Россия – сша: от противостояния к партнерству и обратно?




Скачать 143.49 Kb.
Дата10.05.2016
Размер143.49 Kb.


Россия – США: от противостояния к партнерству и обратно?

(перспективы взаимодействия России и США на ближайшее десятилетие)
С.К. Ознобищев, Директор Института стратегических оценок

Наследие холодной войны. Факторы ­ухудшения двусторонних отношений в политике США
На протяжении всей «новой истории» демократической России отношения Москвы и Вашингтона не отличались стабильностью. Более того – их внешнее оформление и содержание на современном этапе становятся все более противоречивыми.

Конец 2006 – начало 2007 годов принесли с собой очередное обострение риторики с обеих сторон, но в то же время характеризовались и некоторыми достижениями, которые, как это ни парадоксально, были невозможны в более спокойное время нашего взаимодействия. В конце 2006 г. между президентами России и США была достигнута договоренность, а затем американской стороной был подписан протокол о вступлении России в ВТО. В начале 2007 г. Министр иностранных дел С.Лавров и Госсекретарь США К.Райс заявили о продвижении в вопросе снятия поправки Джексона-Вэника – о чем не говорилось с такой уверенность на протяжении всей истории наших отношений.

Исторически достижения по сотрудничеству между нашими странами на одном направлении, почти что всегда сопровождалось попытками ухудшить уровень отношений на других векторах взаимодействия. Так было даже во времена горбачевской «перестройки», когда делались первые шаги на пути перехода от конфронтации к сотрудничеству между Вашингтоном и Москвой. Это еще раз подтверждает тезис о влиятельности сил, выступающих в обеих странах против установления партнерских отношений.

Времена холодной войны миновали. Однако следует признать, что хотя уровень вооруженного противостояния существенно снизился и стал качественно иным, по-прежнему сохранились крупнейшие в мире стратегические ядерные потенциалы России и США, которые направлены друг на друга. Исчезло идеологизированное противостояние, но остались элементы «идеологизация» двусторонних отношений, которая часто является побудительным поводом для политиков и экспертов с обеих сторон отрицательно относиться к предложениям и инициативам другой стороны.

Это в значительной степени связано с тем, что за время становления новой России не удалось разрешить даже проблемы и противоречия, оставшиеся в наследство от холодной войны 1.

Среди них, в первую очередь, не было выполнено:

- существенное сокращение стратегических и иных ядерных потенциалов.

- не были выработаны новые военные доктрины¸ концепции и иные документы, в которых бы исчезло адресное обращение к угрозам, воспринимаемым как порождение действий друг друга.

- не был создан механизм партнерства, который бы работал на укрепление сотрудничества и предохранял нас от кризисов в отношениях

- не удалось осуществить полную «деидеологизацию» отношений (в механизме, причастном к выработке решений, по-прежнему, используется аргументация и работают люди, поддерживавшие «систему функционирования» холодной войны).

Таким образом, наследие холодной войны продолжает оказывать негативное воздействие на современное развитие двустороннего взаимодействия. Более того, за последние 10-15 лет расширился перечень причин, которые дают противникам партнерства дополнительные аргументы в подкрепление своей позиции, и, наоборот, сократилась «обосновательная база» его сторонников.

Настроения в пользу партнерства были серьезно подорваны целым рядом наиболее значимых проявлений американской политики, которые расценивались многими в России, как идущие вразрез (представляющие угрозу) интересам страны и ее безопасности:

- политика расширения НАТО, осуществляемая под руководством Вашингтона и игнорирующая возражения России;

- натовские бомбардировки Югославии (решение о которых принял Совет НАТО без консультаций с ООН) и серьезный крен в сторону поддержки со стороны США антисербских сил;

- вооруженное вторжение в Ирак, инициированное США и начатое без санкции ООН вразрез с нормами и принципами международного права;

- срыв осенью 2003 г. плана Путина по урегулированию в Приднестровье;

- поддержка украинского лидера В.Ющенко в его действий в период «оранжевой революции» и стремление «затащить Украину в НАТО»;

- поддержка президента Грузии М. Саакашвили, «который не стесняется, открыто называть Россию своим врагом»;

- претензии к развитию демократии в России, постоянно высказываемые на разных уровнях официальной власти США;

- перспектива развертывания элементов ПРО в географически близких для России регионах.

Все эти действия сложили во взглядах российского политического класса устойчивую убежденность в том, что Вашингтон не желает и не собирается в будущем считаться с интересами России. Такие настроения, серьезно превалируя над восприятием имеющихся достижений в двустороннем взаимодействии, несомненно, окажут долгосрочное негативное воздействие на перспективы развития наших отношений.

Тем более, что даже «традиционные направления» взаимодействия развиваются неудовлетворительно. Как уже отмечалось, сохраняются ядерные стратегические потенциалы, модернизация которых продолжается и будет вестись, ориентируясь на планы строительства ядерных средств другой стороны. Структура наших торговых связей носит негативный для России характер: в импорте превалирует продукция с высокой добавленной стоимостью, а в экспорте - сырье и товары с низкой степенью переработки. Этим в значительной степени объясняется достигнутая т.н. «позитивная динамика» двусторонней торговли. Кроме того, более чем заметный вклад в повышение оборота взаимной торговли вносят высокие мировые цены на топливно-энергетические товары, с одной стороны, и ослабление доллара, с другой. Пока что не наблюдается предпосылок для изменения этих тенденций.
Объединяющие интересы
На ближайшее десятилетие, в той или иной степени, сохранятся определенные объективные интересы, которые будут оказывать воздействие в направлении тесного сотрудничества (партнерства) сторон.

Со стороны России это:

- необходимость демонтажа «машины холодной войны», который не может быть осуществлен в одностороннем порядке. Эта цель предполагает, также, получение, при содействии Вашингтона, финансовой и технической помощи для выполнения такой задачи (в этом смысле характерны программы Нанна-Лугара, «Глобального партнерства»);

- в направлении тесного сотрудничества (партнерства) подталкивают также и соображения обеспечения безопасности. США являются самой мощной военной силой на планете. Военное противостояние с Вашингтоном с падением советской власти и исчезновением идеологических основ для такого противостояния объективно сегодня лишено прежнего «смысла». Нам незачем сдерживать друг друга с помощью ядерного оружия или, даже гипотетически понуждать друг друга к каким-либо действиям, если мы собираемся строить свои отношения на основе сотрудничества и партнерства двух демократических государств.

Остается актуальным понимание, что в современном мире безопасность можно уверенно обеспечивать только совместно. Для объективных экспертов очевидно, что в случае совместного продвижения по пути сокращения и ликвидации вооружений США и Россия избегнут издержек, связанных с гонкой вооружений, которые подорвали экономику СССР.

В то же время, выступая совместно против угроз безопасности регионального и мирового уровня, мы в состоянии им достаточно эффективно противодействовать. Пример тому – операция в Афганистане.

У нас с США нет спорных территорий, требующих поддержания военного противостояния. Обе стороны отстроили и отладили практически автономные системы собственного энергообеспечения, рассчитанные на десятилетия вперед. И если у США время от времени случаются сбои в этой системе, то ее восстановление напрямую не затрагивает интересы России.

- немаловажную роль играет и фактор влияния в мире. Без поддержки США России трудно, а иногда и невозможно осуществлять политику «вхождения» в различные мировые институты. Только в тесном взаимодействии с США при принятии решений глобального уровня, отвечающих нашим интересам, Россия может быстро достигать своих целей. США занимают ключевые позиции в международных организациях - без согласия Вашингтона решение кардинальных проблем современности крайне затруднено. Недаром, например, значительное место в ходе российско-американских встреч в верхах в последние годы было уделено обеспечению поддержки Вашингтоном вступления России в ВТО.

- США важны для России и как финансовый центр. Финансовая политика Вашингтона во многом определяет финансово-экономическую ситуацию в мире. Для России этот фактор носит еще и особый специфический характер в связи со значительной степенью долларизации нашей экономики. Показателен и тот факт, что наш золотовалютный резерв в виде ценных бумаг частично хранится в американских банках.

В этом контексте роль США была особенно чувствительна для Москвы в 1990-х годах, когда Америка играла ключевую роль в периодической «выдаче» нам западных кредитов. В последнее время поддержка Вашингтона была решающей при решении вопроса о выделении средств - без малого 20 млрд. долларов на ближайшие десять лет - на цели так называемого Глобального партнерства, а фактически - на решение ряда наиболее актуальных для России проблем, связанных с уничтожением ОМУ.

- для современного развития России важен и инновационный, научно-технический аспект наших отношений. Даже для экспертов из передовых европейских стран очевидно, что США по подавляющему числу параметров являются лидером в научно-технической сфере - по ассигнованиям на цели НИОКР, по получаемым результатам, по уровню отладки процесса «производства» инноваций и изобретений, по быстрому и эффективному их внедрению в практику.

Сфера эта важна для нас в нескольких аспектах. В России серьезно обсуждается вопрос о перспективах «прорывной стратегии» развития. Но такая стратегия невозможна без широкого использования наиболее передовых научно-технических достижений, поддержки развития «критических технологий» – тех областей науки и техники, в которых Россия обеспечивает опережающий или равный с Западом уровень развития. Перечень таких областей составлен российскими учеными и периодически обновляется.

Очевидно также, что без интенсивного научного обмена с наиболее развитыми в научно-техническом отношении странами (и, в первую очередь, с США) проблематично поддержание и обеспечение соответствующего уровня развития этих технологий и в России. Причем этот обмен должен состоять не только во взаимном проведении конференций и «круглых столов», но и в совместных проектах, работе наших специалистов по контракту в наиболее продвинутых научных центрах и лабораториях США.

- для нынешнего этапа нашего развития особенную актуальность приобретает цель демократического развития России. В условиях неконсолидированности демократических институтов в России, несовершенства российских демократических процедур, тесные отношения с США и Западом служат делу поддержки у нас демократии хотя бы на «приемлемом» уровне.

Со стороны США, можно выделить следующие интересы, которые, в ближайшее десятилетие, будут способствовать поддержанию отношений сотрудничества и партнерства:

- как и у России, у США сохраняется интерес (не всегда выраженный отчетливо) к взаимному уничтожению «материального наследия холодной войны». В Вашингтоне, в целом, не отказываются от цели дальнейшего совместного и сбалансированного сокращения и ликвидации вооружений, что соответствует и интересам Москвы.

- позиция и поддержка России становится все более важной для обеспечения безопасности США в условиях, когда наша страна возвращает себе позиции одного из «мировых центров», без которого невозможно уверенное решение проблем безопасности мирового и регионального уровня. Совместные действия с Россией особенно важны в реализации особенно важных сегодня для Вашингтона «интернациональных» целей как борьбы с международным терроризмом и распространением оружия массового уничтожения (ОМУ) (характерный пример – настойчивость Вашингтона в подключении России к выдвинутой Белым домом т.н. «инициативы по безопасности в области нераспространения» – ИБОР).

- исходя из целей диверсификации путей снабжения энергоресурсами США, в принципе, были бы заинтересованы в определенных поставках из России. Эта цель, однако, не является в настоящее время критически важной американской экономики.

- в контексте поддержания научно-технического сотрудничества, на государственном уровне в США будет сохраняться интерес к взаимодействию с России в интересующих их сферах. Одной из них является перспектива совместного освоения космического пространства (особенно, это будет касаться использования российских ракет-носителей в период перехода от программы применения «Спейс-Шаттл» к следующему поколения кораблей многоразового пользования).

- в отношениях с Россией не последнюю роль будут играть и представления о необходимости поддержания демократии и создания «общих ценностей». Исходя из официально декларированных целей продвижения демократии во всем мире и соображений обеспечения большей уверенности в партнере у Вашингтона будет присутствовать интерес к «вовлечению» (engagement) Москвы в «орбиту» Запада и его «ценностей».


Взаимные «раздражители». Альтернативы будущих отношений
Исходя из динамики современного развития отношений, в обозримый период, сохранятся наиболее значимые «раздражители» в восприятии друг друга, препятствующие сближению и партнерству.

В общем плане, для России это:

- политика «безусловного лидерства» и соответствующие действия Вашингтона в мире;

- акции, которые идут вразрез с принятыми нормами международного права (в том числе, и его понимания в России);

- действия вопреки интересам России (как декларированными, так и существующими в восприятии российской элиты);

- осуществляемые и поддерживаемые Вашингтоном мероприятия, которые могут расцениваться у нас, как представляющие угрозу безопасности России;

- противодействие действиям и инициативам друга на международной арене;

- критика российской внутренней и внешней политики, упреки в адрес состояния демократии и демократических институтов в России.

В восприятии США, наиболее вероятно сохранение следующих «раздражающих факторов» в политике Москвы:

- противодействие реализации интересов США, в том числе, в форме противодействия действиям и инициативам на международной арене;

- осуществляемые Москвой мероприятия, которые могут расцениваться в Вашингтоне, как представляющие угрозу безопасности США (особенно, сближение и тесное сотрудничество с «оппозиционными» США странами и движениями);

- отход России от демократического курса, а также восприятие происходящих в нашей стране политических изменений как движение в этом направлении.

Наряду с обозначенными выше долгосрочными тенденциями, можно предполагать проявление в ближайшее десятилетие следующих компонентов при формировании политики Белого Дома, которые, во многом, будут иметь воздействие на российско-американские отношения:

- несмотря на противоречивый характер имеющих место в экономике США процессов, «запас ее прочности» не позволяет говорить о реалистичности сценариев серьезного внутреннего экономического кризиса. Поэтому на действия Вашингтона в военно-политической сфере будут оказывать воздействие, в основном, не экономические ограничители. Ограничения будут связаны с процессом выработки решений в системе демократических институтов, а также с «синдромом» ранее ошибочно предпринятых решений (следует ожидать «пост-иракского» эффекта в виде сдержанности на мировой арене);

- степень развития демократических институтов («система сдержек и противовесов») будет «нивелировать» просчеты отдельных лидеров на мировой арене (синдром «выхода из Вьетнама», а в наше время – из Ирака);

- хотя с начала нового века, в силу ряда обстоятельств, Россия заняла более заметное место в расчетах Вашингтона, однако «российский вектор» политики по-прежнему не будет находиться в фокусе политического и общественного внимания в США.

Таким образом, степень сближения и сотрудничества на ближайшие десять лет во многом будет определяться тем, насколько лидеры России и США, а также политические классы этих стран смогут воспринять объективность и насущность общих «объединяющих» интересов – либо при выработке решений будет превалировать восприятие «раздражающих факторов» как реалий двусторонних отношений.

Вектор будущих отношений России и США еще далеко не сформирован. Этот может быть сделано, как это происходило в прошлом, исходя из субъективного выбора лидеров двух держав. В конечном счете, существо и характер двусторонних отношений будет зависеть от того, насколько новые лидеры будут считаться с объективными потребностями обеих сторон, толкающих нас к тесному двустороннему сотрудничеству.

В конкретном плане, на ближайшее десятилетие сохранят свою актуальность практически все, из упомянутых выше факторов.

Возможно, однако, что стороны предпримут действия, которые способны заметно изменить положение к лучшему. Среди них:

- провозглашение (в очередной раз), новыми лидерами России и США отношений тесного сотрудничества (партнерства);

- давление со стороны первых лиц государств на национальные структуры власти в направлении реализации такой политики;

- недопущение (сведение до минимума) военно- и внешнеполитических действий, воспринимаемых другой стороной как угроза, предмет озабоченности или ущемление национальных интересов;

- создание механизма (бюрократических структур) по реализации сотрудничества и партнерства;

- поступательное развитие демократии и ее институтов в России;

- снижение уровня критики (запрет резкой публичной критики для официальных лиц) в отношении другой стороны.

По времени можно говорить, примерно, о следующих условных периодах в будущем развитии отношений России и США:

До окончания президентского срока нынешнего главы Белого Дома будет прослеживаться, отвечающая тактическим интересам президента– республиканца Буша тенденция к демонстрации критикуемого сейчас «российского вектора» политики Вашингтона как успешного и выполнившего основные цели. Это предполагает укреплению материальных основ двусторонних отношений, но не исключает периодического обострения риторики с «обвинительным» уклоном в адрес друг-друга.

Серьезный кризис в отношениях возможен, если одна из сторон предпримет что-либо недопустимое с точки зрения руководства и политической элиты другой стороны (например, со стороны США это может быть бомбардировка иранских ядерных объектов).



После выборов 2008 г. (сначала в России, а затем и в США) возможны несколько сценариев, в зависимости от выбора первых лиц государств и действий государств на мировой арене и внутри страны. Однако, представляется, что, исходя из логики необходимости критики курса предшествующей администрации (президента Буша), период осложнения отношений фактически неизбежен. Продолжительность такого периода может варьироваться.

Исходя из природы современных и перспективных вызовов и угроз, интересов и целей внутреннего развития России, наиболее отвечающий интересам нашей страны будет, все же, курс на сохранение и развитие отношений тесного сотрудничества и партнерства. Этот путь не противоречит и долгосрочным интересам США. Однако уровень экономического и технологического развития, способности самостоятельного (и группового) воздействия на мировые процессы, стабильности демократических институтов позволят США, гораздо, в большей степени, чем России «абстрагироваться» от тесного взаимодействия с другой стороной. Для России же, в том числе, в силу упомянутых выше долгосрочных объективных интересов, отношения тесного взаимодействия и партнерства (существенные аспекты которых абсолютно не могут быть заменены и восполнены за счет отношений с ЕС, Китаем, Индией и т.п.) в условиях ее современного развития – особенно значимы.

Возможен путь «волевой установки» на партнерство (как это и было сделано в июле 2001 г. на саммите в Любляне), принятого первыми лицами наших стран. В этом случае можно будет серьезно сократить период «поствыборного» осложнения и неопределенности в отношениях.

Есть вероятность и сценария серьезного обострения мировой обстановки. Такая ситуация может способствовать политическому сближению сторон. Так, например, применения ядерного оружия на Ближнем Востоке, на индо-пакистанском полуострове, акт «катасрофического терроизма» с массовыми жертвами, способны придать новый импульс отношениям тесного взаимодействия России и США.

В случае, если нынешние негативные тенденции развития отношений не будут преодолены, то следует ожидать проявлений «вялого соперничества», с периодическими его обострениями при декларированном сотрудничестве и даже партнерстве.

В действительности, для того, чтобы претворить в будущем, даже самом ближайшем, тот или иной вариант развития наших двусторонних отношений, следует говорить о том, что необходимо сделать сегодня национальным политическим классам для реализации наиболее благоприятного для каждой из сторон сценария, которые, все же, лежат в рамках тесного и конструктивного взаимодействия Москвы и Вашингтона на международной арене.

Значительная «многовекторность» и «многовариантность» направлений развития российско-американских отношений ставит под сомнение возможность «однолинейного» прогнозирования развития российско-американских отношений. В то же время в качестве насущной задачи, эти же факторы, выдвигают необходимость выработки стратегии (долгосрочного видения) в отношении Вашингтона с максимально полным учетом интересов России.

Именно выверенная политика России в отношении США способна существенно сузить фактор неопределенности в наших отношениях. Это можно сделать, если в «новом политическом цикле» (после 2008 г.) с нашей стороны будут вновь предприняты усилия по «запуску» партнерского диалога на самом высоком уровне. Активный, откровенный и результативный диалог, инициированный Россией, способен «подправить» (и даже серьезно изменить) в нашу пользу внешне- и военно-политические составляющие американской политики.



1 При этом, основные составляющие холодной войны в ее «чистом виде» (в первую очередь вооруженное противостояние на всех уровнях и идеологическое противоборство) все-таки удалось ликвидировать.




База данных защищена авторским правом ©ekonoom.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница