Программа «Научные и научно-педагогические кадры инновационной России»




страница17/42
Дата22.04.2016
Размер8.83 Mb.
1   ...   13   14   15   16   17   18   19   20   ...   42

Вставка

Деформации во взаимодействии составляющих денежно-кредитной политики. Случай Турции

Турция –1994 г.: кризис государственного долга, сопровождаемый

валютным кризисом и кризисом рынка ценных бумаг120
В 1989 г. в Турции был полностью либерализован счет капиталов. Следствием этого было укрепление национальной валюты и быстрый рост импорта (при росте доходов населения), что, в свою очередь, привело резкому росту дефицита торгового счета платежного баланса.

Одновременно в 1989 – 1993 гг. нарастали дефицит бюджета (рост заработной платы в государственном секторе, военных расходов, процентных платежей, финансовой поддержки аграрного сектора и государственных предприятий) и размеры его покрытия за счет долгового финансирования. Государственный долг рос неконтролируемыми темпами. Центральный банк ограничил размеры собственного покрытия дефицита бюджета 15%, соответственно, основным источником долгового покрытия стали иностранные заимствования (банки занимали за рубежом, в значительной мере на краткосрочной основе, приобретали национальную валюту против иностранной и направляли эти средства на внутренний рынок долговых обязательств под более высокий процент, делая эти операции одним из основных источников своей прибыли). Приобретение центральным банком иностранной валюты стало основным источником роста денежной массы в обороте (рефинансирование коммерческих банков центральным банком, минуя приобретение иностранной валюты, было резко сокращено). Резко вырос внешний долг, прежде всего банковского сектора в его краткосрочной компоненте.

В 1992 – 1994 гг. проблемой стали процентные платежи бюджета, сокращались сроки государственного долга, в этой связи заимствования на долговом рынке стали постепенно замещаться прямым финансированием дефицита бюджета со стороны центрального банка. Министерство финансов со второй половины 1993 г. отменило большинство аукционов по размещению государственных ценных бумаг. Это решение имело негативный психологический эффект. Как следствие выросли инфляционные ожидания экономических агентов и они стали активно замещать активы, номинированные в национальной валюте, иностранными активами, прогнозируя (и вызывая) неизбежное падение курса национальной валюты за пределами коридора, внутри которого поддерживались курсовые соотношения.

К апрелю 1994 г. поддержание высокого уровня бюджетных расходов сопровождалось ростом инфляции, резким, и периодически шоковым увеличением спроса на иностранную валюту во внутреннем обороте, который вел к резкому ослаблению национальной валюты. Коммерческие банки закрывали свои внешние обязательства в иностранной валюте покупками ее у центрального банка, который в значительной мере терял свои валютные резервы. Рынок ценных бумаг находился в постоянной понижательной тенденции. Набирала силу тенденция изъятия из банков значительной части депозитов в турецких лирах.

Кризис был преодолен в мае 1994 г. (программа стабилизации – резкий рост цен с последующим их замораживанием, одноразовый налог на корпоративный сектор, сокращение государственных расходов, реструктурирование долговых обязательств правительства).
Турция –2000 - 2001 гг.: валютный кризис, перерастающий

в банковский кризис121
В конце 1997-1999-х гг. в Турции поддерживался уровень реальной процентной ставки в государственных ценных бумагах на уровне 30% годовых при том, что бюджетный дефицит финансировался преимущественно коммерческими банками - резидентами. С этой целью коммерческие банки прибегали к массированным внешним заимствованиям по более низким процентным ставкам (быстрые темпы роста внешнего долга в банковском секторе), перераспределяя привлеченные средства для финансирования государственного долга по более высоким реальным ставкам. Соответственно, основной источник покрытия государственного долга – внешние заимствования в иностранной валюте (через коммерческие банки – резиденты).

С января 2000 г. была принята стабилизационная программа, покрываемая финансированием МВФ, в соответствии с которой был зафиксирован валютный курс турецкой лиры и сформирован “режим, подобный квази-валютному совету (currency board), который устанавливал лимиты на чистые внутренние активы центрального банка… принятая денежная политика означала, что центральному банку фактически не было разрешено стерилизовать приходящие – уходящие потоки капитала и контролировать уровень процента.”122

Стабилизационная программа выполнялась в течение 11 месяцев (с повышением курса национальной валюты и замедлением инфляциии), затем последовал острый финансовый кризис. С лета 2000 г. проявился отток капитала из страны, а в ноябре началось бегство капитала - курс турецкой лиры рухнул с последующим распространением системного риска на банковский сектор (проблемы ликвидности, банковский кризис) и фондовый рынок (падение курсов ценных бумаг), резким ростом процентных ставок. Базовая причина – в связи с финансовой стабилизацией сокращение прибыльности операций в Турции до уровня ниже премии за риск и, как следствие, соответствующий “переворот” позиций иностранных спекулятивных участников рынка – с притока на интенсивный отток капитала.

В феврале 2001 г. политический кризис в Турции вызвал резкое сокращение ликвидности, быстрый рост процентных ставок и отмену фиксированного курса национальной валюты (с его последующим падением на 40% в течение одного дня).123


Турция (2000 - 2002 гг.)
Финансовый кризис привел к сокращению реального ВВП в 2001 г. на 7,3% наравне с сокращением расходов домашних хозяйств и расходов на формирование основного капитала в 2001 – 2002 гг. пиковых значений достигло ослабление национальной валюты по отношению к доллару США (-53,6% в 2001 г. при том, что многолетнее ослабление турецкой лиры на фоне высокой инфляции являлось одной из фундаментальных составляющих финансового кризиса.

На пике кризиса последовал объемный отток капитала из страны (-14,6 млрд. долл.), демонстрируя изменение вектора движения иностранных капиталов (1998 – 2000 гг. характеризовались притоком капитала). Сокращение капитализации рынок акций в 2001 г. по сравнению с 2000 г. составило 32,%, в 2002 г. по сравнению с 2001 г. – 27,5%.


Цели денежно-кредитной политики
Кризис 2007 – 2009 гг. еще раз показал, что центральные банки не могут оставаться в рамках «классической» точки зрения на роль центрального банка, т.е. ограничиваться только задачами ценовой стабильности и регулирования обменного курса национальной валюты

На практике они никогда этими задачами и не ограничивались, воздействуя на темпы экономического роста, на занятость, занимаясь антициклическим регулированием средствами денежно-кредитной политики.

В кризис 2007 – 2009 гг., заливая экономики ликвидностью, чтобы ослабить падение и обеспечить переход к росту, принимая на баланс проблемные активы, открывая кредитные линии небанковским корпорациям, противодействуя системному риску не только финансовой системы, но и экономики в целом, центральные банки расширили свои задачи в будущем.

Макропруденциальное регулирование, осуществляемое центральным банком (посткризисная концепция, принятая повсеместно) – на практике будет означать непосредственное воздействие центрального банка на экономический рост, структуру экономики, циклическую компоненту, прежде всего средствами денежно-кредитной политики (в ее границах, принятых в настоящем исследовании).


Методы денежно-кредитной политики
Российская экономика и, особенно, ее финансовая система – разбалансированы, подвержены экстремальной волатильности. Кроме того, они носят переходный характер, относятся к группе развивающихся рынков (emerging markets), для которых характерна динамика за границами, обычными для индустриальных стран.

Соответственно, в экономике России не в полной мере действуют механизмы тонкой настройки денежно-кредитной политики, используемые в развитых странах в «обычные времена». Они всегда схожи с той «медициной катастроф», которую центральные банки развитых стран применяют только в кризисных ситуациях, в периоды рыночных шоков. Более прямолинейным и масштабным является воздействие государства на параметры денежно-кредитной сферы. Использование инструментов денежно-кредитной политики не носит характера регулирования «долей процента» (кратно больше по размерам). Более расширенное (в сравнении с индустриальными странами) применение имеют нерыночные инструменты центрального банка (лимиты кредита, процента, эмиссии, прямые запрещения и ограничения на операции, на виды сделок, на финансовые инструменты, на рынки, на финансовые стратегии и т.п.).124


Изменение экономической парадигмы, лежащей в основе

денежно-кредитной политики
Копирование учебников, следование догматам и мифам – всем этим насыщена история экономической и финансовой политики России 1990-х – 2000-х гг. Вместо осторожного следования собственным интересам в рыночной трансформации экономики – ее революционное преобразование, не менее жесткое по существу и стилю, чем это было сделано в 1917 – начале 1930-х гг.

Поименный список концепций, примененных в финансовой политике России в самых жестких, буквалистских формах:

- 1990-е гг. – монетарное регулирование как основное содержание экономической политики государства при последовательном сокращении любых дирижистских форм вмешательства в экономику, усиленный акцент на ее рыночном саморегулировании (неприменимо в переходных экономиках при их экстремальной волатильности, незрелости институциональных структур, рынков, объективно высокой экономической роли государства как собственника, экономического агента и регулятора); “запрещение прямого кредитования центральным банком бюджета” (хотя Банк России совместно со Сбербанком РФ доминировал на рынке ГКО-ОФЗ в 1995 –1998 гг. и фактически кредитовал – передавал заемные средства в бюджет); “полное подавление инфляции как условие роста экономики” (стимулирование ростом денежного предложения и умеренной инфляцией – один из распространенных способов вывести экономику на траекторию роста); “ускоренная либерализация счета капиталов” (открытие рынка ГКО для нерезидентов стало одной из предпосылок кризиса 1998 г.), “жесткое ограничение предложения денег экономике как условие финансовой стабилизации” (экономика была денежно обескровлена, ее монетизация понизилась до 14 – 16% ВВП (Китай – более 100% ВВП)), “обеспечение полной собираемости налогов” (при сверхвысоком налоговом бремени), “фиксация валютного курса” как самоцель (подавление экспорта, поощрение импорта при завышенном курсе рубля), “невозможность прямой поддержки центральным банком – через коммерческие банки – хозяйства” (именно это делалось во всем мире в кризис 2008 – 2009 гг.);

-2000-е гг. - необходимость ускоренной либерализации счета капитала, как условие рыночности (без полной оценки всех обстоятельств и последствий, которые это вызывает, классический механизм подготовки кризиса); польза и ценность сильной, укрепляющейся национальной валюты («сильный рубль» как догма); внутри России существует дефицит инвестиционных проектов (при огромной потребности экономике в модернизации); необходимость вывода «избыточной» ликвидности за рубеж как средства противодействия инфляции (при дефиците средств на инвестиции и буме иностранных инвестиций в Россию, прежде всего спекулятивных и корпоративных долгов); инфляция как главный враг экономики и возможность воздействовать на нее монетарными методами (российская инфляция носит прежде всего немонетарный характер); безоговорочная надежность и низкие риски государственных и квази-государственных активов индустриальных стран, прежде всего в долларах США (убытки на долгосрочном снижении курса доллара США в 2000-е гг., потери в кризис 2008 – 2009 гг.); эксцессивные международные резервы как «подушка» в кризис (более глубокое падение экономики и финансов России в кризис 2008 – 2009 гг., чем у большинства стран).

Необходима смена доминирующей школы теоретической экономики, лежащей в основе денежно-кредитной политики в России.

Вместо теоретических крайностей (неважно относятся они к либерализму, дерегулированию, свободе, как базе национального хозяйства, или же к школам, ставящим во главу угла административную экономику) – философия «золотой середины» в экономическом мышлении:

-сочетание либеральных, рыночных начал с активной ролью государства, соотношение которых изменяется в зависимости от зрелости экономики, от стадии жизненного цикла, на которой она находится, от внешних вызовов, от длинных циклов экономической динамики, в которые вписаны циклы «регулирование – дерегулирование», от потребностей в институциональных изменениях как следствиях конфликтов интересов;

- смещение модели экономики России к целям сохранения и роста населения, увеличения его активов, укрепления экономического положения среднего класса (модернизация экономики, удержание пространства и ресурсов страны, укрепление ее международной роли – всё это средство, а не самоцель);

-практицизм в защите национальных интересов в сложившейся системе глобальных финансов (аналог – Китай).



Денежно-кредитная политика и либерализация финансового сектора: международный взгляд
Содержание и границы осуществления денежно-кредитной политики центрального банка являются функцией от уровня либерализации финансового сектора.

Либерализация финансового сектора должна осуществляться во взвешенной последовательности, учитывать масштабы рыночного риска.

Именно эти идеи были признаны международным сообществом в итоге анализа финансовых кризисов 1997 –1998 гг., в завершение периода массовой «либерализации», «дерегулирования» на формирующихся рынках. В частности, в попытках создать новую мировую финансовую архитектуру, предпринятых после 1997-1998 гг., ведущими индустриальными странами (“Группой Семи”) были сформированы следующие подходы, существенно отличающиеся от концепций финансовой политики начала и середины 90-х годов: 125

- либерализация счета капиталов должна осуществляться осторожно и в хорошо взвешенной последовательности шагов;

-нельзя допускать излишнего накопления в стране краткосрочных обязательств в иностранной валюте, связанных с привлечением капиталов, должны быть исключены стимулы к такому накоплению;

-выбор режима валютного курса является критически важным для формирующихся экономик. Режимы, которые наиболее подходят для конкретной экономики, могут быть разными в зависимости от экономических обстоятельств и могут изменяться, когда меняются последние;

-может быть оправданно использование ограничений на движение капиталов во время переходного периода, когда страны используют его для усиления институциональной и регулятивной инфраструктур в своих финансовых системах. В тех случаях, когда финансовый сектор и надзор за ним являются слабыми, могут быть приняты меры защиты с тем, чтобы ограничить валютный риск, лежащий на банковской системе. Всесторонние системы контроля за притоком капиталов могут быть использованы отдельными странами с тем, чтобы защитить себя от давления рынка. Данные шаги имеют свои издержки и не могут заменить реформы. Меры контроля за оттоком капиталов могут иметь еще большие долгосрочные издержки. Тем не менее они могут быть необходимы при определенных исключительных обстоятельствах;

-оценка режимов контроля капиталов должна быть менее однозначной (чем до кризиса). В этой связи необходимо подвергнуть дополнительному изучению те меры, направленные на контроль движения капиталов, которые основаны на рыночных методах и пруденциальном подходе, включая методы, используемые чилийскими властями.




Вставка
Еще в 1990-е гг. получил распространение “постепенный”, поэтапный переход к либерализации счета капиталов, предупреждающий накопление краткосрочных обязательств в иностранной валюте.

Пример – Чили. В основе конструкции, примененной в Чили, лежит идея “налогообложения” потоков капиталов, удорожания связанных с ними издержек. Использованные инструменты: контроль притока капиталов - а) обязательный беспроцентный годовой депозит в валюте заимствования или в долларах, направляемый на счет в центральном банке, формируемый за счет и в доле заимствованных средств (от 10 до 30%), б) разрешение быть размещенными за границей только тем эмиссиям отечественных ценных бумаг, которые отвечают определенным требованиям, – облигации (требования к величине рейтинга, минимальный срок – 4 года, минимальные суммы – 25 –50 млн. долл.), американские депозитарные расписки (требования к величине рейтинга, минимальные суммы – 50 млн.долл.), контроль оттока капиталов – минимальная величина срока, в течение которого капиталы должны оставаться внутри страны.


Источник: Nadal-De Simone F., Sorsa P. A Review of Capital Account Restrictions in Chile in the 1990s. – Wash.: IMF.- IMF Working Paper WP/99/52. – 1999. – 55p.


Учет особенностей объекта денежно-кредитного регулирования – российской экономики и ее финансовой системы
В 1990-х – 2000-х гг. российская экономика и ее финансовый сектор оставались разбалансированной системой, с эксцессивной волатильностью, с глубокой, «рычажной» зависимостью от динамики глобальных финансов. Двузначный процент, двузначная инфляция, низкая финансовая глубина, зависимость от финансовых потоков нерезидентов, склонность к финансовым инфекциям, регулярные экстремумы в финансовой динамике, создаваемые потоками «горячих денег». Риски, возникающие во внешней среде, передавались в российские финансы с кратным усилением. Несмотря на то, что финансовая система России продвигалась в 1990-е – 2000-е гг. по «шкале зрелости», становясь типичным развивающимся рынком (emerging market), находящимся на срединной позиции (по критерию финансовой зрелости) по отношению к другим развивающимся экономикам, в полной мере сохранялось ее свойство демонстрировать экстремально высокие колебания в ликвидности, капитализации, проценте, валютном курсе, покупательной способности рубля.126

Актуальное доказательство разбалансированности российской финансовой системы, последняя по времени демонстрация присущих ей свойств генерации экстремумов в сравнении с другими экономиками – ее реакция на кризис глобальных финансов 2008 – 2009 гг.

По представительной группе крупнейших (и наиболее развитых) экономик мира, по которым ведет наблюдение журнал «Economist», ни у одной страны так не падала капитализация и так не проваливался валютный курс, как у России (таблица 1.2.1.1).127 Наиболее глубоким было падение ВВП. Наиболее высокой – инфляция (кроме Венесуэлы). В наибольшей степени сократились международные резервы. Самые крупные потери накопленных прямых и портфельных иностранных инвестиций. Один из самых высоких уровней процента (таблица 1.2.1.1). Ниже будет показано, что в кризис Россия прошла через самое глубокое падение денежной массы, необычное для других стран, которые в это время наращивали свою ликвидность. «Подушки безопасности» (высокие международные резервы и резервные фонды, профицитный бюджет, здоровый торговый баланс) не уберегли от того, чтобы российская финансовая система показала наихудшую финансовую динамику в период кризиса 2008 – 2009 гг. в сравнении с другими крупнейшими странами.
Таблица 1.2.1.1. Поведение финансовых систем стран мира в период кризиса 2008 г.

Страна


Фондовый индекс*

Фондовый индекс*, 29.12.2008 / 31.12.2007, %

Валютный курс к долл. США, 12.2007 -

02.2009, %



Изменение ВВП в постоянных ценах, 2009 / 2008, %

Инфляция (потребите-льские цены), 2008, %

Россия

RTS

-71,9

-31,3

-7,90

14,11

Греция

Athex Comp

-67,1

-14,1

-1,96

4,24

Пакистан

KSE

-65,2

-23,3

+3,37

12,00

Норвегия

OSEAX

-63,9

-23,0

-1,43

3,77

Турция

ISE

-63,2

-30,8

-4,69

10,44

Китай

SSEA

-62,5

+6,8

+9,09

5,90

Австрия

ATX

-62,2

-14,1

-3,89

3,22

Индия

BSE

-61,7

-22,3

+5,69

8,35

Венесуэла

IBC

-59,1

0,0

-3,29

30,38

Польша

WIG

-58,8

-33,8

+1,70

4,22

Индонезия

JSX

-58,7

-21,4

+4,55

9,78

Венгрия

BUX

-57,2

-26,3

-6,32

6,07

Бразилия

BVSP

-57,0

-20,8

-0,18

5,67

Австралия

All Ord.

-56,6

-26,8

+1,25

4,35

Бельгия

Bel 20

-55,6

-14,1

-2,65

4,49

Нидерланды

AEX

-54,5

-14,1

-3,92

2,21

Аргентина

MERV

-54,2

-15,4

+0,86

8,59

Чехия

PX

-53,5

-18,7

-4,12

6,34

Швеция

Aff. Gen

-52,2

-29,2

-5,14

3,30

Италия

S&P/MIB

-51,6

-14,1

-5,04

3,50

Великобритания

FTSE 100

-51,1

-29,0

-4,90

3,63

Дания

OMXCB

-51,0

-13,9

-4,74

3,39

Канада

S&P TSX

-49,6

-22,2

-2,46

2,38

Сингапур

STI

-48,6

-6,5

-1,28

6,61

Еврозона

FTSE Euro 100

-48,4

-14,1

-4,07

1,6

Гонконг

Hang Seng

-48,2

+0,6

-2,76

4,29

Франция

CAC 40

-45,7

-14,1

-2,55

3,16

Германия

DAX

-43,2

-14,1

-4,72

2,75

Испания

Madrid SE

-43,2

-14,1

-3,72

4,13

Малайзия

KLSE

-43,0

-10,5

-1,71

5,40

Мексика

IPC

-38,8

-24,2

-6,54

5,12

Чили

IGPA

-36,7

-14,8

-1,53

8,72

США

DJIA

-36,0

0,0

-2,63

3,82

Швейцария

SMI

-30,0

-4,2

-1,91

2,43

Япония

Nikkey 225

-29,2

+16,9

-5,22

1,40

*Фондовые индексы – по данным журнала “Economist”, 2009, 3 January, в долларах США; изменение валютного курса – февраль 2009 г. к концу 2007 г., по данным IMF International Financial Statisitics; изменение ВВП в постоянных ценах (национальная валюта), инфляция (индекс потребительских цен, по среднегодовым значениям) - IMF World Economic Outlook Database. Данные об изменении международных резервов – IMF COFER Database, в т.ч. по Норвегии – за ноябрь 2008 г., по еврозоне – по Евросистеме (государства – члены зоны евро и Европейский центральный банк)
Таблица 1.2.1.1. Поведение финансовых систем стран в период кризиса 2008 г. (продолжение)

Страна


Процент,

12.2008, %



Изменение международных резервов, 12.2008 / 07.2008, %

Изменение накопленных прямых инвестиций в экономику, 2008 / 2007, %

Изменение накопление портфельных инвестиций в эконо-мику, 2008 / 2007, %

Россия

12,23

-28,3

-56,5

-69,4

Греция

7,43

-6,8

-28,4

-16,5

Пакистан

н/д

н/д

+21,2

+0,3

Норвегия

7,28

-14,5

-20,7

-24,2

Турция

н/д

-6,4

-54,5

-43,0

Китай

5,31

н/д

+24,5

+9,95

Австрия

5,56

-13,4

-1,7

-7,0

Индия

13,31

-16,4

+17,0

-25,2

Венесуэла

22,37

н/д

-0,1

-39,6

Польша

10,45

-26,8

-8,4

25,6

Индонезия

13,60

-14,7

-14,9

-36,5

Венгрия

10,18

+24,4

+26,8

-16,2

Бразилия

47,25

-4,8

-7,1

-43,6

Австралия

8,91

-6,6

-20,7

-25,8

Бельгия

5,67

-7,3

-17,3

-1,0

Нидерланды

4,44

-3,6

-12,2

-17,3

Аргентина

19,47

-2,3

+12,6

-61,8

Чехия

6,25

-2,5

+1,8

-14,7

Швеция

~ 4,00

-10,8

-12,0

-26,8

Италия

6,56

+0,5

-1,7

-23,0

Великобритания

4,63

-18,4

-22,3

-26,2

Дания

~ 5,00

+22,1

-10,3

-10,5

Канада

4,73

+2,8

-17,1

-6,1

Сингапур

5,38

-0,4

+5,6

-44,8

Еврозона

6,13

-3,7

-3,1

-12,4

Гонконг

5,0

+15,7

-24,6

-28,5

Франция

5,47

-17,3

-18,4

-9,8

Германия

6,16

-5,7

-4,3

-10,1

Испания

4,56

+0,6

+6,6

-16,6

Малайзия

6,08

-26,8

-4,4

-37,6

Мексика

8,71

н/д

+8,2

-15,5

Чили

13,26

+6,0

+0,2

+1,1

США

5,09

+4,2

+8,0

-7,8

Швейцария

3,34

+6,0

+10,7

-26,7

Япония

1,91

+2,6

+53,0

-20,4

*Процент (Lending Rate, Corporations, Stocks, up to 1 – 2 years), изменение накопленных прямых и портфельных инвестиций в экономику – IMF International Financial Statistics
Разбалансированность российской финансовой системы, ее склонность к эксцессивной волатильности имеют следствия:

- денежно-кредитная политика, объектом которой является разбалансированная финансовая система (находящаяся под воздействием сильных внешних возмущений), не может сводиться к «тонкой настройке», с регулированием по долям процента, с воздействием на один ключевой параметр (валютный курс, инфляция, процент и т.п.). Она не может осуществляться только в рамках философии дерегулирования и свободной игры рыночных сил;

-российская экономика и ее финансовая составляющая - небольшие по размерам, открытые, разбалансированные системы, не прошедшие и середину пути в рыночной трансформации, занимающие нишу в 1 – 2% в мировом хозяйственном и финансовом обороте. Как следствие, российская финансовая система объективно является преимущественно «пассивным» объектом, отражающим, с кратным усилением воздействие внешних глобальных факторов, формирующих мировую экономическую и финансовую динамику. Ее «бросает как щепку». Обратные связи пока слабы, проявляются только в моменты острых рыночных шоков (российский кризис в августе 1998 г.). Задача денежно-кредитной политики – повысить финансовую глубину российской экономики, существенно снизить разбалансированность финансовой системы, сделать ее более оцененной в глобальных финансах с тем, чтобы лучше противостоять негативным экстерналиям, демонстрировать бóльшую устойчивость в волнах мировой финансовой динамики, постепенно увеличивая свое влияние в глобальных финансах;

-решение этой задачи предполагает методы более «грубой» настройки денежно-кредитной политики, мультитаргетирование (сжатие сразу нескольких областей неопределенности и дисбалансов в финансах), большее использование административных методов, прямого регулирования деятельности финансовых институтов и рынков, бóлее широкую, чем «доли процента», количественную шкалу в применении инструментария центрального банка (таргетирование динамики денежной массы, ставка рефинансирования, валютный коридор, нормы обязательных резервов, лимиты операций на открытом рынке и т.п.).

Иначе говоря, политика центрального банка, направленная на подавление разбалансированности финансовой системы в малой открытой экономике, осуществляемая в «нормальные времена» в глобальных финансах, должна осуществляться по средней линии, по «золотой середине» между методами тонкой настройки (центральные банки развитых стран) и «медициной катастроф», используемой центральными банками всего мира в периоды острых рыночных шоков.

Находясь в «малой» (условно малой) открытой экономике под прессингом игроков в глобальных финансах, обладающих неизмеримо большими финансовыми ресурсами и нацеленными на извлечение прибыли, невозможно только на основе дерегулирования и свободных рыночных сил преодолеть разбалансированность финансовой системы, перейти от состояния «щепки на волне» к финансовой зрелости и устойчивости, свойственным даже малым экономикам индустриальных стран.


1.2.2. Формулы денежно-кредитной политики в 1995 – первом полугодии 2008 гг.

Формула денежно-кредитной политики государства:

1995 – первое полугодие 1998 гг.
В середине 1990-х гг. политика финансовой стабилизации не была своевременно изменена на политику стимулирования экономического роста. Это привело к постоянно кризисному состоянию экономики и сокращению возможностей оздоровления государственных финансов и рынка корпоративных финансовых активов, сделало экономику страны и фондовый рынок более уязвимыми к внешним кризисам.
Вставка

Экономическая политика в 1990-е гг. велась по формуле: «низкая монетизация +ограниченная ликвидность коммерческих банков в сравнении с активами центрального банка + растущий государственный долг, увеличение доли государства во внутреннем кредите при искусственно высокой доходности государственных ценных бумаг + высокая инфляция + сверхвысокие для переходной экономики налоги + отсутствие крупных инвестиций государства + искусственно стабильный валютный курс, ограничивающий экспорт товаров и стимулирующий приток «горячих денег» + сверхвысокий процент + либерализация счета капиталов для спекулятивных иностранных инвесторов», что делало невозможным для хозяйства страны выход из кризиса.

На деформации в денежно-кредитной политике накладывались проблемные решения, относящиеся к взаимодействию с другими видами финансовой политики государства:

-политика излишних государственных заимствований, которая привела к тому, что доля государства во внутреннем кредите (часть денежных ресурсов, направляемая на обслуживание потребностей государства вместо кредитования экономики) к моменту кризиса превышала 60% - один из самых высоких в мире показателей;

-сверхтяжелое для формирующейся экономики, переживающей тяжелый кризис, налоговое бремя (по оценкам, налоговые и квази-налоговые платежи составляли 34-36% ВВП), приводящее к массовому сокрытию прибылей, к уходу значительной части экономики из легального оборота, к бегству капиталов за рубеж и сокращающее, в конечном итоге, доходную базу бюджета и его способность ограничивать заимствования на финансовом рынке;

-неудачная политика формирования рынка акций на базе Российской торговой системы, с очень высокой долей спекулятивных иностранных инвесторов, со значительной (более чем 90%) долей расчетов по оффшорным счетам (свободным вводом – выводом «горячих денег»), с быстрым ростом курсовой стоимости акций с конца 1995 г. до лета 1997 г. в 5-6 раз, с существенными возможностями манипулировать этим рынком в силу его небольшого объема и одной из самых высоких в мире волатильности рынка в 1996-1999 гг. (именно этот рынок стал «спусковым механизмом» кризиса на рынке внутреннего государственного долга).

Формулой денежно-кредитной политики, создававшей барьеры для экономического роста и делавшей финансовый рынок крайне неустойчивым, были сверхжесткая денежная политика + использование эмиссионного механизма для эксцессивного увеличения участия государства во внутреннем кредите + сверхвысокая доходность финансовых активов + закрепленный валютный курс + частичная либрализация счета капиталов, открывшая вход на рынок для спекулятивных иностранных инвесторов.
Сверхжесткая денежная политика
Следствиями сверхжесткой денежной политики были падение уровня монетизации до одного из самых низких в мире уровней (Деньги+Квази-Деньги / ВВП - 16 –18%)128 и - в результате – предкризисное (1993 – 1998 гг.) искусственное сокращение массы денег в обращении ниже необходимого ее предела, взрывной рост бартера и выпуска векселей (суррогатов денег), финансирование хозяйства за счет роста просроченной задолженности, крайне слабая финансовая и капитальная база банков и других финансовых институтов, вызванная острым дефицитом внутренних денежных ресурсов и, как следствие, сокращение внутренней базы инвестирования, зависимость от притока на внутренний фондовый рынок спекулятивных иностранных капиталов.

Банк России с начала финансовой стабилизации (1994 -1995 гг.) до кризиса 1998 г. проводил чрезмерно жесткую денежную политику. В результате был создан искусственный дефицит денег в России. Индикатор «Деньги + Квази-Деньги» / ВВП» (на конец года) составлял в России в 1985 г. - 53,6%, в 1995 г. – 17,4%, в 1996 г. – 16,2%, в 1997 г. – 17,8%, в 1998 г. - 23,4% (в 2009 г. – 49,5%). Насыщенность деньгами в России была многократно ниже общепринятых в конце 1990-х гг. значений для индустриальных (от 70 – 80% и выше) и развивающихся (от 30 – 50% и выше) экономик, соответствуя «рынкам на фронтьере» как наиболее слабо развитым национальным хозяйствам (таблица 1.2.2.1).129


Таблица 1.2.2.1. Сравнительный анализ монетизации экономики в Бразилии, России, Индии и Китае


Деньги / ВВП в текущих ценах, %*

1985

1995


1996



1997


1998


1999


2000


Китай

х

103,8

111,4

122,7

133,6

146,4

152,2

Индия

х

44,2

45,6

48,2

49,8

52,4

56,0

Россия

53,6

17,4

16,2

17,8

23,4

21,7

21,4

Бразилия

х

29,7

28,1

29,3

30,7

27,1

24,9

*Рассчитано (кроме 1985 г.) по данным IMF International Financial Statistics 2000 – 2010 (Money + Quasi-Money / GDP, Current Prices, %, по Бразилии с 2004 г., России с 2007 г. - Broad Money / GDP, Current Prices, % ). Источник данных за 1985 г. – Финансовые пути России: программы, концепции, технологии. Специальное приложение к журналу «Вестник финансистов», 1998. – С.24

В этой ситуации в стране становится искусственно “мало денег”, обостряется зависимость от иностранных инвестиций, более проблемными становятся бюджет и налоги, резко снижается ликвидность банков (в России они одни из самых “мелких” в мире), выше колебания финансового рынка (малый объем и низкая капитализация, чрезмерная зависимость от иностранных игроков, искусственно высокие проценты, спекулятивные шоки).

Искусственный дефицит денег и неубывающая тяжесть бюджета вызывают быстрый рост доли денежных ресурсов страны, используемых государством, все меньшее финансирование оборотных средств реального сектора (через кредиты банков) и - в еще меньшей мере, по остатку - инвестиций. Быстро увеличиваются взаимные неплатежи, резко растет объем векселей – суррогатов денег в обращении (летом 1997 г. векселя, по оценке, составляли 50-60% денежной массы, вызывая огромные дополнительные издержки на обращение товаров), взаимные зачеты и бартер (в 1997 –1999 гг. почти 50% расчетов в хозяйстве осуществлялось через них) (таблица 1.2.2.2).

Таблица 1.2.2.2. Состояние расчетов за отгруженную продукцию (выполненные работы, услуги) крупнейших налогоплательщиков и организаций – монополистов в промышленности*





1998

(декабрь)



1999

(декабрь)



Всего оплачено, %,

в том числе



100,0

100,0

- денежными средствами, %

43,7

46,6

-векселями, %

11,7

19,7

-посредством бартера, %

6,9

4,9

-на основе зачета взаимных требований

28,9

21,4

*Годовой отчет Банка России за 1999 г. Статистическое приложение. С. 220.
Использование эмиссионного механизма для эксцессивного

увеличения участия государства во внутреннем кредите
Для 1994 г. – первого полугодия 1998 г. было характерным использование эмиссионного механизма для эксцессивного увеличения участия государства во внутреннем кредите (при последовательном сокращении доли бизнеса в нем и, соответственно, объемов и доли финансовых ресурсов, направляемых на развитие реального сектора экономики).

В 1990-е годы кратно увеличилось участие государства во внутреннем кредите. Россия имела один из самых высоких в мире уровней отвлечения внутреннего кредита на цели покрытия нужд государства. Индикатор «Нетто-обязательства центрального правительства + обязательства региональных правительств» / Внутренний кредит» (на конец года) постоянно нарастал от 19,0% в 1993 г. к 45,8% в 1995 г., с быстрым увеличением при приближении к кризису (августа 1998 г.) в 1996 – 1997 гг. до 57,8%, в 1998 г. до 65,1% (на конец года, таблица 1.2.2.3).


1   ...   13   14   15   16   17   18   19   20   ...   42


База данных защищена авторским правом ©ekonoom.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница