Стране нужна новая аграрная политика




Скачать 137.59 Kb.
Дата05.05.2016
Размер137.59 Kb.

СТРАНЕ НУЖНА НОВАЯ АГРАРНАЯ ПОЛИТИКА


Г. Павлова,

ведущий науч. сотр. НИИСХ ЦРНЗ,

канд. экон. наук

Проведенный анализ развития сельского хозяйства за последние годы свиде­тельствует о том, что аграрный кризис в стране не преодолен. Основу сельскохо­зяйственного производства составляют земля, материально-техническая база и кадры. Все три составляющие находятся на низком уровне.

Интенсивно снижается плодородие почв. За годы реформ снизилось приме­нение минеральных удобрений в 9 раз, органических - в 7, химических средств за­щиты растений - в 8, уменьшились работы по мелиорации земель - в 15-20 раз. На протяжении 9 лет ежегодное применение минеральных удобрений не превышает 1,5 млн. т в действующем веществе. По этому показателю страна отброшена на 40 лет назад и находится на уровне отсталых стран. Вынос питательных веществ из почвы ежегодно в 4-5 раз превышает поступление их с удобрениями. В 2001 г. в среднем по стране с минеральными и органическими удобрениями было внесено 18,8 кг/га в действующем веществе, а вынесено из почвы урожаем и сорняками 76,3 кг/га, т. е. отрицательный баланс составил 57,5 кг/га. Из оборота выведено более 30 млн. га сельскохозяйственных земель, в том числе 2 млн. - мелиориро­ванных, многие из которых без значительных материальных затрат уже невоз­можно восстановить.

Еще более тяжелое положение сложилось с технической обеспеченностью села. Продолжается ежегодное сокращение машинно-тракторного парка. Если в 1990 г. в стране было произведено 214 тыс. тракторов, то в 2001 г. -15,2 тыс., а в 2002 г. - 10,2 тыс. Списание износившейся техники в 3-5 раз превышает поставки новой. Более половины (55-70%) имеющегося машинно-тракторного парка выработало свой срок службы, физически и морально.

Производство основных видов сельскохозяйственной техники снизилось за годы реформ в 20-30 раз и более. Не спасают положение и поставки техники по лизингу: во-первых, они невелики, во-вторых, охватывают ограниченный пере­чень машин (в основном зерноуборочные комбайны и тракторы), в-третьих, лишь небольшая часть хозяйств имеет возможность приобретать технику даже в рассрочку. Нагрузки на технику составляют: на тракторы -139 га (при нормативе 73 га), зерноуборочные комбайны - 267 (131), сеялки - 213 (123 га). По удельной оснащенности сельскохозяйственными машинами, энергетическими средствами Россия уступает Белоруссии, Украине и даже республикам Средней Азии.

Стремительно ухудшается демографическая ситуация на селе. По сравнению с 1991 г. численность сельского населения сократилась на 2 млн. человек, число механизаторов - на треть, животноводов - в два раза. Средний возраст механиза­торов и животноводов - 55-59 лет. Естественная убыль сельского населения за последние 8 лет увеличилась в 9,3 раза, смертность возросла во всех возрастных категориях и, что особенно тревожно, у мужчин в возрасте 30-34 лет. Этому спосо­бствуют высокий уровень безработицы на селе, обнищание населения, распрост­ранение алкоголизма и других проявлений асоциального поведения. Все это пагубно отражается на перспективах оздоровления и роста сельской экономики.

Таким образом, все основные составляющие сельскохозяйственного произ­водства ухудшаются. Это результат макроэкономической политики. Особенно наглядно это проявилось в 2002 г., когда на фоне относительно благополучных производственных показателей произошло значительное ухудшение экономики хозяйств. Выросли валовые сборы и урожайность зерновых и других сельскохо­зяйственных культур, увеличилось производство основных видов продукции животноводства, продуктивность скота и птицы, а финансовое состояние сельс­кохозяйственных предприятий резко ухудшилось.

Общая прибыль сельскохозяйственного производства в 2002 г. составила всего 0,6 млрд. руб. против 23,9 млрд. руб. в 2001 г. (снижение почти в 40 раз), рентабельность производства снизилась с 9,2 до 0,2%, число убыточных предпри­ятий возросло до 55%. В результате общая задолженность сельского хозяйства увеличилась за год на 15% и достигла 332 млрд. руб., при том что вся годовая выручка отрасли составляет 317 млрд. руб.

Это произошло вследствие углубляющегося диспаритета цен на продукцию промышленности и сельского хозяйства: за 2002 г. сводные цены на промыш­ленную продукцию для села выросли на 11%, а на сельскохозяйственную продук­цию в целом снизились на 2%, в том числе на зерновые культуры - на 22%. Толь­ко из-за обвального падения цен на зерно крестьяне потеряли не менее 15 млрд. руб., на молоко - еще 5 млрд. руб., а это были самые доходные отрасли сельского хозяйства. Экспорт зерна и начавшиеся интервенции на рынке зерна позитивно не отразились на положении сельскохозяйственных товаропроизводителей. Если даже в благоприятные годы экономика хозяйств продолжает ухудшаться, это свидетельствует о полнейшей несостоятельности аграрной политики государства. Отмечая относительно хороший урожай последних трех лет, правительство провозглашает начало преодоления аграрного кризиса в стране, но до конца не решает основные проблемы села.

Совершенно очевидно, что на современном этапе без протекционистской аграрной политики федерального центра невозможно преодолеть тенденции разрушения села и утраты продовольственной независимости страны. В услови­ях, когда природно-климатический потенциал России в 2-3 раза ниже других стран, при 12-15-кратном отставании материально-технической обеспеченности села объективно возрастает необходимость активного участия государства в функционировании сельскохозяйственного производства. Многократно эта роль повышается в нынешней ситуации, когда сельскохозяйственное производство сокращено наполовину. Между тем все перестроечные годы характеризовались тем, что в системе приоритетов государства сельское хозяйство находилось на последнем месте. Проект государственного бюджета на 2004 г. свидетельствует о сохранении этой тенденции. При общем росте доходной части бюджета на 13,4 % расходы на сельское хозяйство остаются на уровне 2003 б, а с учетом инфляции даже снижаются и составляют всего 1,1 % расходной части бюджета.

За годы реформ в экономическом и правовом смысле государство ослабло. Оно поспешно ушло из тех сфер хозяйствования, в которых как раз его роль при переходе к рыночной экономике должна возрастать. Своим отстранением от решения проблем села государство позволяет узкой группе лиц (куда входят не только аграрные олигархи, посредники, перекупщики, но и чиновники всех рангов) эксплуатировать труд крестьян, доводя их до грани нищеты, получать при этом баснословные доходы. Фактически аграрная политика государства ориенти­рована не на защиту крестьян, а на интересы этой узкой группы лиц, экономичес­ки узурпировавших село. Достаточно сказать, что удельный вес цены зерна, реализуемого хозяйствами, в розничной цене хлеба составляет всего 14-15%, остальное "накручивают" переработчики, многочисленные посредники и торгов­ля. Пострадавшими сторонами оказываются не только сельскохозяйственные товаропроизводители, но и государство в целом - от недополучения налогов, так как "теневой" оборот зерна составляет не менее 20% его товарной части.

Первоочередной задачей, требующей государственного решения, является финансовое оздоровление хозяйств. На первом этапе надо решить вопрос с долга­ми сельскохозяйственных товаропроизводителей, которые возникли не по их вине, а по вине государственных органов, допустивших огромный диспаритет цен. Хозяйства не смогут рассчитаться по долгам не только в ближайшей, но и в среднеотдаленной перспективе. Принятое решение о списании штрафов и пени практически ничего не решает, так как касается только незначительной (15%) части общей задолженности хозяйств. Ускорить процесс финансового оздоровле­ния хозяйств могло бы заключение на федеральном уровне соглашения о рест­руктуризации задолженности с главными кредиторами хозяйств - РАО ЕЭС и Газпромом, а также освобождение хозяйств от затрат на содержание объектов социальной и инженерной инфраструктуры.

Важнейшей задачей является государственное регулирование цен на минераль­ные удобрения и горючесмазочные материалы, поставляемые селу. По этим ресурсам наша страна занимает ведущее положение в мире, экспортируя их в больших количествах в зарубежные страны. Но внутренние цены именно на эти ресурсы выросли за годы реформ в гораздо большей степени, чем на другие ресур­сы, поставляемые селу. Необходимо введение предельных цен на горючесмазоч­ные материалы, отражающих реальные затраты на их производство и реализа­цию, а не обеспечивающих получение максимальной прибыли коммерческими структурами, монополизировавшими нефтяной рынок. По минеральным удобре­ниям необходимо увеличить дотации на их приобретение сельскохозяйственны­ми товаропроизводителями хотя бы до дореформенного уровня (30-40% цены).

Ежегодно в авральном порядке принимаются решения об оказании помощи селу в проведении весенне-полевых и осенне-уборочных работ. Надо ускорить принятие базового закона о сельском хозяйстве, в котором должны быть зафик­сированы механизмы финансовой поддержки села, правила распределения бюджетных средств, порядок налогообложения, меры защиты отечественных сельскохозяйственных товаропроизводителей от чрезмерной импортной продук­ции, система регулирования цен и др. Закон должен создать условия для повыше­ния устойчивости функционирования АПК, конкурентоспособности отечест­венной сельскохозяйственной продукции на национальном и мировом рынках, доходности сельскохозяйственных товаропроизводителей, уровня продоволь­ственной безопасности страны.

Принятие такого закона не противоречит рыночной экономике а, наоборот, создает условия для ее развития. Об этом свидетельствует опыт США1, где вот уже 70 лет свободные фермеры работают в условиях государственного регулирования. Первый сельскохозяйственный закон, положивший начало государственному регулированию и практически выведший американское фермерство из глубочай­шего кризиса периода Великой депрессии, появился в 1933 г. В 2003 г. принят новый, 22-й закон о сельском хозяйстве, который будет действовать до 2011 г.

Формы государственного регулирования в США многообразны и охватыва­ют все стороны жизни фермеров и американского агропромышленного комплек­са. В 1993 г. были опубликованы результаты исследований американских ученых о 101 виде программ и механизмов государственного регулирования фермерского хозяйства страны. В один из наиболее сложных периодов жизни американских фермеров (1984-1988 гг.) среднегодовой объем государственной помощи им составил почти 29 млрд. долл., а в 1986 г. - почти 35 млрд. долл., что достигло 34,2% стоимости реализованной продукции. В этой сумме 13,7 млрд. долл. приходилось на различные формы поддержки доходов фермеров; 13,6 млрд. - на поддержание выгодных цен; 3,4 млрд. - на помощь в приобретении материально-технических ресурсов; по 1 млрд. - на помощь в реализации продукции, строительстве объек­тов инфраструктуры и пр. Прямые издержки государственного бюджета на под­держание доходов фермеров изменялись по годам и в 1995 г. составили 7 млрд. долл. С1990 г. сельскохозяйственными законами предусматривалось постепенное уменьшение правительственных расходов на аграрные программы и всемерное стимулирование экспорта американских сельскохозяйственных продуктов. Сви­детельством этого является лоббирование продвижения "ножек Буша" на рос­сийский рынок не только правительством, но и непосредственно президентом США. Новый закон 2003 г. опять значительно увеличил государственную подде­ржку фермеров: общие расходы до 2011 г. составят 182,8 млрд. долл., что на 80,1 млрд. (78%) больше, чем по ранее действовавшему закону 1996-2003 гг. Средства, выделяемые на поддержку цен, увеличены более чем в 2 раза.

Сельскохозяйственное производство в странах ЕС также функционирует в основном при огромной государственной поддержке, которая являет собой обязательный и безусловный элемент государственной политики ведущих дер­жав. Сельскохозяйственное производство в этих странах дотируется на 40-50%, кроме того, выделяются дополнительные дотации для осуществления экспорта.

В нашей стране субсидирование сельскохозяйственного производства ежегодно снижается и составило в 2002 г. всего 4,7% суммы выручки от реализа­ции сельскохозяйственной продукции, что почти вдвое меньше (9,1%) уровня 1998 г. Сельское хозяйство, в силу его специфических особенностей, не является самодостаточной отраслью и не может развиваться на принципах самофинанси­рования и самоокупаемости. Поэтому во всех развитых странах проводится активная политика аграрного протекционизма и всемерной поддержки сельско­хозяйственных товаропроизводителей путем субсидий, дотаций, целевых программ, налоговых и кредитных льгот и др.

Рынок сельскохозяйственной продукции из-за низкой эластичности спроса и предложения и высокой эластичности цен также не является самодостаточным и нуждается в регулировании. Особенно это проявлялось на зерновом рынке в 2002 г. Важнейшим инструментом регулирования цен на аграрном рынке всех развитых стран являются государственные закупочные и товарные интервенции, но они у нас проводятся в небольших объемах (2-4 млн. т зерна) и ежегодно с большим опозданием (в октябре-ноябре вместо июля-августа), что не улучшает финансового положения хозяйств.

Недостаточными являются объемы закупок сельскохозяйственной продук­ции для государственных нужд как на федеральном, так и на региональном уров­нях. Совершенно несостоятельной, не отвечающей интересам отечественного сельскохозяйственного производства, является таможенно-тарифная политика в сфере АПК.

В странах ЕС цены регулируются государством более чем на 270 видов продукции сельского хозяйства. У нас же нет регулирования даже на основные виды продукции - зерно, мясо, молоко. В результате провальной аграрной политики государства наша страна, располагая 10% пашни мира (половина из которых представлена черноземами) и лишь 2,5% населения мира, завозит из других стран 43% всего продовольствия, и этот показатель продолжает расти. Если 15 лет назад по производству продуктов питания Россия занимала 7-е место в мире, теперь - 70-е.

В течение 2000-2002 гг. доля импорта на рынке свинины выросла с 24 до более чем 40%, сыра и творога - с 12 до 23, говядины - с 23 до 30%. Только за первый квартал 2003 г. импорт продовольствия увеличился еще на 16%, в том числе масла сливочного - на 30%, сыров - на 40%. Это происходит в основном потому, что западные фермеры, получая существенную поддержку от своих правительств, в целях завоевания огромного российского рынка продают свою продукцию по демпинговым ценам, применяя при этом недобросовестные методы конкуренции.

Именно сейчас в России наблюдается интенсивный рост импортных поставок сельскохозяйственных продуктов по демпинговым ценам. Это дает возможность российским фирмам-импортерам и покровительствующим им государственным чиновникам получать от импортных поставок продовольствия огромные доходы.

Ради получения и в будущем таких доходов делается все, чтобы затормозить принятие законов, способствующих развитию отечественного сельскохозяй­ственного производства, довести до минимума государствен-ную (и на федераль­ном, и на региональном уровнях) поддержку села.

Необходимо сократить государственные расходы на содержание бюрократи­ческого аппарата, на администрирование в экономике, порождающее коррумпи­рованность государственных чиновников всех уровней и рангов.

Пополнение бюджета надо делать за счет разумного увеличения налогов на сверхдоходы богатых. Самый же главный источник пополнения бюджета (а также Пенсионного фонда) - сбор налогов со всего фонда оплаты труда, а не с незначи­тельной его части, проходящей по официальной отчетности, в то время как основная часть "выплачивается в конвертах", т. е. остается в тени. Это общеизве­стный и никем не оспариваемый факт, но налоговые службы продолжают не замечать его. При таком способе уплаты и сбора налогов бюджет не может быть полным.

Страна наращивает золотовалютные резервы, создает стабилизационный фонд, но не находит средств на развитие отечественного, в том числе и сельско­хозяйственного производства. Эти резервы создаются на "черный день", который наступит, когда снизятся мировые цены на нефть. Но если надеяться только на эти резервы, они быстро будут растрачены и что тогда? Надо не копить запасы, а вкладывать ресурсы в развитие отечественного производства, прежде всего в те его отрасли, которые смогут обеспечить прорыв в развитии страны.

Применительно к сельскохозяйственному производству таким прорывом могло бы стать всемерное развитие сельскохозяйственной кооперации, эффективность которой доказана более чем вековым опытом ведения сельскохо­зяйственного производства, в том числе и дореволюционной России. Сельскохо­зяйственная кооперация является наиболее эффективной формой взаимопомо­щи, взаимоподдержки крестьянских хозяйств, позволяющей в общих интересах объединять материальные, трудовые и финансовые ресурсы для создания альтернативных рыночных структур по обслуживанию крестьян, ликвидировать монополизм в производственном и агрохимическом обслуживании.

За рубежом фермеры в одиночку не работают, кооперативные формы деятельности составляют там неотъемлемую часть хозяйственной жизни. Боль­шинство фермеров являются членами не одного, а 2-3 и более кооперативов - снабженческих, сбытовых, кредитных и др. Западные фермеры имеют двойную защиту - государственную и кооперативную. Наши же крестьяне, понесшие за годы реформ колоссальные потери, фактически лишившиеся государственной поддержки, вынуждены выживать поодиночке, конкурируя с западными ферме­рами, продукция которых заполнила российский рынок.

Между тем Россия имеет собственный опыт развития сельскохозяйственный кооперации. Начав позднее других стран, уже к началу первой мировой войны Россия считалась одной из ведущих стран мира по развитию сельскохозяйствен­ной кооперации. Особое развитие получили закупочные, кредитные и ссудо-сберегательные товарищества, товарищества по коллективному пользованию машинами и орудиями сельскохозяйственного труда, кооперативы по переработ­ке сельскохозяйственного сырья. Сложились и успешно функционировали все известные в мировой практике виды и формы кооперативной деятельности. Характерно, что два кратких периода бурного развития сельскохозяйственной кооперации в России приходились на периоды интенсивного оживления рыноч­ных отношений в стране.

Сегодня, с возрождением рыночной экономики, необходимо осознание того факта, что принципы и ценности кооперативной демократии способны внести весомый вклад в решение экономических и социальных проблем страны. В России созрели условия для нового, третьего "кооперативного прорыва", который мог бы органично войти в комплекс экономических реформ.

Для развития кооперативного движения имеется широкая социальная база: более 260 тыс. крестьянских (фермерских) хозяйств, около 20 тыс. мелких и сред­них сельскохозяйственных предприятий, 15 млн. хозяйств населения, половина которых занимается производством товарной продукции. Для абсолютного боль­шинства сельскохозяйственных товаропроизводителей большой проблемой сдерживающей их развитие, является отсутствие менеджеров, способных заниматься маркетингом и сбытом продукции. Перекупщики вместе с крими­нальными структурами и коррумпированными чиновниками не допускают товаропроизводителей на потребительский рынок, скупают продукцию по мини­мальным ценам и получают львиную долю доходов от реализации ее потребите­лям по взвинченным ценам (например, итоги 2002 г., когда цены на зерно для сельскохозяйственных товаропроизводителей снизились по сравнению с преды­дущим годом почти вдвое, а розничные цены на хлеб возросли).

Отсутствие у товаропроизводителей собственных потребительских коопера­тивов приводит к тому, что им достается всего 15-25% выручки от реализации готового продукта, остальное получают перерабатывающие и торговые предпри­ятия вместе с армией посредников - перекупщиков и чиновников всех рангов, которые не заинтересованы в развитии сельской кооперации и всеми возможны­ми способами препятствуют этому процессу.

Сельскохозяйственная кооперация, охватывающая производство, перера­ботку, реализацию продукции, снабженческо-заготовительную и кредитную сферы, могла бы стать конкурентом таким посредникам. Это вернуло бы сельско­му хозяйству его доходы, снизило бы розничные цены. Кооперация зарождается и развивается "снизу", на добровольной основе, но условия для ее развития долж­но обеспечить государство.

На Западе сельскохозяйственные кооперативы получают большую государ­ственную поддержку (льготное кредитование, снижение налогообложения, поддержка при создании стартового капитала и др.). Это необходимо и нашим хозяйствам, поскольку в нынешних условиях для создания и успешного функци­онирования кооперативов собственных ресурсов и возможностей у них практи­чески нет. Без существенной стартовой поддержки эту проблему решить нельзя. Об этом свидетельствует опыт возрождения машинно-технологических станций, большинство из которых, в отсутствие государственной поддержки, не только не стало локомотивами технического переоснащения сёла, но и фактически прек­ратило свою деятельность, приобретя землю и превратившись, по существу, в обычные сельскохозяйственные предприятия.

Сельскохозяйственная кооперация должна стать важным социальным секто­ром экономики, фактором экономического роста, формой социальной защиты населения. Целесообразно разработать государственную программу поддержки кооперации, систему льготного налогообложения и кредитования кооперативов, систему стартовой поддержки при создании кооперативов, подготовки и переподготовки кадров для работы в кооперативах, развития сети информаци­онно-консультационных центров по оказанию помощи в создании и функциони­ровании кооперативов.



Сельское хозяйство это мощный недооцененный источник экономического роста страны. Подъем сельского хозяйства должен стать одним их приоритетов государственной политики страны. Это обусловлено тем, что сильная армия и продовольственная независимость являются составляющими национальной безопасности страны.

1 Черняков Б. А. Американское фермерство: XXI век: - М.: Художественная литература, 2002.



База данных защищена авторским правом ©ekonoom.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница