя первоначальными источниками всякого дохода, равно как и всякой меновой стоимости” [39, с. 122].

Таким образом, в условиях рыночного хозяйства стоимость, во-первых, определяется затраченным наемным рабочим трудом, во-вторых, складывается из доходов. Тем самым к двум первым определениям стоимости он добавляет еще два. К. Маркс отмечал, что у А. Смита четыре резко противоположных взгляда на стоимость, которые располагаются у него мирно рядом или переплетаются друг с другом.

Учение о доходах. А. Смит провел четкую классификацию доходов при капитализме. Как известно, меркантилисты доход сводили к торговой прибыли, физиократы различали два вида дохода: земельную ренту и заработную плату. А. Смит выделил три формы дохода: заработную плату, которую получают рабочие; прибыль, присваиваемую капиталистами; ренту, которая достается землевладельцам. Он определил существование в обществе различных слоев и групп и подчеркивал, что основные классы получают так называемые первичные доходы, а доходы всех остальных являются вторичными, т. е. перераспределенными.

Заработная плата — доход рабочего, вознаграждение за труд, естественная цена труда, минимальная граница которой определяется минимумом средств существования. На размер заработной платы влияют традиции и обычаи страны, развитие производительных сил, культурный уровень людей, географическое положение и др. Уровень ее зависит от соотношения сил рабочих и капиталистов. Высокая заработная плата способствует прогрессу, низкая — уменьшает стимулы к труду и делает рабочих ленивыми; нищета рабочих противоречит интересам буржуазии.

Прибыль — результат неоплаченного труда рабочих или порождение всего авансированного капитала. Норма прибыли имеет тенденцию к выравниванию средней прибыли. Конечной целью производства является получение прибыли. Эта цель соответствует интересам всего общества. Низкий уровень нормы прибыли и процента А. Смит рассматривал как показатель “здоровья нации”, высокий уровень — как показатель ее экономического развития. Тенденцию нормы прибыли к понижению он объяснял избытком капиталов и ростом конкуренции.

Земельная рента — это доход землевладельца, вознаграждение за землю, вычет из продукта труда рабочих в силу монополии на землю как объект хозяйствования. Она отличается от прибыли. Причиной земельной ренты является частная собственность, источником — труд рабочих. Различают земельную ренту и арендную плату.

Учение о производительном и непроизводительном труде. Проблема производительного и непроизводительного труда, исследованная А. Смитом, является очень важной в истории экономической науки. В отличие от своих предшественников он обратил внимание на особенность производительного труда при капитализме, связывая его с производством прибыли. Он подчеркивал, что главное различие между производительным и непроизводительным трудом заключается в том, что первый обменивается на капитал, а второй — на доход, т.е. не приносит прибыли. У А. Смита есть и другой вариант решения этой проблемы. Он утверждал, что производительный труд фиксируется в товаре, а оказывающий услуги труд объявляется непроизводительным. “Один вид труда увеличивает стоимость предмета, к которому он прилагается, другой вид труда не производит такого действия. Первый, поскольку он производит некоторую стоимость, может быть назван производительным трудом, второй — непроизводительным” [35, с. 356]. Более того, непроизводительной объявлялась вся сфера нематериального производства, включая государственный аппарат. А. Смит заявлял, что доходы государства почти полностью расходуются на содержание непроизводительных элементов.

Учение о капитале. А. Смит в своей теории особое внимание уделял анализу капитала. Он отождествлял капитал со средствами производства. Несмотря на такой “натуралистический подход”, капитал, по А. Смиту, появляется лишь на определенной стадии развития человеческого общества — в результате первоначального накопления, которое он связывал с трудолюбием и бережливостью отдельных людей. В связи с этим запасы подразделяют на две части. “Та часть, от которой он ожидает получить доход, называется его капиталом. Другая часть — это та, которая идет на непосредственное его потребление. Она состоит, во-первых, из той части всего запаса, которая первоначально отложена для этой цели, во-вторых, из его дохода независимо от источника последнего и по мере его поступления, и, в-третьих, из тех предметов, которые были куплены на ту или другую часть запаса в предыдущие годы и полностью не потреблены — запасы одежды, домашней утвари и т.д. В том или в другом, или во всех этих трех видах те запасы, которые люди обычно сохраняют для своего собственного непосредственного потребления.

Назначение основного капитала состоит в увеличении производительной силы труда или в предоставлении тому же количеству рабочих возможности выполнить гораздо большее количество работы” [35, с. 308].

В книге “Богатство народов” мы находим категории основного и оборотного капитала. Капитал может быть использован двумя различными способами, чтобы доставлять доход или прибыль своему обладателю.

Во-первых, он может быть употреблен на производство, переработку или покупку товаров с целью перепродажи их с прибылью. Капитал, используемый таким образом, не приносит дохода, или прибыли, своему владельцу до тех пор, пока он остается в его обладании или сохраняет свою прежнюю форму. Товары купца не приносят ему дохода, или прибыли, пока он не продаст их за деньги, а деньги дадут ему мало пользы, пока они в свою очередь не будут выменены на товары. Его капитал постоянно уходит от него в одной форме и возвращается к нему в другой, и только путем такого обращения или последовательных обменов он может приносить ему какую бы то ни было прибыль. Такого рода капиталы можно вполне правильно назвать оборотными капиталами.

Во-вторых, оборотный и основной капитал необходимо сочетать в зависимости от вида производства. Капитал может быть употреблен на улучшение земли, покупку машин и инструментов, которые приносят доход, или прибыль, без перехода от одного владельца к другому или без дальнейшего обращения. Такие капиталы можно назвать основными капиталами [с. 35, с. 308—309].

А. Смит впервые применил эти категории ко всему функционирующему капиталу независимо от его отраслевого применения. Под основным капиталом он понимал капитал, который приносит прибыль без обращения. К нему он относил машины и орудия труда, здания, сооружения, землю, трудовые навыки и способности членов общества. По Смиту, основной капитал вообще “не обращается”. Оборотный капитал — это товарный и денежный капитал, который непрерывно находится в обращении. Стоимостное выражение годового общественного продукта он сводил к доходам.

Внимание А. Смита привлекала внешняя торговля. Он был сторонником свободы внешней торговли и разработал теорию абсолютных преимуществ, с помощью которой объяснял специализацию стран. Он полагал, что государство должно вести себя разумно, так как “великие народы … нередко беднеют в результате расточительности и неблагоразумия государственной власти” [35, с. 308—309].


2.2. Экономическая теория Д. Рикардо
Третий сын почтенного Авраама, Давид Рикардо, родился 19 апреля 1772 г. в Лондоне. Когда ему исполнилось 12 лет, отец отправил его к дяде в Амстердам, где он пробыл два года, занимаясь в торговой школе. По возвращении из Амстердама он помогал отцу в его биржевых и торговых операциях, приобрел изумительную быстроту и уменье при счете цифр, которые поражали всех, кто знал его.

Будучи совсем молодым человеком, Давид покинул отца, но не надолго. Временная размолвка была вызвана самовольной женитьбой Д. Рикардо. Он полюбил христианку Присциллу-Анну Вилькинсон, дочь Э. Вилькинсона, и женился на ней (20 декабря 1793 г.). Ему пришлось для этого принять христианство и оставить родительский дом. Таким образом, он рано был предоставлен сам себе. Но его неутомимая энергия, выдающиеся способности, поддержка, оказанная членами лондонской биржи, помогли ему в сравнительно короткий срок не только стать совершенно независимым в материальном отношении, но и приобрести большое состояние, которое оценивалось в 40 млн франков. “Богат, как Рикардо”, — пишет в одном из своих писем французский экономист Ж.Б. Сэй.

Но эта кипучая деятельность биржевого дельца недолго поглощала Д. Рикардо. Уже к 25 годам, когда он стал богат, его перестает интересовать только биржа. Сначала он увлекался математикой, особенно геометрией. Потом он изучал естественные науки: физику, химию, геологию и минералогию. Он открыл лабораторию, где производил опыты, изучая явления электричества и света, первым применил газовое освещение улиц и домов.

Д. Рикардо успел собрать богатейшую коллекцию минералов. В 1807 г. он стал основателем геологического общества.

Начало XIX в. было временем сильного оживления в области теоретического изучения экономических явлений. Так, в 1803 г. вышел труд “Опыт о народонаселении” Мальтуса, в 1804 г. “Государственное богатство” Лодердаля, в 1805 г. “Анналы торговли” Макферсона, в 1807 — 1808 г. — “Британия — независимая от торговли” Спенса и ответ Милля “В защиту торговли”. Д. Рикардо выступал против неограниченного выпуска бумажных денег. Так политическая экономия мало-по-малу становится любимым предметом занятий Д. Рикардо.

Д. Рикардо дебютировал как теоретик денежного обращения. В 1809 г. он опубликовал первую экономическую статью в виде анонимного памфлета под названием “Цена золота”. В ней он изложил основы количественной теории денег. В 1811 г. написал труд “Ответ на практические замечания Бозанкета”, а в 1816 г. — “Проект экономического и прочего денежного обращения”. Все эти работы принесли Д. Рикардо известность.

В 1817 г. появился главный труд Д. Рикардо — “Начала политической экономии и налогообложения”. В трудах Д. Рикардо, хотя он и считал капитализм лучшим и вечным строем, прослеживался социальный пессимизм, возможно под влиянием Т. Мальтуса, с которым он переписывался и полемизировал. Современник Байрона, Оуэна, сторонник философии Бентама, Д. Рикардо выдерживал последовательную политическую ориентацию в соответствии со своими теоретическими установками. Защищая интересы промышленной буржуазии, в 1819 г. он был избран в парламент и активно боролся за парламентскую реформацию, свободу торговли, уничтожение “хлебных” законов и т.д. Он примкнул к наиболее радикальной группе оппозиции торийского правительства. Жизнь Д. Рикардо нелепо оборвалась в расцвете сил и таланта. Он умер в 1823 г. от воспаления среднего уха.

Методология. Среди всех представителей классической школы Д. Рикардо наиболее последовательно применял метод научной абстракции. Это позволило осуществить более глубокий по сравнению со своими предшественниками анализ экономических явлений и процессов. Д. Рикардо абстрагировался от всего, что затрудняло познание внутренних зависимостей общественного производства.

Основные положения методологии имеют многие общие черты со смитовской — признавалась объективность законов, использовались методы абстракции и описательный. Предметом политической экономии являлось изучение законов, управляющих распределением в обществе.
Теория стоимости и денег. Центральное место в учении выдающегося экономиста занимает теория стоимости. Основные ее положения разрабатывались в острой полемике с А. Смитом, путем преодоления противоречий в смитовской теории стоимости.

Д. Рикардо попытался представить экономику как некое единство, подчиненное в конечном счете закону стоимости. Полемика с А. Смитом о законе стоимости сводится к следующим основным положениям.

Согласно учению Д. Рикардо, стоимость свободно воспроизводимых благ определяется сравнительным количеством общественного труда, затраченного на их производство. Различие в качестве отдельных видов труда не противоречит этому положению, а влияет на пропорциональное соотношение между ними. “Если труд одного дня ювелирного рабочего более ценен, чем труд одного дня чернорабочего, то его отношение давно установлено, и он помещен на надлежащее место в шкале стоимости” [33, с. 409].

Д. Рикардо соглашается с А. Смитом, что меновая стоимость товара определяется количеством труда, затраченного на его производство. Однако оно противоречит другому положению А. Смита о том, что стоимость товара определяется покупаемым трудом. Применение наемного труда не отменяет, по мнению Д. Рикардо, закона стоимости, так как прибыль и земельная рента своим источником имеют труд.

Таким образом, Д. Рикардо пришел к выводу, что “труд является основой всякой стоимости” [33, с. 409]. Он установил, что в стоимость товара входит также и стоимость средств производства, которая переносится на готовый продукт. Он подчеркивал, что “на стоимость товаров влияет не только труд, применяемый непосредственно к ним, но и труд, затраченный на орудия, инструменты и здания, способствующие этому труду” [33, с. 409]. По Д. Рикардо, использование капитала в формировании стоимости не опровергает теорию трудовой стоимости, так как капитал создается также трудом, а это означает, что на изготовление блага затрачен не только настоящий, но и прошлый труд. Следовательно, стоимость определяется как трудом, затраченным на производство блага, так и трудом, употребленным на изготовление орудий в той мере, в какой эти орудия изнашиваются в производственном процессе. Поэтому свести труд и капитал к одному общему началу — означало ни больше, ни меньше, как найти твердую единицу стоимости или общую меру экономических явлений, научно установленную. Капитал сводился к труду, а труд различного качества — к среднему простому. Таким образом, для теории трудовой стоимости, как и всей политической экономии, разрешалась проблема математического измерения экономических явлений. Однако будущий жизненный опыт опроверг возможность практического применения измерения затрачиваемого труда на изготовление благ.

Д. Рикардо различал абсолютную и меновую стоимость. Если абсолютная стоимость представляла собой воплощенный в товаре труд, то относительная (или меновая) выступала как выражение стоимости одного товара в другом.

Анализируя проблему стоимости товаров, Д. Рикардо уделил большое внимание определению ее величины. Он считал, что стоимость товара должна определяться не индивидуальными затратами, а общественно необходимым рабочим временем. Общественно необходимый труд, по Д. Рикардо, — это наиболее производительный труд при худших условиях производства. Данное определение подтверждает сильное влияние на взгляды Д. Рикардо закона так называемого “убывающего плодородия почвы”, который был им предложен.

Автор труда “Начала политической экономии и налогообложения” указывал на различие между стоимостью и богатством. С развитием производства и ростом производительности труда стоимость товаров уменьшается, а их изобилие увеличивается.

В своей теории стоимости Д. Рикардо выделял естественную и рыночную цены. Первую он объявлял выражением стоимости, а вторую связывал с отклонением от нее под воздействием спроса и предложения. Он писал, что “цена товаров регулируется в конечном счете издержками производства”, а не спросом и предложением, которые могут лишь “временно повлиять на рыночную цену” [33, с. 446 — 448].

Д. Рикардо указал на то, что полезность и редкость могут быть источниками стоимости. Так он выделял воспроизводимые и невоспроизводимые экономические блага. Стоимость невоспроизводимых благ колеблется, по его мнению, в зависимости от размеров богатства и склонностей потребителей, желающих обладать ими. Д. Рикардо не анализировал стоимость редких благ. К ним он относил редкие статуи, картины, вина особого качества. Теорию трудовой стоимости Д. Рикардо строил, предполагая, что предложение безгранично воспроизводимых экономических благ не встречает препятствий ни со стороны социальных условий (свободная конкуренция), ни со стороны естественных сил (затраты труда на единицу продукта не увеличиваются с уменьшением или увеличением количества производимых благ).

В своей теории Д. Рикардо исследовал деньги и денежное обращение, посвятив им одну из последних глав “Начала политической экономии и налогообложения”. Опираясь на трудовую теорию стоимости, он рассматривал деньги как товар и подчеркивал, что стоимость золота и серебра, подобно стоимости других товаров, “пропорциональна количеству труда, необходимому для их производства и доставки на рынок” [33, с. 446]. Д. Рикардо подчеркивал специфику денег как особого товара, выступающего в качестве меры стоимости других товаров и средства обращения. В работах, посвященных анализу денежного обращения (“Предложения в пользу экономного и устойчивого денежного обращения”, “Три письма о цене золота” и др.), он отмечал, что количество бумажных денег должно соответствовать стоимости товарной массы, находящейся в обращении, а излишки денег должны изыматься банком.

Но в труде “Начала политической экономии и налогообложения” Д. Рикардо постепенно отошел от такой позиции. Он был свидетелем обесценения бумажных денег, сопровождавшегося повышением товарных цен. Поэтому он распространил законы обращения бумажных денег на “полноценные” деньги (золото, серебро) и занял позицию сторонников так называемой количественной теории денег. По его мнению, стоимость “золотых” денег, а следовательно, цены товаров зависят от количества денег в обращении, которое может быть различным и произвольным. Он был уверен, что свободный импорт автоматически регулирует обращение золота, колебания цен и помогает устанавливать экономическое равновесие. Д. Рикардо был сторонником свободной торговли и в отличие от меркантилистов утверждал, что нечего беспокоиться, если существует пассивный торговый баланс, а золото “утекает” из страны.

Теория распределения доходов. Д. Рикардо считал, что источники богатства уже раскрыты А. Смитом. Необходимо было определить, как уже созданное богатство распределяется между рабочими, капиталистами и землевладельцами. Д. Рикардо анализировал проблему распределения в неразрывной связи с производством, что позволило ему вскрыть внутренний механизм распределения, управляемый объективными законами. Автор труда “Начала политической экономии и налогообложения” выявил общую динамику изменений прибыли, ренты и заработной платы, начиная свое исследование именно с анализа последней.

Д. Рикардо, как и А. Смит, не проводил различия между рабочей силой и трудом. Поэтому заработная плата в его теории выступает, с одной стороны, как рыночная цена труда, так как труд рабочего подобно другим товарам является объектом купли-продажи, а с другой — колеблется вокруг своей основы — естественной цены, под которой он понимал стоимость средств существования рабочего и его семьи. Д. Рикардо подчеркивал, что “естественная цена труда ... изменяется в различные времена в одной и той же стране и очень существенно различается в разных странах” [33, с. 449]. Рыночная цена труда связана с количеством предложений рабочих рук на рынке труда. При этом динамику заработной платы он ставил в зависимость от плодородия почвы и роста населения.

Труд являлся товаром, следовательно, происходил прямой обмен между капиталом и трудом. Средняя заработная плата определялась количеством труда, овеществленного в жизненных средствах рабочего, необходимых для существования и продолжения рода. Д. Рикардо различал номинальную и реальную заработную плату.

Он считал не требующим доказательства факт, что рабочий создает стоимости больше, чем получает в виде заработной платы. Прибыль у него выступает как остаток после вычета из стоимости товара заработной платы. При этом он игнорировал, как и А. Смит, стоимость постоянного капитала в структуре стоимости товара. Д. Рикардо попытался определить пропорции распределения созданной стоимости на заработную плату и прибыль. В результате проведенного анализа он установил, что изменение заработной платы приводит к изменению прибыли. Исходя из этого, Д. Рикардо пришел к выводу о противоположности экономических интересов рабочих и предпринимателей. Устойчивое повышение заработной платы, по его мнению, — экономическая катастрофа, так как сокращалось накопление капитала в связи с падением прибыли. Он признавал действие тенденции нормы прибыли к понижению. Д. Рикардо не учитывал повышение органического строения капитала при объяснении этой тенденции, а связывал ее с “законом убывающего плодородия почвы”. Рост цен на хлеб как результат действия этого “природного” закона, по его мнению, ведет к постоянному росту заработной платы.

В теории распределения доходов Д. Рикардо признавал прибыль основной формой дохода, процент и рента — ее производные.

В экономической литературе отмечается заслуга Д. Рикардо в разработке теории земельной ренты. Он рассматривал земельную ренту как долю продукта земли, которая уплачивалась землевладельцу за пользование землей, признавая, что она является нетрудовым доходом. “Стоимость хлеба, по мнению Д. Рикардо, определяется производительностью последней части капитала, затраченного на обработку земли, которая не приносит ренты, следовательно, рента никак не может входить составной частью в цену произведений” [33, с. 437]. Д. Рикардо отрицал абсолютную ренту, признавая, что стоимость на сельскохозяйственные блага определяется по плодородию худших участков. Причинами образования ренты, по его мнению, являются не только разница в естественном плодородии земли различных участков, но и последовательные затраты капитала на одном и том же земельном участке, большая или меньшая отдаленность от рынка, так как очевидно, что ближайшие к сбыту участки приносят ренту. Рента, которую исследует Д. Рикардо, называется дифференциальной.

Д. Рикардо доказал действие закона убывающего плодородия почвы, из которого следовало, что рента увеличивается быстрее, когда уменьшаются производительные силы земли.

Таким образом, Д. Рикардо, опираясь на трудовую теорию стоимости, показал противоположность экономических интересов основных классов общества в той форме, в какой они проявляются в сфере распределения. Он был сторонником прогресса и развития производительных сил, что означало поддержку предпринимательства. Д. Рикардо отрицал возможность всеобщих кризисов перепроизводства. По его мнению, “продукт обменивается на продукт”, т.е. каждая продажа есть в то же время и купля, а следовательно, никакой товар не может быть излишним в течение продолжительного времени. Так как потребление безгранично, то он допускал частичное перепроизводство.

Им разработана теория относительных преимуществ внешней торговли.

Д. Рикардо умер за два года до разразившегося в 1825 г. тяжелейшего экономического кризиса, после которого они стали повторяться с “незавидным” постоянством.

Учение Д. Рикардо нашло отражение в развитии политики свободы торговли, которую Великобритания проводила с середины XIX в. до 1914 г., и в признании в Западной Европе принципов экономического либерализма, способствующих развитию экономики.

Лекция 3. Эволюция классической школы

в первой половине XIX в.
3.1. Экономические взгляды Т.Р. Мальтуса
Значительное внимание проблемам стоимости товара и реализации уделял представитель английской экономической мысли Томас Роберт Мальтус (1766—1834). Имея сан священнослужителя, он одновременно преподавал в колледже Кембриджского университета, а с 1805 г. и до конца жизни занимал должность профессора истории и политической экономии в колледже Ост-Индской компании.

Всемирную известность Т. Мальтус получил после выхода в свет труда “Опыта о законе народонаселения” (1798). Свои идеи в области политической экономии он изложил в работах “Исследование о природе и возрастании ренты” (1815) и “Принципы политической экономии, рассматриваемые в расчете на их практическое применение" (1820).

Т. Мальтус не игнорировал социально-экономические противоречия, а пытался раскрыть их причину и условия. Это проявилось в его формулировке закона народонаселения, который состоял из трех положений: 1) биологическая способность человека к продолжению рода превосходит его физическую способность увеличивать свои продовольственные ресурсы; 2) любые ограничения роста населения — принудительные или предупредительные — действуют всегда; 3) конечный предел воспроизводственной способности населения определяется ограниченными продовольственными ресурсами.

Увеличение продовольствия, по его мнению, невозможно, так как ресурсы земли ограничены, а техническое усовершенствование в сельском хозяйстве идет слишком медленно. Для доказательства данного положения он приводит закон убывающего плодородия почвы. Этот закон действует всегда, но ему препятствуют, по мнению Т. Мальтуса, некоторые условия, сдерживающие рост народонаселения (предупредительные и разрушительные). Бедность — явление естественное, а в своих страданиях люди виноваты сами. Однако именно перенаселение порождает конкуренцию, ведет к росту земледелия, росту производительности труда — таков вывод Т. Мальтуса.

Однако в статистических выкладках Т. Мальтуса использованы данные о росте населения США в XVI—ХVIII вв., что не может быть основанием для общей закономерности роста населения Земли. Что касается закона убывающего плодородия, то позже теорией и практикой были доказаны его неубедительность и ограниченность.

В понимании стоимости Т. Мальтус опирался на труды А. Смита. У него можно встретить определение стоимости товаров трудом и соотношение спроса и предложения. Измерение стоимости он предполагает “покупаемым трудом”, т.е. тем количеством времени, на которое можно нанять рабочего. Такая концепция измерения стоимости послужила обоснованием того, что труд является источником только одной части стоимости товаров, соответствующей заработной плате, т.е. он отделил прибыль от труда, считая ее надбавкой к стоимости товара.

Т. Мальтус разработал оригинальную концепцию реализации, которая принципиально отличалась от теории Ж.Б. Сэя и Д. Рикардо. Суть ее заключалась в следующем: в обществе, состоящем из капиталистов и рабочих, прибыль не может быть реализована, что приводит к общему и постоянному перепроизводству и кризисам. Большинство потребителей составляют рабочие, которые не могут выкупить произведенную ими продукцию, ибо ее ценность превосходит ценность выплаченной заработной платы (исходя из его теории стоимости). Разница между заработной платой и стоимостью продукции не может быть покрыта спросом, предъявляемым капиталистами, так как они обрекли себя на бережливость, чтобы путем лишения привычных удобств и удовольствий сберечь часть своего дохода и накапливать предметы роскоши. Следовательно, перепроизводство товаров будет существовать, пока покупательная способность сдерживается дополнительным непроизводительным потреблением со стороны части общества, не принадлежащего к классам капиталистов и рабочих. Что касается заработной платы рабочих, то, по Т. Мальтусу, ее рост привел бы не к росту их потребления, а к праздности.

Поэтому для производства необходимо увеличить расходы из прибыли и ренты. Эти расходы должны направляться на предметы роскоши и услуги непроизводственного характера, в частности, на потребление лендлордов.

Для смягчения последствий кризисов и безработицы Т. Мальтус предлагал программу общественных работ, например, дорожного строительства, считая, что она не потребует никаких дополнительных ассигнований.

В дальнейшем положения и выводы Т. Мальтуса подвергались весьма серьезной критике, однако следует признать, что основное значение состояло в постановке проблемы роли сбережений в экономике и опровержении закона рынков Ж.Б. Сэя.

3.2. Экономические взгляды Ж.Б. Сэя
Теория факторов производства Ж.Б. Сэя. В начале XIX в. получили распространение разработки школы экономистов, которую возглавлял Жан Батист Сэй (1767—1832), представляющий классическую политическую экономию во Франции. Ж.Б. Сэй родился в 1767 г. в Лионе в буржуазной гугенотской семье. Получив образование, начал службу в торговой конторе, много занимался самообразованием, особенно увлекался идеями А. Смита. После революции 1789 г., в которой Ж.Б. Сэй принял активное участие, работал редактором журнала в Париже, позже был избран членом Трибуната Министерства финансов Франции. Им написано сочинение “Трактат политической экономии, или простое изложение способа, которым образуются, распределяются и потребляются богатства” (1803).

Ж.Б. Сэй с успехом читал публичные лекции по политической экономии на кафедре политической экономии в колледже де Франс.

Теория Сэя в отличие от теорий его предшественников сосредоточена на анализе форм экономических отношений, проявлении экономических законов в конкретной хозяйственной практике рыночной экономики.

Главными работами Ж.Б. Сэя являются “Трактат политической экономии, или простое изложение способа, которым образуются, распределяются и потребляются богатства” (1803) и “Полный курс политической экономии” (1828— 1829). По мнению Ж.Б. Сэя, его работы представляют собой упрощенное и очищенное от ненужных абстракций и сложностей изложение теории А. Смита.

Ж.Б. Сэй принял принципы свободы рынков, ценообразования, фритредерства, экономического либерализма, разделял представление о вечности и незыблемости рыночной экономики. Он считал, что политическую экономию необходимо строить так же, как и точные науки, а ее законы и категории имеют универсальное значение. Ж.Б. Сэй рассматривал ее как теоретическую и описательную науку.

Определяя задачи и цели политической экономии, Ж.Б. Сэй подчеркивал, что она не должна задаваться вопросами практики, так как, по его мнению, — это чистая абстрактная наука исключительно об экономических законах.

Специфика методологии теории Ж.Б. Сэя связана с его классификацией политической экономии, которая делилась на три самостоятельные части: производство, распределение и потребление. Все они определялись с точки зрения их функциональной роли, причем распределение и потребление как самостоятельные сферы ставились в один ряд с производством.

В концепции производства Ж.Б. Сэй показал, что производить — это не значит создавать материальные предметы. Производить — значит просто создавать полезность, увеличивать способность вещей отвечать потребностям и удовлетворять желания. Он считал, что “производство не создает материи, но создает полезность” [34].

Полезность сообщает предметам ценность, которая является мерилом полезности. На основании этого в отличие от физиократов и А. Смита Ж.Б. Сэй утверждал, что производителен всякий труд, даже создающий нематериальные продукты.
В теории распределения Ж.Б. Сэя центральное место отводится предпринимателям, к которым он относит “индустриальных предпринимателей”, землевладельцев, деловых людей, “ведущих” производство и распределение богатства.

Вокруг предпринимателя, по мнению Ж.Б. Сэя, складываются отношения, механизм которых состоит в следующем: рабочие предоставляют услуги в виде непосредственно затраченного труда; услуги землевладельцев — в виде продуктов земли; услуги промышленников — в виде вложения капитала. Вынесенные на рынок эти услуги обмениваются в форме заработной платы, процента или ренты. На услуги существует спрос со стороны промышленных предпринимателей, которые являются посредниками, ищущими производственные услуги для изготовления продукта [34].

Спрос и предложение регулируют цену услуг, т.е. размер ренты, заработной платы, процента, а также цену продуктов (с помощью предпринимателя ценность продуктов распределяется между “производительными услугами”, а услуги — в соответствии с потребностями между производствами).

Ж.Б. Сэй справедливо полагал, что обмен двух равных стоимостей не увеличивает и не уменьшает общей массы стоимостей, имеющихся в обществе, а части стоимости, созданные различными факторами, определяются рынком. Так, часть стоимости, созданная трудом, равна заработной плате; часть, созданная капиталом — прибыли; часть, созданная природой — ренте.

Таким образом, стоимость или ценность каждого предмета, пока она не установлена на рынке, совершенно произвольна, неопределенна. Основанием ценности является полезность товара. Поскольку в процессе производства участвуют не только труд, но и капитал, и земля, то они оказывают определенные услуги и создают стоимость (ценность). Это и составляет содержание теории трех факторов производства.

Ж.Б. Сэй привел определение каждого вида дохода, но в отличие от А. Смита разделил прибыль на предпринимательский доход и процент.

В результате заработная плата рассматривалась им как вознаграждение за труд рабочего; предпринимательский доход — как вознаграждение за особую важную общественную функцию, “за промышленные способности, за его таланты, деятельность, дух порядка и руководства” [34]; процент — как результат услуги капитала. Предпринимателя-землевладельца Ж.Б. Сэй ставил рядом с фермером, поэтому ренту сводил к стараниям землевладельцев.

При объяснении сущности процента он развил новый вариант теории производительности капитала. По его мнению, необходимо разделить субстанции капитала (материальное бытие средств производства) и производительную услугу капитала, связанную с использованием средств производства.

Ж.Б. Сэй делил стоимость, созданную капиталом, на две части: одна — возмещает затраты его субстанции (амортизацию и т.д.), другая — его производительные услуги.

На основании теории факторов производства Ж.Б. Сэй сделал вывод об относительном изменении доходов. Он отмечал, что если стоимость, а значит и цена, слагается из доходов, то, следовательно, изменение каждого вида доходов не затрагивает другие доходы, а отражается только на цене, обусловливая ее изменение.

Ж.Б. Сэй применил свой вариант теории стоимости для обоснования теории реализации, которая получила название “закона рынка”. Он доказал, что в условиях рыночной экономики отсутствуют основы для всеобщего кризиса перепроизводства. Для обоснования этого Ж.Б. Сэй сформулировал ряд положений, характеризующих функционирование рынка:

обмен товаров покоится на разделении труда, так как производитель товара в поиске потребителя выносит товары на рынок;

ценность продуктов, которые выносятся на рынок, одновременно определяет ценность покупаемых производителями продуктов;

цена сдерживает потребление, если бы продукты, выносимые на рынок, не имели цены, то потребление их было бы безгранично;

чем выше цена, тем меньше спрос на товар;

деньги нужны для обмена товаров, поэтому обмениваются не на денежные эквиваленты, а на продукты;

для осуществления обмена каждый товар и каждая ценность должны быть противопоставлены другой ценности;

в процессе обмена происходит замена одних предметов потребления другими;

обмен приводит к тому, что каждый заинтересован в благополучии всех, что процветание одной отрасли промышленности всегда благоприятно для процветания других;

товары не продаются или продаются с убытком, если их количество превышает их потребность, или другие производства поставили меньше товаров и их не хватает;

ввоз иностранных товаров благоприятствует продаже внутренних продуктов, поэтому невозможно купить иностранные товары иначе, как за продукт отечественной промышленности, наших земель и капиталов, сбыт которых организует торговля.

Следовательно, всеобщее перепроизводство невозможно, но допускается возможность его частичных кризисов в результате возникающих диспропорций.

Теоретические положения Ж.Б. Сэя явились основой разработки рекомендаций для экономической политики. Он выступал против преград для развития рыночной экономики, чрезмерных расходов на чиновников и так называемых “третьих лиц”, за развитие производства, которое способствует расширению рынка.

3.4. Экономические взгляды К.Ф. Бастиа


Последовательным проводником идей либерализма во Франции являлся Клод Фредерик Бастиа (1801—1850), экономист и политический деятель.

В своих произведениях “Экономические софизмы” (1848) и “Экономические гармонии” (1850) К.Ф. Бастиа превзошел своих современников в защите свободного рынка и гармонии интересов. Он считал, что общество свободного рынка во всех отношениях является наилучшим, самой совершенной всемирной ассоциацией.

Для обоснования этого положения К.Ф. Бастиа выдвинул теорию стоимости и обмена. При любых формах обмена фактически происходит обмен услугами, оказываемыми людьми друг другу. Но услуги, по мнению К.Ф. Бастиа, могут быть только личными, т.е. они связаны с напряжением и усилиями тех, кто их оказывает.

Цена в его теории определяется отношениями услуг, обмениваемых между собой. Ценность есть отношение двух обмениваемых услуг. Услуги измеряются со стороны продавца его усилиями и напряжением по производству товара, со стороны покупателя — теми усилиями и напряжением, которые он экономит в связи с покупкой товара. По мнению К.Ф. Бастиа, усилия и напряжения с обеих сторон в обмене носят равный, эквивалентный характер, ибо в условиях свободной конкуренции ничто не заставляет людей идти на невыгодные сделки. И подобно тому, как любая собственность и всякое имущество есть не что иное как сумма ценностей, можно сказать, что собственность каждого есть лишь сумма оказанных им услуг. Вот и гармония! Кроме того, понятие услуги имеет преимущество: вместе с ценностью в собственном смысле, т.е. вместе с ценой товаров, она охватывает также цену всех производительных услуг, проявляющихся в ссуде, ренте, займе под процент.

На основании теории стоимости и обмена К.Ф. Бастиа объяснял источники образования основных доходов. Предпринимательский доход, ссудный процент, земельная рента воспринимались им как плата за услуги, напряжение, отсрочку потребления, в котором он видел плату за услугу собственника капитала, получающего этот процент. Услуга заключалась в том, что собственник накапливая капитал, тем самым отсрочивал свое потребление, а предоставляемый им капитал увеличивал производительность труда.

Другие доходы К.Ф. Бастиа рассматривал как разновидности процента. В итоге гармонизация экономических отношений распространялась также на сферу распределения.

Этому подчинен закон накопления капитала Бастиа, согласно которому доля рабочих по мере уменьшения капитала возрастает не только абсолютно, но и относительно, доля же собственников, возрастая абсолютно, относительно падает. Таким образом, интересы труда и капитала совпадают, так как доходы и тех и других растут одновременно, причем доля доходов рабочих растет быстрее. Для доказательства он ссылался на факт падения нормы прибыли, хотя последняя не свидетельствововал снижении ее массы.

Многие положения теории распределения К.Ф. Бастиа вызвали критические замечания, однако теория стоимости и обмена наряду с теорией факторов производства стала основой для дальнейших разработок западной экономической науки.

Важным элементом его концепции является положение о превосходстве потребителя над производителем, о чем свидетельствует выражение: “Политическую экономию следует рассматривать с точки зрения потребителей”. Согласно естественной гармонии, он считал, что царство потребителя возможно при полной свободе экономических законов.

Концепцией свободного, справедливого обмена К.Ф. Бастиа оказал большую услугу Франции в ликвидации ее протекционистской политики, ущемлявшей в то время интересы французских виноделов. Его остроумные памфлеты вскрывают нецелесообразность строительства туннелей в горах для облегчения сообщения между странами и установления в них таможенных застав, которые затрудняют такое сообщение, поскольку таможенные пошлины являются дополнительными налогами для всех потребителей. Исходя из этого, К.Ф. Бастиа высказался за необходимость либерализации торговли.

Что касается его публицистики, то она была направлена против социализма как разновидности деспотизма.

3.5. Экономическая теория Дж. С. Милля


Джон Стюарт Милль (1806—1873) — один из завершителей классической политической экономии и “признанный авторитет в научных кругах, чьи исследования выходят за пределы технической экономики” [30, т. 2, с. 397].

Он был сыном английского экономиста-рикардианца Джеймса Милля, строго следившего за воспитанием сына. Младшему Миллю уже в 10 лет приходилось делать обзор всемирной истории, греческой и латинской литературы, а в 13 лет он написал историю Рима, продолжая одновременно изучение философии, политической экономии и других наук. Он владел несколькими языками и его по праву считали вундеркиндом. В зрелом возрасте он вспоминал с грустью, что никогда, по сути, не был ребенком, никогда не играл в крикет.

На формирование философских воззрений Дж.С. Милля большое влияние оказали утилитаристская философия И. Бентама, позитивизм О. Конта, система И. Канта. Творчество Милля оставило заметный след в логике (“Система логики”, 1843), философии (“Утилитаризм”, 1863), политологии (“О свободе”, 1859), политической экономии (“Основы политической экономии”, 1848).

Практическая деятельность Дж.С. Милля была связана с Ост-Индской компанией. В 1865—1868 гг. он был членом парламента. Дж.С. Милль был прогрессивным ученым и общественным деятелем: поддерживал реформы в интересах широких слоев населения, осуждал систему лендлордизма в Ирландии, отстаивал равноправие женщин и мужчин, активно способствовал принятию Закона “Об избирательной реформе” (1867), по которому значительная часть населения получила избирательные права.

Основные экономические произведения Дж.С. Милля: “Очерки по некоторым нерешенным проблемам политической экономии” (1844) и “Принципы политической экономии с некоторыми ее приложениями к социальной философии” (1848) — книга, по которой большинство студентов осваивали экономическую науку вплоть до появления “Принципов экономической науки” А. Маршалла (1890).

Многие историки считают более интересным и ценным первое произведение Дж.С. Милля “Очерки по некоторым нерешенным проблемам политической экономии”, но жизнь распорядилась так, что более известными стали “Основы политической экономии” (1848). Эта работа состоит из “Предварительных замечаний” и пяти книг : 1) “Производство”, 2) “Распределение”, 3) “Обмен”, 4) “Влияние общественного развития на производство и распределение”, 5) “О влиянии правительства”. Подобная структура, по мнению Дж.С. Милля, должна была внести большую строгость и порядок в изложение экономической теории Смита—Рикардо.

Будучи верным последователем Д. Рикардо, он многое подправил в его учении и внес уточнения по множеству частных вопросов. Схематичные положения Д. Рикардо о закономерностях международного обмена Дж.С. Милль изложил в более строгих формулировках так называемого закона уравнивания международного спроса. В чрезвычайно строгое положение Д. Рикардо об обратной зависимости между заработной платой и прибылью он внес существенное уточнение — технический прогресс в производстве предметов рабочего потребления снижает издержки производства этих товаров, поэтому реальная заработная плата растет без снижения прибыли на капитал.

Это и многое другое было изложено уже в “Опытах”. Дж.С. Милль задумал “Основы политической экономии” как синтез всех экономических знаний, появившихся после А. Смита. Книгу А. Смита он считал устаревшей, а свои “Основы” представлял вроде “Богатства народов”, но для своего времени.

Он задался целью систематизировать достижения экономической мысли. Его работе присущ известный эклектизм. В “Основах” он хотел создать систему, но в отличие от систем А. Смита и Дж. Рикардо у него не было своего системообразующего принципа. Дж.С. Милль поставил своей задачей объединить идеи Сэя, Мальтуса и Рикардо. Он многое сделал: углубил и уточнил ряд положений, нашел более точные и исчерпывающие формулировки, полнее аргументировал заключения и выводы, но органичного синтеза не получилось. Поэтому системообразующим принципом у Дж.С. Милля стала не та или иная экономическая идея, а логический компромисс. Он поступился строгостью логики ради системы.

Всестороннее рассмотрение почти всех основных теоретических проблем изучаемого предмета позволило “Принципам” Дж.С. Милля занять уникальное место в экономической литературе. Как отмечалось в предисловии, задача автора заключалась в написании обновленного варианта “Богатства народов” с учетом возросшего уровня экономических знаний и самых передовых идей современности. В подзаголовке к работе раскрыто намерение автора трактовать абстрактные принципы в связи с “применением к социальной философии”.

В области методологии исследования у Дж.С. Милля встречается как повторение достигнутого классиками, так и существенное поступательное движение вперед, например, идея разграничения законов производства и законов распределения.

“Законы и условия производств богатства имеют характер истин, свойственный естественным наукам. В них нет ничего, зависящего от воли, ничего такого, что можно было бы изменить... Нравится это людям или нет, но удвоенное количество труда не взрастит на данной площади урожай в удвоенном количестве, если в процессах возделывания земли не произойдет неких улучшений. Нравится это людям или нет, но непроизводительный расход отдельных лиц будет pro tanto (пропорционально) вести к обеднению общества, и только производительный расход отдельных лиц обогатит общество. Мнения или желания, которые могут существовать по этим вопросам, не властны над природой вещей” [30, т. 1, с. 337—339].

Иначе обстоит с распределением богатства. “Распределение всецело является делом человеческого учреждения и зависит от законов и обычаев общества. Правила, которые определяют распределение богатства, зависят от мнений и желаний правящей части общества и весьма различны в разных странах. Общество может подчинить распределение богатства любым правилам, которые оно считает наилучшими, но какие практические результаты проистекут из действия этих правил — это должно быть открыто, подобно любым другим физическим или отвлеченным истинам, посредством наблюдения или исследования” [30, т. 1, с. 337— 338].

Другой момент в методологии исследования Дж.С. Милля — попытка выявления различий в заимствованных у О. Конта понятиях “статика” и “динамика”. В первой главе книги IV он отмечал, что всем экономистам было свойственно стремление познать законы экономики “общества стационарного и неизменного” и что теперь следует добавить “динамику политической экономии к ее статике” [30, т.1, с. 103].

Это весьма плодотворный подход, хотя следует отметить, что со времен Дж.С. Милля термины “статика” и “динамика” претерпели изменения. Сегодня “динамика” означает анализ, который четко вскрывает временные упреждения и отставания в экономических отношениях в противовес “статике”, когда все переменные относятся к одному и тому же моменту времени. По версии Дж.С. Милля, “динамика” означает анализ исторических изменений, а “статикой” именуется то, что называется сравнительным статическим анализом — сравнение исходной равновесной ситуации, нарушенной внешним “толчком”, с последующей ситуацией, когда равновесие восстанавливается.

В книге III Дж.С. Милль обратился к теории стоимости. В первой главе, рассмотрев понятия “меновая стоимость”, “потребительная стоимость”, “стоимость” и некоторые другие, он обращает внимание на то, что стоимость (ценность) не может возрасти по всем товарам одновременно, так как стоимость представляет собой понятие относительное. А в четвертой главе книги III автор “Основ...” повторяет тезис Д. Рикардо о создании стоимости трудом, требующимся для производства товарных благ, заявив при этом, что именно количество труда “имеет первостепенное значение” в случае изменения стоимости [30, т. 2, с. 233].

Богатство, по мнению Дж.С. Милля, состоит из благ, обладающих меновой стоимостью как характерным свойством. “Вещь, за которую ничего нельзя получить взамен, как бы полезна или необходима она ни была, не является богатством. Например, воздух, хотя и является абсолютной необходимостью для человека, на рынке никакой цены не имеет, так как его можно получить практически безвозмездно” [30, т. 2, с. 238]. Но как только ограничение становится ощутимым, вещь сразу же приобретает меновую стоимость. Денежным выражением стоимости товара является его цена.

Стоимость денег измеряется количеством товаров, на которые их можно купить. “При прочих равных условиях стоимость денег меняется обратно пропорционально количеству денег: всякое увеличение количества понижает их стоимость, а всякое уменьшение повышает ее в совершенно одинаковой пропорции. Это — специфическое свойство денег” [30, т. 2, с. 242]. Значимость денег в экономике мы начинаем понимать лишь тогда, когда денежный механизм дает сбои.

Дж.С. Милль называл капиталом накопленный запас продуктов труда, возникающий в результате сбережений и существующий “путем его постоянного воспроизводства”. Сбережения понимаются как “воздержание от текущего потребления ради будущих благ” [30, т.2, с. 35]. Поэтому сбережения растут вместе с нормой процента.

Производственная деятельность ограничивается размерами капитала. Однако “каждое увеличение капитала приводит или может привести к новому расширению производства, причем без определенного предела... Если существуют способные к труду люди и пища для их пропитания, их всегда можно использовать в каком-либо производстве” [30, т. 2, с. 42]. Это одно из основных положений, отличающих классическую экономическую науку от более поздней.

Дж.С. Милль признавал, что развитию капиталов присущи другие ограничения. Одно из них — сокращение доходов на капитал, которое он объясняет падением предельной производительности капитала. Так, увеличения объема продукции сельского хозяйства “никогда нельзя добиться иначе, чем посредством увеличения затрат труда в пропорции, повышающей ту, в которой возрастает объем сельскохозяйственной продукции” [30, т. 2, с. 78].

В книге III рассматривается теория денег. Дж.С. Милль показал свою приверженность к количественной теории денег, в соответствии с которой увеличение или уменьшение количества денег влияет на изменение относительных цен товаров. По его словам, при прочих равных условиях стоимость денег “меняется обратно пропорционально количеству денег: всякое увеличение количества понижает их стоимость, а всякое уменьшение повышает ее в совершенно одинаковой пропорции” [30, т. 2, с. 257]. Далее, как видно из десятой главы, цены товаров регулируются прежде всего количеством денег, находящихся в обращении в данный момент, поскольку золотой запас настолько велик, считает он, что возможные изменения издержек на добычу золота за тот или иной год не могут сразу повлиять на корректировку цен. При этом упоминавшийся выше тезис автора “Основ...” о “нейтральности” денег сводится к высказыванию, согласно которому в “общественной экономике нет ничего более несущественного по своей природе, чем деньги, они важны лишь как хитроумное средство, служащее для экономии времени и труда. Это механизм, позволяющий совершать быстро и удобно то, что делалось и без него, хотя и не столь быстро и удобно, и как у многих других механизмов, его очевидное и независимое влияние обнаруживается только тогда, когда он выходит из строя” [30, т. 2, с. 125].

Сущность денег Дж.С. Милль анализирует исходя из простой количественной теории денег и теории рыночного процента. Он подчеркивает, что одно лишь увеличение количества денег не ведет к росту цен, если деньги “припрятываются” в запасы, или увеличение их количества соразмерно увеличению объема сделок (или совокупного дохода).

Норма процента подвержена изменениям из-за изменений в спросе и предложении ссудных фондов независимо от норм прибыли. Однако в точке равновесия рыночная норма процента должна сравняться с нормой прибыли на капитал. Поэтому в конечном итоге норма процента определяется реальными силами.

Величину процентной ставки Дж.С. Милль связывает с действием “закона Юма”, управляющего притоками и оттоками золота в страну и из страны. Он показывает, что приток золота снижает норму процента, даже если это ведет к повышению цен. Как только норма процента падает, краткосрочные капиталы “утекают” за границу, что выравнивает валютный курс. Соответственно центральный банк может защитить свои резервы, повышая учетный процент и способствуя этим росту рыночного процента. Рост нормы процента привлекает капитал из-за рубежа, растет спрос на внутренние векселя, которые становятся выгодно менять на золото, и изменение валютного курса происходит в обратном направлении. В итоге происходит его выравнивание.

Инфляция, по Дж.С. Миллю, повышает норму процента, когда она вызвана государственными расходами, финансируемыми путем выпуска неконвертируемых в золото бумажных денег. От роста цен снижается реальная величина долгов в пользу дебиторов и против кредиторов.


Затем Дж.С. Милль переходит к рассмотрению природы кредита и его роли в экономике. Здесь он проявил себя как ученый, а не просто талантливый популяризатор идей А. Смита и Д. Рикардо: “Кредит не увеличивает производительные ресурсы страны, но благодаря ему они более полно используются в производительной деятельности” [30, т. 2, с. 257]. Источником кредита служит капитал в денежной форме, не имеющей в данное время производительного употребления. Главным инструментом выдачи кредита под процент становятся депозитные банки. При этом банковский кредит будет влиять на цены так же, как повлиял бы на них рост предложения золота.
  1   2   3   4   5


База данных защищена авторским правом ©ekonoom.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница