Социальная политика




страница14/16
Дата09.05.2016
Размер3.87 Mb.
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   16

7.3 Политика доходов и реформа оплаты труда
Очевидная необходимость повышения уровня и качества жизни становится доминирующим требованием развития Российского государства. Для решения этой задачи необходимо обеспечить практическую реализацию минимальных социальных гарантий; поддержание и подъем уровня жизни; сдерживание инфляции; уменьшение дифференциации доходов населения; стимулирование потребительского рынка «средних слоев» населения; стимулирование развития рынка жилья; поддержку отечественных товаропроизводителей в области потребительских продуктов и услуг; повышение реальной цены рабочей силы. Поэтому новые условия, характеризующиеся началом выхода из системного кризиса и созданием предпосылок экономического роста, требуют иного подхода к формированию государственной политики в области труда и заработной платы. Это объясняется тем, что основой общественного распределения как главной социальной функции государства и более широко социально-экономического развития является присвоение, распределение и использование результатов труда. Отношение труда и капитала является исходной точкой экономической и социальной политики государства.

Для того чтобы осуществить переход к социальному государству, необходимо добиться решительного улучшения ситуации в социальной трудовой сфере с тем, чтобы обеспечить увеличение реальных доходов граждан, защиту и поддержание основных видов доходов, сократить масштабы бедности. При этом решающее воздействие на денежные доходы населения должны оказывать трудовые факторы. Именно они позволяют стабилизировать потребительский спрос, стимулировать процесс оздоровления экономики.

Оплата труда должна выступать как основной фактор в системе доходов, источник социальных выплат и регулятор покупательной способности людей, определяющий совокупный спрос. Таким образом, система и уровень оплаты труда самым существенным образом влияют на социальную и экономическую политику государства, предопределяя вектор его развития.

Заработная плата должна являться неотъемлемым элементом социально-экономической политики государства, главным источником повышения благосостояния работника, основным средством побуждения членов общества к высокопроизводительному и качественному труду. В этой связи, особое значение имеют: государственное регулирование систем оплаты труда, восстановление стимулирующей функции заработной платы, повышение фонда оплаты труда в валовом внутреннем продукте (ВВП) и денежных доходах населения, предотвращение скрытых форм оплаты труда и обеспечение полного учета выплачиваемой заработной платы.

Для решения перечисленных проблем, обеспечения достойного уровня жизни работнику и его семье в числе первоочередных задач необходимо обеспечить рост реальной заработной платы, резко поднять уровень государственных минимальных гарантий в оплате труда, восстановить стимулирующую роль заработной платы, повысив ее долю в доходах населения, способствовать внедрению эффективных форм и систем оплаты труда, разработать государственную систему организации нормирования труда, развивать социальное партнерство как ключевое направление социальной политики государства в условиях перехода общества к рыночной экономике, осуществить совершенствование налоговой системы.

Решением целого комплекса проблем мог бы стать, переход на гарантированную минимальную почасовую оплату труда. Расчеты показывают, что введение почасового минимального норматива способствовало повышению средней заработной платы минимум в 2 раза и стимулировало выход зарплаты из тени.

Необходимость повышения заработной платы диктуется потребностями как повышения уровня жизни работников и их семей, так и обеспечения экономической и социальной базы дальнейшего проведения реформ. Без повышения заработной платы невозможно поднять доходы населения и тем самым, увеличив покупательную способность граждан, обеспечить экономический рост и пополнение внебюджетных социальных фондов.

Целью государственной политики в области заработной платы должно быть кардинальное повышение реального размера заработной платы во всех сферах и отраслях экономики, на предприятиях всех форм собственности, превращение ее в надежный источник средств, обеспечивающий достойное существование работнику и его семье (выполнение воспроизводственной функции) и рост инвестиционного потенциала населения (экономическая функция).

Основными задачами государственной политики являются:


  1. Усиление стимулирующей роли заработной платы, легализация всех видов трудовых доходов.
    Решение этой задачи должно осуществляться путем внедрения эффективных форм и систем оплаты труда, совершенствования нормирования труда, применения экономически обоснованных методов формирования фондов оплаты труда, развития кадрового потенциала.

  2. Существенное повышение удельного веса заработной платы в производимой продукции (услугах) и денежных доходах населения.
    В перспективе довести стоимость труда в цене готовой продукции до 40-60% по аналогии со странами с развитой рыночной экономикой, на основе оптимизации программ тарифов (государственных нормативов оплаты труда) и совершенствования действующих форм и систем оплаты труда.

  3. Развитие рыночных механизмов регулирования заработной платы за счет расширения поля действия и повышения эффективности социального партнерства, а также на основе повышения роли налоговой системы в обеспечении оптимального уровня дифференциации доходов населения.

  4. Повышение роли государства в регулировании цены рабочей силы на основе приближения минимальной оплаты труда и тарифной ставки первого разряда ЕТС до величины прожиточного минимума, создания системы социальных гарантий, социальных стандартов, характеризующих не только минимально достаточный уровень жизни работников и их семей, но и динамику их повышения.

  5. Усиление гарантий в уровне оплаты труда и соблюдение трудового законодательства на предприятиях и в организациях всех форм собственности.

Основой политики в области заработной платы должно быть создание и использование присущих рыночным отношениям механизмов регулирования оплаты труда.

Государственное регулирование должно быть не в администрировании процессов организации труда, а в установлении для всех отраслей, предприятий и организаций всех форм собственности правил в сфере оплаты труда, а именно:



  • установление минимальных гарантий оплаты труда для работающих на предприятиях и организациях всех форм собственности;

  • формирование подходов к формам организации оплаты труда для различных уровней - от федерального до конкретных предприятий - с тем, чтобы не допускать скрытых форм оплаты труда;

  • создание экономических и правовых норм, гарантирующих своевременную и полную выплату заработной платы.

К сфере государственного регулирования относится также непосредственное регулирование оплаты труда в бюджетной сфере.

Социальное партнерство в условиях рыночных отношений должно стать основным механизмом регулирования оплаты труда. Именно социальное партнерство через систему договоров и тарифных соглашений исходя из финансовых возможностей предприятий, отраслей и бюджета всех уровней должно определять минимальный уровень тарифных ставок, уровень доплат, соотношение оплаты труда по важнейшим профессиям, предельные размеры дифференциации между категориями работающих и другие условия оплаты труда в интересах работников и решения важнейших социальных проблем.

Система налогов и платежей, начисляемых на заработную плату, помимо фискальных функций должна способствовать решению социальных проблем, а именно, сглаживать чрезмерную дифференциацию в оплате труда, нивелировать те недостатки в оплате труда, которые возникают как в процессе государственного регулирования, так и на основе социального партнерства.

Размеры платежей и способ их уплаты должны заинтересовывать работников в формировании обязательных и дополнительных страховых социальных фондов для решения вопросов по их пенсионному, социальному и медицинскому страхованию.

Например, в настоящее время наиболее острой проблемой в регулировании оплаты труда является зарплата бюджетников. Решение этой проблемы должно идти по пути приближения начальных тарифных ставок к уровню прожиточного минимума трудоспособного населения согласованно по всем отраслям бюджетной сферы.

Совершенствование организации оплаты труда работников бюджетной сферы должно осуществляться в следующем направлении. Так, предстоит решить задачу по переходу к оптимальным соотношениям тарифной и надтарифной частей в оплате труда работников бюджетных отраслей, оптимизации размеров выделяемых бюджетных средств на эти цели. Возможно использование принципов, при которых фонд оплаты труда формируется из нескольких частей: средств на выплату тарифных ставок (окладов) в соответствии с Единой тарифной сеткой и нормативом численности работников; средств на компенсационные выплаты, на выплату надбавок за непрерывный стаж работы, на стимулирующие выплаты, размер которых определяется в процентах от суммы средств, предусмотренных на выплату тарифных ставок.

Введение нового порядка позволяет решить две основные задачи:

 создание единых принципов фондообразования в бюджетной сфере;

 усиление контроля за расходованием средств бюджетов всех уровней.

В условиях развития рыночных отношений и экономической самостоятельности субъектов хозяйствования возможности непосредственного государственного регулирования заработной платы ограничены. Такое регулирование может осуществляться через процедуры социального партнерства.

Многоуровневая система договорного регулирования социально-трудовых отношений должна стать важным средством формирования заработной платы как цены рабочей силы и усилить влияние на развитие рынка труда.

Регулирование оплаты труда на основе социального партнерства должно включать систему норм и положений, обеспечивающих усиление воздействия на оплату труда и взаимоувязанных по уровням соглашений.

В генеральные соглашения целесообразно включать следующие положения:

 предложения по повышению минимального размера оплаты труда, соотношению его с прожиточным минимумом;

 обязательства по повышению уровня заработной платы работников бюджетной сферы и соотношению его с уровнем зарплаты в промышленности;

 условия межотраслевого регулирования заработной платы, направленные на снижение ее необоснованной дифференциации между отраслями;

 обязательства работодателей по индексации заработной платы с учетом роста потребительских цен и порядок этой индексации;

 меры по обеспечению зависимости размеров вознаграждения руководителей организации, в том числе премий, от наличия задолженности по выплате заработной платы;

 меры ответственности работодателей за необеспечение своевременной выплаты заработной платы;

 ограничение применения оплаты труда в натуральной форме.

В отраслевые соглашения целесообразно включать следующие нормы и положения:

 размеры минимальных ставок оплаты труда (ставок первого разряда) с учетом экономических возможностей предприятий отрасли и необходимости соответствия этих размеров к величине прожиточного минимума с учетом региональных различий по Российской Федерации;

 порядок дифференциации тарифных ставок и окладов работников по основным профессионально-должностным группам (по принципу Единой тарифной сетки или другими методами);

 минимальную долю фонда оплаты труда в валовой выручке от реализации продукции (услуг);

 обязательства работодателей по постепенному повышению уровня заработной платы до среднего уровня по отрасли;

 минимальную долю тарифной части заработка в общем его размере (в целях повышения этой доли до оптимальной величины, равной 65-70%);

 основные условия оплаты труда руководителей организаций, состоящей из двух частей – основной, устанавливаемой в кратности к средней зарплате по организации, и дополнительной, выплачиваемой из прибыли;

 размеры компенсационных доплат и надбавок с учетом особенностей отрасли, размеры оплаты простоев и др.;

 меры по улучшению нормирования труда.

Необходимо усилить роль региональных (территориальных) соглашений в регулировании социально-трудовых отношений, в том числе оплаты труда, учитывая, что рынок рабочей силы, потребительские цены, показатели уровня жизни (величина прожиточного минимума) формируются в регионах (субъектах Российской Федерации). В указанных соглашениях должны учитываться достигнутый уровень заработной платы и особенности социально-трудовых отношений в регионе.

При заключении коллективных договоров на уровне предприятий должна проводиться работа по применению систем оплаты труда, обеспечивающих рост заработной платы на основе усиления материальной заинтересованности работников в улучшении результатов финансово-хозяйственной деятельности предприятия и его подразделений, улучшения нормирования труда.

Государственная политика в области труда и заработной платы должна быть направлена на создание условий, обеспечивающих заинтересованность работников в производительном труде как основы материального благополучия, стимулирования повышения цены рабочей силы и роста заработной платы в зависимости от увеличения объемов производства и укрепления финансового состояния предприятия.

В условиях экономического роста и роста объемов производства должен быть принят комплекс мер и по обеспечению роста производительности труда.

Значение роста производительности труда как основного источника увеличения национального богатства страны и повышения благосостояния ее населения признано во всем мире. Национальные программы производительности труда разрабатываются в США, Финляндии, Норвегии и других странах.

В целях управления производительностью труда в стране необходимо:

 ввести показатель производительности труда в государственную статистическую отчетность;

 ежегодно проводить анализ динамики производительности труда в Российской Федерации, субъектах Российской Федерации, отраслях экономики и на его основе рассчитывать прогнозные значения этого показателя на год, пять и более лет;
 разработать федеральную программу, которая позволяла бы определять меры по созданию условий правового, экономического и организационного характера для повышения эффективности экономики в Российской Федерации.

Осуществление мероприятий по совершенствованию систем оплаты труда в свою очередь явится стимулом роста производительности труда работников, объемов производства предприятий и экономической эффективности и позволит в перспективе сократить разрыв между средней и минимальной заработной платой с 17-20 до 2,5-3 раз, т. е. до соотношения этих показателей в странах с развитой рыночной экономикой.



7.4. Социальная политика в условиях федерации

Важное значение для формирования и развития социального государства в Российской Федерации имеет структура самого государства. Россия является самой многосубъектной федерацией в мире, где среди более чем 80-ти субъектов представлено шесть их видов. Существующие закрепленные в Конституции разные права и полномочия субъектов, вплоть до наличия собственных Конституций республик, делают Россию асимметричной федерацией. Политическая асимметрия дополняется серьезными различиями в уровне социально-экономического развития субъектов Российской Федерации.

Глубокие социально-экономические и культурные различия между регионами России ставят под сомнение саму возможность реализации единой государственной социальной политики, существование общих социальных стандартов и осуществление государством единого набора социальных функций. Например, характеристики жизни в Москве даже по набору показателей в принципе не сравнимы с характеристиками быта и социальной ситуацией жителей, Камчатки, сибирского побережья Ледовитого океана, поселков в тундре и восточно-сибирской тайге. Они не сравнимы и с жизнью в малых городах Европейской части России и сельской местности. Бросающиеся в глаза различия существуют на расстоянии менее сотни километров в рамках одного субъекта, например, в подмосковных Химках или Красногорске и Рузе или Волоколамске.

В то же время государство едино, а значит, должно объективировать свои сущностные свойства на всем своем пространстве и на всех уровнях власти.

Так, функции и конституционные обязанности государства в социальной сфере распределяются между федеральным уровнем и уровнем субъектов Федерации, а способом распределения является: конституционное распределение пределов (предметов) ведения Федерации и их совместного ведения (ст. 71, 72 и 73 Конституции Российской Федерации).

К исключительному ведению Российской Федерации относятся установление основ федеральной политики и федеральные программы в области социального развития (п. «е» ст. 71). В совместном ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации находится социальная защита отдельных категорий населения, включая социальное обеспечение (пп. «е» ст. 72).

Предметы ведения субъектов Российской Федерации не имеют прямого конституционного закрепления, а лишь руководствуется формулой «вне предметов ведения Российской Федерации и предметов совместного ведения субъекты Федерации обладают на своей территории всей полнотой государственной власти»

Конституционная модель разграничения полномочий практически умалчивает о социальных функциях и ответственности местного самоуправления и необходимой для их реализации финансово-экономической базы. Эти вопросы стали предметом регулирования Федеральных законов от 4 июля 2003 г. № 95-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон «Об общих принципах законодательных (представительных) и исполнительной власти субъектов Российской Федерации» и от 6 октября 2003 г. № 73-ФЗ-131 «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации».

Функции федерального уровня власти по решению социальных вопросов также определены в Федеральном Конституционном законе «О Правительстве Российской Федерации» (1997 г.). Согласно этому закону Правительство Российской Федерации обеспечивает проведение единой государственной политики, реализацию конституционных прав граждан в области социального обеспечения, способствует развитию социального обеспечения и благотворительности, содействует решению проблем семьи, материнства, отцовства и детства, принимает меры по реализации молодежной политики.

Система социальной защиты населения государством на федеральном уровне включает четыре главных направления:



  • государственная социальная помощь на основе предоставления социальных пособий, льгот и компенсаций;

  • пенсионное обеспечение;

  • социальное обслуживание;

  • социальная защита отдельных категорий населения (ветеранов войны, инвалидов, граждан, уволенных с военной службы, и членов их семей; «чернобыльцев» и некоторые другие категории).

Социальная политика центра должна основываться на двух главных принципах – программно-целевом методе управления социальными процессами и социальном обслуживании интересов населения.

Федеральные органы исполнительной власти должны принимают нормативные акты, регулирующие общие принципы социальной политики, устанавливать единую систему государственных минимальных социальных стандартов, разрабатывать федеральные целевые социальные программы, принимать меры по их реализации и определять источники финансирования.

Субъекты Российской Федерации должны разрабатывать, реализуют и финансировать региональные целевые программы, организовывать и предоставлять адресную социальную помощь, обеспечивать работу и финансирование учреждений социальной инфраструктуры, исходя из своих возможностей, решают весь комплекс проблем в области социальной защиты, труда, быта, занятости людей по месту их проживания.

На усмотрение субъектов Российской Федерации переданы полномочия по установлению некоторых льгот.

На муниципальный уровень передан целый ряд расходных обязательств в образовании, в области культуры, здравоохранении, социальной защите.

Однако в практике проводимых реформ социальные параметры территориальной дифференциации не в полной мере компенсируются субвенциями федерального бюджета и напрямую противоречат конституционным нормам, что лишает легитимности и другие аспекты внутренней политики государства, дезинтегрирует единое социальное пространство страны и порождает региональный сепаратизм.

Территориальная дифференциация, обусловленная природно-климатическими условиями, национальными и социально-историческими особенностями и т.п., сама по себе не является непреодолимым препятствием строительства социального государства. Проблема реализации единых социальных принципов социального государства состоит не в необходимости проведения различной социальной политики в разных регионах, социальная политика по своей сути вариативна, поскольку учитывает условия достижения целей, а в существенных социально-экономических диспропорциях между территориями, отсутствием единых норм удовлетворения социальных потребностей и разном объеме социальных прав граждан.

Исторически существующие территориальные различия в социальном положении граждан значительно усилились в последнее десятилетие, и эта тенденция продолжает нарастать. В то же время сложившаяся трехуровневая структура власти и управления (федеральный, региональный и муниципальный уровни) и соответствующая им система управления социальными процессами и распределения социальных функций не представляет собой органическое единство социального государства, поскольку происходят пересечения компетенций, несовпадение распределения объемов ответственности и ресурсов, отсутствуют адекватные механизмы учета территориальных социально-экономических особенностей. Например, по данным Е.Ш. Гонтмахера, долю влияния федерального центра на формирование и реализацию социальной политики сегодня можно оценить в 20% (раньше не менее 90%), региональных властей – 70%, местного самоуправления –10%. Эти показатели существенно не изменились и до настоящего времени. Гипертрофированная роль субъектов федерации не соответствует ни перевернутой пирамиде тоталитарной власти, ни правильной пирамиде демократического общества. Субъект федерации, с одной стороны, уже в силу межбюджетных отношений не обладает полной социальной субъективностью государства, а с другой, так же, как и федеральный центр, не может учитывать реальные особенности каждого географического пункта или домохозяйства. Вместе с тем система социальных бюджетов в ходе реформ имеет четко выраженную тенденцию передачи все большего количества социальных функций и ответственности на региональный и местный уровни при концентрации доходов на федеральном уровне.

При этом муниципализация социальной сферы должна создать новую систему отношений как по вертикали (федерация – регион – муниципальное образование), так и по горизонтали (местные органы власти – предприятие – население). Однако в практике реформирования передача социальной инфраструктуры в ведение местных органов власти (муниципалитетов) без создания системы обеспечения институциональной и финансовой базы, массовый вывод социальных объектов из общедоступного пользования через приватизацию и отказ от целого ряда социальных гарантий привели к существенному сокращению возможностей удовлетворения социальных потребностей людей, переносу основной ответственности государства на местный уровень, не имеющий финансовых источников. Ситуация стала особенно парадоксальной после принятия Налогового Кодекса, который значительно сократил налоговые поступления на муниципальном уровне. Ситуация продолжает усугубляться четко выраженной тенденцией к отставанию роста доходов и заработной платы от роста стоимости социальных услуг. Например, суммарная стоимость услуг ЖКХ по стране за 2002 г. увеличилась для населения в 1,7 раза (со 170,6 млрд. до 293,5 млрд. руб.), тогда как фонд заработной платы и доходы местных бюджетов возросли в 1,3 и 1,4 раза. Поэтому перераспределение полномочий субъектов государственной социальной политики должна происходить при формировании соответствующих нормативов социальных обязательств государства на разных уровнях и их обеспечением из соответствующих бюджетов.

Поскольку уровни развития регионов различны, остро встает вопрос о единых правах дотирования регионов. В настоящее время это дотирование происходит через передачу с федерального уровня в адрес субъектов Российской Федерации средств, необходимых для осуществления их полномочий. Федеральные органы государственной власти наделены полномочиями по установлению порядка разграничения расходных обязательств Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований. Федеральные органы государственной власти вправе определять основы формирования доходов и осуществления расходов всех уровней. Они определяют порядок установления и исполнения расходных обязательств не только федерации, но и её субъектов, если для финансового обеспечения этих расходных обязательств в адрес бюджетов субъектов Российской Федерации предварительно были переданы субвенции из федерального бюджета.

Сложившееся в настоящее время положение с распределением социальных функций и ответственности между субъектами социальной политики по уровням вертикали власти и в территориях по горизонтали с очевидностью свидетельствует, что дальнейшее развитие социального государства в России требует модернизации межбюджетных отношений и жесткого структурирования единой государственной социальной политики на всем государственном пространстве.

Формирующаяся в России в настоящее время система федеративных отношений должна реализовывать принцип общедоступности социальных благ и не деформировать правовую основу социальной деятельности государства (не обеспечивает реальные социальные права). Законодательная база, должна учитывать региональные особенности и обеспечивать реализацию провозглашенных норм. Она должна содержать различные основания социальной защиты, предполагающие перекрестное финансирование и согласование прав и ответственности и не допускать несовпадение федеральных и региональных норм. Социальные бюджеты не покрывают взятые на себя государством обязательства. Система социальной защиты должны обеспечивать требуемый уровень. Предпринимаемые государством меры должны обеспечивать поднятия благосостояния граждан и быть эффективными по созданию условий для повышения роли муниципальных образований. Среди задач межбюджетных отношений в социальной сфере в качестве основных можно выделить:



  • обеспечение и гарантии конституционных прав граждан в области труда, занятости, социальной защиты, образования, охраны здоровья, культуры, обеспечения жильем;

  • улучшение демографической ситуации, снижение детской смертности и смертности граждан в трудоспособном возрасте;

  • финансовое обеспечение минимальных социальных стандартов;

  • формирование системы доходов, обеспечивающей каждому уровню возможность необходимых расходов;

  • обеспечение справедливого распределения доходов и уменьшения их географической дифференциации.

Основой бюджетного федерализма является положение, согласно которому каждый уровень власти должен располагать полномочиями из собственных источников, необходимых для финансирования расходов по возложенным на него социальным обязательствам. В соответствии с этим постулатом финансирование социальной сферы в социальном государстве должно представлять собой распределение ответственности по реализации социальных функций между уровнями власти, принятие и законодательное закрепление государственных социальных стандартов, определение потребностей каждого государственного субъекта социальной политики в финансировании для обеспечения социальных стандартов, относящихся к его компетенции, и предоставление каждому субъекту доступа к необходимым ресурсам и системе доходов.

При этом в основе распределения социальной ответственности между структурными уровнями власти лежит отнесение социальных услуг к «чистому общественному благу» и к «социально-значимым (смешанным) благам». К «чистому общественному благу» относятся единые федеральные социальные нормы и социальные факторы макроэкономики, связанные с социальной природой самого рынка (обеспечение занятости, социальной защиты, пенсионная система, социальное страхование, возмещение ущерба и т.п.). Обеспечение общественного блага является ответственностью федерального уровня.

Социально значимые блага являются прерогативой региональной власти или органов самоуправления, так как децентрализация обязательств по предоставлению услуг населению позволяет властям максимально полно выявить потребности населения в этих видах социальных услуг и организовать работы по удовлетворению данных социальных потребностей.

Принцип распределенной ответственности предполагает, что величина социальных обязательств каждого уровня должна соответствовать полномочиям по обеспечению бюджетных поступлений и специальных сборов. Возможные решения состоят в предоставлении соответствующему структурному уровню власти право самому определять собственные налоговые базы, ставки налогов и вводить местные налоги и специальные платежи.

В этом случае региональные и местные власти стоят перед необходимостью аргументации дополнительного налогового бремени и постоянного учета эффективности социальных программ. Возникает обязанность постоянно объяснять избирателям, что предоставляемые блага важнее, чем сокращение налогов, и имеющиеся финансовые ресурсы расходуются целевым образом. С другой стороны, в случае местных налогов и сборов более очевидной для населения становится связь между количеством и качеством социальных услуг и необходимыми затратами, что способствует развитию гражданской ответственности, открытости власти и демократии. Недостаток данного подхода заключается в нарушении конституционного принципа равных прав и обязанностей для всех граждан, которые подрывает избыточная местная фискальная система.

Другим решением является унификация на федеральном уровне всех налогов и сборов и введение единой нормы распределения доходов между центром, субъектами федерации и местным самоуправлением. Такой подход в значительной мере снимает с нижележащих уровней ответственность за невыполнение социальных обязательств, поскольку всегда есть возможность объяснить, что средств было предоставлено недостаточно. Возможность снятия с себя ответственности за некачественные и не в полной мере предоставленные населению социальные услуги возникает и при прямых трансфертах на эти цели в дотационные регионы.

При распределенных налогах и прямых дотациях так же должна быть решена проблема равных прав граждан. Имеется в виду, что экономически более развитые и ресурсные регионы и при равных нормативах распределения налоговых поступлений имеют разные объемы бюджетов и разные возможности для патернализма. Жители Москвы и Тюменских национальных округов находятся в значительно лучшем положении, чем российские граждане, живущие в других регионах.

В условиях асимметричной федерации, которой является Россия, социальная политика неминуемо должно следовать ряду принципов, которыми являются:



  • распределение и законодательное оформление социальных функций по разным уровням государственного управления;

  • передача максимального набора социальных функций государства на уровень местного самоуправления;

  • распределение консолидированного социального бюджета между структурными уровнями власти в соответствии с распределенной ответственностью по реализации социальных функций и нормативами федеральных гарантий;

  • законодательное установление государственных социальных минимальных стандартов;

  • закрепление за федеральными органами государственной власти ответственности за установление федеральных социальных нормативов и их достижение;

  • создание необходимых экономических и административных предпосылок к выравниванию социальных и экономических условий всех регионов;


7.5. Социальный капитал как фактор конкурентоспособности экономики России

Одним из главных критериев эффективности государства является конкурентоспособность его экономики.

Прогнозирование развития экономики делает необходимым рассмотрение тенденций развития социальных факторов производства на ближнюю и долгосрочную перспективу в контексте специфических особенностей страны в условиях глобализации и степени влияния рыночных факторов (возможно, имеющих разную направленность) на конечный эффект. Иллюстрацией последнего положения может являться ситуация со стоимостью рабочей силы. Дешевая рабочая сила является одним из самых существенных факторов экономической эффективности. С другой стороны повышение и поддержка на должном уровне личного потребления является одним из основных требований человека, обеспечивающим воспроизводство его самого и его семьи, главным стимулом качественной и интенсивной работе, условием повышения квалификации и творческого подхода. Важно и то, что квалифицированная рабочая сила не может быть дешевой, поскольку цена труда должна компенсировать в том числе и затраты на обучение.

Рассмотрение социальных факторов экономической конкуренто-способности требует определения понятия социального капитала и его места в структуре производительных сил.

Само понятие социального фактора не является однозначным и чаще всего служит как собирательный термин, обозначающий все факторы производства за исключением его материальной и финансовой частей. Такой подход не является достаточно конструктивным, поскольку включает в себя весьма разнородные закономерности – общественные отношения, идеологию, культуру, групповые, личностные и психофизиологические особенности, а также многое другое.

Более практичным является подход к социальному капиталу как характеристики качеств человека как работника. В этом случае социальный капитал определяется через дефиниции человеческого фактора, становление и развитие которого происходит в социальной сфере.

В своей эволюции как работник человек прошел качественно разные этапы от «говорящего орудия» труда, придатка машины, человека-оператора до собственно творческой деятельности.

С развитием индустриального этапа экономики, изменением места человека на производстве, возрастает значение социальных факторов. Благоприятные условия труда, развитая система стимулирования и условия оплаты, социальные гарантии и социальное обслуживание, корпоративная политика начинают играть существенную роль в подъеме производства.

Модель социально ориентированного рыночного хозяйства предполагает согласование и учет интересов предпринимателей и общества, ориентацию на потребительский спрос. Её суть состоит в обеспечении экономического роста и подъема производства за счет подчинения экономики задачам социального развития общества.

Данная модель является в настоящее время универсальной для большинства развитых стран мира.

Дуализм социальных и рыночных целей, когда одни из них являются механизмом достижения других, когда социальные показатели достигаются за счет экономических и наоборот, составляет суть эффективной экономики.

Социально ориентированная экономика позволяет наиболее полно сочетать принцип свободного рыночного хозяйствования с принципом социальной справедливости, соединяет свободу и инициативу с социальным прогрессом, обеспеченным рыночными методами.

Экономика сегодня характеризуется переходом от индустриального этапа к инновационному, основанному на экономике знаний.

В условиях инновационной экономики становятся общепризнанными представления, что залогом конкурентоспособности страны в рамках глобализации мировой экономики является развитие человеческого капитала (т.е. таких сфер, как наука, культура, образование и здравоохранение). Реальный вклад человеческого потенциала в экономический рост стран ОЭСР (а это тридцать наиболее развитых стран мира) достигает, по разным оценкам от 50 – 70%.

В то же время остается распространенным взгляд на социальную сферу как на затратную, обузу экономики. Такой взгляд основан как на представлениях, отражающих закономерности индустриального этапа, так и на специфических особенностях взаимоотношений социального капитала и рынка.

Вильям Баумель доказал, что издержки производства продуктов науки, культуры и образования всегда превышают доходы от реализации этих продуктов на рынке, т.е. издержки социального сектора растут быстрее, чем доходы. Отсюда возникает убыточность организаций гуманитарной сферы.

В то же время Джозеф Шумпетер открыл закономерности рынка особого класса продуктов, затраты на производство которых не растут с увеличением их продаж. Иллюстрация этого открытия является ставшая классическая фраза о том, что «свет моей лампы, которым пользуются другие, мне ничего не стоит». К такого рода продуктам относятся научные результаты, технологии, знания, идеи и предметы культуры и искусства.

Таким образом, современная экономика, основанная на знаниях, должна обеспечиваться не рыночным, а государственным финансированием социальной сферы (Баумелевская экономика), что ведет к ее перерастанию в шумпетерианскую экономику.

Развитые страны Запада уже перешли к шумпетерианской, инновационной экономике знаний, что выражается в наращиваемом финансировании социальной сферы, росте социального капитала. Проявлением этого, в частности, является то, что в последние 10-15 лет в ведущих экономически развитых странах снижается удельный вес технических направлений науки и наращиваются гуманитарные направления – биология, биохимия, биофизика, генетика, психология, медицина и др. Например, в США затраты на научные исследования в области здравоохранения достигли 35 млрд.долларов, что составляет 20% всех НИОКР США (10 лет назад этот показатель был 12%).

Условием становления и развития шумпетерианской экономики, элементом социального капитала, является качество и уровень жизни людей. Творческий потенциал работника, являющийся основой социальной экономики, не проявляется в условиях принуждения, в том числе и экономического, нищеты и борьбы за выживание, низкой культурной среде и при отсутствии развивающегося образования. Пример Японии, Ирландии и ряда других стран, выдвинувших в качестве национальной задачи всеобщее высшее образование, обеспечение высокого качества жизни, являющегося в том числе и стимулом привлечения интеллектуальной элиты других стран, наглядно демонстрируют роль эффективной социальной политики для конкурентоспособности в современном мире.

Важной характеристикой инновационной экономики является ее взаимосвязь с мировой информационной системой, делающей ее глобальной и в определенной мере ограничивающей ее национальные особенности, требующей от нее конкурентоспособности в мировом масштабе.

К основным социальным условиям конкурентоспособности страны следует отнести уровень образования, демографическую структуру и количество населения, здоровье, развитие науки, стимулы к труду, характер трудовой миграции, культуру труда, стоимость рабочей силы, качество жизни и уровень социальной защиты. Совокупность данных факторов и является содержанием социального капитала. Этот перечень обеспечивает три важнейших вектора конкурентоспособности: по производительности труда; по параметру издержек (стоимость рабочей силы, социальная защита, социальные инвестиции) и по качеству рабочей силы.

Из данного перечня видно, что различные составляющие социального капитала не в одинаковой степени подвержены влиянию глобализации. При этом для стран с разным уровнем развития влияния глобализации на одни и те же характеристики может быть прямо противоположным.

Можно выделить три вида социальных факторов по характеру их зависимости от глобализации.

Первая группа представлена параметрами, стремящимися к унификации в мировом масштабе. Это образование, уровень здравоохранения, стоимость рабочей силы, качество жизни и уровень социальной защиты.

Вторая группа социальных факторов конкурентоспособности отражает национальную самобытность страны и может иметь как положительное так и отрицательное влияние. К этой группе относятся демографическая структура, количество населения и культура труда.

Третья группа включает характеристики, которые являются специфическими для каждой страны и определяются конкретной экономической политикой Правительства в данный период. Это развитие науки, стимулирование труда и миграционная политика. Очевидно, что такое деление на данные три группы возможно только на относительно коротком историческом отрезке до 25 лет.

Данная классификация дает возможность определения национальной стратегии повышения конкурентоспособности за счет социальных факторов.

Относительно первой группы национальная стратегия заключается в максимально быстром достижении стандартов развитых в экономическом отношении стран. Образование, уровень здравоохранения, стоимость рабочей силы, качество жизни и уровень социальной защиты объективно стремятся к существующему уровню развитых стран. И нужно давать себе отчет, что отставание России по любому данному параметру ведет к снижению ее конкурентоспособности.

Препятствием к достижению стандартов развитых стран Россией по параметрам первой группы является их очевидная затратность. Низкий уровень объема ВВП на душу населения ограничивает развитие данных отраслей и отдельных объектов социальных сфер. В то же время существуют возможности, не использованные в настоящее время, которые могут существенно улучшить ситуацию.

Во-первых, необходимо отказаться от постоянного стремления, обусловленного стремлением достигнуть результат с наименьшими затратами, идти самобытным путем, порождая малоэффективные химероподобные структуры и механизмы. Опыт социальной политики других стран опробовал многие решения. И хотя большинство стран в неполной мере удовлетворено ситуацией в данных сферах, это не означает, что Россия может тратить ресурсы на социальные эксперименты. Наоборот, в условиях кардинальных преобразованиях необходим учет самого передового опыты.

Во-вторых, созданные в последние 15 лет неэффективные социальные механизмы и система взаимосвязи между ними негативно влияют на другие структуры. Например, качество жизни населения, уровень социальной защиты и, через медицинское страхование, уровень здравоохранения непосредственно определяются уровнем оплаты труда, стоимостью рабочей силы. В экономически развитых странах доля фонда оплаты труда в ВВП составляет 60-70%. В СССР в 1990 г. этот показатель составлял 44%. В настоящее время в Российской Федерации этот показатель равен 22-24%. Доля оплаты труда в конечной цене продукции во многих отраслях находится в пределах от 9 до 15%.

В значительной мере низкая заработная плата в экономике обусловлена зарплатой бюджетников (низкая заработная плата 15 млн. бюджетников нормирует оплату труда в других отраслях, снижая общий допускаемый уровень жизни и цену труда) и отсутствием соответствующей регуляции со стороны государства. Приоритетное решение вопроса существенного роста средней заработной платы и ограничение различий между минимальной и максимальной зарплатой в 4,5 раза, как это принято в странах ОЭСР, позволило бы изменить социальную ситуацию в России.

В-третьих, необходимо использовать и сохранять имеющиеся преимущества. Например, переход на стандарты западного образования, который является необходимым для обеспечения соответствия качества работников современным технологическим требованиям, нет смысла распространять на систему подготовки по фундаментальным естественнонаучным и отдельным гуманитарным дисциплинам в высшей школе, поскольку выпускники по данным специализациям пользуются неизменным спросом в других странах, что свидетельствует о высоком качестве российского образования в этом сегменте.

Учет в стратегии повышения конкурентоспособности факторов относящихся ко второй группе возможен в виде учета данных особенностей как объективной данности, нивелирования их отрицательных следствий за счет специальных механизмов и через четкое понимание границ их влияния.

В то же время заданность данных факторов не означает невозможность их изменения. Их особенностью является длительность процессов коррекции. Государство должно целенаправленно влиять на демографическую ситуацию, понимая, что эффект будет достигнут в лучшем случае в следующем поколении.

Особое значение для целенаправленного повышения конкурентоспособности имеют факторы третьей группы. Именно они, поддающиеся существенному изменению, лежат в основе эффективного повышения конкурентоспособности страны в оперативном режиме. Таким образом, государственное управление системой стимулирования труда, развитием приоритетных научных проектов и процессами миграции должно лечь в основу программ повышения эффективности экономики в зоне ближайшего развития.

Давая оценку уровню развития человеческого капитала Российской Федерации нужно отметить его относительно неудовлетворительный уровень. Практически все параметры, перечисленные выше, отстают от современных требований. Данная ситуация будет ухудшаться в ближайшем будущем, что связано с ухудшением демографической ситуации (с 2005 г. резко снижается прирост населения активного возраста; с 2010 г. резко снизится соотношение работающих и пенсионеров), снижением качества образования, деструктивными процессами в научных учреждениях, снижением финансирования гуманитарной сферы.

В то же время достаточно высокий образовательный потенциал населения, престижность образования и научной деятельности в обществе, приобщенность к западной культуре создают предпосылки для развития социального капитала. Реальные возможности заложены и в значительных финансовых ресурсах, имеющихся в настоящее время, благодаря высокой цене на нефть.

Условием реализации потенциальных возможностей России является целенаправленная политика в данной сфере. В этой ситуации социальное государство, обеспечивающее наилучшие условия для развития человеческого капитала, становится определяющим условием конкурентоспособности Российской Федерации в экономике и привлекательности государства для своих граждан.




7.6 Социальная функция российского государства в XXI веке
В XXI веке мир и вместе с ним Россия находятся в новой социально-экономической и политической реальности, обусловленной объективными процессами глобализации, усиливающейся дифференциации между государствами по качеству жизни, наличием разнонаправленных тенденций в экономике и социальной сфере. В условиях, когда весь мир испытывает нарастающую дисгармонию устоявшегося уклада, когда традиционные защитные механизмы не могут противостоять новым социальным рискам, а сложившиеся социальные институты не обеспечивают необходимого эффекта, Россия находится в более тяжелой, чем другие страны, ситуации, поскольку общемировые деструктивные процессы накладываются на внутреннюю неустроенность.

Наступление XXI века, как и в начале века 20-го, знаменуется завершением одного дискурса и наступлением другого. Необходимость смены вех проявляется в неэффективности концептов ХХ века объяснять, прогнозировать и управлять современной социальной реальностью.

В последней трети ХХ века были подвергнуты деструкции, прежде всего со стороны постмодернизма, представления о государстве, его социальных функциях и механизмах достижения общественных целей. Разрушению устоявшихся теорий, например, государства всеобщего благоденствия, принципа трипартизма и т.п., сопутствовало возникновение новых реальных социальных угроз, таких как старение населения, бедность работающего населения, дефицит пенсионных систем, неэффективность социального страхования и многое другое.

Крушение советской социалистической системы привело к возникновению большого количества стран с так называемой транзитной экономикой (идеологией, мировоззрением, поведенческой культурой) идущих к объективно не существующим целям, поскольку в настоящее время нет ни общепринятых представлений о рыночной экономике, ни о роли государства в социально-экономической политике.

Одним из следствий появления у стран с транзитной экономикой потребности в формировании целей развития и путей их достижения стало возвращение в научный обиход «проклятых» вопросов начала ХХ века о природе рынка, этики капитализма (В.Федоотова, 2007г.), социальных обязательств государства и его социальных функциях. Вопросы социальной справедливости стали рассматриваться как экономическая категория (Дж. Роулс, 1995г.). Наиболее наглядно изменения в экономических представлениях на рубеже веков иллюстрируются переходом от утверждения, что только аграрные страны не могут сравниться по своей конкурентоспособности с промышленно развитыми странами без государственной протекции, к пониманию роли государства и не рыночных целей общества в конкурентной борьбе за мировое экономическое лидерство.

Сходство сегодняшней ситуации в политической экономике с ситуацией в начале ХХ века подчеркивается тем, что и как сто лет назад на первый план вышли вопросы социальной справедливости, перераспределения общественных благ и роли и содержания социальной политики государства.

Отличие заключается в том, что если в ХХ век мир входил не только с острыми социальными противоречиями, но и с пониманием основных способов их разрешения, то в XXI век мы входим с похожими проблемами, но не имея идеологического вектора их преодоления.

Возникший в конце ХХ века мировой социальный кризис не сводится к геополитическим противоречиям между богатым севером и бедным югом, столкновениям цивилизаций, изменениям географии мирового производства, значительной трудовой миграции и повышению стандартов потребления при ограниченности экономических ресурсов для их удовлетворения. Данные проблемы самым непосредственным образом определяют политику большинства стран. Но основной кризис, на наш взгляд, лежит в плоскости отсутствия эффективных решений снятия социальной напряженности внутри каждой страны. Наиболее ярко это проявляется в том, что большинство хорошо работавших в ХХ веке основных социальных институтов перестало быть эффективным. Например, в настоящее время все больше авторов считают, что «сегодня парадигма страхования фактически исчерпала себя» (П.Розанваллон1, 1998г.). Основными претензиями к социальному страхованию стали его неспособность дифференцировать объективные и субъективные риски, риски, имеющие разное происхождение, и риски имеющие разную индивидуальную вероятность, например, генетическая предопределенность болезни. На смену представлениям, что различного рода риски распространяются на все население и по своей природе являются следствием случайного стечения обстоятельств, пришло понимание детерминированности большинства неблагоприятных ситуаций. С другой стороны, в современных условиях стали распространенными ситуации, когда страховой случай наступает одновременно для большинства застрахованных – длительная безработица, техногенные катастрофы, экономический кризис, дефолт, «перестройка» и многие другие события, которые из-за массовости потерпевших не могут быть компенсированы из средств страховых фондов. Особенно это наглядно видно в условиях стихийных бедствий, когда государству приходится оказывать вспомоществование, не имея никаких правовых оснований. То есть осуществлять государственную благотворительность, а не реализовывать норму права.

Принципы солидарности и справедливости, лежащие в основании страхования, подвергаются разрушению и по целому ряду других причин. Изначально система социального страхования строилась на основе горизонтального перераспределения. В настоящее время усложнение структуры общества порождает и вертикальное перераспределение, выражающееся в том, что ряд групп застрахованных платят взносы, но никогда, в принципе, не будут пользоваться соответствующей компенсацией, например, госслужащие платят в пенсионный фонд, а пенсию будут получать из бюджета, и наоборот, все больше увеличивается количество людей, не платящих страховых взносов, но получающих страховку.

Значительное влияние на систему социального страхования оказывает и демографическая ситуация. Социальное государство с целью социальной защиты через систему страхования вынуждено осуществлять функцию гигантского перераспределения средств между поколениями. Однако в условиях снижения рождаемости, общество имеет тенденцию к старению, что создает определенные диспропорции между плательщиками взносов и получателями благ.

Основными плательщиками взносов являются 20 – 45 летние, и они же в наименьшей степени пользуются страховыми социальными благами. Эта солидарность поколений была приемлема до тех пор, пока финансовая нагрузка на более младшие поколения не превышала некую разумную норму, и порождает конфликт в настоящее время.

В XXI веке существенно снизилась эффективность ещё одного из основных механизмов снятия социальных противоречий – трипартизма. Если в ХХ век развитые страны входили на волне мощного тред-юнионистского движения, во многом определявшим социальную политику государства и предпринимательских структур, то сегодня роль профсоюзов повсеместно становится декларативной и ограниченной в их влиянии. Снижение действенности института трипартизма обусловлено с одной стороны технологическим прогрессом, следствием чего стало преобладание индивидуализация трудовой деятельности операторского и творческого профиля, что в свою очередь привело к более высокой дифференциации среды работников по квалификации и оплате труда и их меньшей зависимости от трудового коллектива. С другой стороны, изменением структуры рынка труда, на котором стала преобладать сфера услуг, представленная в основном малым бизнесом, а так же развитие акционерной формы собственности.

Проблема России в связи с этим ещё и в том, что многие традиционные для рыночных стран механизмы социальной защиты стали формироваться у нас только после 1991 года, то есть в то время, когда в странах ОЭСР уже осознали их ограниченность в современных условиях.

Для России, находящейся в настоящее время не в лучшем экономическом положении, особое значение приобретает пенсионная система, являющаяся одной из основных социальных сфер. Влияние процессов, происходящих в пенсионной системе, на всю социальную политику в стране связано как с социальным и политическим эффектом деятельности этого самого крупного и значимого института социальной защиты, так и с тем, что идеология и механизмы его функционирования задают тон, копируются в других системах.

Пенсионное страхование, основанное на принципе солидарности застрахованных и работодателей (взносы включены в стоимость труда), поколений, трудоспособных и нетрудоспособных, предприятий, отраслей, регионов, требует централизованного управления, которое в соответствии со своими функциями берет на себя государство при участии всех социальных партнеров и осуществляет через законодательство, обеспечивающее максимальную солидарность всего общества при условии наличия в стране демократии.

Основными недостатками пенсионных систем во всех странах является демографическая ситуация, которая неуклонно ведет к снижению соотношения работающих и пенсионеров, уменьшая размер пенсий и коэффициент замещения пенсией заработка.

В течение длительного времени основой социальной политики была занятость населения. Справедливо считать, что если у человека есть работа, от способен компенсировать все социальные риски. Поэтому функция государства по обеспечению занятости населения считалась одной из главных.

В конце ХХ века занятость, этот социально-экономический фетиш, начал претерпевать существенные трансформации. В ряде стран появились категории работающих, чья занятость не обеспечивала им необходимый уровень жизни, а в некоторых странах, в том числе и в России, даже прожиточный уровень. В связи с этим в последнее десятилетие заговорили не просто о занятости, а об эффективной занятости, обеспечивающей необходимые доходы. С другой стороны в развитых странах значительно повысились требования работников к характеру и условиям труда. Не всякий труд сегодня привлекает людей, а только достойный труд, обеспечивающий целый комплекс дополнительных положительных стимулов.

Кризис социальной сферы затронул и такие устойчивые сферы, как здравоохранение и образование.

Например, традиционное здравоохранение, обеспечиваемое целостной деятельностью врача и финансируемое на основе принципа доверия к качеству неделимой медицинской услуги, независимо из частного или государственного источника, с развитием лечебных технологий дифференцировалась на простые и сложные услуги, в большинстве своем не имеющих качественной оценки. Это привело к невозможности определения качества конечного продукта и поступление в продажу услуг без заданных характеристик качества, что сделало рынок медицинских услуг квази рынком, не подчиняющимся в значительном своем сегменте основным рыночным законам. Что в свою очередь повлекло существенные диспропорции в механизмах как частного, так и бюджетного финансирования медицинской помощи. Невозможность оценить качество медицинской услуги привело к тому, что и медицинское страхование стало опираться на формальные показатели, что в свою очередь повлекло за собой избыточные затраты и кризис здравоохранения во многих странах. Возникла парадоксальная ситуация: в целях гарантии качества медицинских услуг в условиях искусственного ценообразования повсеместно растет их стоимость, т.е. затраты на здравоохранение. При этом опережающий рост стоимости здравоохранения приводит к его недофинансированию и как следствие снижению качества услуг.

Из этого примера видно, что рынок медицинских услуг и шире социальных (без заданного качества) услуг обладает своей спецификой, требующей особой регуляции со стороны государства.

Аналогичная ситуация складывается в образовании. Государственные образовательные стандарты, там где они существуют, например, в России, не корреспондируются с неформализованными требованиями кадрового рынка. Самым ярким примером здесь является то, что до 70% выпускников российских вузов идут работать не по специальности. Известный спор между сторонниками классического образования (гуманитарного) и технического (алгоритмического), начало которому положил Я.А.Каменский, в XXI веке приобрел особую остроту.

Парадоксальность ситуации обусловлена тем, что в то время, когда универсальный принцип Я.А.Каменского обучение через освоение стандартных способов решения классов задач (проблем) казалось стал определяющим во всех образовательных системах, рынок труда выдвинул в качестве основного запроса, усиливающегося с каждым днем, способность работника к решению задач с нечеткими условиями и неопределенностью результата. Способность к быстрой перестройке алгоритмов принятия решений, развитию и умению работать в вариативной ситуации становятся основными требованиями, определяемыми современной экономикой. Взрывное увеличение знаний также требует подготовки к решению неизвестных проблем, к освоению новых дискурсов, порождает неопределенность результатов образовательных услуг.

Пример с медициной и образованием связан с глобальными изменениями в экономике, определяемыми тем, что сектор услуг стал доминирующим. Доля услуг в валовом национальном продукте развитых индустриальных стран составляет более 70%. В США количество работающих в сфере услуг почти 70% от общего числа занятых и с каждым годом их доля растет.

В настоящее время в сфере услуг все отчетливее выделяется особый тип социальных услуг, которые не подчиняются общеэкономическим законам рынка и обладающими рядом специфических свойств. Это услуги, которые должны оказываться независимо от платежеспособного спроса населения (например, лечение инфекционных заболеваний, фундаментальные научные исследования или обеспечение образовательного минимума), услуги, которые не имеют заданного результата (качества) и которые не подчиняются известным законам ценообразования – не регулируются спросом и предложением, не соответствуют теориям полезности, трудовой стоимости и теории издержек производства, не поддаются полной стандартизации и не содержат гарантий качества.

Появление широкого класса социальных услуг и вовлеченность в их производство основной массы работающих требует, с одной стороны, новых подходов к оценке труда их производителей, а, с другой стороны, ставит вопрос об эффективном их финансировании и соотношении рыночных и бюджетных источников. Сегодня уже можно говорить, что социальная политика государства во многом определяется регулированием сферы социальных услуг. Однако многие вопросы экономики социальных услуг являются в современной науке наименее теоретически разработанными, а на практике порождают многочисленные тупики управления.

Приведенный выше перечень некоторых проблем важен не сам по себе. В конечном счете неэффективность отдельных социальных механизмов может быть компенсирована другими социальными технологиями или их системой. Основная проблема состоит в том, что все эти социальные институты являются следствием определенной идеологии некоего концепта, лежащего в их основе. Существующий кризис социальной практики отражает недостаточность её теоретической базы.

Самую существенную девальвацию испытала социалистическая идея. Социализм стал идеологической платформой социального вопроса с XIX века. Претерпев за полтора века существенную модернизацию и существуя в разных модификациях, социализм до сегодняшнего дня сохранил свои базовые принципы, обеспечивающие ему политическую монополию в решении социальных проблем. Принципы равенства, братства и свободы от угнетения и сословных и гендерных ограничений стали декларируемыми аксиомами социальной политики в мире. Фиксируя основные общественные противоречия XIX – XX веков и предлагая различные способы их снятия или микширования, социализм предложил такие эффективные институты, как принцип трипартизма, государственный социализм, солидарное страхование, прогрессивный налог и многое другое. Однако новые вызовы, существенно снизившие эффективность данных механизмов, подвергли коррекции и саму теорию, в том числе и политическую её составляющую. Это не означает, что социализм можно рассматривать как преодоленное заблуждение.

Фиксируемые в социалистической парадигме основные противоречия не исчезли, но претерпели более или менее существенные метаморфозы. В настоящее время идет поиск новых форм социализма, в том числе и в союзе с либеральной идеей, как например в концепции социально-ориентированного рыночного хозяйства или социальной ответственности бизнеса. Проблема современного социализма состоит в сложности разделения его политической и содержательной составляющей. В любом случае нет сомнения, что его эвристический потенциал не исчерпан и способен предложить новые решения.

В то же время очевидно, что в существующем виде социалистическая идея не решает проблемы изменяющегося общества. Существенно изменился политический контекст социальной политики. Демократия как форма выражения воли большинства по распределению общественных благ с развитием институтов гражданского общества все более трансформируется в направлении учета требований отдельных социальных меньшинств. В сочетании с постоянно увеличивающимися социальными обязательствами государства это приводит к развитию этатистской модели.

Ещё одной теоретической системой, оказавшей огромное влияние на социальную политику всего ХХ века, является теория социального государства или государства всеобщего благоденствия.

Возникнув как альтернатива социалистической классовой теории, она обеспечила признание государством за собой социальной ответственности, закрепила социальные права граждан и способствовала развитию социальных функций государства и механизмов их реализации (С.Калашников1, 2003г.).

Однако к концу ХХ века стало очевидно, что идеал социального государства оказывает мощное воздействие на развитие социальных потребностей, что в свою очередь ведет к опережающему росту социальных затрат и затрат на администрирование социальных расходов, ставит экономические ограничения реализации эффективной социальной политики.

Модель социального государства, описывающая функциональную систему государства в условиях доминирования социальных задач и сформировавшаяся одновременно с институализацией основных механизмов социальной политики, например, социального страхования, в современных условиях, когда эти механизмы в определенной степени потеряли свою эффективность, все больше превращаются в идеологему, лозунг не подкрепленный социальными технологиями.

Формирование с середины 90-х годов ХХ века модели либерального социального государства не решает проблемы экономических ограничений социальных трат государства и заставляет искать новые более эффективные формы социального государства.

Определенная исчерпанность потенциала характерна и для других менее крупных социальных теорий.

Дефицит теоретического осмысления социальных вызовов современности связан прежде всего с тем, что глобальные изменения мира произошли в самое последнее время, лавинообразно. Их осознание, хотя предпосылки новых явлений, например, переход к экономике знаний, или появление дистанционной формы занятости, стали предметом исследования отдельных ученых достаточно давно, произошло только после их реального вторжения в нашу жизнь, приобретения ими массовости и блокировки ранее эффективных институтов.

Наглядной иллюстрацией относительной неожиданности появления глобальной проблемы и значительности её последствий может служить проблема старения.

Ключевыми факторами, определяющими этот «демографический переход», является увеличение продолжительности жизни и малодетность. На глобальном уровне средняя продолжительность жизни увеличилась с 47 лет в 1950-1955 годах до 65 лет в 2000-2005 годах, и ожидается, что в 2045-2050 годах она достигнет 75 лет. Общий показатель среднего числа детей, рожденных женщиной за жизнь, снизился с 5,0 в 1950-1955 годах до 2,6 в 2000-2005 годах, и, согласно прогнозам, он будет продолжать сокращаться и в 2045-2050 годах составит 2,0. В ряде районов мира, причем не только в тех, где расположены развитые страны, но и в тех, где расположены многие развивающиеся страны, показатель среднего числа детей, рожденных женщиной за жизнь, составляет сейчас менее 2 и, вследствие этого, находится ниже уровня, необходимого для замещения поколений в долгосрочной перспективе.

В XXI веке старение населения будет оказывать глубокое влияние на общество и будет требовать того, чтобы директивные органы уделяли этому процессу все больше внимания. Как в развитых, так и во многих развивающихся странах доля пожилых людей в структуре населения увеличивается высокими темпами. Старение населения является одним из отражений успехов, достигнутых в процессе развития человека, и происходит как следствие более низкой смертности (в сочетании со снижением рождаемости) и увеличения продолжительности жизни. Старение населения открывает новые возможности, связанные с активным участием старших поколений как в экономической, так и в социальной жизни в широком смысле. В тех странах, главным образом развивающихся, в которых все еще увеличивается удельный вес молодежи, имеется «окно возможности» для обеспечения экономического развития. Старение населения также обусловливает возникновение важных задач, особенно задач, связанных с обеспечением финансовой жизнеспособности пенсионных систем, покрытием расходов на системы здравоохранения и всесторонним задействованием потенциала пожилых людей в качестве активных участников процесса общественного развития.

Возрастная структура населения мира претерпевает глубокие изменения. По мере сокращения смертности и рождаемости происходит постепенный сдвиг в сторону повышения удельного веса старших возрастных групп. С этими изменениями сталкиваются все регионы мира.

Одним из следствий старения населения в большинстве обществ является снижение числа работающих и генерирующих доходы людей в сопоставлении с числом неработающих и зависящих от чужих доходов. Показатели доли иждивенцев отражают отношение числа представителей той или иной группы населения, которые считаются материально зависимыми (как правило, дети в возрасте до 16 лет и пожилые люди в возрасте старше 65 лет), к числу представителей другой группы населения, которые считаются экономически активными.

В период с 1975 по 2005 год общий показатель доли иждивенцев по миру в целом снизился с 74 до 55 иждивенцев на 100 лиц трудоспособного возраста вследствие значительного снижения числа находящихся на иждивении детей. Ожидается, что тенденция к снижению этого показателя прекратится в ближайшее десятилетие, а затем сменится на противоположную. Согласно прогнозам, общий показатель доли иждивенцев в 2025 году составит 53 на 100 лиц трудоспособного возраста, а к 2050 году достигнет 57 целиков вследствие роста доли компонента пожилых людей.

В развитых странах общий показатель доли иждивенцев, согласно оценкам достиг самого низкого за всю историю уровня в 2005 году; и в будущем для стран этой группы прогнозируется его устойчивый рост вследствие непрерывного увеличения доли компонента пожилых людей. Динамика показателей доли иждивенцев в странах с переходной экономикой аналогична их динамике в развитых странах.

Существенное старение населения ожидается на протяжении нескольких следующих десятилетий во всех регионах мира. Стратегические меры вмешательства, призванные стимулировать деторождение в странах с низкой рождаемостью, даже если они будут эффективными, едва ли существенно повлияют на ожидаемое развитие событий. Кроме того, хотя значительная доля увеличения числа международных мигрантов может изменить тенденцию применительно к населению трудоспособного возраста в промышленно развитых странах, все возможные сценарии будущей динамики масштабов международной миграции показывают, что её влияние на темпы старения населения в этих странах будет достаточно скромным.

Какими бы ни были глобальные вызовы современного мира и пути их преодоления, важным свойством новых социальных технологий являются, при всей их универсальности, национальные особенности. Это связано с возросшей ролью социальных факторов в конкурентоспособности стран. Конкурентоспособность стран в глобальном мире становится доминирующей социальной функцией государства, системообразующим фактором всей его политики и главной целью.

Таким образом в настоящее время происходит формирование новых социальных функций государства – удовлетворение социальных потребностей людей дополняется использованием человеческого потенциала с целью повышения конкурентоспособности страны. При этом речь идет не об эксплуатации, которая в принципе не возможна в интеллектуальном труде, а о создании психологически комфортной для человека среды с целью его мотивации. То есть новое информационное общество требует от государства не снижения, а значительного повышения социальной безопасности, удовлетворения социальных потребностей, эффективного перераспределения социальных благ и обеспечения сплоченности общества. Другими словами, можно ожидать увеличение социальных гарантий государства с одновременным ростом манипулирования людьми в разных сферах. При этом становится очевидным, что традиционные механизмы социальной политики должны претерпеть кардинальную модернизацию.

1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   16


База данных защищена авторским правом ©ekonoom.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница