Таких институтов несколько




Скачать 248.68 Kb.
Дата24.04.2016
Размер248.68 Kb.
Тихомиров А.В. Трансформация парапубличных институтов в здравоохранении //Главный врач: хозяйство и право. – 2009. – № 6. - С.11-18.
Если публичные институты – те, которые существуют в настоящее время, и те, в которые они должны быть трансформированы в порядке модернизации социальной сферы – сохраняют свое публичное назначение, то ряд институтов либо должны быть преобразованы в частные в неразрывной связи с публичными, либо, будучи изначально частными, должны обрести такую связь с публичными институтами.

Таких институтов несколько.

Первый – это институт обязательного медицинского страхования, который требует банковской трансформации. В той мере, в какой институт медицинского страхования как лишенный страхового смысла не выполняет и функций социального страхования, он должен быть подвергнут преобразованию в платежный институт, который, во-первых, позиционировал бы в социальной сфере государство в обществе; во-вторых, позиционировал бы государство на стороне потребительской части общества в ее отношениях с товаропроизводителями в социальной сфере; в-третьих, осуществлял бы платежи не по бюджетным правилам публичного механизма государства (как в пользу самого государства), а по правилам гражданского общества. Таким платежным институтом является банк медико-социального развития, владельцем которого – со стопроцентным участием или на условиях золотой акции – является государство.

Второй – несуществующий в настоящее время – институт потребителей, в пользу которых государство производит платежи товаропроизводителям в социальной сфере. Он отсутствует потому, что до сих пор был прозрачен для государства как не участвующий в платежных отношениях – если платежи производятся непосредственно учреждениям здравоохранения, они минуют потребителя. Сначала эти платежи шли только из бюджета, затем – из внебюджетных фондов обязательного медицинского страхования, но потребитель, как был, так и остался вовне платежного механизма. С ликвидацией института бюджетных учреждений здравоохранения государство, прежде позиционирующееся на их стороне, т.е. на стороне своей собственности, получает возможность выступать на стороне выгодоприобретателей (потребителей), предоставления которым со стороны товаропроизводителей оплачивает. Тем самым государство позиционируется на стороне потребителей в их отношениях с товаропроизводителями.

Третьим является также несуществующий в настоящее время институт управления объектами социального назначения. В случае партикуляризации бюджетных учреждений здравоохранения такие объекты остаются в публичной собственности. Но предназначены они для использования не публичным собственником (например, для размещения соответствующих органов власти или местного самоуправления), а обществом. Поскольку общество представлено потребительской и производящей частями, эти объекты предназначены для того, чтобы на них товаропроизводители делали соответствующие предоставления потребителям, т.е. субъекты медицинской деятельности оказывали медицинские услуги пациентам. Для этого первые должны быть в состоянии арендовать такие объекты. Чтобы это стало возможным, публичные объекты социального назначения должны находиться в управлении хозяйствующих субъектов, предметом деятельности которых является не медицинская помощь, а обеспечение ее потребностей. Это организации, предоставляющие площади, оборудование, аппаратуру, инструментарий и т.д. на объектах социального назначения для осуществления производственного процесса субъектами медицинской деятельности и оказывающие им и их пациентам сопутствующие услуги. Такие управляющие организации формируют основу института управления объектами социального назначения.

Все перечисленные институты являются парапубличными, т.е. так или иначе в их существовании, функционировании и развитии присутствует публичный интерес и публичная поддержка. Платежный институт, представленный банком медико-социального развития, является гражданско-правовой площадкой во владении государства для размещения бюджетных средств, предназначенных для оплаты предоставлений гражданам со стороны товаропроизводителей в социальной сфере. Институт потребителей, в пользу которых государство производит платежи товаропроизводителям в социальной сфере, является партнером государства на стороне заказчика в отношениях с контрагентами – товаропроизводителями как исполнителями медицинских услуг. Институт управления объектами социального назначения представляет собой симбиоз частной инициативы хозяйствующих субъектов на основе публичной собственности. Тем самым все эти институты находятся под экономическим протекторатом государства и действуют на основе публичной собственности – финансовых средств казны и имущественных объектов публичной принадлежности.

Такой экономический протекторат выгоден государству. От существования гражданского платежного института для себя государство выигрывает возможностью сэкономить на содержании громадного бюрократического аппарата, для общества – на оперативности банковских расчетов. От существования института потребителей в социальной сфере, который по существу становится преемником упраздненного института бюджетных учреждений в части получения средств государственной казны, государство получает возможность снять с себя заботу о содержании учреждений здравоохранения, о квотах на оказание медицинской помощи и т.д. От существования института управления объектами социального назначения государство в выигрыше постольку, поскольку, во-первых, снимает с себя заботу об их состоянии; во-вторых, стимулирует развитие инфраструктуры рынка за счет развития на этих объектах предоставления немедицинских обеспечительных услуг субъектам медицинской деятельности и их пациентам; в-третьих, приобретает возможность регулировать за счет влияния на арендную плату себестоимость оплачиваемых из казны медицинских услуг (и тем самым – на их отпускную цену), производимых на площадях этих объектов.

Таким образом, перед государством в модернизации здравоохранения стоят три основные задачи: банковская трансформация института обязательного медицинского страхования, институционализация статуса потребителя в социальной сфере и институционализация управления объектами социального назначения.


1. БАНКОВСКАЯ ТРАНСФОРМАЦИЯ ИНСТИТУТА ОБЯЗАТЕЛЬНОГО МЕДИЦИНСКОГО СТРАХОВАНИЯ.

Эффективная и надежная финансовая система является важнейшим условием развития экономики. Поэтому во многих странах активно проводятся реформы в области государственных финансов, направленные на повышение результативности и прозрачности финансовой системы, усиление ответственности органов власти за последствия принятия ими управленческих решений на основе концепции менеджеризма. Необходимость использования менеджеристского подхода к управлению государственными финансами во многом обусловлена возрастающей ролью государства в экономике и социальной сфере в силу смещения акцентов с объема его вмешательства на эффективность и результативность (4, С.3). В развитие менеджеристской концепции определены ключевые принципы государственного финансового менеджмента: ориентация на потребителя общественных благ; маркетизация; прозрачность; результативность, экономичность и эффективность; подконтрольность и ответственность (4, С.15).

Квазирыночная модель в системе отечественного здравоохранения воспроизводит институциональную структуру страховой медицины развитых стран, но не обеспечивает необходимого роста объемов и качества предоставляемых населению медицинских услуг. Это обусловлено неэффективностью выбранной стратегии импорта соответствующих развитых рыночных институтов, не позволяющей учесть институциональную наследуемую специфику в процессе их трансплантации. Это требует как институциональной модернизации сложившихся квазирыночных структур в общественном секторе России, так и радикального изменения стратегии его реформирования на основе перехода от импорта институтов к их государственному проектированию и выращиванию на почве инвариантной составляющей национальной институциональной структуры (7, С.18). Заимствованный из зарубежной практики институт медицинского страхования оказался непригодным ни для переходного периода, ни для существующей институциональной среды на отечественной почве.

Введение института казначейства подвергло сомнению существование в социальной сфере института обязательного медицинского страхования и других внебюджетных фондов. Исследование происходящих в России институциональных преобразований в сфере регулирования государственных денежных потоков показало, что формирование институтов рыночной экономики на мезоуровне обусловило создание альтернативных моделей института казначейства (3, С.14).

Академиком РАМН В.И.Стародубовым высказана мысль о создании социального казначейства – специально для финансирования социальной сферы. Возник вопрос о модели такого казначейства.

Необходимо реформировать существующий механизм использования государственных резервов и средств, аккумулированных в системе государственных внебюджетных фондов, за счет расширения в их составе банковской составляющей с использованием прямых механизмов размещения средств в депозиты банков (без существующих сегодня ограничений), долгосрочные облигации, включая обеспеченные ипотекой и субординированные обязательства. Возможности, которые открывает реализация таких мер, очевидны. По состоянию на конец 2008 г. объем государственных резервов и средств Пенсионной системы России составил 26 100 млрд. руб.1, что превосходит объем кредитных вложений всех российских банков на ту же дату в 1,3 раза (19 885 млрд. руб.) и сопоставим с размером уже мобилизованных банками ресурсов (28 022 млрд. руб.)2. Учитывая прогнозные значения динамики объема пенсионных накоплений, который в 2010 г. достигнет 1 трлн. руб., а в 2012 г. увеличится до 2 трлн. руб.3, можно предположить, что целевые ориентиры по темпам роста банковских активов по отношению к ВВП, установленные к 2020 г. на уровне 115%, могут быть обеспечены внутренними источниками (6, С.29-30; 11).

Гонжитовым С.В. отмечен существенный недостаток модели регулирования государственных денежных потоков, предусматривающей использование казначейства банковского типа. Основной целью деятельности «казначейства-банка» является обеспечение надежности, а не получение сверхприбыли в рисковых операциях. Но, поскольку он должен быть конкурентоспособным по сравнению с прочими банками региона, как по качеству, так и по ассортименту предлагаемых услуг – это условие невыполнимо (3, С.16). С этим нельзя согласиться, поскольку банк извлекает прибыль не только из платежно-расчетных операций. Это – вопрос диверсификации деятельности банка.

Структура банковской системы, сложившаяся к настоящему времени в России, свидетельствует о постоянном росте числа банков, контролируемых государством. Несмотря на их небольшое количество по отношению к средним и мелким банкам, их доля в совокупном капитале банковского сектора составляет 40,8%4. Государство создает государственные банки определенной направленности и, таким образом, формирует как бы альтернативу коммерческим банкам (9, С.35-36).

В сложившейся ситуации российским банковским институтам целесообразно строить свою работу не по страновому признаку, как это было раньше, а по отраслевому принципу, понимая отрасль в глобальном масштабе. Это уменьшит зависимость отечественных банковских институтов от зарубежных, а, следовательно, снизит вероятность возникновения финансового кризиса (12, С.21).

Сегодня перед государством стоят две самые важные и одновременно самые сложные проблемы. Первая – это проблема замещения средств иностранных инвесторов государственными. Вторая – это проблема использование выделенных средств по назначению, для предотвращения системного кризиса (9, С.34).

Таким образом, во-первых, необходимость преобразования институтов внебюджетных фондов сомнению не подвергается; во-вторых, идея создания социального казначейства приводит к идее банковской трансформации институтов внебюджетных фондов; в-третьих, банк должен быть управляемым государством постольку, поскольку предназначен для проведения государством социальной политики мерами публичного финансового менеджмента, а потому – должен находиться во владении государства (на условиях 100%-ного участия или золотой акции); в-четвертых, необходимость замещения мобильных (например, иностранных) стабильными (государственными) активами обусловливает создание банка для размещения государственных средств; в-пятых, необходимость использования выделенных средств по назначению для предотвращения системного кризиса требует создания отраслевого банка, понимая отрасль в глобальном масштабе.

Нельзя согласиться с Абубакировым Р.Ф., что поскольку «асимметрия циклического развития социальной и экономической составляющих, а также ограниченность в социальной сфере воспроизводственного цикла общественных благ фазами их производства, распределения и потребления детерминирует снижение темпов экономического роста», возникает «необходимость использования нерыночных и квазирыночных механизмов привлечения стандартных и специализированных активов для достижения оптимального объема их производства и потребления на основе социальных стандартов (инициация конкуренции на стадии доступа к производству общественных благ: государственные закупки, контрактирование; формирование государственных стандартов услуг, финансируемых из бюджета; внедрение индикаторов эффективности и производительности используемых инвестиционных ресурсов и др.)» (1, С.10-11). Создание банка медико-социального развития исключает необходимость нерыночных и квазирыночных механизмов привлечения стандартных и специализированных активов для достижения оптимального объема их производства и потребления в социальной сфере: публичный механизм распределения остается в бюджетной сфере государства, а платежно-расчетный механизм возникает непосредственно в обществе.

Поскольку речь идет о создании государственного банка, подразумевается, что его деятельность должна охватывать всю страну сетью филиалов. В той мере, в какой он осуществляет платежно-расчетные операции в пользу граждан, он аккумулирует предназначенные для этого средства государственной казны. Источником привлечения частных средств является обслуживание хозяйствующих субъектов, специализирующихся в социальной сфере, а также инвесторов соответствующих проектов. Отсюда возникает вопрос о модели банка медико-социального развития. Выбор возможен между моделями специализированного банка и универсального банковского бизнеса.



Модель специализированного банка (5, С.26). Один из возможных вариантов стратегии средних и мелких банков основан на углублении специализации, позволяющей достичь высокой индивидуализации и качества обслуживания. Здесь мы встречаемся с партнерской моделью в ее наиболее развитой форме. Так, в Швейцарии хорошо развит бизнес средних по размеру частных банков, специализирующихся на управлении активами состоятельной публики, и на практике подтверждающих статус финансовых бутиков. Кроме того, во многих странах появляются банки, которые изначально специализируются на потребительском кредитовании и даже на отдельных его видах (кредитные карты). В основе их конкурентоспособности лежит максимальная стандартизация и автоматизация обслуживания в рамках трансакционного бэнкинга.

Модель универсального банковского бизнеса (5, С.26-27). В данном случае речь идет о выделении нескольких разновидностей универсального банка. Так, в последние годы большой популярностью пользуется концепция стратегии сфокусированного универсального банка, разработанная известным швейцарским банковским менеджером, членом правления Credit Suisse Group, Х.-У. Дёригом. По его мнению, для крупных универсальных банков несущими опорами фокусировки могут быть пять основных сфер деятельности: розничный банковский бизнес/универсальные финансовые услуги; частные клиенты/управление активами; «чистый» и классический инвестиционный бизнес; оптовый бизнес/общее управление риском, а также исполнение/логистика. Более сложные процессы универсализации происходят в рамках банкостраховой (bancassurance) и страховобанковской (assurfinance) моделей финансовых конгломератов, объединяющих банки и страховые компании. Термин «bancassurance» означает, что финансовый конгломерат возглавляется банком, который продает страховые продукты путем перекрестных продаж через собственные отделения. Финансовый конгломерат assurfinance возглавляется страховой компанией, реализующей банковские продукты. Более развитый тип конгломерата обозначается немецким термином «allfinanz», что соответствует по форме организации крупной универсальной банковской группе, охватывающей банковский, инвестиционный и страховой бизнес. Конгломерация является сложным организационным процессом, который позволяет создать современную модель бизнеса, называемого финансовым супермаркетом. К настоящему моменту в отечественных и зарубежных публикациях даются различные характеристики таких супермаркетов. Чаще всего происходит отождествление универсальных финансовых магазинов с гигантскими финансовыми конгломератами.
2. ИНСТИТУЦИОНАЛИЗАЦИЯ СТАТУСА ПОТРЕБИТЕЛЯ В СОЦИАЛЬНОЙ СФЕРЕ.

Институт потребителей в России не сложился ни на политическом, ни на экономическом уровне. Существующий правовой институт защиты прав потребителей (14) не заменяет социальный институт потребителей. В целом это означает, что потребители исключены из сферы институционального влияния на политические и экономические процессы в стране.

Очевидно, что причиной этому является государство, не осуществившее потребительскую институционализацию общества. Государство выступает инструментом реализации интересов общества, и именно его интересами как целого и должно оно руководствоваться в своей деятельности. Социокультурная трансформация постсоциалистической страны требует не «устранения» из жизни общества государства, а радикальной модификации осуществляемых им функций и в первую очередь создания институциональных, экономических и социальных предпосылок частного предпринимательства, а также механизмов снижающих имманентные издержки рыночных отношений. В свою очередь непременным условием этой трансформации выступает осовременивание самого государства, рационализация управления и радикальное обновление управленческого инструментария (2, С.10). Государство должно выступать не как противостоящая гражданскому обществу величина, а как необходимый институт общественной жизни, предотвращающий или ограничивающий появление таких форм организации населения, в которых групповые, частные интересы резко противоречат общественным (2, С.13).

В современный период в России уровень институционализации групп интересов остается низким. На федеральном и региональном уровнях сформировалось большое количество групп интересов, но качественное оформление, выраженное в их взаимодействии с органами государственной власти, отстаивании и защите интересов определенных категорий населения, еще далеко от завершения. Этим объясняется противоречивость процессов становления социального государства и гражданского общества в современной России (10, С.17).

В России социальная ориентация экономики претворяется в жизнь с большими затруднениями и постоянно ставится под сомнение углубляющейся социальной дифференциацией и острыми социальными противоречиями (13, С.24).

Для социального государства реальная социальная политика служит своеобразным каналом обратной связи, информирующим об эффективности действий, ориентирующим в динамике общественных процессов, выявляющим новые вызовы и предъявляющим новые требования. Через социальную политику социальное государство объективирует себя и корректирует основные направления деятельности. Социальная политика, представляя собой функциональную систему социального государства, постоянно находится в динамике. Она изменяется и при этом трансформирует цели, принципы и структурные элементы самого социального государства (10, С.15).

Достаточно длительное сохранение состояния социальной дифференциации, социальных перекосов в обществе связано не только с неравномерностью распределения доходов (что типично для рыночной системы), но и с неравномерностью рыночных преобразований в различных сферах национальной экономики. Если некоторые отрасли достигли успеха в деле формирования «зрелого капитализма», то многие другие (например, преобладающая часть образования, здравоохранения) остались за пределами рыночной системы, «в далеком социалистическом прошлом» (16, С.27).

Таким образом, во-первых, в России не сложился и не оформился институт потребителей; поэтому, во-вторых, оформления его взаимодействия с публичными институтами не происходит; это, в свою очередь, приводит, в-третьих, к сомнительности ориентации экономики на социальные интересы; и, в-четвертых, к недостаточности обратной связи общества с государством, отражающейся на эффективности социальной политики; чему способствует, в-пятых, нахождение социальной сферы «в далеком социалистическом прошлом» по сравнению с секторами реальной экономики.

Занятие государством стороны потребительской части общества в ее отношениях с товаропроизводителями, во-первых, демонстрирует позицию государства; что, во-вторых, служит соответствующим сигналом для экономики; и, в-третьих, проявляется в фактических и регулятивных действиях государства в подтверждение этой позиции.

Практическим шагом в этом направлении, инициирующим процесс институционализации потребительской части общества, является признание государством потребителя распорядителем средств оплаты в индивидуализированных размерах в его пользу медико-социальных предоставлений со стороны товаропроизводителей. Наделение каждого гражданина дебетовой картой банка медико-социального развития и станет таким шагом.

Конечно, много зависит от организационной состоятельности банка медико-социального развития. Современный период развития финансового рынка, выступающего организационной формой целенаправленного движения современного финансового капитала в деле обеспечения экономического развития страны, с точки зрения институциональной структуры характеризуется множеством разнородных институциональных подсистем, одной из которых является институт экономического доверия, выступающий как форма проявления системного единства отношений, реализующих экономические интересы субъектов рынка финансовых услуг (15, С,6). Уровень экономического доверия к банку медико-социального развития в значительной степени будет определяться и эффективностью бюджетного распределения средств финансирования социальной сферы в публичных институтах.

Доверие – это выполнение обязательств без применения санкций. В основе доверия лежит реципрокность или вера во взаимность, в действенность взаимных связей. Институт доверия является одним из средств снижения трансакционных издержек, так как помогает фирмам-производителям продукции и индивидам-потребителям уменьшить оппортунизм (8, С.7). В этой связи можно согласиться, что институт потребителей в социальной сфере выступает на рынке частных благ, который не идентичен рынку потребительских товаров и услуг и включает в себя последний как составляющий структурный элемент. Рынок частных благ имеет более сложную инфраструктуру по сравнению с рынком потребительских товаров и услуг и включает в себя такие институты, как специализированные информационные агентства, мониторинговые службы, базы данных и т.д. (8, С.14). Формальный и неформальный, рыночный и бытовой, медицинский и экономический информационный оборот, участие в котором доступно потребителю, является условием становления его институциональной самоидентичности в отношениях с публичными и товаропроизводящими институтами, в основе которой лежит самостоятельность его решения, волеизъявления.

В целом, в этом случае отпадет проблема, во-первых, выбора потребителем медицинской организации и врача, поскольку каждый будет голосовать государственным рублем за свой выбор; во-вторых, стимулирования конкуренции субъектов медицинской деятельности, поскольку каждый из них состязается с другими за уровень предоставления потребителю, несущему государственный рубль; в-третьих, неэффективности государственного рубля в социальной сфере, поскольку приоритету заинтересованности субъектов медицинской деятельности в оплате предоставления противопоставляется приоритет заинтересованности потребителя в результате такого предоставления.

Все это создает экономическую основу институционализации статуса потребителя в социальной сфере, которая в дальнейшем получает правовую (путем разработки пригодного для правового регулирования законодательства для каждой из ее отраслей) и организационную (например, путем формирования больничных касс софинансирования для заинтересованных в дополнительных или более комфортных предоставлениях; лечебно-реабилитационных центров для пострадавших от медицинской помощи и т.д.) основы такой институционализации.


3. ИНСТИТУЦИОНАЛИЗАЦИЯ УПРАВЛЕНИЯ ОБЪЕКТАМИ СОЦИАЛЬНОГО НАЗНАЧЕНИЯ.

В результате партикуляризации бюджетных учреждений здравоохранения и прежде находившиеся в их оперативном управлении объекты (недвижимость, дорогостоящие и особо ценные оборудование и аппаратура) остаются в качестве нераспределенного имущества в публичной (государственной или муниципальной) собственности.

В публичной собственности они остаются для того, чтобы использоваться по социальному назначению. Обременение социальным назначением означает, что использовать их по этому назначению могут те, кто осуществляет соответствующие товарные предоставления в социальной сфере (товаропроизводители).

Чтобы быть доступными использованию по назначению, объекты социального назначения, оставаясь в публичной собственности, должны быть интегрированы в хозяйственный оборот, т.е. находиться во владении хозяйствующих субъектов, предоставляющих их в аренду товаропроизводителям.

Иными словами, между публичным собственником объектов социального назначения и арендатором необходим оператор, опосредующий их отношения по поводу аренды. Это первое.

Второе. Поскольку объекты социального назначения, будучи предоставляемы в аренду товаропроизводителям в социальной сфере, выполняют для государства роль товарообменного инструмента уменьшения себестоимости оплачиваемых за счет средств казны медицинских услуг, постольку оператор, опосредующий отношения между собственником объектов социального назначения и арендатором, должен быть основан на иной, чем государственная, собственности – в противном случае компенсации ему государство будет производить в свою пользу, возобновляя круговорот средств государственной казны, ради прекращения которого и осуществлялась партикуляризация бюджетных учреждений здравоохранения. Для целей сохранения объектов социального назначения в публичной собственности и отличий принадлежности от собственности государственной в этой связи наиболее подходящей является муниципальная собственность. Объекты социального назначения по всей стране должны находиться в муниципальной собственности.

Третье. Оператор, опосредующий отношения между собственником объектов социального назначения и арендатором, должен быть также основан на публичном (муниципальном) имуществе, будучи по своей природе хозяйствующим субъектом, т.е. частной организацией.

Эта организация призвана осуществлять управление муниципальными объектами социального назначения.

Это – управляющая организация. Она создается для управления муниципальными объектами социального назначения. Имущественная эффективность управления объектами социального назначения для создания условий товарообменной эффективности деятельности субъектов медицинской деятельности в общей сумме результирует социальным эффектом.

Это – управляющая организация в муниципальном владении. Она создается для проведения социальной политики государства посредством имущественного участия муниципального образования в ее осуществлении. Поэтому нужна имущественная зависимость управляющей организации от муниципального образования.

В каждом муниципальном образовании объекты социального назначения – разные: это площадки для амбулаторного и стационарного лечения, для реабилитации и т.д. Они разного размера, в разном состоянии, разной оснащенности, с разной инфраструктурой и т.п., и в целом образуют сеть муниципального масштаба. Управляющая организация своей деятельностью призвана охватить всю муниципальную сеть объектов социального назначения.

Поскольку в модернизации здравоохранения по схеме его индустриальной трансформации места муниципальным органам управления здравоохранением не находится, постольку их участие сводится к организации имущественной основы здравоохранения5, мерой которой и оценивается. Соответственно, масштабы сети объектов социального назначения и эффективность управления ими являются показателями состояния участия муниципальных образований в здравоохранении.

В связи с изложенным возникает три основных вопроса:

1. На каких основаниях управляющая организация должна владеть объектами социального назначения публичной (муниципальной) принадлежности для передачи в аренду товаропроизводителям в социальной сфере?

Чтобы осуществлять управление объектами социального назначения, управляющая организация должна иметь соответствующие, отличные от права собственности, права на них, позволяющие передавать их в соответствующих частях субъектам медицинской деятельности в аренду. Для этих целей наиболее пригоден договор доверительного управления: по договору доверительного управления имуществом одна сторона (учредитель управления) передает другой стороне (доверительному управляющему) на определенный срок имущество в доверительное управление, а другая сторона обязуется осуществлять управление этим имуществом в интересах учредителя управления или указанного им лица (выгодоприобретателя). Передача имущества в доверительное управление не влечет перехода права собственности на него к доверительному управляющему (п.1 ст.1012 ГК РФ).

2. Какой формой должна обладать управляющая организация?

Доверительным управляющим может быть индивидуальный предприниматель или коммерческая организация, за исключением унитарного предприятия (п.1 ст.1015 ГК РФ)6, т.е. основанная на членстве (участии) – хозяйственное общество (акционерное общество).

Государственные органы и органы местного самоуправления не вправе выступать участниками хозяйственных обществ, если иное не установлено законом (п.4 ст.66 ГК РФ). От имени Российской Федерации и субъектов Российской Федерации, муниципальных образований могут своими действиями приобретать и осуществлять имущественные и личные неимущественные права и обязанности, выступать в суде органы государственной власти и органы местного самоуправления в рамках их компетенции, установленной актами, определяющими статус этих органов (п.п.1-2 ст.125 ГК РФ).

Участником управляющей организации в форме акционерного общества должно быть муниципальное образование. Это означает, во-первых, что имущественная зависимость должна проявляться в качестве и мере участия муниципального образования в управляющей организации – 100%-ном участии или золотой акции; во-вторых, что муниципальное образование в лице соответствующего органа местного самоуправления должно выступать в качестве ее высшего органа управления. Имея обязательственные (корпоративные) права требования к управляющей организации, муниципальное образование является ее владельцем.

3. Каков целевой результат деятельности управляющей организации?

Такой результат должен быть многомерным. Но необходимо отделить ожидаемый результат деятельности управляющей организации от того, чего от нее ожидать нельзя.

От управляющей организации не следует ожидать строительства новых или расширения мощностей существующих объектов социального назначения. Очевидно, это требует от муниципалитетов планирование создания центров инвестиционной активности для осуществления такого рода самостоятельных проектов. Подобные центры, по существу, становятся единственной площадкой для вложения инвестиций в капитальное строительство в здравоохранении. Однако создание новых объектов социального назначения – это предмет деятельности других специализированных муниципальных организаций или размещения заказа под инвестиционный проект в экономическом обороте.

Управляющая организация не должна заниматься медицинской и иной профильной деятельностью в социальной сфере, ее предмет деятельности – только обслуживание потребностей субъектов такой деятельности. Наряду с предоставлением объектов социального назначения в аренду субъектам медицинской и иной профильной деятельности в социальной сфере, управляющая организация осуществляет агентскую деятельность, оказывая посреднические и фактические услуги субъектам названной деятельности и их клиентам, по сути, создавая инфраструктуру обслуживания немедицинских потребностей рынка.

При этом целевая деятельность управляющих организаций состоит в создании наиболее благоприятного режима аренды субъектами медицинской и иной профильной деятельности в социальной сфере объектов социального назначения. В той мере, в какой минимизируется арендная плата товаропроизводителей, оказывающих медико-социальные услуги за счет средств казны, управляющие организации получают компенсации от государства, не поступаясь своей рентабельностью.

Опыта функционирования частных организаций в управлении объектами публичной принадлежности Россия не имела. Как обособление управления объектами социального назначения скажется на эффективности деятельности товаропроизводителей в социальной сфере и какие условия размещения на объектах социального назначения позволят им достигать и совершенствовать социальный эффект от экономической деятельности, предсказать трудно. Но именно эффективностью функционирования и развития размещаемых на площадях объектов социального назначения товаропроизводителей в социальной сфере управляющие организации способны оправдывать свое существование.

Альтернативой комплексу доверительного управления и аренды могут служить концессионные соглашения. Однако для рассматриваемых целей Федеральный закон «О концессионных соглашениях» 21 июля 2005 года № 115-ФЗ неприменим: он предполагает передачу объекта концессионеру для осуществления предпринимательской деятельности, в том числе с привлечением третьих лиц, под его ответственность. Это – схема унификации ответственности концессионера перед концедентом, никак не влияющая на его ответственность перед выгодоприобретателями (гражданами), ради удовлетворения потребностей которых осуществляется деятельность в социальной сфере. Интересы общества в этом случае подменяются интересами государства. Здесь же рассматривается схема распределения центров ответственности (управляющие организации и субъекты медицинской деятельности) и разграничения самой ответственности между ними. В случае возникновения спора о причинении вреда здоровью при оказании медицинских услуг на площадях объектов социального назначения на стороне ответчика привлекаются как причастные субъекты медицинской деятельности, так и управляющие организации, а также орган государственного надзора в сфере здравоохранения и социального развития. Поэтому все отвечают перед пациентом (а не перед государством), и каждый – в своей части.

Институционализация управления объектами социального назначения позволяет, во-первых, обособить институт производства медицинских услуг от института производства немедицинских предоставлений; во-вторых, создать механизм влияния на себестоимость и цену медицинских услуг, оплачиваемых из государственной казны; в-третьих, инициировать создание рыночной инфраструктуры.

В целом, трансформация парапубличных институтов в здравоохранении ведет к созданию механизма достижения экономичности государственного финансирования здравоохранения, упорядочения рынка медицинских услуг и стимулирования его инфраструктурного созревания в условиях экономического протектората государства.


Использованные источники:

1. Абубакиров Р.Ф. Институциональная среда социальной сферы современной экономики: Автореф. дисс. … докт. экон. наук – Казань, 2009.

2. Бондар А.В. Укрепление институтов государства как фактор консолидации российского общества: Автореф. дисс. … докт. полит. наук – Саратов, 2009.

3. Гонжитов С.В. Институционализация регулирования государственных денежных потоков: Автореф. дисс. … докт. экон. наук – Улан-Удэ, 2006.

4. Ермакова Е.А. Методология формирования и стратегия развития системы государственного финансового менеджмента в России: Автореф. дисс. … докт. экон. наук. – Саратов, 2008.

5. Канаев А.В. Стратегическое управление как инструмент обеспечения экономической безопасности национальной банковской системы (теоретико-методологические основы): Автореф. дисс. … докт. экон. наук. – СПб., 2008.

6. Копченко Ю.Е. Финансовое обеспечение деятельности коммерческого банка: методология и механизмы финансирования: Автореф. дисс. … докт. экон. наук. – Саратов, 2009.

7. Корытцев М.А. Институциональная модернизация квазирыночных структур общественного сектора: теоретико-методологический аспект: Автореф. дисс. … докт. экон. наук – Ростов-на-Дону, 2009.

8. Купаева Н.А. Тенденции развития рынка частных благ: Автореф. дисс. … канд. экон. наук. – Саратов, 2007.

9. Лебедева М.Е. Банки в системе факторов развития экономики: Автореф. дисс. … докт. экон. наук. – СПб., 2009.



10. Половнева Л.С. Институционализация региональных групп интересов в процессе формирования социального государства в современной России: Автореф. дисс. … канд. полит. наук – Орел, 2009.

11. Поноженко Р.Е. Институционально-организационный анализ банковской системы современной России: Автореф. дисс. … канд. экон. наук. – Краснодар, 2007.

12. Попова Е.А. Трансформация банковских институтов в условиях глобализации: Автореф. дисс. … канд. экон. наук. – Тамбов, 2008.

13. Почитаев Е.А. Институционализация социальной ориентации экономики в современной России: Автореф. дисс. … канд. экон. наук – Волгоград, 2007.



14. Райлян А.А. Теоретические основы потребительского права России: цивилистическое исследование: Автореф. дисс. … докт. юрид. наук – Казань, 2007.

15. Рындина И.В. Институт экономического доверия в системе рынка финансовых услуг: Автореф. дисс. … канд. экон. наук. – Краснодар, 2008.



16. Савельев Л.Г. Национальная модель экономики: взаимодействие институтов рынка и государства: Автореф. дисс. … канд. экон. наук – Москва, 2006.

1 См.: Тосунян Г. Денежно-кредитная политика и банки в условиях мирового финансового кризиса / Доклад на IX Международном московском банковском форуме 24 ноября 2008 г.

2 См.: Отчет о развитии банковского сектора и банковского надзора в 2008 году.

3 По оценкам экспертов ФСФР. См.: http://www.pfsistema.ru/86904

4 Отчет о развитии банковского сектора и банковского надзора в 2007 году. ЦБ РФ, 2008.

5 возможен вариант государственной собственности на объекты социального назначения и муниципальной принадлежности управляющих организаций.

6 В случаях, когда доверительное управление имуществом осуществляется по основаниям, предусмотренным законом, доверительным управляющим может быть гражданин, не являющийся предпринимателем, или некоммерческая организация, за исключением учреждения.


База данных защищена авторским правом ©ekonoom.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница