Программа «Научные и научно-педагогические кадры инновационной России»




страница4/42
Дата22.04.2016
Размер8.83 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   42


График 2.1. Сравнительная динамика денежной массы по странам мира27
В условиях кризиса денежно-кредитная политика центрального банка становится, по сути, оперативным реагированием на события, какими они складываются в мировой кризисной динамике, и, в качестве «финансовой инфекции» переносятся – прежде всего через действия нерезидентов, через операции экономических агентов, имеющих российское происхождение, с иностранными активами и обязательствами – на внутренний рынок.

Как показывает международная практика, стандартными ответами центральных банков на кризис 2008 – 2009 гг. были:



денежно-кредитная политика

-денежная эмиссия, поддерживающая ликвидность банков и платежной системы с целью урегулирования системного риска финансовой сферы (прежде всего, за счет расширения прямого рефинансирования коммерческих и других банков);

-радикальное снижение процента центральными банками (удешевление кредита как инструмента оживления экономической активности); программы льготных заимствований по низким процентам;

финансовое регулирование

-рост покрытия в системах страхования депозитов (предупреждение массовых изъятий средств из банков);

-постепенное ужесточение финансового регулирования, направленное на рост прозрачности финансовых рынков, на ограничение деятельности, несущей системный риск, на снижение финансового левериджа, на создание капитальных резервов, ограничивающих перегревы финансового рынка и создающих амортизаторы при наступлении системных рисков, на ослабление конфликтов интересов, направленных на принятие эксцессивных рисков, на введение специальных налогов как источников покрытия будущих убытков от системных рисков и т.д.

Вместе с тем выявились заметные отличия между поведением центральных банков индустриальных и развивающихся стран. 28

Основной целью центральных банков в индустриальных странах была поддержка ликвидности. Следствие - повсеместное снижение процента по рефинансированию коммерческих банков с лета – осени 2008 г., синхронное доведение его до уровней ниже 1% (по еврозоне – 1,75%).

Центральным банкам развивающихся стран, наряду с поддержкой ликвидности, приходилось решать другую задачу – предупреждение бегства капиталов из страны. Она требует иной динамики процента – роста вместо его снижения. В этой связи эти банки осенью 2008 г. вели себя иначе – либо повышали процент, либо держали его уровень неизменным с тем, чтобы в 2009 г. приступить к его снижению.

В первой, критической фазе кризиса российская политика в финансово-кредитной сфере проводилась в тех же направлениях, за рядом важных исключений:

денежно-кредитная политика

вместо снижения ставки рефинансирования Банка России (как это делали банки индустриальных стран) – ее повышение. Основная идея – предупреждение дальнейшего бегства капиталов из России, рост доходности финансовых активов на внутреннем рынке, хотя масштабы системных рисков осенью 2008 г., какими они представлялись (и были реализованы) инвесторам – нерезидентам, были таковы, что рост процента на несколько пунктов не мог оказать реального влияния на решение, выводить или не выводить капиталы из России. Кроме того, повышение ставки рефинансирования, с учетом того, что она была недействующим инструментом, имело преимущественно демонстрационный характер в том, что относится к реальной доходности финансовых активов в России.

вместо роста денежной массы (увеличения ликвидности) – ее неуклонное сжатие. Несмотря на то, что как в группе индустриальных стран, так и в развивающихся экономиках в 2008 – 2009 гг. возникали моменты уменьшения номинального объема денежной массы (при неуклонной политике центральных банков по ее наращиванию), только в Российской Федерации глубина падения достигала почти 20%, и при этом – в разгар кризиса (к марту 2009 г. в сравнении с сентябрем 2009 г.).

С весны 2009 г. рост денежной массы в России возобновился.

По оценке, одной из причин сжатия денежной массы в России было бегство капиталов, прежде всего нерезидентов, которое – в условиях действия механизма эмиссии рублей против валютных поступлений и при том, что механизм рефинансирования коммерческих банков еще не заместил этот своеобразный «Валютный Совет» («Currency Board») – приводило к «вымыванию» денежной массы при обратном превращении рублей в иностранную валюту (с последующим ее выводом за пределы России).

2.3 Содержание посткризисной денежно-кредитной политики
2.3.1 Задачи денежно-кредитной политики в посткризисный период
Задачи денежно-кредитной политики центрального банка не сводятся только к обеспечению устойчивости национальной валюты (инфляция, валютный курс). Вся накопленная в мире практика взаимодействия экономического и финансового развития, удержания устойчивого роста и укрепления конкурентоспособности стран, урегулирования системных рисков и удержания устойчивости макроэкономических систем на основе деятельности центральных банков приводит к выводу о том, что их задачи связаны с активным, многоцелевым вмешательством в экономику, выходящим за рамки обеспечения стабильности финансовой сферы.

С учетом экономических особенностей Российской Федерации, состояния ее финансового сектора, сложившихся связей с глобальными финансами и посткризисного характера мировой экономики, денежно-кредитная политика, во взаимосвязи с другими составляющими экономической политики государства, призвана решить следующие задачи.


Рост финансовой глубины, зрелости финансовой системы России. Чем выше финансовая глубина экономики, ее насыщенность деньгами, финансовыми инструментами, финансовыми институтами, чем более она оценена, тем лучше условия для экономического развития и устойчивого роста.29 По критерию финансовой глубины должен быть обеспечен переход России из серединной группы развивающихся экономик в группу «новых индустриальных стран».

В этой связи необходима осторожная денежная политика, направленная на сбалансированный рост монетизации к 2012 г. (Денежная масса / ВВП)30 до 60 – 65% ВВП, к 2015 г. – до 70 - 80% (Россия в 2007 г. – около 40%, средний уровень развитых стран - 80 - 120%, Китай – более 160% в 2008 г.).

Как следствие, должно произойти увеличение насыщенности кредитами до 60-70% (Кредиты экономике и населению / ВВП), среднего уровня капитализации рынка акций к ВВП – до 80 – 85%.
Преодоление разбалансированности финансовой системы, обеспечение макрофинансовой стабильности. Финансовая система России является одной из самых рискованных, волатильных в мире, несущей в себе сверхконцентрации системных рисков. Устойчивому экономическому развитию прямо противодействуют эксцессиии и экстремальные значения, относящиеся к проценту, инфляции, валютному курсу, международным резервам, долгам, долларизации, динамике цен финансовых активов, их взаимодействию между собой и величине рисков и колебаний, которые они генерируют, создавая негативные стимулы для экономических агентов и глубокие нарушения в воспроизводственном процессе.

Задача - переход от спекулятивной модели финансовой системы и финансового рынка, зависимых от внешних инвестиций, к устойчивой модели, основанной на балансе внутреннего и внешнего денежного спроса, ориентированной на длинные инвестиции, модернизацию экономики и финансирование инноваций. Нормализация состояния и обеспечение устойчивости финансовой системы и финансового рынка на уровне новых индустриальных стран (рост объемов финансовых активов и насыщенности ими экономики, резкое увеличение средне- и долгосрочной компоненты в структуре активов, нормализация цены денег и уровня рисков и волатильности, снижение до минимальных значений инфляции при обеспечении устойчивости валютного курса).


Укрепление внутреннего денежного спроса, преодоление зависимости от доступа к внешним рынкам капиталов. Конкурентоспособность экономики и финансовой системы России и его потенциал в выполнении своих функций, финансовый суверенитет должны обеспечиваться на основе опережающего роста внутреннего платежеспособного спроса в сравнении с внешним (в отличие от практики 1995 – первого полугодия 2008 гг., создавшей масштабную зависимость от денежных ресурсов нерезидентов, прежде всего от потоков «горячих денег», в пределах незначительного по объемам финансового рынка России).

Денежно-кредитная политика может внести только частичный, хотя и эффективный вклад в решение этой задачи. Наилучшей ситуацией для России были бы рост нормы накопления, снижение позитивного сальдо торгового баланса за счет увеличения импорта технологий и оборудования, ослабление повышательного давления на рубль, расширение прямых иностранных инвестиций в ущерб портфельным (при максимизации стимулирования ПИИ), отказ от политики вывода «избыточной ликвидности» в международные резервы, переход от механизма рублевой эмиссии против валютных поступлений к смешанному механизму эмиссии, во многом основанному на рефинансировании коммерческих банков под кредиты реальному сектору (с укреплением внутреннего платежеспособного спроса, как следствие).

Должно быть обеспечено привлечение масштабных объемов прямых иностранных инвестиций на волне долгосрочного роста мировой экономики в посткризисный период, при обеспечении устойчивости финансовой системы к финансовым инфекциям, спекулятивным атакам, перегревам рынка и иным рыночным шокам.
Стимулирование развития экономики. Обеспечение «стратегии выхода», «ребалансирования» российской экономики во взаимодействии с другими видами экономической политики государства. Как показывает международная практика, центральные банки развитых стран неизбежно втягиваются в регулирование экономической активности, содействуют устойчивости экономического роста на основе изменения объемов денежной ликвидности, курса национальной валюты, процента, прямой поддержки системообразующих финансовых институтов, осуществляющих финансирование реального сектора и домашних хозяйств.

Центральные банки развивающихся и переходных экономик, к которым относится и Россия, в еще большей степени втягиваются в процесс регулирования макроэкономической активности, применяя, кроме косвенных, административные инструменты (множественные / принудительные валютные курсы, рационирование кредита, администрируемые ставки процента, ограничения на движение средств по счету капиталов, прямое кредитование нефинансовых предприятий национального масштаба, долговое покрытие инвестиционных потребностей бюджета и т.п).

«Мифологизация» центральных банков, сведение их задач только к поддержанию устойчивости национальной валюты ежедневно и повсеместно разрушается практикой.
Противодействие системным рискам (на основе макропруденциального надзора) (мониторинг, оценка и урегулирование системных рисков финансовых систем). Практика показала, что развитие финансовых систем без встроенной функции макропруденциального надзора, закрепленной за центральными банками, неизбежно приводит к эксцессивным финансовым динамикам, к росту разбалансированности финансовых систем, к сверхконцентрации финансовых рисков в финансах государства, реальной экономики и домашних хозяйств, в сегментах рынков, в регионах, в группах финансовых инструментов и институтов с последующим перерастанием в полномасштабные финансовые кризисы. В глобальных финансах, основанных на либерализованных счетах капиталов и свободном рыночном формировании курсов валют, неизбежны риски потоков горячих денег, спекулятивных атак, манипулирования открытыми рынками малых развивающихся экономик, финансовых инфекций. Только полное осуществление функции макропруденциального надзора способно предупредить негативные внешние воздействия, ведущие к разрушительным последствиям для национальных финансовых рынков.
«Глобализация» денежно – кредитной политики. Дедолларизация внутреннего денежного оборота, укрепление международного статуса российского рубля. Состояние финансовой системы России во многом производно от динамики глобальных финансов.31 Она до сих пор была «пассивным игроком», практически не оказывая влияние на мировую финансовую конъюнктуру (кроме кризиса августа 1998 г.). Крупные международные резервы, валютный курс, трансграничные потоки капитала, процент, фондовые индексы, курсы ценных бумаг международных корпораций российского происхождения, проникновение валют (рубля за границы Российской Федерации, долларизация, евроизация – внутри этих границ) – всеми этими составляющими финансовая система России входит в глобальные финансы. Задача – быть заметными, расширять координацию практической политики с другими центральными банками (развивающиеся страны, СНГ, БРИК и т.п.), вести более активную денежно-кредитную политику, направленную на защиту собственных интересов, на расширение использование рубля в международном обороте, на формирование причинно-следственных связей между поведением Банка России и конъюнктурой глобальных и региональных (постсоветское пространство, Центральная и Восточная Европа) финансов.

В конечном итоге, содействие созданию нового международного (регионального) финансового центра, с концентрацией ликвидности в Российской Федерации по операциям «нерезидент – нерезидент».


2.3.2. Механизм денежно-кредитной политики
Задачи денежно-кредитной политики имеют множественный характер (см. пункт 2.2.4.2). Эти задачи нельзя решить на основе денежно-кредитной политики, выстроенной по одному критерию («таргетирование валютного курса», «таргетирование инфляции» и т.п.), как это свойственно российской практике 1990-х – 2000-х гг.

Указанные задачи решаются только на основе «мультитаргетирования», в основе которого переход от состояния разбалансированности, бóльших рисков к более сбалансированному, менее волатильному состоянию финансовой сферы, на основе одновременного таргетирования:

-денежной массы (рост монетизации);

-инфляции (снижение инфляции при условии активного

противодействия государства немонетарной инфляции);

-процента (снижение процента и доходности финансовых активов);

-широкого коридора, в котором осуществляет действительные колебания валютный курс, при сохранении либерального режима счета капиталов (вместо до- и посткризисной политики закрепленного курса, прерываемого рыночными шоками и девальвациями).

Валютный курс в системе «мультитаргетирования» - наиболее переменная величина, которая должна изменяться в широком диапазоне под воздействием операций центрального банка.


Выведение «избыточной» ликвидности из страны. Поддержание эксцессивных валютных резервов. Выведение «избыточной» ликвидности из страны осуществлялось в 2004 – первом полугодии 2008гг. в качестве антиинфляционной меры и под лозунгом отсутствия инвестиционных проектов внутри страны. Выведенные средства превращались в эксцессивные валютные резервы (3 место в мире в 2007 – 2008 гг.), вкладываемые в валюту и государственные долги США и других развитых стран. Это стало одной из причин зависимости финансовой системы от инвестиций нерезидентов, высокой цены денег. Вместо выведенной ликвидности входили внешние долги банков и корпораций и «горячие деньги», покрывающие дефицит инвестиций в экономике.

Предлагаемыми альтернативами являются отказ от политики вывода «избыточной» ликвидности в качестве антиинфляционной меры и направление части ресурсов бюджета (профицит, кассовые остатки средств) и внебюджетных резервных фондов для поддержки внутреннего денежного спроса, на инвестиции внутри страны, прежде всего в долгосрочные долговые инструменты публичного финансового рынка. Наряду с этим, проведение политики оптимизации валютных резервов (относительное сокращение их объема за счет прекращения политики вывода «избыточной ликвидности», отказ от автоматического накопления валютных резервов на основе механизма эмиссии рублей исключительно против поступления валюты, страновая и инструментальная диверсификация вложений).


Двузначная инфляция как встроенная константа российской экономики. В 2009 г. впервые за последние два десятилетия инфляция статистически стала ниже двузначных значений (цены производителей снизились в связи с кризисом, рост потребительских цен – 11,7%).32

Двузначная инфляция является аномальной при профицитном бюджете (2000 – 2008 гг.), валютных резервах, являющихся по объему 3-ми в мире (2007 – 2008 гг.), позитивном платежном балансе и масштабных внебюджетных резервных фондах, при действующем механизме эмиссии только против притока валюты и фиксированном курсе рубля (2005 – первое полугодие 2008 гг.). Инфляция носит преимущественно немонетарный характер. Цены не эластичны к факторам, действующим в сторону их снижения, что еще раз показала ценовая динамика 2-го полугодия 2008 г., ее слабая связь с более чем 3-кратным падением мировых цен на нефть в этот период.



Нормализация инфляции в России до уровня в 1 – 3%, обычного для индустриальных и многих развивающихся стран, возможна только на основе перехода к активной модели антимонопольного регулирования и правоприменительной практики, направленной на обеспечение конкурентности рынков, включающей:

-ограничительную ценовую политику государства в части естественных монополий, прежде всего в е крупнейших компаний с государственным участием, коммунальных, транспортных и других инфраструктурных услуг;

-активную политику государства, направленную на снижение регулятивных издержек как значимой части монопольно высоких цен;

-временное расширение сферы административно устанавливаемых цен, установление снижающихся лимитных цен по ключевым группам товаров и услуг, с заложенной в них искусственно высокой рентабельностью;

-использование практики государственного заказа по низким лимитным ценам с целью воздействия на ценовую конъюнктуру на рынке;

-внедрение программы международных ценовых сопоставлений в практику антимонопольного регулирования и государственного заказа;

-расширение операционной способности органов антимонопольного регулирования;

-параллельное проведение политики центрального банка, направленной на снижение процента как составляющей затрат на производство продукции.


Эксцессивная цена денег как атрибут российской экономики. Двузначная цена денег для предприятий и населения аномально высока при фундаментальном финансовом здоровье экономики, при цене денег на межбанковском рынке – до 2-3% (2005 – 2007 гг.). Сверхвысокая доходность финансовых активов при закрепленном курсе рубля и либерализованном счете капитала формировала в предкризисный период поток горячих спекулятивных денег нерезидентов в российскую экономику, создавая «классический механизм» запуска финансового кризиса. Высокий процент являлся ограничительным барьером в доступности кредитов для населения и среднего и мелкого бизнеса. Банковская процентная маржа стала одной из самых высоких в мире. Эксцессивная цена денег неизбежно проявится в посткризисном периоде в качестве встроенного элемента российской экономики, создавая новые предпосылки для финансовых кризисов и высокой инфляции, новые риски и барьеры для населения и бизнеса в доступе к кредитам для финансирования роста внутреннего предложения и спроса в России.

Нормализация цены денег должна осуществляться на основе политики государства по противодействию немонетарным факторам инфляции и активной процентной политики центрального банка, направленной на снижение процента по денежным ресурсам, предоставляемым Банком России коммерческим банкам, а также доходности на рынке государственного долга, находящегося под контролем Банка России и крупных банков с государственным участием. На снижение процента могло быть направлено введение низкопроцентных кредитно-депозитных схем (по ипотеке, по образовательным кредитам, по кредитам коммерческих банков приоритетным отраслям экономики, проектам и предприятиям) и др. (вместо политики субсидирования процента, которая поддерживает его высокий уровень в экономике). Предполагается временное расширение сферы административно устанавливаемых и субсидируемых процентных ставок, банковской маржи (предельного размера превышения процента по активам, размещаемым банками, за счет денежных ресурсов, полученных от государства с низкой доходностью) По мере нормализации уровня процента необходим переход к антициклической политике регулирования процента центральным банком, к формированию вектора динамики процента в зависимости от задач, возникающих на последовательных стадиях средне- и долгосрочных экономических циклов.


Счет капиталов. Либерализация счета капиталов в 2004 г., в условиях сверхвысокой доходности финансовых активов и закрепленного курса рубля стала одной из причин нарастания спекулятивной компоненты в российском финансовом рынке, усиления его подверженности системным рискам финансового кризиса в 2007 – 2009 гг.

Полностью открытый счет капиталов может сохраняться только в условиях благоприятной экспортной конъюнктуры, при условии проведения политики, направленной на повышение финансовой глубины экономики; на увеличение роли внутреннего денежного спроса; на нормализацию инфляции, динамики валютного курса, доходности и волатильности финансовых активов; на сохранение позитивного состояния государственных финансов, платежного баланса, валютных резервов. В ином случае прогнозируется неизбежность введения в среднесрочном будущем политики частичных квазирыночных ограничений на счет капиталов, призванных ограничить системные риски, связанные с бегством капиталов и другими рыночными шоками.


Концепция «широкого коридора». Альтернативные концепции. Экспортная экономика с постоянно позитивным торговым балансом непрерывно формирует повышательное давление на национальную валюту. Российская Федерация – сырьевая экономика. Коммерческая эффективность сырьевого экспорта (нефть, газ, металлы, зерно, удобрения и т.п.) определяется, в первую очередь, динамикой мировых цен и, только во вторую, курсом национальной валюты. Повышение курса национальной валюты в сырьевой экономике «убивает» прежде всего несырьевой, высокотехнологичный экспорт (возможности повышения цен на него на внешних рынках крайне ограниченны). Накопленное с конца 1990-х гг. укрепление реального эффективного курса рубля в огромной степени ограничивает несырьевой экспорт из России. И, наоборот, в существенной мере, уже давно на длинных временных горизонтах стимулирует импорт в Россию (сложных потребительских товаров, технологий, машин и оборудования), нарушает способность к импортозамещению во внутреннем производстве.33

При этом долговременное укрепление реального эффективного курса рубля не являлось до сих пор препятствием для периодического взрывного роста иностранных портфельных инвестиций, для спекулятивных горячих денег, приходящих в Россию и создающих на ее финансовых рынках экстремальную волатильность в циклах «ралли – рыночный шок – бегство капиталов». Причина – очень высокая доходность финансовых активов внутри России, позволяющая успеть»снять сливки», длительные периоды закрепленности валютного курса рубля, неэластичность его номинального курса к реальному эффективному курсу.

В конструкции «низкая норма накопления - укрепление реального эффективного курса рубля – крупное позитивное сальдо торгового баланса – его перераспределение через бюджет и внебюжетные фонды в качестве «избыточной ликвидности» в международные резервы – эмиссия рублей против валютных поступлений» невозможно решить задачи нормализации процента, счета капиталов, механизма денежной эмиссии (через рефинансирование банков), рисков и волатильности.

В этой связи только широкая неопределенность движения валютного курса рубля, создаваемая операциями центрального банка (на фоне снижения процента и осторожного роста монетизации), может стать барьером для горячих денег. Такая неопределенность может формировать значительный валютный риск для портфельных инвесторов, не перекрываемый высокой рублевой доходностью финансовых активов внутри России).

Основное направление «широкого коридора» - к регулируемому ослаблению курса рубля, под воздействием операций центрального банка, до уровней, невозможных при свободном рыночном ценообразовании (на период оздоровления, достижения большей сбалансированности финансовой сферы Российской Федерации). Внутри «широкого коридора» - активные операции центрального банка, создающие «пилу» движения валютного курса рубля, вносящую неопределенность и высокие валютные риски в инвестиции «горячих денег» иностранных портфельных инвесторов.

Даже резервные валюты (доллар США и евро) находятся в широких внутригодовых 1 – 2 летних коридорах (плюс - минус 10 - 15% вокруг среднего уровня), имеющих отношение не только к свободному рыночному ценообразованию, но и к целенаправленным операциям центральных банков (таблица 2.4).


Таблица 2.4. Волатильность доллара США к евро: 2009 – 2010 гг.


Курсы доллара США*

24.04

2008



05.03

2009


04.12

2009


08.06

2010


05.11

2010


Доллар США за евро

1,5952


1,2544

1,5091

1,1944

1,4181

Уровень к базе, %, 24.04.2008 = 100

100

78,6

94,6

74,9

88,9

*Рассчитано по данным международной торговой системы oanda.com, Interbank Rate
Альтернатива «широкому коридору» - искусственное снижение доходности «carry trade» на основе введения частичного контроля за счетом капиталов, использования таких «квазирыночных» инструментов, как налогообложение потоков капитала, размещение части приходящих средств на обязательных депозитах, валютные свопы с фиксированным валютным курсом, фиксация сроков, которые капитал должен пробыть в стране, и т.п. Одновременно – объемное увеличение стимулов к прямым иностранным инвестициям, прежде всего налоговых, инфраструктурных, снижение регулятивных издержек. Современных примеров перехода от открытого счета капиталов к менее либеральному - множество (бразильская, чилийская, малайзийская и т.п.).

Как показывает опыт, может быть полезным временное расширение административных начал в регулировании валютной сферы и счета капиталов, частичный отход от полностью либерализованного режима счета капиталов и свободного ценообразования на внутреннем валютном рынке, введение отдельных административных ограничений при вводе – выводе капиталов, на функционирование валютного рынка, на динамику валютного курса.

Примеры – временный запрет на определенные виды операций, имеющих высокоспекулятивный характер и обслуживающих краткосрочные потоки капитала

Другой пример – предупреждение усиления реального эффективного курса валюты на основе частично администрируемого валютного курса.

Кризисы 1990-х – 2000-х гг. привели к тому, что МВФ признал полезность введения контроля счета капиталов в развивающихся экономиках «при определенных обстоятельствах». «На практике, между 1987 и 2006 гг. около одной трети эмпизодов, связанных с крупными притоками капиталов, закончились внезапной их остановкой (бегством капиталов – от авт.) или валютными кризисами».34

Это позиция, противоположная той, которую МВФ занимал в 1990-х гг.

На рубеже 2000-х гг. МВФ признал, что необходима осторожность и определенная последовательность при либерализации счета капиталов.35

Следующий шаг - подтверждение закономерности введения ограничений на уже открытые, либерализованные счета капиталов. «Ключевым является следующий вывод. Если экономика функционирует с загрузкой, близкой к предельной, если уровень резервов является адекватным, если валютный курс не является переоцененным, и если потоки капитала носят скорее транзитный характер, то использование контроля за счетом капиталов - как средства, дополняющего пруденциальную и макроэкономическую политику, - является оправданным как часть набора инструментов политики по управлению входящими потоками капиталов».36 В частности, введение таких ограничений может существенно снизить спекулятивную составляющую во ввезенном капитале, увеличить сроки, на которые он инвестируется, ослабить «эффект толпы», возникающий в моменты «бумов», «ралли» на развивающихся рынках (с тем, чтобы затем закончиться кризисами).


Китайский опыт: предупреждение усиления реального эффективного курса валюты на основе частично администрируемого валютного курса. В России разрыв между динамикой реального и номинального эффективных валютных курсов рубля достигает в 1990-х гг. десятков пунктов, а, начиная с 2003 г. – более 100 пунктов. В Китае и еврозоне дифференциал между реальным и номинальным эффективными валютными курсами не превышает 10 – 15 пунктов. В конце 2009 г. реальный эффективный курс рубля составлял 153,7% к концу 1995 г., номинальный эффективный курс – 29,0%.

Экономический смысл этого разрыва - искусственная переоцененность рубля как встроенная компонента финансовой системы России. Чтобы динамика номинального и реального валютного курса рубля были «по факту» приведены друг к другу, номинальный курс рубля должен был быть примерно в пять раз ниже (на конец 2009 г.).

И, наоборот, Китай оказывается в более выгодном положении. Его валюта ослаблена (реальный эффективный курс) в сравнении с тем, какой она должна была бы быть исходя из динамики номинального эффективного курса. В конце 2009 г. реальный эффективный курс юаня составлял 117,0% к концу 1995 г., номинальный эффективный курс – 125,6%.

В частности, именно этот факт дает основания США утверждать, что юань нуждается в дооценке на 10 - 15%, что искусственная ослабленность юаня создает дополнительные стимулы для китайского экспорта (удешевляет его), является барьером для экспорта из США и других развитых стран в Китай (удорожает экспортв Китай) и т.п.

Механизм администрирования валютного курса юаня - установление узкого коридора в 0,3 – 0,5%, в рамках которого может двигаться юань, привязка юаня к корзине из нескольких валют, ведущей в которой является доллар США) сочетается с набором ограничений на движение средств по счету капиталов.
Формула посткризисной денежно-кредитной политики
Формула посткризисной денежно – кредитной политики в Российской Федерации - «мультитаргетирование», обеспечивающее переход к более сбалансированной, менее волатильной финансовой системе, целеполаганием которой является стимулирование экономического роста и модернизации экономики России.

Эта формула:

- рост (таргетирование) монетизации + усиление роли механизма рублевой эмиссии через рефинансирование коммерческих банков + снижение (таргетирование) процента (ставки рефинансирования, других ставок процента центрального банка) + введение частично администрируемых ставок процента (ограничений процентной маржи по рефинансированию, передаваемому коммерческим банкам) + таргетирование инфляции

+ среднесрочное, замедленное ослабление рубля, сокращение разрыва между реальным эффективным курсом рубля и его номинальным курсом (наклонный «широкий коридор» с высокой волатильностью, вносящей в деятельность иностранных портфельных инвесторов высокие риски, либо наклонный «сужающийся коридор», границы которого являются административными ограничениями для валютного курса рубля)

+ счет капитала с использованием «квазирыночных» инструментов, направленных на ограничение потоков «горячих денег» (например, введение обязательного резервирования средств, обложение налогом средств, выводимых в короткие сроки, запрещение отдельных сделок, связанных с «carry trade» на денежном / валютном / срочном рынках, или инвестиций в отдельные финансовые инструменты, лимитирование позиций финансовых институтов и корпораций в привлечении краткосрочных внешних долгов для операций на финансовых рынках)

+ реализация крупных национальных проектов с участием центрального банка, обеспечивающих рост внутреннего спроса. Пример - «дешевая ипотека» с целевым рефинансированием на эти цели со стороны центрального банка под низкий (до 6 – 7%) процент (элементы «рационирования» кредита), с административными ограничениями процентной маржи по ипотечным кредитам, выдаваемым банками домашним хозяйствам. Другой пример – аналогичная программа по формированию системы микрофинансирования в Российской Федерации под низкий процент; системы аграрного кредита, ориентированного на становление крупных фермерских хозяйств, обслуживающей их инфраструктуры, малых и средних компаний, перерабатывающих сельскохозяйственное сырье;

+ действия, направленные на укрепление международного статуса рубля (аналог – деятельность денежных властей Китая по обмену с другими центральными банками валютой на основе свопов, заключение клиринговых соглашений, соглашений по организации трансграничных расчетов, создание клиринговых систем для обслуживания международного оборота юаня).

Формула посткризисной политики («мультитаргетирования»), призванной ослабить проблемы, накопившиеся в денежно-кредитной сфере, направленной на «нормализацию» финансовой системы, на снижение ее разбалансированности и рисков графически представлена в схеме 2.1.




Схема 2.1. Компоненты посткризисной денежно-кредитной политики
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   42


База данных защищена авторским правом ©ekonoom.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница