Школа трудовой демократии




страница1/4
Дата22.04.2016
Размер0.71 Mb.
  1   2   3   4


ШКОЛА ТРУДОВОЙ ДЕМОКРАТИИ

============================

Интернациональный университет трудящихся

и эксплуатируемых (Рабочий университет)
ТРУДОВАЯ

ДЕМОКРАТИЯ № 55

==============================================

Из цикла

Глобализация и профсоюзное движение”




Ракитский Б.В.

Ракитская Г.Я.


ВЛИЯНИЕ ГЛОБАЛИЗАЦИОННЫХ

РЕФОРМ 1990-2000-х годов

НА ПОЛОЖЕНИЕ ТРУДЯЩИХСЯ РОССИИ



Москва, 2007

Ответственные за выпуск:

Б.В. Ракитский

Г.Я. Ракитская




Трудовая демократия. Выпуск 55. Б.В.Ракит-

ский, Г.Я.Ракитская. ВЛИЯНИЕ ГЛОБАЛИЗА-

ЦИОННЫХ РЕФОРМ 1990-2000-х годов НА ПО-

ЛОЖЕНИЕ ТРУДЯЩИХСЯ РОССИИ. - М.: Шко-

ла трудовой демократии. 2007. 59 с.

© Б.В.Ракитский и Г.Я.Ракитская – текст.

© Школа трудовой демократии, 2007.

© Интернациональный университет трудящихся и эксплуатируемых (Рабочий университет), 2007.




Школа трудовой демократии

119571, Москва, пр.Вернадского, 113-244

Телефон/факс: (495) 434-52-80


Б.В.Ракитский, Г.Я.Ракитская

ВЛИЯНИЕ ГЛОБАЛИЗАЦИОННЫХ

РЕФОРМ 1990-2000-х годов

НА ПОЛОЖЕНИЕ ТРУДЯЩИХСЯ РОССИИ



1. Множественность государственных и научных оценок важнейших исторических событий, процессов и общественных состояний в нашей стране в 1970-1990-е и в 2000-е годы
Социальная революция 1989-1991 гг. и последовавшие революционные реформы существенно изменили положение трудящихся России. Перемены вышли разнонаправленные, привели к качественному улучшению одних и качественному ухудшению других важных общественных условий жизнедеятельности трудящихся. Обстановка труда, семейно-бытовые условия, досуговая сфера - всё это изменилось почти что коренным образом.

Перемены подобной глубины, да тем более в короткие сроки осуществляются не самотёком. Их кто-то замышляет, планирует, продвигает в жизнь, продавливает; кто-то, напротив, не желает, сопротивляется или покорно принимает.

В России 1990-2000-х годов реальными субъектами (участниками) перемен были: российское государство, российское предпринимательство, международный капитал и государства “Большой семёрки”, российские трудящиеся.

Влияние реформ на положение трудящихся - это вопрос социальной политики. Социальная политика (воспроизведём здесь её научное определение) есть не что иное, как субъектные взаимодействия социальных групп (классов), а также общностей (народы, семьи, территориальные общности) по поводу их соотносительного общественного положения. Проще говоря, социальная политика - это вопрос о том, кому на Руси жить хорошо, а кому - плохо и очень плохо?

Логику формирования, особенности разных этапов и итоги реальной социальной политики государственной и муниципальной властей следует рассматривать в широком контексте предыстории и истории радикальных (рево-люционных) общественных преобразований в новой России. Существенно важно при этом, что существует множественность оценок всех важнейших исторических событий, процессов и общественных состояний в СССР и в новой России. Различаются как государственные, так и научные (неофициальные) оценки.

Современным россиянам (в том числе и выросшим уже в послетоталитарной России) очень трудно привыкнуть к реальной множественности идеологий и теорий общественного развития. Всё хочется “объявленной ясности”, всё кажется, что официальная государственная оценка события или общественного процесса “главнее” и “истиннее” негосударственной (например, проистекающей как вывод из научного исследования). И уж совсем шокирует наше сознание простой в общем-то факт: принципиально разные оценки одних и тех же событий, процессов и состояний общества истинны. Дело обстоит не так, что из множества оценок верна лишь одна, а остальные ошибочны. Нет, каждая верна (если, конечно, она достаточно аргументирована). Правд (истин) много, а если сказать научно точно, то истина1 структурна. Структурна в той мере, в какой структурно общество. Разные классы, социальные группы, общности по-своему видят одно и то же общество, его прошлое, настоящее и будущее. Принципиально разное (классово разное) видение и проявляется во множественности оценок. Наш добрый совет: старайтесь понять разнообразные оценки, вникнуть в их внутреннюю логику. Не будьте настолько бескультурными, чтобы объявлять ошибочными все позиции, кроме вашей. Помните, что ваша позиция кажется ошибочной носителям всех иных позиций. Учитесь жить и общаться в демократическом пространстве идеологического многообразия, в режиме конституционного запрета установления какой-либо идеологии в качестве государственной или обязательной (статья 13 Конституции РФ).

После этих напоминаний обратимся к государственным и научным оценкам состояния общества в СССР и в новой России, а также исторических процессов последних десятилетий в нашей стране. Это оценки того общественно-исторического контекста, в котором формировалась и осуществлялась государственная и муниципальная социальная политика.

Характер общества в СССР. Согласно официальной государственной оценке, в СССР было построено развитое социалистическое общество, для которого характерны:

- общенародное государство;

- отсутствие антагонистических классов;

- общенародная собственность на средства производства;

- высший, социалистический тип демократии (под-линной демократии), качественно превосходящий буржуазную демократию;

- руководящая и направляющая роль Коммунистической партии, являющейся ядром политической системы общества, государственных и общественных организаций;

- юридическое и фактическое равенство всех наций и народностей, их братское сотрудничество2.

Имелись иные, в основном научные оценки характера общественного строя в СССР. В сводном виде эти альтернативные оценки можно выразить так:

- в СССР в результате событий конца 1920-х - начала 1930-х годов сложилось тоталитарное общество;

- государство в СССР было типичным тоталитарным режимом с командно-карательным типом управления экономикой и общественными процессами;

- демократия отсутствовала, партия власти (КПСС) имела монополию на всю власть в обществе и в хозяйстве;

- социальная структура общества в СССР была кастовой. Правящая каста - номенклатура - была единственным реальным субъектом общественных действий; остальные касты были декоративными субъектами;

- общество было эксплуататорским по существу. Социалистическая фразеология лишь прикрывала эксплуатацию, осуществлявшуюся в особо жёсткой, государственной форме. Уровень эксплуатации был выше, чем в развитых капиталистических странах;

- взаимоотношения народов, входящих в СССР, с “сильным союзным Центром” строились на имперских принципах, как взаимоотношения колоний с метрополией;

- тоталитарное государство СССР было нацелено на внешнюю экспансию и милитаризацию хозяйства.

Монополия КПСС на власть и имперский характер союзного государства были двумя основными тормозами на пути развития.

Советский Союз перестал существовать в 1991 г. В нынешних условиях немалая часть населения нашей страны продолжает считать общество в СССР и социалистическим, и демократическим, и общенародным. Современная официальная оценка характера общества в СССР - тоталитарное общество.

Справка: “Тоталитарный режим - политический строй, при котором государственная власть в обществе сосредоточена в руках какой-либо одной группы (обычно политической партии), уничтожившей в стране демократические свободы и возможность возникновения политической оппозиции, полностью подчиняющей жизнь общества своим интересам и сохраняющей свою власть благодаря насилию, военно-полицейскому террору и духовному порабощению населения; то же, что фашистский режим;



тоталитарное государство - форма государства, характеризующаяся полным (тотальным) контролем со стороны органов государственной власти над всеми сферами жизни общества, фактической ликвидацией конституционных свобод и прав”3.

Характер общественных исторических процессов конца 1980-х - начала 1990-х годов. Официальные оценки этих процессов даются регулярно, но, во-первых, несколько меняются со временем, а, во-вторых, далеки от научной полноты и точности, носят характер “брэндов” (символических образных обозначений), подчас грешат метафоричностью4.

Вот как обрисовал этапы развития России в последние полтора десятилетия Президент РФ В.В.Путин в своём Послании Федеральному Собранию РФ 26 мая 2004.

“С начала 90-х годов Россия в своем развитии прошла условно несколько этапов. Первый этап был связан с демонтажем прежней экономической системы. Он сопровождался ломкой привычного уклада жизни, острыми политическими, социальными конфликтами и был тяжело пережит нашим обществом.

Второй этап был временем расчистки завалов, образовавшихся от разрушения “старого здания”. При этом нам удалось остановить наиболее опасные тенденции в экономике и политической сфере. Не все решения, которые приходилось в те годы принимать, имели долгосрочный характер. А действия федеральных властей являлись скорее ответами на серьезные для нас угрозы.

Фактически мы только недавно подошли к третьему этапу в развитии современного российского государства, к возможности развития высокими темпами, к возможности решения масштабных, общенациональных задач. И сейчас мы имеем и достаточный опыт, и необходимые инструменты, чтобы ставить перед собой действительно долгосрочные цели.

...Отмечу лишь, что за четыре последних года мы перешагнули непростой, но очень важный рубеж. И впервые за долгий период Россия стала политически и экономически стабильной страной, страной независимой - и в финансовом отношении, и в международных делах, что само по себе неплохо.

...Напомню, за время длительного экономического кризиса Россия потеряла почти половину своего экономического потенциала. За четыре последних года мы смогли компенсировать около 40 процентов падения. Но, несмотря на это, нам пока не удалось “догнать самих себя” образца 89-го года. И только сохранение высоких темпов развития - таких, на которые сейчас вышла Россия, - не позволит отбросить нас на “задворки” мировой экономики”.

В официальных документах часто встречаются оценки, проистекающие из сугубо либерального видения природы случившихся событий и процессов. Отличительный признак таких оценок - объяснение событий и процессов экономическими причинами. Однако имеются и оценки, исходящие из более широкого и глубокого видения причин и следствий. К примеру, В Послании Президента РФ Б.Н.Ельцина Федеральному Собранию РФ 16 февраля 1995 г. сказано следующее:

“Несколько лет назад Россия сделала выбор в пользу демократии и рыночных реформ. Путь, который занял у других стран столетия, мы стараемся пройти за достаточно короткий срок.

История поставила нас в сложную ситуацию. С одной стороны, извечная любовь россиян к Отечеству; с другой - неприятие гнёта бездушной государственной машины, которая столетиями подавляла живую жизнь народа. Преодоление тоталитарного гнёта не ослабило отчуждение общества от власти. Наоборот...”

“... Россия не начала жизнь “с чистого листа”. С нами - весь груз прошлого.

Россия переходит из одной исторической эпохи в другую со скоростью, соизмеримой с жизнью одного поколения. Высокие темпы преобразований нередко приводят к издержкам”5.

В официальных документах не встречаются такие оценки событий и процессов, как “революция”, “революционные реформы” и им подобные.

Научные оценки носят более строгий и определённый характер. Наиболее серьёзным и обоснованным считаем следующее научное видение важнейших исторических событий, процессов и общественных состояний в нашей стране в 1970-1990-е и в 2000-е годы.

Тоталитарное общество в СССР десятилетиями находилось в системном кризисе, будучи деформацией (исторически неустойчивым состоянием). В связи с поражением в мировой гонке вооружений в 1970-1980-е годы кризис этот обострился до состояния революционной ситуации. Основные проблемы, требовавшие революционного решения, были такие: 1) монополия КПСС на власть, тоталитарный характер власти; 2) имперский характер взаимоотношений власти с народами, входящим с СССР и в так называемую мировую социалистическую систему (по выражению властей КНР, “социал-империализм”).

Внутренние политические силы в СССР были подавлены репрессивным режимом. К моменту обострения системного кризиса они лишь начали оформляться и консолидироваться. Поэтому большую роль в развитии революционной ситуации в революцию сыграли внешние силы, представлявшие по преимуществу интересы международного капитала. Логика событий выстроилась по типу “цветных революций”. Тем не менее в нашей стране произошла смена типа политической власти, страны “мировой социалистической системы” обрели независимость, имперский СССР прекратил своё существование как геополитическая реальность. Это и есть антитоталитарная и антиимперская революция. Её называют четвёртой русской революцией. Она совершилась в 1989-1991 годах.

Вслед за этим новая власть провела комплекс коренных преобразований во всех сферах общественной жизни. Их называют революционными реформами, а интеллектуалы либеральной ориентации - структурными реформами (это когда обсуждают проблемы серьёзно; когда же “развешивают лапшу” - называют рыночными реформами). Революционные реформы охватили отношения собственности (власти в хозяйстве), государственное строительство, экономические взаимоотношения, социально-трудовые отношения и все иные важнейшие сферы жизни общества.

Период революционных реформ называется в общественных науках переходным периодом. В этот период совершается необратимый переход от прежнего (доре-волюционного) состояния общества к новому качественному состоянию общества. Если новое качественное состояние общества исторически устойчиво и жизнеспособно, возникает новая общественно-экономическая формация. В этом случае историки констатируют, что революция сделала своё историческое дело и не потерпела поражения. Если же жизнеспособное и исторически устойчивое состояние общества не возникло, революционные завоевания постепенно утрачиваются. В той или иной мере восстанавливается старое (дореволюционное) состояние общества в несколько модернизированном виде, но, по существу, чреватое прежними внутренними противоречиями.

Вопрос о том, обрела ли современная Россия качественно новое (в сравнении с СССР) жизнеспособное общественное состояние, остаётся пока что дискуссионным. Вместе с тем очевидно, что некоторые существенные недемократические порядки общественно-политической, экономической и социальной жизни в последние годы восстанавливаются (особенно наличие партии власти и её монополия на власть).


2. Тенденции изменения социального положения населения России и реальная социальная политика государства, начиная с 1990-х годов
Очерченный выше общественно-исторический контекст позволяет дать обоснованный анализ логики формирования социальной политики российской власти, вычленить различные этапы этого формирования. Надо, правда, с самого начала предупредить, что социальную политику мы понимаем не поверхностно, не как набор государственных и муниципальных мер и обещаний, затрагивающих социальное положение населения. О социальной политике мы будем говорить как о субъектных взаимоотношениях и взаимодействиях элементов социальной структуры общества (классов, социальных групп, общностей, каст) по поводу сохранения и изменения их социального (социально-экономического) положения. Властные органы (государ-ственные и местные) – один из типов действующих в обществе субъектов социальной политики, вторичный (производный) ряд субъектов, а именно субъекты-представители тех элементов социальной структуры, которые являются носителями классовых, общностных, кастовых, социально-групповых интересов. Даже если государство (власть) обюрократилось и коррумпировалось (стало продажным) в очень и очень высокой степени, то и в таких ситуациях оно отстаивает не исключительно свои собственные интересы (интересы бюрократии), а всё же по преимуществу интересы господствующих в обществе (прежде всего господствующих в экономике) классов.

В периоды эволюционного развития одна из главных функций государственной власти – обеспечивать сохранение (воспроизводимость) качественной специфики общественного строя. В переходные эпохи главная функция государства - обеспечивать проведение радикальных (качественных, коренных) общественных преобразований. Таких преобразований, которые, как принято говорить, создают социальную базу (социальную опору) новой власти. Создать опору новой власти в обществе - значит провести глубокие перемены, соответствующие интересам социальной группы, победившей в политической революции, упрочивающие её положение в обществе, гарантирующие доминирование её интересов в последующем развитии.

При этом важно соблюсти политическую меру. Радикальные преобразования не должны нарушать целостности общества, то есть его воспроизводимости как единого социального организма. Государственная социальная политика не нарушает целостности общества, если она не игнорирует разнообразие и противоречивость социально-групповых интересов, если в ходе преобразований происходит их взаимоувязка.

В переходные эпохи каждая из противоборствующих социальных сил отстаивает свой путь выхода из общественного кризиса или, по меньшей мере, стремится к максимальному учету своих конкретно-исторических интересов. При этом реальная степень учета в государственной (и местной) социальной политике интересов подчинённых социальных групп зависит не столько от доброй воли победителей, сколько от уровня организованности и активности подчинённых групп, от реального соотношения социальных сил, от их фактического противоборства на общественной арене.

Противоречивость интересов социальных групп – причина, по которой одни и те же действия властей, одни и те же перемены в социальном положении населения воспринимаются и оцениваются в обществе по-разному.

В официальных государственных оценках, как правило, выражена позиция тех слоев общества, в интересах которых проводятся общественные преобразования, в том числе преобразования в социальной сфере.

Множественность аналитических оценок в научном сообществе отражает объективный факт социальной структурности общества, разнотипности (противоречи-вости) социально-экономических интересов, разнонаправленности требований к социальной политике, проистекающей из различий интересов.

Факторы, формирующие отношение населения к переменам в социальном положении, - не только сравнение нового фактического положения с прошлым, но и (особенно в кризисные и переходные периоды) сравнение фактического положения с желаемым, с ожидаемыми благоприятными изменениями в социальном положении. Президент РФ В.В.Путин в своём Послании Федеральному Собранию РФ 10 мая 2006 г. оттенил эту особенность переходного состояния общества:

“...Планируя дальнейшее развитие нашей государственной и политической системы, мы, конечно, должны учитывать современное состояние нашего общества. И в этой связи отмечу одну из существенных черт нашей внутриполитической жизни, а именно: низкий уровень доверия граждан к отдельным институтам государственной власти и к крупному бизнесу. И понятно почему.

С переменами начала 90-х были связаны большие надежды миллионов людей, однако ни власть, ни бизнес не оправдали этих надежд. Более того, некоторые представители этих сообществ, пренебрегая нормами закона и нравственности, перешли к беспрецедентному в истории нашей страны личному обогащению за счёт большинства граждан”.

В первоначальный (“шоковый”) период российских реформ главным в изменении социального положения трудящегося большинства населения было многоразовое (в 6-8 раз) понижение уровня жизни, разрушение прежней системы социальных гарантий без её замещения системой, защищающей от новых социальных рисков. Сравнение трудящимися своих ожиданий от реформ с реальными переменами и даже с тем, что было обещано правительством накануне реформистского прорыва (в октябре 1991 г.), было по большей части не в пользу реальных перемен. По этой причине возникла тенденция к идеализации положения трудящихся в советские времена. Большинство не принимало государственную стратегию, в соответствии с которой сначала и надолго разрушалось все старое, чтобы затем на его развалах строить новое.

К середине 1990-х годов курс на капитализм в России закрепился, прошел “точку невозврата”. Вариантность будущего сузилась до разных моделей капитализма – зависимого (периферийного) или самостоятельного; жесткого (либеральная модель) или осторожного (модель социального государства). Существенным фактором в формировании отношения населения к государственной социальной политике стало сравнение реальной политики с конституционно закреплённым (в 1993 г.) определением России как демократического федеративного правового государства (ст.1 Конституции) и как социального государства (ст.7 Конституции).



К настоящему времени всё более вероятным становится возвращение российского общества вновь в ситуацию переходности, актуальной социальной разновариантности будущего. Предыдущие преобразования сделали население России донором первоначального накопления капитала, а страну в целом – донором (жертвой) глобализации. Специфические черты современной социальной ситуации в России – затянувшаяся зачаточность гражданского общества, социальная деградация (деклассирование, если говорить в старых терминах) значительной части населения, широкомасштабная криминализация (теневой характер) общественных отношений.

В такой социальной ситуации стремление высшей государственной власти вернуть России политическую и экономическую независимость, сделать страну сравнимой по уровню экономического развития с ведущими капиталистическими странами может быть реализовано противоположными способами.

Один из реально возможных способов, реально возможный путь развития - лишение всех социальных групп (в том числе и капиталистического класса) и всех социальных общностей реальной социальной субъектности, “наведение порядка” в стране на основе закрепления тенденций к государственно-партийной монополии на власть, к формальности федеративного государственного устройства, к декоративности гражданского общества.

Другой реально возможный путь - социальные преобразования в русле всё ещё нереализованных исторических задач социальной революции 1989-1991 гг. (переход от тоталитарного социального государства к демократическому социальному государству с достойным уровнем жизни граждан; отказ от имперских внутригосударственных отношений).


3. Направленность общественного развития и характеристика основных социально-структурных реформ в 1990-х годах
Цель радикальных общественных преобразований в России после отстранения КПСС от власти и распада СССР программно обозначалась новой властью и в 1991 г., и в 1993 г. как переход к капитализму такого же типа, как в развитых западно-европейских странах - демократическое правовое социальное государство, социальная рыночная экономика6.

Первоприоритетной задачей и стержнем правительственной социальной политики вплоть до середины 1990-х годов было формирование новой социальной структуры общества, соответствующей капитализму. Другими словами, реформы новой власти, начатые в 1992 г., были революционными социально-структурными реформами.

Существенно важно, что социально-структурные реформы проводились при поддержке (и по рецептам) организаций, представляющих интересы крупного международного капитала на современном этапе глобализации капитализма. Эта поддержка оказывалась на условиях немедленного открытия российской экономики для иностранной конкуренции.

  1   2   3   4


База данных защищена авторским правом ©ekonoom.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница