Специфика расследования преступлений




страница1/4
Дата30.04.2016
Размер1.05 Mb.
  1   2   3   4
Источник публикации

Подготовлен для публикации в системах КонсультантПлюс

Автор

ДАНИЛОВА С.

Примечание к документу

Материал подготовлен с использованием правовых актов по состоянию на 01.11.2006.

Текст документа
СПЕЦИФИКА РАССЛЕДОВАНИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЙ,

ПРЕДУСМОТРЕННЫХ СТ. 177 УК РФ
Материал подготовлен с использованием правовых актов

по состоянию на 1 ноября 2006 года
С. ДАНИЛОВА
Данилова С., кандидат юридических наук, доцент.
Несмотря на то, что расследование преступлений, предусмотренных ст. 177 УК РФ, относится к подследственности органов дознания, на практике в большинстве случаев досудебное производство по ним осуществляют следователи. Основными причинами этого являются: с одной стороны - срок дознания, которого даже при продлении явно недостаточно для того, чтобы всесторонне, объективно и полно установить все фактические обстоятельства дела, с другой - возбуждение следователями уголовных дел о преступлениях, которые относятся к их подследственности и которые нередко предшествуют выявлению признаков преступления, предусмотренного ст. 177 УК РФ.

Так, например, уголовное дело N 179138, направленное в суд из СУ СВАО г. Москвы, изначально было возбуждено по ч. 1 ст. 199 (Уклонение от уплаты налогов с организаций), а также ст. 199.2 УК РФ (Сокрытие денежных средств либо имущества организации или индивидуального предпринимателя, за счет которых должно производиться взыскание налогов и (или) сборов) <1>. Таким образом, в настоящее время расследование преступлений, предусмотренных ст. 177 УК РФ, осуществляется в основном в форме предварительного следствия.

--------------------------------

<1> См.: Архив Бабушкинского районного суда г. Москвы. 2005 г.
Как показала практика, основными следственными действиями, производимыми в связи с необходимостью получения доказательственной информации по уголовным делам о злостном уклонении от погашения кредиторской задолженности, являются: допросы подозреваемого (обвиняемого), потерпевшего, свидетеля; выемка, обыск, осмотр предметов и документов, производство судебной экспертизы.

Допрос. Центральное место в расследовании преступлений, предусмотренных ст. 177 УК РФ, занимает допрос подозреваемого (обвиняемого), потерпевших и свидетелей.

Допрос подозреваемого (обвиняемого) производится по общим правилам допроса за исключением той специфики, которая характерна для уголовных дел о преступлениях, связанных со злостным уклонением от погашения кредиторской задолженности.

В тактическом отношении он состоит из нескольких этапов: подготовительного, рабочего и заключительного.

На подготовительном этапе особое внимание должно быть уделено:

- изучению доказательственной информации, которой располагает дознаватель (следователь) на момент возникновения необходимости в производстве указанного следственного действия, в том числе и относящейся к личности допрашиваемого;

- выбору тактики поведения при допросе, в том числе определению доказательств, которые могут быть использованы в случае необходимости разоблачения ложных показаний подозреваемого (обвиняемого);

- формулированию как основных, так и дополнительных вопросов, которые предположительно могут возникнуть в ходе допроса;

- решению организационных вопросов (выбору времени и места допроса, подготовке технических средств фиксации, организации явки иных участников данного следственного действия, например, переводчика, защитника, специалиста).

Среди основных вопросов, подлежащих выяснению при допросе подозреваемого (обвиняемого), можно указать следующие:

1. С какого и по какой периоды допрашиваемый занимает ту или иную должность?

2. На основании каких документов осуществлял или осуществляет свою деятельность и что входило или входит в круг его обязанностей, в частности, входило ли в его обязанности подписание договоров, в том числе кредитных? Если занимаемая должность была номинальной, то кто фактически исполнял его обязанности, а также кто может подтвердить эту информацию?

3. На какую сумму и в какой организации (у какого физического лица) был взят кредит и к какому сроку должен был быть погашенным? Имела ли место пролонгация кредитного договора?

Кто являлся контрагентом по заключенным договорам, какие обязательства по нему не были выполнены виновной стороной, какова сумма задолженности?

4. Связывались ли с допрашиваемым представители кредитора по поводу выплаты долга, до того как ими было принято решение об обращении в суд с иском? Если да, то каким образом и с какой периодичностью? К какому соглашению в результате пришли?

5. Кто участвовал (представлял интересы организации) в судебных заседаниях по факту невозвращения кредиторской задолженности?

6. Знал ли допрашиваемый о решении арбитражного суда, суда общей юрисдикции? Обращался ли к нему судебный пристав? Если да, то предпринял ли допрашиваемый в связи с этим какие-либо меры, направленные на погашение кредиторской задолженности? Если нет, то почему?

7. Имел ли он реальную возможность погасить кредиторскую задолженность в полном объеме или частично?

8. Поручал ли кому-либо осуществлять погашение задолженности? Если да, то кому именно и может ли подтвердить это документально (например, предоставить доверенность на имя лица, которое должно было расплатиться с кредиторами)?

На рабочем этапе допроса могут возникнуть следующие ситуации:

- подозреваемый (обвиняемый) идет на контакт и дает признательные показания в полном объеме;

- подозреваемый (обвиняемый) идет на контакт, но предоставляет дознавателю (следователю) лишь часть информации, относящейся к делу;

- подозреваемый (обвиняемый) идет на контакт, но дает ложные показания;

- подозреваемый (обвиняемый) не идет на контакт с дознавателем (следователем), отказывается от дачи показаний.

Первая ситуация характеризуется как благоприятная, в связи с чем дознавателю (следователю) надлежит лишь наиболее максимально отразить в протоколе ту информацию, которая имеет отношение к уголовному делу.

Вторая ситуация также относится к разряду благоприятных, однако в ней наличествует момент, связанный с тем, что подозреваемый (обвиняемый) частично признается в совершенном преступлении и потому умалчивает о некоторых обстоятельствах дела.

Исходя из этого, дознавателю (следователю) надлежит приложить максимум усилий, чтобы указанная ситуация переросла в наиболее благоприятную. Это возможно путем демонстрации частичной осведомленности дознавателя (следователя) о тех фактах, которые, по мнению допрашиваемого, должны остаться неизвестными для правоохранительных органов, а также при помощи убеждения подозреваемого (обвиняемого) в том, что сокрытие такой информации нецелесообразно и бесполезно, так как о ней с течением времени все равно станет известно.

Две последующие ситуации характеризуются как неблагоприятные, так как в них в яркой или, наоборот, завуалированной (скрытой) форме присутствует конфликт.

В третьей ситуации, т.е. когда подозреваемый (обвиняемый) идет на контакт, но дает ложные показания, дознаватель (следователь) может использовать тактические приемы, характерные для второй ситуации, а именно демонстрацию и убеждение, но в более ярко выраженной форме. Более того, в данном случае внимание допрашивающего максимально должно быть сосредоточено на особенностях поведения допрашиваемого при допросе, его оговорках, противоречивости собственных показаний, а также детальной фиксации всей этой информации в протоколе, в том числе и сведений, сообщаемых подозреваемым (обвиняемым) при ответах на дополнительные вопросы. В связи с этим большое значение приобретают технические средства фиксации доказательственной информации (аудио- и видеозапись), позволяющие более полно и подробно запечатлеть указанные моменты.

К числу дополнительных вопросов, которые могут возникнуть по ходу допроса в этой ситуации, можно отнести следующие:

1. Если допрашиваемый утверждает, что его почерк и подписи подделали, выяснить, кто, по его мнению, мог это сделать? При этом по окончании допроса у подозреваемого (обвиняемого) следует изъять образцы почерка и подписи в качестве образцов для сравнительного исследования с целью назначения впоследствии почерковедческой экспертизы.

Если подозреваемый (обвиняемый) заявляет, что печать, удостоверяющая договоры, имеющие отношение к делу, также не принадлежит его организации, необходимо последующее производство технико-криминалистического исследования документов с целью проверки данного факта.

2. Если допрашиваемый выдвигает алиби, заявляя, что не мог подписать соответствующие документы, наряду с вышеуказанным надлежит также максимально подробно отобразить время и место нахождения его на тот момент, когда подписывались соответствующие документы о получении кредита, а также выяснить, кто может подтвердить его алиби.

3. При наличии в материалах дела информации о том, что обвиняемый обращался в организации или к физическим лицам, задолжавшим ему определенную сумму денег, с просьбой о перечислении этого долга по его распорядительным письмам в адрес третьих лиц (его кредиторов), выяснить: когда и к кому именно обращался обвиняемый с указанной просьбой; кто (лично он или доверенное лицо) составлял и подписывал распорядительные письма (последние подлежат впоследствии изъятию для приобщения к материалам уголовного дела); какая сумма в результате была перечислена на счета его кредиторов и в какой степени она погашала его долг (полностью или частично); совершал ли он еще какие-либо сделки по отчуждению имущества?

Поскольку понятие и содержание злостного уклонения в законе не раскрывается, такой признак объективной стороны состава преступления, как злостность, устанавливается судом исходя из всех обстоятельств совершенного преступления. В этой связи дознавателю (следователю) особое внимание в ходе допроса следует уделять выяснению вопросов относительно причин уклонения допрашиваемого от встречи с кредиторами, создания препятствий к обеспечению возможности взыскания кредиторской задолженности, а также оказания незаконного воздействия на кредитора, если в материалах уголовного дела имеется соответствующая информация.

Указанный перечень вопросов не является исчерпывающим, поэтому, если в процессе допроса выясняются обстоятельства, нуждающиеся в конкретизации, задача дознавателя (следователя) состоит в грамотной постановке уточняющих вопросов и наиболее четкой и полной фиксации ответов на них в протоколе следственного действия.

В ряде случаев на допрос целесообразно пригласить специалиста или эксперта, которые вправе с разрешения дознавателя (следователя) задавать вопросы, относящиеся к предмету специальных исследований или судебной экспертизы.

При наличии четвертой ситуации, имеющей ярко выраженный конфликтный характер, подозреваемый, обвиняемый, как правило, отказываются давать какие-либо показания. В результате, поскольку согласно ст. 51 Конституции Российской Федерации, а также ст. 46, 47 УПК РФ дача показаний для указанных участников уголовного процесса является правом, а не обязанностью, оказание какого-либо давления на них со стороны дознавателя (следователя) недопустимо. Вместе с тем в качестве рекомендации хотелось бы предложить лицам, осуществляющим допрос, в любом случае попытаться выяснить причины такого отказа, поскольку в ряде случаев последний может быть вызван тем, что, находясь в состоянии стресса, допрашиваемый не всегда способен адекватно оценить складывающуюся ситуацию и свою роль в следственном действии.

Мотивы отказа от дачи показаний так же, как и отказ подозреваемого (обвиняемого) каким-либо образом прокомментировать нежелание давать показания, обязательно должны быть отражены в протоколе допроса.

Если в производстве указанного следственного действия наряду с подозреваемым (обвиняемым) участвует также его защитник, лицо, производящее предварительное расследование, должно помнить о том, что согласно ч. 2 ст. 53 УПК РФ в рамках оказания юридической помощи своему подзащитному последний вправе давать ему краткие консультации, задавать вопросы, а также делать письменные замечания по поводу правильности и полноты записей в протоколе. При этом лицо, производящее предварительное расследование по делу, может отвести вопросы защитника, но обязано отразить их в протоколе допроса.

Допрос потерпевшего. В результате злостного уклонения от погашения кредиторской задолженности потерпевшим может быть как физическое, так и юридическое лицо. Согласно ч. 9 ст. 42 УПК РФ в случае признания потерпевшим юридического лица его права осуществляет представитель. Исходя из этого, на практике часто возникает вопрос: в качестве кого надлежит допрашивать представителя юридического лица, признанного потерпевшим (в качестве свидетеля или потерпевшего).

Анализ материалов уголовных дел показал, что практические работники разрешают эту ситуацию по-разному. Одни допрашивают представителей юридических лиц, пострадавших от преступления, в качестве свидетеля; другие - в качестве потерпевшего; третьи выбирают оба варианта решения указанной проблемы (вначале допрашивают представителя в качестве свидетеля, затем в качестве потерпевшего).

Вместе с тем все эти способы разрешения создавшейся ситуации представляются нам не вполне удачными.

Во-первых, буквальное толкование ч. 9 ст. 42 УПК РФ позволяет однозначно говорить о том, что представитель юридического лица в силу того, что он выступает от имени пострадавшей организации и обладает ее правами, не может быть допрошен в качестве свидетеля, так как не является таковым.

Во-вторых, поскольку представителем организации, пострадавшей от преступления, предусмотренного ст. 177 УК РФ, является физическое лицо, которому непосредственно не причинен никакой вред, то последний не может быть допрошен и в качестве потерпевшего.

В-третьих, разрешение обозначенной проблемы путем допроса представителя юридического лица вначале в качестве свидетеля, а затем потерпевшего приводит к необоснованному дублированию работы дознавателя (следователя).

Исходя из этого, полагаем целесообразным в бланке постановления о признании потерпевшего (приложение N 53) наряду с указанием юридического лица, которому в результате преступления был причинен вред, упомянуть также и его представителя. Например, "признать потерпевшим (наименование юридического лица) в лице его представителя (фамилия, имя, отчество доверенного лица) по уголовному делу N..." и далее по тексту.

После этого, учитывая положение ч. 3 ст. 474 УПК РФ, предусматривающей возможность внесения при необходимости в бланки процессуальных документов дополнительных граф, строк и ссылок на статьи УПК РФ, предлагаем допросить указанное лицо в качестве представителя потерпевшего в соответствии с правилами ст. 78, 187 - 190 УПК РФ, учитывая при этом положения ст. 42, 45 УПК РФ.

Перед началом допроса наряду с документами, удостоверяющими личность, у представителя юридического лица должны быть при себе документы, свидетельствующие о том, что он уполномочен представлять и защищать интересы своей организации (например, копии протокола учредительного собрания и решения акционеров о назначении на должность, устава, если интересы юридического лица представляет его генеральный директор; доверенность, если это какое-либо иное лицо, которому поручено представлять интересы организации в ходе досудебного и судебного производств по уголовному делу). Эти документы дознавателю (следователю) надлежит приобщить к материалам уголовного дела.

Допрос указанного участника уголовного судопроизводства обычно осуществляется в доверительной обстановке, поскольку он охотно идет на контакт и в большинстве случаев готов дать интересующую дознавателя (следователя) информацию. В этой связи лицу, производящему допрос, необходимо выяснить:

1. Был ли первоначально соблюден кредитной организацией претензионный порядок рассмотрения споров, закрепленный в договоре?

2. Какие документы, содержащие письменное обоснование возможности своевременного погашения задолженности, были предоставлены заемщиком?

3. Когда именно и при каких обстоятельствах впоследствии осуществлялись встречи с должником? Сохранились ли в связи с этим какие-либо материалы (записи, протоколы), в которых были бы зафиксированы его объяснения по поводу невозможности своевременного погашения кредиторской задолженности?

4. В случае неудавшейся попытки связаться с должником по заемному обязательству и урегулировать спор направлялись ли ему заказные письма (с уведомлением о вручении) с предупреждением о возможности привлечения его по причине неисполнения обязательств по договору к уголовной ответственности? Если да, то по какому адресу (указанному должником в договоре или иному адресу, ставшему известным кредитору из дополнительных источников) эти письма были отправлены?

5. Обращалась ли кредитная организация к гарантам либо поручителям должника при наличии таковых? Если да, то каковы результаты такого обращения? Предпринимались ли кредитором попытки взыскания заемного имущества или денежных средств с поручителя в судебном порядке?

6. Если обязательство обеспечивалось залогом, то в чем он выражался, каков его размер и местонахождение? Предпринимались ли кредитором попытки обращения взыскания на заложенное имущество должника? В случае невозможности обращения взыскания на заложенное имущество дознаватель (следователь) обязан выяснить, где находится акт, свидетельствующий о том, что данного имущества в обусловленном договором месте нет либо там находится иное имущество, нежели предусмотренное в договоре? Указанный акт является документом, удостоверяющим факт реализации заложенного имущества без получения согласия залогодержателя, что является грубым нарушением договора о залоге. Данный акт обязательно должен быть приобщен к материалам уголовного дела.

7. Оказывал ли должник в связи с выдвижением требований о погашении кредиторской задолженности какое-либо давление на кредитора, если да, то в чем оно выражалось?

В ходе допроса могут возникнуть и другие вопросы, относящиеся к обстоятельствам дела. При этом важно помнить о том, что в данном случае допрашиваемый обязан ответить на них, поскольку дача показаний для него в отличие от подозреваемого (обвиняемого) - не право, а установленная законом обязанность.

Допрос свидетеля. В качестве свидетелей об обстоятельствах преступления, предусмотренного ст. 177 УК РФ, могут быть допрошены: поручители, залогодатели, поскольку при заключении кредитных договоров в большинстве случаев заключаются договоры, гарантирующие возврат кредита; работники организации должника, работники организации кредитора; представители организаций, которым направлялись распорядительные письма о перечислении денежных средств на счета организаций - кредиторов обвиняемого; иные лица, обладающие той или иной информацией, имеющей отношение к делу.

Особое значение в данном случае имеет допрос в качестве свидетелей работников юридического и кредитного отделов банка, которые ответственны за обоснованность выдачи кредита. Именно они осуществляют юридическое сопровождение кредитных отношений и отслеживают финансовое состояние заемщика. В связи с этим дознавателю (следователю) при допросе указанных лиц надлежит выяснить следующие вопросы:

- когда именно заемщик получал кредит и на какую сумму?

- заключались ли наряду с кредитным договором какие-либо договоры, гарантирующие возврат кредита, если да, то какие именно (договор залога, договор поручительства, другие договоры)?

- под какие проценты выдавался кредит и в какой срок должен был быть погашен?

- какова на данный момент общая сумма задолженности?

- оговаривались ли в договоре права и обязанности сторон в случае невозможности погашения кредита в установленный срок и возможности его продления на определенных условиях?

При допросе работников кредитного отдела важно установить:

- кто именно отслеживал финансовое состояние заемщика на предмет его кредитоспособности?

- каким образом это происходило?

- какова длительность отношений между кредитором и должником? Заключались ли ранее между ними договоры и исполнялись ли они должником?

- если должник ранее не исполнял договорные обязательства, то чем было обусловлено заключение нового договора?

В этой связи хотелось бы отметить, что наряду со следственными действиями в рамках такого уголовного дела должны производиться и оперативно-розыскные мероприятия, направленные главным образом на установление дополнительных сведений о допрашиваемых, их образе жизни, социальных связях. Это необходимо по ряду причин, в том числе и для отработки версии о возможном преступном сговоре между заемщиком и отдельными сотрудниками банка.

Как показала практика, в последнее время в материалах уголовных дел, возбужденных по ст. 177 УК РФ, все чаще фигурируют допрошенные в качестве свидетелей оперуполномоченные и судебные приставы. И это не случайно, так как допрос указанных лиц представляет особый интерес. Это связано с тем, что оперуполномоченные, обнаружившие признаки злостного уклонения от погашения кредиторской задолженности, как правило, обладают большей информацией по сравнению с той, которая находит отражение в их рапортах или справках по результатам розыскных мероприятий.

Более того, в этом случае дознаватель (следователь) имеет возможность максимально отразить в протоколе допроса те сведения, которые, возможно, не в полном объеме были зафиксированы в объяснениях лиц, впоследствии отказавшихся от дачи показаний в качестве подозреваемого (обвиняемого) либо интерпретировавших событие преступления по-новому.

Что касается судебного пристава, то последний может дать весьма важную информацию об исполнительном производстве, возбужденном им на основании решения арбитражного суда, суда общей юрисдикции о взыскании с должника денежных средств. Так, например, допрошенный в качестве свидетеля судебный пристав может сообщить о том:

- какая работа была им проведена по установлению имущества должника?

- в какие регистрационные органы и кредитные учреждения обращался с запросами и какие ответы в результате были им получены?

- если решение арбитражного суда, суда общей юрисдикции не было исполнено, то по какой причине (ввиду отсутствия организации по месту регистрации и прежнему фактическому местонахождению, зарегистрированных прав на недвижимость, денежных средств на счетах и т.д.)?

- если решение арбитражного суда, суда общей юрисдикции было исполнено частично, то в какой его части и в какие сроки должник обязался погасить задолженность в полном объеме?

- предпринимал ли должник в подтверждение своих обещаний какие-либо действия (например, вносил определенную сумму денежных средств наличными по акту и квитанции в отдел Службы судебных приставов)?

- арестовывалось ли какое-либо имущество должника, если да, то какое именно? и т.д.

Выяснение этих обстоятельств имеет большое значение при решении дознавателем (следователем) в дальнейшем вопроса о применении в отношении обвиняемого такой меры принуждения, как наложение ареста на имущество, денежные средства, находящиеся на счетах банков и иных кредитных организаций, ценные бумаги.

Обыск и выемка. При расследовании преступлений о злостном уклонении от погашения кредиторской задолженности обыск производится, как правило, с целью изъятия предметов, документов и ценностей, которые могут иметь значение для уголовного дела. Более того, поскольку это следственное действие имеет ярко выраженный поисковый характер, его производство часто обусловлено необходимостью отыскания имущества для наложения ареста в целях обеспечения гражданского иска.

В большинстве случаев обыск по делам о преступлениях, предусмотренных ст. 177 УК РФ, производится в помещениях организаций и жилищах.

Согласно ч. 3 ст. 182 УПК РФ для производства обыска в жилище необходимо судебное решение, принимаемое в порядке, установленном ст. 165 УПК РФ. Однако в исключительных случаях (например, если это необходимо для пресечения дальнейшей преступной деятельности лица) он может быть произведен только на основании постановления дознавателя (следователя), т.е. без получения судебного решения, но с последующим уведомлением судьи и надзирающего прокурора о принятом решении.

Производство обыска в ночное время (т.е. с 22 до 6 часов по местному времени) по общему правилу недопустимо (исключение составляют случаи, не терпящие отлагательства). В связи с этим, если дознаватель (следователь) не успевает до 22 часов закончить указанное следственное действие, производство последнего должно быть приостановлено, обыскиваемое помещение опечатано и по возможности обеспечено охраной до окончания ночного времени.

В производстве обыска помимо лица, в помещении которого проводится указанное следственное действие, либо совершеннолетних членов его семьи могут принимать участие: адвокат, законный представитель подозреваемого или обвиняемого, переводчик, специалист, эксперт. Участие понятых, за рядом исключений (например, отсутствие надлежащих средств сообщения, наличие опасности для жизни и здоровья людей и т.п.), обязательно. При этом не рекомендуется приглашать в качестве таковых ближайших соседей обыскиваемого, а также лиц, знакомых с ним или между собой.

Если обыск проводится по ходатайству потерпевшего либо его представителя, последние также имеют право участвовать в производстве этого следственного действия.

Обыск в помещениях, занимаемых организациями, чаще всего производится с целью изъятия документации, которая в ряде случаев необходима ей для дальнейшей работы. Полагаем, что в такой ситуации дознаватель (следователь) вполне может ограничиться изъятием копий этих документов, но при наличии двух условий: если эти документы не являются вещественными доказательствами и если их копии будут заверены руководителями обыскиваемой организации.

В отличие от обыска, основанием производства которого является наличие достаточных данных полагать, что в каком-либо месте или у какого-либо лица, возможно, находятся предметы и документы, которые могут иметь значение для уголовного дела, выемка производится тогда, когда точно известно, какие предметы и документы подлежат изъятию, а также где и у кого они находятся. При этом сведения об этом могут быть получены дознавателем (следователем) как из процессуальных, так и непроцессуальных источников информации (материалов оперативно-розыскной деятельности).

Согласно ст. 86 УПК РФ подозреваемый, обвиняемый, а также потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители вправе собирать и представлять письменные документы и предметы для приобщения их в качестве доказательств.

Вместе с тем в УПК РФ не содержится каких-либо указаний относительно того, каким образом дознаватель (следователь) должен приобщать указанные объекты к материалам уголовного дела. В связи с этим одни ученые предлагают выносить соответствующее постановление и производить выемку предмета или документа, гарантирующую их сохранность и дающую процессуальные основания для приобщения к уголовному делу <2>. Другие считают, что в этом случае достаточно письменного заявления участника процесса, в котором содержалась бы просьба принять тот или иной предмет или документ и приобщить его к материалам уголовного дела <3>.

--------------------------------

<2> См.: Соловьев А.Б. Как организовать расследование: Учебно-методическое пособие. М.: Юрлитинформ, 2000. С. 79 - 80.

<3> См.: Кузнецов Н.П. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Под общ. ред. О.Г. Ковалева. Т. I. М.: Издательско-торговая корпорация "Дашков и К", 2005. С. 347.
На наш взгляд, пока данный пробел не устранен на законодательном уровне, вполне приемлемы оба варианта решения возникшей проблемы, однако в любом случае - после производства выемки либо принятия соответствующего заявления - должен последовать осмотр предмета, документа с тем, чтобы в дальнейшем устранить какие-либо сомнения относительно их доказательственного значения.

Для того чтобы произвести выемку в жилище или документов, содержащих информацию о вкладах и счетах в банках и иных кредитных организациях, необходимо судебное решение, так как производство такого следственного действия существенным образом затрагивает права и интересы отдельных участников уголовного процесса.

Как и при обыске, в ходе выемки дознаватель (следователь) вправе вскрывать запертые помещения, если владелец или распорядитель отказывается добровольно их открыть. Однако если при этом нужных объектов на месте не оказывается, производство выемки следует прекратить. Это связано с тем, что поисковые действия выходят за рамки этого следственного действия и характерны для обыска, проводить который можно при наличии юридических оснований, описанных выше.

Анализ материалов уголовных дел показал, что выемка является одним из наиболее распространенных следственных действий, производимых при расследовании преступлений о злостном уклонении от погашения кредиторской задолженности. Вместе с тем решения об ее производстве, на наш взгляд, не всегда обоснованны. Это связано с тем, что согласно закону производство указанного следственного действия возможно лишь при наличии информации, подтверждающей факт местонахождения интересующих дознавателя (следователя) предметов или документов. Получение же этой информации должно осуществляться, на наш взгляд, путем направления в соответствующие организации запросов (например, в регистрационные органы ГИБДД МВД России, Роскомзем, налоговые органы, в различного рода кредитные учреждения и т.д.). После получения по ним ответов, если дознаватель (следователь) сочтет необходимым произвести изъятие из указанных организаций соответствующей документации, он может принять решение о производстве выемки. В противном случае проведение указанного следственного действия будет не только незаконным, но и в ряде случаев может оказаться бесполезным, так как дознаватель (следователь), рассчитывая на положительные результаты его производства, в итоге может ничего не обнаружить.

В заключение хотелось бы отметить, что в результате таких запросов, а также производства указанных следственных действий (обыска, выемки) в материалах уголовных дел о преступлениях, предусмотренных ст. 177 УПК РФ, должна содержаться информация:

- об учредительных и регистрационных документах должника;

- о постановке его на учет в качестве налогоплательщика в налоговых органах;

- о кредитных договорах;

- о договорах, представленных в обеспечение возврата кредита (договор поручительства, договор залога, банковская гарантия и др.);

- о документах, обосновывающих возможность своевременного погашения задолженности, представленных заемщиком вместе с кредитной заявкой (технико-экономическое обоснование потребности в кредите, бухгалтерский баланс, договоры о заключенных хозяйственных сделках, свидетельства о государственной регистрации права собственности на жилые или нежилые помещения, транспортные средства и другие документы);

- о решении арбитражного суда или суда общей юрисдикции о признании лица должником по иску кредитора;

- об исполнительном листе, выданном арбитражным судом или судом общей юрисдикции;

- о постановлении судебного пристава-исполнителя о возбуждении в связи с этим исполнительного производства;

- о заказных письмах-уведомлениях должника, направленных по почте банком или врученных под расписку в адрес должника, в тексте которых указывалось на возможность привлечения лица в случае невозвращения кредита к уголовной ответственности по ст. 177 УК РФ;

- о письменных объяснениях должника с указанием причин невозвращения кредита, а также распорядительных письмах, платежных поручениях (при наличии таковых) и т.д.

Осмотр документов. Анализ материалов уголовных дел показал, что при расследовании преступлений о злостном уклонении от погашения кредиторской задолженности практически во всех случаях производится осмотр документов.

Согласно ст. 1 Федерального закона от 29 декабря 1994 г. N 77-ФЗ "Об обязательном экземпляре документов" документ - это "материальный носитель с зафиксированной на нем информацией в виде текста, звукозаписи (фонограммы), изображения или их сочетания, предназначенный для передачи во времени и пространстве в целях общественного использования и хранения" (в ред. Федерального закона от 11.02.2002 N 19-ФЗ).

Таким образом, документами являются не только письменные акты, но и материалы фото- и киносъемки, а также аудио- и видеозаписи, иные носители информации, полученные, истребованные или представленные в установленном законом порядке.

Основная сложность, возникающая на практике в связи с производством осмотра документов, заключается в необходимости разграничения предметов и вещественных доказательств. Это связано с тем, что при наличии признаков, предусмотренных ч. 1 ст. 81 УПК РФ, документы признаются вещественными доказательствами. Подобного рода разграничение имеет большое значение, поскольку направление и объем осмотра в этом случае зависит от того, является ли осматриваемый документ вещественным доказательством или нет. При этом необходимо учесть целый комплекс критериев, одним из которых является способ запечатления относящейся к делу информации. Если в документе соответствующие сведения просто излагаются, описываются, то на вещественном доказательстве они непосредственно отражаются <4>. Так, договор - это документ, договор со следами подчистки или травления - вещественное доказательство.

--------------------------------

<4> См.: Кузнецов Н.П. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Под общ. ред. А.А. Чекалина. М.: Издательство "Экзамен", 2006. С. 285.
При расследовании преступлений, предусмотренных ст. 177 УК РФ, дознаватели (следователи), как правило, имеют дело с документами, не являющимися вещественными доказательствами (в противном случае возникает вопрос о пересмотре квалификации преступления). В связи с этим при осмотре официального документа (т.е. исходящего от предприятия, учреждения или организации) особое внимание следует обращать на то, что содержание последнего должно соответствовать компетенции подписавшего его лица, а форма содержать определенный набор реквизитов (штамп, печать, подпись, номер и дату регистрации и т.д.).

Назначение и производство экспертизы.

Изучение следственной практики показало, что в ряде случаев в материалах уголовных дел о злостном уклонении от погашения кредиторской задолженности фигурируют такие документы, как акты ревизий, документальных проверок, заключения и показания специалистов, различного рода справки, например, о задолженности и т.д. При этом показания специалиста по поводу проведенного им документального исследования финансово-хозяйственной деятельности предприятия-должника зачастую не несут никакой новой информации, а целиком и полностью дублируют содержание данного им заключения.

Что же касается экспертных исследований, то, к сожалению, информация о них не всегда находит отражение в материалах уголовных дел, поскольку дознаватели (следователи) нередко полагают, что экспертиза вполне может быть заменена исследовательской деятельностью специалиста или же ее производство вообще не имеет смысла тогда, когда тот или иной банк или кредитная организация может самостоятельно предоставить справку-расчет о сумме задолженности.

Полагаем, что такая позиция не вполне обоснованна: во-первых, потому что деятельность эксперта в рамках проводимой им экспертизы и деятельность специалиста нельзя рассматривать как идентичные направления исследовательской работы; во-вторых, при назначении судебной экспертизы участники процесса имеют возможность максимально реализовать те права, которые предоставлены им уголовно-процессуальным законом; в-третьих, замена экспертного заключения справкой-расчетом также недопустима по той причине, что при производстве экспертизы эксперт действует как независимое лицо и делает выводы на основании всей совокупности собранных и предоставленных в его распоряжение материалов.

В этой связи особое значение, на наш взгляд, приобретает назначение и производство финансово-экономических экспертиз, в рамках которых используется так называемый метод встречных проверок, позволяющий на основе сопоставления полученных материалов как со стороны обвинения (кредитора), так и со стороны защиты (должника) получить ответы на следующие вопросы:

- какова сумма денежных средств, полученных заемщиком от кредитной организации (банка) по кредитному договору за определенный период времени?

- какая сумма денежных средств возвращена заемщиком в банк по кредитному договору за определенный период времени?

- если в кредитных договорах упоминается о штрафных санкциях, применяемых к должнику в случае невозвращения полученного им кредита, то перед экспертом может быть поставлен вопрос об определении суммы этих санкций на дату, интересующую дознавателя (следователя).

- какая сумма денежных средств находилась на расчетных счетах и в кассе у заемщика (на момент окончания кредитного договора)? Выяснение этого вопроса позволяет определить реальную возможность погашения кредита должником.

Помимо финансово-экономической экспертизы при расследовании преступлений, предусмотренных ст. 177 УК РФ, нередко назначается почерковедческая, поскольку подозреваемые (обвиняемые) в ходе допроса довольно часто заявляют о том, что содержащиеся в договорах или иных документах подписи им не принадлежат. Вместе с тем практика показывает, что эксперт в результате проведения такого исследования не всегда может дать заключение. Причиной тому является, как правило, ненадлежащее качество или количество представленных образцов подписи.

Указанные образцы могут быть: свободными (выполненными до возбуждения уголовного дела и не связанными с расследуемым событием), условно-свободными (выполненными после возбуждения уголовного дела, но не связанными с производством экспертизы), а также экспериментальными (исполненными в ходе расследования по делу или непосредственно в связи с назначением и производством экспертизы). Первый вид образцов почерка, а именно свободные, может быть получен при производстве таких следственных действий, как обыск или выемка. Условно-свободные образцы могут быть представлены в виде подписей, выполненных подозреваемым (обвиняемым) в ходе подписания протокола следственного действия, произведенного с его участием. Для получения экспериментальных образцов необходимо особое процессуальное действие, регламентированное ст. 202 УПК РФ ("Получение образцов для сравнительного исследования"), о чем дознаватель (следователь) выносит соответствующее постановление.

При получении образцов для сравнительного исследования важно помнить о том, что успешное решение идентификационных задач во многом обусловлено соблюдением таких требований, как сопоставимость, надлежащее качество и достаточное количество подписей.

Требование сопоставимости предполагает, что экспериментальные образцы должны соответствовать транскрипции представленной на исследование подписи.

Надлежащее качество означает, что образцы должны быть выполнены по возможности на сходной бумаге или бланке аналогичным пишущим прибором и в тех же условиях. При этом важно помнить о том, что подписи могут иметь различную транскрипцию - буквенную, безбуквенную, смешанную, причем основной ее элемент - росчерк - иногда у одного и того же лица варьирует по транскрипции в зависимости от вида подписываемого им документа <5>.

--------------------------------

<5> См.: Криминалистика: Учеб. для вузов / И.Ф. Герасимов, Л.Я. Драпкин, Е.П. Ищенко и др.; Под ред. И.Ф. Герасимова, Л.Я. Драпкина. М.: Высш. шк., 1994. С. 167.
Достаточное количество подразумевает такой объем образцов, который обеспечил бы возможность полного и всестороннего сопоставления всех элементов, содержащихся в исследуемой подписи. Поскольку официальных требований относительно необходимого количества образцов не существует, полагаем целесообразным придерживаться общих рекомендаций о том, что экспериментальных образцов подписей должно быть не менее 20 - 30. При этом дознаватель (следователь) должен следить за тем, чтобы нанесение подписей осуществлялось с определенным интервалом во времени, исключающим возможность воспроизведения исполнителем последующей подписи так же, как предыдущей.

По результатам получения образцов для сравнительного исследования в соответствии с требованиями ст. 166, 167 УПК РФ составляется протокол.

Наложение ареста на имущество и ценные бумаги весьма часто применяется дознавателями (следователями) в целях обеспечения исполнения приговора в части гражданского иска при расследовании преступлений, предусмотренных ст. 177 УК РФ.

Несмотря на то, что указанное процессуальное действие весьма подробно регламентировано ст. 115, 116 УПК РФ, на практике нередко возникают спорные моменты, которые либо не нашли своего законодательного отражения, либо сформулированы в самом общем виде и не дают однозначного ответа на тот или иной вопрос.

Так, например, круг лиц, на имущество которых может быть наложен арест, строго определен в законе. Сюда относятся: 1) подозреваемый; 2) обвиняемый; 3) лица, несущие по закону материальную ответственность за их действия; 4) другие лица, у которых находится имущество, в отношении которого имеются достаточные основания полагать, что оно получено в результате преступных действий подозреваемого, обвиняемого.

Однако УПК РФ не содержит каких-либо указаний относительно того, в каком объеме или на какую сумму должно быть арестовано имущество. В связи с этим полагаем, что при решении данного вопроса следует исходить из того, что использование такой меры уголовно-процессуального принуждения, как наложение ареста на имущество, с одной стороны, призвано обеспечить полное возмещение причиненного преступлением вреда, а с другой - имущество, подвергаемое аресту, по своей ценности должно быть эквивалентно ущербу, понесенному пострадавшим от преступления <6>.

--------------------------------

<6> См.: Шадрин В.С. Обеспечение прав личности при расследовании преступлений. М., 2000. С. 192.
Ряд проблем, возникающих при принятии решения о наложении ареста на имущество, связан также с отсутствием в законе четких предписаний относительно того, должно ли в постановлении о возбуждении ходатайства о применении данной меры процессуального принуждения, а также в постановлении суда указываться конкретное имущество, которое предполагается арестовать.

Анализ материалов уголовных дел показал, что в подавляющем большинстве постановлений дознавателей, следователей не упоминается о каком-либо конкретном имуществе, подлежащем аресту.

Исходя из буквального толкования бланков постановления о возбуждении перед судом ходатайства о наложении ареста на имущество (приложение 72 к ст. 476 УПК) и постановления судьи о наложении ареста на имущество (приложение 12 к ст. 477 УПК) можно сделать вывод о том, что в мотивированном ходатайстве о необходимости наложения ареста на имущество дознаватель, следователь обязаны указать конкретное имущество, подлежащее аресту.

Вместе с тем арест имущества чаще всего является неотложным процессуальным действием, и у дознавателя, следователя могут иметься только обоснованные предположения о нахождении имущества, подлежащего аресту, в том или ином месте. Соответственно, в своем ходатайстве перед судом они не всегда имеют возможность указать конкретный его перечень и местонахождение. Тем не менее на практике часто возникают ситуации, когда судья, ссылаясь на форму бланка, отказывает по этой причине в удовлетворении ходатайства дознавателя, следователя о наложении ареста на имущество.

Таким образом, предлагаем следующие варианты решения указанной проблемы:

1) применению рассматриваемой меры принуждения должно предшествовать получение и оценка сведений об имеющемся у подозреваемого, обвиняемого имуществе. Это позволит указать в постановлении о возбуждении перед судом ходатайства конкретное имущество, на которое может быть наложен арест;

2) поскольку имущество, полученное в результате преступных действий либо нажитое преступным путем, является вещественным доказательством, для его обнаружения и изъятия закон предусматривает производство таких следственных действий, как обыск и выемка. Арест может быть наложен на уже изъятое в результате этих действий имущество. В этом случае дознаватель, следователь в своем постановлении также могут указать конкретное имущество, подлежащее аресту, и место его нахождения;

3) в соответствии с ч. 3 ст. 165 УПК в судебном заседании при рассмотрении судьей ходатайства о наложении ареста на имущество вправе участвовать прокурор и следователь, которые могут давать объяснения по поводу заявленного ими ходатайства, в том числе и по вопросу о том, какое имущество подлежит аресту <7>.

--------------------------------

<7> См.: Власов П.Е. Расследование незаконных банкротств и неправомерных действий при банкротстве: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2004. С. 171 - 172.
Согласно ч. 8 ст. 51 Федерального закона от 21 июля 1997 г. N 119-ФЗ "Об исполнительном производстве" (в ред. Федерального закона от 27.12.2005 N 197-ФЗ) ценные бумаги являются видом имущества, требующим особого порядка наложения ареста, определяемого Правительством Российской Федерации <8>.

--------------------------------

<8> См.: Постановление Правительства РФ от 12.08.1998 N 934 "Об утверждении порядка наложения ареста на ценные бумаги".
В УПК РФ предусмотрена отдельная ст. 116, содержащая специальные правила этой процедуры.

Понятие и виды ценных бумаг нами рассматривались ранее.

Для каждого вида ценных бумаг установлены обязательные реквизиты, требования к форме и пр. Отсутствие обязательных реквизитов ценной бумаги или несоответствие ценной бумаги установленной форме влечет согласно ст. 144 ГК РФ ее ничтожность. Имеются и существенные различия при осуществлении операций с ценными бумагами, по их учету и хранению.

В соответствии с п. 1 ст. 116 УПК РФ арест налагается на ценные бумаги и сертификаты ценных бумаг.

Арест на документарные ценные бумаги налагается по месту их нахождения. Документарная форма эмиссионных ценных бумаг - это такая форма, при которой владелец устанавливается на основании оформленного надлежащим образом сертификата ценной бумаги или, в случае депонирования сертификата, на основании записи по счету депо в депозитарии.

Арест на бездокументарные ценные бумаги налагается по месту учета прав владельца этих бумаг (эмитент, депозитарий или иная специализированная организация, имеющая соответствующее разрешение). Бездокументарные ценные бумаги (эмиссия, переход прав и т.п.) фиксируются с помощью средств электронно-вычислительной техники, причем лицо, осуществившее фиксацию права в бездокументарной форме, обязано по требованию обладателя права выдать ему документ, свидетельствующий о закрепленном праве.

Субъекты, в производстве которых находится уголовное дело (дознаватель, следователь), могут затребовать в установленном порядке сведения о закрепленном праве по ценным бумагам (как документарным, так и бездокументарным). Такие сведения могут быть необходимы при решении вопроса о наложении ареста на имущество обвиняемого, в том числе на ценные бумаги, а также при решении судом вопроса о возмещении вреда, причиненного преступлением. Источником получения необходимой информации выступают профессиональные участники рынка ценных бумаг, эмитенты.

Наложение ареста на ценные бумаги состоит в запрете, адресованном собственнику или владельцу ценной бумаги, распоряжаться, а при необходимости и пользоваться ею, а также в ряде случаев в изъятии ценной бумаги и передаче ее на хранение.

Поскольку наложение ареста представляет собой ограничение прав собственника (владельца) ценных бумаг, оно должно официально фиксироваться лицом, которое совершает записи прав. Такое лицо несет ответственность за сохранность официальных записей, обеспечение их конфиденциальности, представление правильных сведений, совершение официальных записей о проведенных операциях (ст. 149 ГК РФ).

Наложение ареста на ценные бумаги производится с соблюдением особых правил фиксации в протоколе индивидуальных признаков ценных бумаг и сведений о них, перечисленных в п. 1 - 5 ч. 3 ст. 116 УПК РФ. Бланк протокола наложения ареста на ценные бумаги приведен в приложении 75 ст. 476 УПК РФ.

В протоколе о наложение ареста на ценные бумаги указывается:

1) общее количество ценных бумаг, на которые наложен арест, их вид, категория (тип) или серия; 2) номинальная стоимость; 3) государственный регистрационный номер; 4) сведения об эмитенте или о лицах, выдавших ценные бумаги либо осуществивших учет прав владельца ценных бумаг, а также о месте производства учета; 5) сведения о документе, удостоверяющем право собственности на ценные бумаги, на которые наложен арест.

Однако данный перечень не является обязательным, поскольку, например, в сертификатах ценных бумаг или в ценных бумагах на предъявителя могут содержаться не все указанные сведения, и поэтому их невозможно отразить в протоколе. По ценным бумагам на предъявителя может не быть никаких документов, подтверждающих право собственности на них, поскольку в гражданском законодательстве право собственности презюмируется по факту владения ценной бумагой. Это означает, что обладание ценной бумагой легитимирует (предполагает) владельца в качестве субъекта прав по ценной бумаге. Дополнительные сведения, касающиеся векселя, чека, складского свидетельства и ценных бумаг на предъявителя, можно получить от лиц, выдавших (эмитировавших) эти бумаги.

В протоколе предусмотрено указание только номинальной стоимости ценной бумаги. Однако если арест наложен в целях возмещения вреда, причиненного преступлением, и на момент составления протокола есть данные о рыночной (курсовой) цене арестованных ценных бумаг (например, биржевые котировки данного вида ценных бумаг, сведения о курсовой цене брокерской фирмы), то эти сведения и их источник тоже необходимо указать в протоколе с приобщением их к материалам уголовного дела.

Рыночная цена арестованных ценных бумаг может существенно измениться к моменту окончания предварительного расследования, что повлечет необходимость ее уточнения.

В числе документов, удостоверяющих право собственности на ценные бумаги, можно указать непосредственно саму ценную бумагу, если в ней (на ней) непосредственно обозначен владелец, выписку из реестра владельцев ценных бумаг, выписку из реестра учета прав владельцев ценных бумаг, договор о приобретении ценных бумаг, выписку со счета депо в депозитарии, выписку с лицевого счета брокерской компании и др.

В результате наложения ареста на ценные бумаги обвиняемый (подозреваемый) лишается возможности распорядиться ценной бумагой. Арест на неэмиссионные ценные бумаги (векселя, чеки, сберегательные книжки, аккредитивы, коносаменты) означает запрет собственнику или владельцу ценной бумаги не только распоряжаться, но и пользоваться ею, и, как правило, влечет изъятие ценной бумаги и передачу ее на хранение.

Арест, налагаемый на эмиссионные ценные бумаги, обычно распространяется только на часть выпуска данного вида ценных бумаг и не влечет запрета для эмитента по совершению действий по их погашению, выплате по ним доходов, их конвертации или обмену на иные ценные бумаги, если такие действия предусмотрены или не запрещены условиями выпуска арестованных ценных бумаг.

В результате может сложиться ситуация, когда в отношении ценных бумаг, на которые наложен арест, подошел срок их предъявления к оплате, погашения, выплаты по ним доходов (дивиденд, купонный доход), принято решение об их конвертации, обмене или иных действиях, не связанных с отчуждением этих ценных бумаг. Для уяснения сути предстоящих операций, особенностей их производства и возможных последствиях необходимо получить консультацию у специалиста по рынку ценных бумаг.

По арестованным ценным бумагам, которые находятся на хранении у профессиональных участников процесса, соответствующие действия осуществляются ими в обычном порядке, но только с разрешения лица, проводящего дознание или предварительное следствие. При этом дознаватель (следователь) в целях исключения совершения действий, направленных на умышленное уменьшение стоимости арестованного имущества, должен обязать лицо, у которого ценные бумаги находятся на хранении, сообщать о предстоящих операциях с ними. При определенных условиях дознаватель (следователь) вправе не согласиться с их осуществлением. Информация об операциях, произведенных с ценными бумагами, должна быть отражена в материалах уголовного дела с приобщением необходимых документов.






Источник публикации

"Банковское право", 2006, N 2

Автор

ГЕРАСИМОВА Н.Р.

Примечание к документу
Текст документа
  1   2   3   4


База данных защищена авторским правом ©ekonoom.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница