Программа «Научные и научно-педагогические кадры инновационной России»




страница10/42
Дата22.04.2016
Размер8.83 Mb.
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   42

1.1.3. Проблемы повышения надежности и устойчивости российской банковской системы
1.1.3.1. Докапитализация банковской системы. Требования Базеля III.
По итогам первого квартала 2010 г. наблюдалось незначительное снижение совокупных активов российских коммерческих банков на 0,5%, но по итогам за полугодие их рост составил 3,4%67.

Колебания масштабов деятельности российских коммерческих банков были вызваны последствиями кризиса и негативно отразились и на других показателях работы и финансового состояния российских коммерческих банков.

Отрицательным моментом функционирования российской банковской системы является снижение капитальной базы начиная с начала года. Преодолеть негативную тенденцию не удалось и в августе, несмотря на то, что наметился некоторый рост за месяц на 1,0%, но в целом за январь-август 2010 г., снижение собственных средств кредитных организаций составило 0,8%. Однако, предпринимаемые меры позволили увеличить объем уставного капитала российских коммерческих банков за истекшие 8 месяцев 2010 года на 3,0%.


Рис. 1.1.6 Собственные средства и уставный капитал банков на 01.09.2010 г. (млрд. руб.)



Структура банковской системы изменялась под воздействием кризисных условий, однако значительного увеличения числа сделок по слиянию и поглощению банков, характерных в условиях кризисах для зарубежных банковских систем в российской банковской системе не происходило. В целом за полугодие число банков сократилось на 1,9%, что несколько ниже прошлогодних темпов сокращения числа банков (на 2,2% за аналогичный период).

Определенное влияние на банки оказало принятие Банком России требования к банкам по увеличению минимальной величины собственных средств до 90 млн. рублей. В ближайшее время можно ожидать дальнейшее снижение числа российских банков, что вероятно будет вызвано как вступлением в силу с 2012 г. требования о повышении минимальной величины собственных средств действующих кредитных организаций до 180 млн.рублей, так и необходимостью укрепления финансового состояния российских банков.

Проблема повышения устойчивости банков путем увеличения их собственного капитала актуальна во всем мире. 12 сентября Базельский комитет по банковскому надзору (БКБН) обнародовал решения по ужесточению банковского регулирования, получившие название "Базель-3". Основные изменения коснулись требований к капиталу банков. Долю капитала первого уровня в общем объеме минимально необходимого капитала банкам рекомендовано увеличить с сегодняшних 4 до 6%. При этом доля наиболее качественного (способного полностью поглощать убытки) акционерного капитала в капитале первого уровня должна быть поднята с 2 до 4,5%. Кроме того, от банков потребуется создание так называемого резервного буферного капитала первого уровня в размере дополнительных 2,5%, что фактически поднимает коэффициент достаточности капитала первого уровня до 8,5%. Создание капитального буфера позволит банкам застраховаться от больших потерь в случае будущих кризисов. При этом минимально необходимый уровень общей достаточности капитала сохраняется на уровне 8% активов банка, взвешенных по уровню риска, но с учетом капитального буфера, достигнет 10,5%. Переход на новые требования будет постепенным - с 2013 по 2019 год. Кроме этого, будет введено ограничение по показателю левериджа (предварительно на уровне 3%) и ужесточены требования к ликвидности банков.

Еще до публикации новых правил банки выражали беспокойство, что чересчур жесткие требования могут привести к тому, что им придется сократить кредитование экономики, что замедлит ее развитие.

Введение новых требований особенно чувствительно для западных банков. По мнению европейских аналитиков, новые требования Базеля III могут привести к кардинальным изменениям всей финансовой системы и изменению моделей бизнеса западных банков. Новые правила вынудят банки обратиться к более простым схемам бизнеса, к базовым операциям. От этого могут выиграть банки, которые изначально были привержены более простым банковским операциям. В исследовании JP Morgan, опубликованном 28 сентября с.г., банк предполагает, что новые правила могут даже привести к тому, что в долгосрочной перспективе некоторые инвестбанки могут отказаться от участия в секьюритизации.

Для повышения коэффициента достаточности капитала первого уровня западным банкам, которые не захотят или не смогут увеличивать основной капитал, придется сокращать объемы операций по активам, взвешенным по уровню риска. Если же банки не захотят сокращать такие операции, им придется привлекать дополнительный капитал. В аналитическом отчете, выпущенном спустя несколько дней после публикации новых правил, Goldman Sachs прогнозирует, что в 2010-2012 годах крупнейшие мировые банки увеличат свой капитал в общей сложности на 112 млрд. долларов68.

Более жесткие требования к достаточности капитала первого уровня дают определенный стимул для изменения бизнес-моделей западных банков. Подразумевается, что изменение бизнес-моделей должно стимулировать банки усилить дисциплину в сфере торговли внебиржевыми активами. Кроме того, с ужесточением требований к достаточности капитала банкам придется автоматически усиливать контроль за рисками в сфере взаимного кредитования, что в том числе повлияет на уровень использования заемного капитала, поскольку банкам придется обеспечивать привлечение займов более надежными, менее рисковыми гарантиями. Но столь кардинальные изменения напрямую коснутся, скорее всего, лишь крупных банков, активно работающих на международных рынках, поэтому и последствия будут ощущаться в финансовой системе в целом, включая небанковский финансовый сектор и рынки капитала.

В России существенное изменение бизнес стратегий крупнейших банков не предполагается. Российские банки в своём большинстве уже соблюдают требования Базеля III.

По оценкам ЦБ, сейчас уровень достаточности капитала первого уровня банков составляет 12,4% против требуемых 6%. Таким образом, по капиталу первого уровня у российских банков в целом по системе более чем 100-процентный запас. Конечно, от банка к банку степень соответствия требованиям Базеля III может варьироваться, тем не менее, по предварительным оценкам ЦБ, минимальным требованиям к достаточности капитала первого уровня соответствуют 99% российских банков. Кроме того, усложненным требованиям (с учетом буфера по капиталу в размере 2,5%, которые предлагается вводить с 2016 года) уже сейчас соответствуют 91,5% российских банков.

Можно отметить несколько причин такого положения: во-первых, более жесткий подход к регулированию со стороны Банка России: российский норматив общей достаточности капитала — 10 или 11% в зависимости от размера банка, а не 8%, во-вторых, российский финансовый рынок не использовал накануне кризиса гибридные инструменты формирования капитала – например, субординированные кредиты, конвертируемые при определенных условиях в акции. Российские банки никогда не увлекались сложными инструментами формирования капитала: его значительная часть сформирована за счет капитала первого уровня (уставный капитал, эмиссионный доход и аудированная прибыль). Даже такой инструмент формирования капитала, как субординированные кредиты, использовался в докризисный период крайне редко, тогда как на Западе эта практика была распространена.

Кроме того, установленные ЦБ правила оценки финансовой устойчивости банков для участия в системе страхования вкладов делают критичным значение достаточности капитала уже в 15%, что вынуждает банки наращивать свой капитал.

Но к 2013 году, когда процесс перехода на Базель III начнется, и тем более к 2019 году, когда по плану он должен быть завершен, ситуация с достаточностью капитала российских игроков может быть иной. С ростом кредитной активности банков после выхода из кризиса этот показатель, соответственно, будет снижаться. Например, в первом полугодии 2008 года значение достаточности капитала в целом по банковской системе находилось на уровне 15,5-14,5%. Кроме того, многое будет зависеть от того, как ЦБ будет менять свой подход к оценке рисков по тем или иным активам на основании уроков, вынесенных из кризиса. Ужесточение подхода регулятора к оценке рисков будет означать усиление давления на капитал.

Тем не менее, глядя в будущее, следует предвидеть общее снижение достаточности капитала российских банков. Поэтому во избежание негативного воздействия Базеля-III на кредитную и финансовую активность в целом, необходимо предусмотреть не только переход к новым нормам по капиталу, но и выработать новые соответствующие им требования по текущей ликвидности, риск-менеджменту и транспарентности банков (в части снижения зависимости от их собственников).


1.1.3.2. Проблема «плохих» кредитов и пути её решения
Худшие прогнозы по росту просроченной задолженности не подтверждаются. Об этом свидетельствуют как официальные отчетные данные Банка России, так и оценки ведущих отечественных экономистов. Хотя уровень просроченной задолженности по официальным данным и экспертным оценкам существенно расходятся.

Проблема ухудшения качества активов характерна для всех стран, пострадавших от экономического кризиса. В России благодаря предпринятым мерам поддержки банковской системы и благоприятной конъюнктуре нефтяных цен острота проблемы несколько снизилась за последние месяцы 2010 года. Однако есть опасение, что проблема загоняется вглубь банковской системы, так как государство пытается от неё отстраниться.

Доля просроченной задолженности по кредитам физическим лицам в сентябре не изменилась и составила 9,3%, но в абсолютном выражении объем просроченной задолженности рос, просто этот рост был компенсирован увеличением кредитного портфеля. Доля просрочки по корпоративному сектору даже снизилась - до 5,77%.  Однако устойчивой тенденцию к снижению пока отметить нельзя69.

Накопленная за 12 лет статистика кредитного цикла позволяет сделать предположения о предстоящей динамике «плохих» долгов. Разрешение проблем «плохих» долгов после кризиса 1998 г. заняло три года - с 1998 по 2000 гг. Таким образом, можно ожидать, что для решения этой проблемы потребуется 3-4 года.

В настоящее время можно констатировать процесс перемещения части проблемой задолженности путем её пролонгации или переоформления на внебалансовые счета. Об успешности проводимой работы можно будет судить только с течением времени, если не будет повторных кризисов, спровоцированных внешними факторами.

Подтверждением массового переоформления проблемной задолженности могут служить данные об опережающем росте долгосрочных ссуд в кредитном портфеле российских коммерческих банков с середины 2008 г. Частично рост долгосрочного кредитования вызван предпринятыми мерами поддержки со стороны государства. Однако в условиях кризиса в мировой практике отмечается общая тенденция снижения доли долгосрочных ссуд в виду нестабильности экономической ситуации и наличия значительных скрытых рисков для кредитных учреждений. Банки обычно стараются сокращать долю долгосрочных ссуд, наращивая кредитный портфель за счет предоставления ссуд краткосрочных. Но в России в последние два кризисных года доля долгосрочных ссуд возросла с 46,1% на 01.07.2008 г. до 68,5% на 01.07.2010 г., что видно из диаграммы. Причем рост долгосрочных кредитов сопровождался резким снижением объемов предоставляемых банками краткосрочных ссуд. Это можно объяснить пролонгацией ранее выданных кредитов на более длительные сроки (от 1 года до трех лет и свыше 3 лет).



Банковским сообществом было предложено несколько программ по решению проблемы «плохих» активов, в том числе и с привлечением государства. Однако эти планы не получили полного одобрения у российских финансовых ведомств, что можно объяснить рядом причин.

Накануне кризиса российские коммерческие банки широко предоставляли потребительские кредиты населению, причем контроль платежеспособности заемщиков был слабым. В результате качество выдаваемых ссуд было низким, поэтому высокий уровень просроченной задолженности должен был возникнуть в любом случае, но кризис обострил эту проблему.

В развитых странах в условиях текущего кризиса часть проблемных кредитов переоформлялись в ценные бумаги, которые в дальнейшем выкупали центральные банки. Однако уровень просроченных кредитов к кредитному портфелю развитых стран составлял в среднем 3,15, а в России официальные данные по просроченным кредитам составляют почти 10%. Если государство возьмет на себя ответственность по реструктуризации проблемной задолженности российских коммерческих банков, то это может усугубить проблему морального риска, т.е. подтолкнет банки в условиях кризиса предоставлять рисковые кредиты неплатежеспособным клиентам (как юридическим, так и физическим лицам).

В условиях определенной стабилизации экономического положения, когда крупные банки и их заемщики получили значительные объемы ресурсов в виде господдержки, объемы проблемной задолженности замедлили рост. Однако как только ситуация в экономике изменится и доступ к ликвидности резко упадет, тут же эти проблемы вновь могут обостриться. К тому же большинство мелких и средних банков вынуждены маскировать «токсичные» долги – чтобы соблюсти параметры отчетности. Но когда государство прекратит поддерживать банковскую систему ликвидностью, первыми это почувствуют мелкие банки, так как крупным банкам в любой ситуации проще получить поддержку у государства.

Уровень просроченной задолженности выше у крупных кредитных учреждений, однако, мелкие и средние банки могут подвергнуться заражению кризисной нестабильностью, если начнется массовое банкротство кредитных учреждений в России.

В настоящее время идея создания в России специального фонда или банка по выкупу «плохих» активов почти не обсуждается. Сейчас финансовые структуры пытаются решать проблемы с «плохими» долгами самостоятельно, используя для этого возможные рыночные способы.

Наиболее перспективными вариантами решения проблемы «плохих» долгов является:



  • прямая продажа проблемных активов;

  • учреждение закрытых паевых инвестиционных фондов (ЗПИФ) для переоформления и последующей продажи активов;

  • выпуск облигаций.

Передача «токсичных» активов в ЗПИФ выгодна банку, так как:



  • инвестиционный риск переносится на управляющую компанию - профессионала в области управления активами;

  • позволяет делегировать все непрофильные функции по содержанию части активов управляющей компании, при полном сохранении контроля;

  • содержание ЗПИФ является для банка фактически бесплатным, т.к. расходы на содержание ЗПИФ как правило покрываются экономией на налоге на имущество;

  • ЗПИФ может обеспечить быстрый возврат средств банку за счет продажи паев инвесторам или обеспечить привлечение краткосрочного финансирования за счет операций РЕПО;

  • удобный способ финансирования новых проектов (не уменьшает капитал банка, нет необходимости уплаты регулярных процентов).

Передача непрофильных активов в ЗПИФ, помимо определенных налоговых преимуществ для банка, позволяет ему повысить инвестиционную привлекательность за счет расчистки баланса банка и улучшает норматив достаточности капитала банка.

Задачи комплексного управления залогами и непрофильными активами, начиная от расчистки балансов до реализации, банки решают по-разному. Крупные банки создают собственные самостоятельные бизнес-единицы: «Сбербанк» – «Сбербанк-капитал», «ВТБ» – «ВТБ долговой центр» и «ВТБ-девелопмент», «Альфа банк» – «Альфа-проблемные активы» и т.д. При этом из капитала банка вычитается капитал указанных дочерних хозяйствующих субъектов, что не вызывает у крупных банков появления проблем с достаточностью капитала.

Мелким и средним банкам создание подобных структур не под силу, т.к. влечет серьезные временные и организационные затраты. Поэтому их проблемы частично могут быть решены путем передачи активов в комплексное управление с привлечением инвесторов, управляющих и девелоперов. При этом качество независимых управляющих и девелоперов может серьезно повлиять на стоимость справедливой оценки ЗПИФ для потенциальных инвесторов. Серьезные зарубежные и российские институциональные инвесторы не склонны инвестировать средства в фонд, управляемый неизвестной кэптивной компанией.

Закрытые паевые инвестиционные фонды являются перспективным инструментом для решения целого ряда важнейших задач финансового рынка России, и в частности, задач, стоящих перед кредитными организациями, таких как секьюритизация кредитных портфелей, трансформация и в конечном итоге монетизация непрофильных активов, привлечение реальных инвесторов, улучшение структуры балансов и т.п.

Проблемы переоформления просроченной задолженности предполагают широкое использование механизма секьюритизации активов.

Процесс переоформления просроченных (проблемных) активов в облигации имеет свои особенности:



  • процент по выпущенным нотам выплачивается не за счет периодических платежей по кредитам, а за счет нерегулярных денежных потоков;

  • действует принцип последовательного погашения траншей (‘sequential principal’);

  • требуется повышение кредитного качества и дополнительное обеспечение;

  • требуется участие в сделке коллекторов;

  • необходимо предусмотреть заключение договоров хеджирования для обеспечения выплаты процентов по выпущенным нотам;

  • возможны дополнительные гарантии или со стороны государства или международных финансовых организаций.

Для решения этой проблемы необходимо:



  • дополнить действующие нормативные акты по секьюритизации нормами, обеспечивающими возможность проведения секьюритизации просроченных проблемных кредитов;

  • создать развитую структуру проведения сделок секьюритизации подобных кредитов в России (управляющие компании, учредители, агенты по обеспечению и проч.);

  • для оценки пула просроченных кредитов при выпуске ценных бумаг должен быть привлечен независимый оценщик;

  • предусмотреть степень и характер участия в подобных сделках нерезидентов. В настоящее время Всемирный банк планирует запустить в России программу по выкупу ненадежных кредитов стоимостью 100 млн. долл. с целью получить наименее проблемные из проблемных с дисконтом.

Кроме того, остается неясным вопрос относительно порядка формирования резервов при приобретении банками как квалифицированными инвесторами паев кредитных ЗПИФов, в составе активов которых не содержится ссудная задолженность ни банка-владельца паев, ни других кредитных организаций. В этих целях:



  • Банку России необходимо уточнить порядок резервирования на возможные потери по ссудам в случае их обесценения и уровень кредитных рисков для банков при проведении подобных сделок. Для решения поставленных задач необходимо предусмотреть льготный механизм формирования резервов.

В законодательном порядке определить инвестиционные возможности потенциальных участников подобных сделок секьюритизации. Проведение таких сделок, особенно на начальных этапах становления, можно отнести к высокорисковым операциям, поэтому участие пенсионных фондов (как государственных, так и частных) с нашей точки зрения, нежелательно, хотя это и предлагают многие российские банкиры.
Процесс снижения просроченной задолженности по кредитам будет болезненным. Рейтинговое агентство Moody's считает, что российским банкам придется списать к концу 2011 года 13-14% кредитного портфеля70. Сейчас российские банки практически не списывают плохие долги, но можно предположить, что к концу 2011 года им все же придется списать невозвратную часть кредитного портфеля (особенно это коснется мелких банков). Банки сформировали значительные объемы резервов, поэтому ожидать резкого всплеска банкротства кредитных учреждений не стоит. Но, тем не менее, не все банки смогут очистить свои балансы от проблемных активов, поэтому необходимо учитывать возможность ликвидации части убыточных кредитных учреждений. Для этого уже сейчас необходимо определиться, какими методами будет проводиться посткризисная реорганизация банковского сектора России и за счет каких средств.
1.1.3.3. Перспективы использования механизма секьюритизации для повышения ликвидности российского банковского сектора
Хотя операции по секьюритизации активов начали применяться более 30 лет назад, но их широкое применение началось последние 10 лет. В 1990-е годы секьюритизация охватила наиболее значительную часть ссудного и акционерного капиталов. В Западной Европе развитие активности рынка капиталов началось в конце 1980-х и начале 1990-х годов. Ключевыми видами секьюритизируемых активов были и остаются ипотечные и потребительские кредиты. В 2005 г. первые сделки секьюритизации существующих активов были реализованы в России, а ряды секьюритизируемых активов в мире уже пополнились такими экзотическими видами, как платежи по страховым полисам, платежи табачных компаний в рамках урегулирования классовых исков и сборы от кинопроката.

Распространению секьюритизации в мире способствовали разные факторы:



  • развитие рынка ценных бумаг;

  • развитие индустрии финансового и фондового инжиниринга;

  • тенденции международной либерализации и интеграции рынка;

  • ужесточение банковских нормативов и требований к собственным средствам и структуре капитала банков, что вызвало необходимость «оздоровления» их балансов путем исключения из активов долгосрочных обязательств заемщиков;

  • потребность рынка (инвесторов) в новых финансовых инструментах;

  • желание снизить уровень налогообложения.

 До настоящего времени не существует общепринятого определения процесса секьюритизации. Термин «секьюритизация» используется для обозначения трех различных явлений: 1) процесса оформления заемных отношений с помощью ценных бумаг (векселей, облигаций, привилегированных акций); 2) использования ценных бумаг для оформления того или иного актива (складское свидетельство); 3) привлечения средств на фондовом рынке посредством эмиссии ценных бумаг, исполнение по которым осуществляется за счет поступлений от определенных финансовых активов.

Секьюритизация - сложный процесс как для банков, так и для других финансовых посредников. В качестве преимуществ, доступных банкам в процессе секьюритизации, называется:


  1. Возможность перераспределения риска. В большинстве стран банки являются основными инициаторами ипотечных кредитов. Однако ипотечные кредиты по своему характеру долгосрочные и несут с собой значительные риски, связанные с досрочной выплатой займов, процентной ставкой и дефолтом. Процентный риск заключается в том, что ресурсная база большинства банков краткосрочная и повышение ставок приводит к сокращению спредов по долгосрочным ипотечным займам (особенно по фиксированной ставке).

  2. Рост ликвидности. Ценные бумаги, выпущенные на основе ипотечных кредитов, могут быть объектом торговли на вторичном рынке. Банки имеют возможность преобразовать неликвидные долгосрочные активы в ликвидную ценную бумагу.

  3. Увеличение доходов. Банк получает прибыль от продажи активов. Приобретатель кредита выступает в качестве агента по инкассо и платежам. Секьюритизация активов позволяет эмитентам преобразовывать актив, приносящий процент и требующий капитала, в актив, приносящий доходы в виде сборов, но не требующий капитала.

  4. Управление балансом. Секьюритизация активов позволяет банкам снимать активы с баланса и выводить их на забалансовые счета. Банки получают возможность обходить ограничения по капиталу, установленные регулирующими органами.

  5. Консервация капитала. Для банков снижается риск покрытия возможных убытков по ипотечным кредитам за счет собственного капитала в результате перепродажи активов.

В мировой практике сложились три основных вида секьюритизации активов:

- классическая секьюритизация;

- синтетическая секьюритизация;

- секьюритизация бизнеса.


При классической секьюритизации компания продает свои активы специально созданному юридическому лицу (SPV). В соответствии с российским законодательством, SPV соответствует понятию «ипотечный агент», которое, в свою очередь, финансирует покупку таких активов путем выпуска ценных бумаг на рынке капитала.

 При синтетической секьюритизации нет передачи самих активов, но есть передача рисков с помощью специфических секьюритизационных бумаг. Синтетической секьюритизацией называют структуру, которая объединяет свойства обычной секьюритизации и свойства кредитных деривативов. Целью синтетической секьюритизации является использование кредитных деривативов (например, кредитный дефолтный своп, облигации с кредитным риском) для того, чтобы синтезировать экономический эффект традиционной секьюритизации.

 Секьюритизация бизнеса или корпоративная секьюритизация – выпуск облигаций, обеспеченных активами, генерирующими денежные потоки, и запасами. В случае банкротства или несостоятельности обеспечение может быть выделено из конкурсной массы в пользу держателей облигаций и передано в управление запасной управляющей организации, что позволит продолжить создание денежных потоков, поступающих инвесторам. При наличии адекватных механизмов повышения кредитного качества рейтинг ценных бумаг, выпущенных в рамках секьюритизации бизнеса, может быть выше, чем рейтинг старших обеспеченных или необеспеченных обязательств компании.

Мировая финансовая система постепенно эволюционирует, переходя от прямого банковского кредитования, к банковскому и инвестиционному посредничеству, и от них к рыночным финансовым инструментам и продуктам. В результате бурного развития операций с производными инструментами резко увеличились активы брокерских/дилерских компаний (часто являющихся важной частью бизнеса инвестиционных банков). При этом их динамика намного опережала темпы роста активов коммерческих банков, создавая тем самым обширную зону нестабильности.

 Поскольку основу многих операций секьюритизации составляли производные инструменты жилищного рынка (часто невысокого качества), падение цен на жилье вызвало сокращение ликвидности и в целом породило кризис доверия на финансовом рынке, что привело к существенным потерям в первую очередь у инвестиционных банков и ипотечных компаний. Причем на фоне других кризисов последние события для инвестиционных банков оказались самыми драматичными, а нынешний кризис выглядит более масштабным, чем многие кризисы прошлого.

От полной остановки рынок секьюритизации спасли только относительно скоординированные действия правительств США, Великобритании и Европейского Союза. Федеральный Резерв США потратил более триллиона долларов на прямые инвестиции в секьюритизированные активы, а также на организацию программ и фондов по поддержке ипотечного, потребительского и коммерческого кредитования. Также дополнительными факторами, поддерживающими положительную динамику рынка секьюритизации является время и низкая процентная ставка. Время позволило банкам перегруппировать портфели и увеличить резервы. Общее состояние экономики стабилизировалось во второй половине 2009-го года и начало проявлять признаки улучшения в начале 2010 года.

 В 2009-м году первичный рынок секьюритизации в Европе практически не функционировал. В конце года было совершено несколько сделок секьюритизации ипотечных кредитов в Великобритании, сделок с автокредитами, а также три сделки с залогом коммерческой недвижимости. Отсутствие сделок объясняется и тем, что цены на подобные бумаги на вторичном рынке продолжают оставаться низкими.

Особенностью современных операций секьюритизации является то, что банк может оказаться любой стороной в этом процессе: он может использовать секьюритизацию для выведения активов и риска из бухгалтерского баланса или в качестве инвестора добавлять в бухгалтерский баланс активы и риск.

До недавнего времени использование деривативов и традиционных форм секьюритизации в операциях банков и других финансовых институтов западным экономистам и регулирующим органам казалось безопасным и выгодным. Секьюритизированные активы диверсифицированы в пуле, поэтому в целом, с точки зрения инвестора, менее рискованны, чем индивидуальные кредиты. Как показывали данные статистики, у собранных в пул кредитов общий уровень риска в условиях стабильной экономики был ниже, чем у обычных кредитов. В то же время трудно определить качество кредитов, объединенных в единый пул. Качество пула до недавнего времени гарантировалось репутацией западных банков.

Однако, как признавалось западными регуляторами, в некоторых формах секьюритизации заложен случайный риск ликвидности, когда средства для проведения или обеспечения сделки могут понадобиться сверх договоренностей. Например, некоторым фирмам приходится привлекать ликвидность для обеспечения согласованных условий, для гарантии своевременной выплаты основной суммы и процентов держателям облигаций. Другими примерами могут быть как вероятность начисления досрочной амортизации по автоматически возобновляемым кредитам, так и необходимость создать обеспечение для расчетов по забалансовым счетам, если даже это и не предусмотрено контрактом, но когда невыполнение этого условия может усложнить сделку и отразиться на репутации.

Западными регуляторами отмечалась возможность появления «скрытых концентраций» кредитного риска у некоторых участников процесса секьюритизации (особенно у страховых фирм, выступающих гарантами сделок, и у хедж-фондов). Кроме того, новый Базель II возлагал задачу оценки рисков на рейтинговые агентства и непосредственно на сами банки. Однако и те, и другие плохо учитывают макроэкономические риски финансовой системы в целом, уделяя больше внимания финансовому состоянию отдельных участников.

Текущий кризис показал, что надзор за процессами секьюритизации надзорными органами ведущих западных стран практически был потерян. Базельский комитет, осуществляющий надзор за банками и играющий решающую роль среди других надзорных финансовых органов, не смог отследить и проконтролировать все совершаемые участниками секьюритизации сделки. Возникновение большого числа дополнительных посредников понизило значение банков в вопросах распределения рисков, которые раньше, в условиях традиционного кредитования, они легко выполняли.

В настоящее время европейскими надзорными органами предпринимаются определенные шаги по улучшению регулирования сделок секьюритизации. Значительные изменения были внесены в требования к резервированию капитала европейскими банками – так называемую, Capital Requirement Directive (CRD). Важнейшими из этих изменений были требования к оригинаторам оставлять на своем балансе часть секьюритизированного портфеля в размере не менее 5%. Кроме того, на инвесторов возложены обязанности отслеживать участие оригинатора в сделке: инвестор имеет право приобретать секьюритизированные бумаги только при условии, если оригинатор оставил в своем портфеле законодательно-требуемый объем секьюритизируемых активов.

 На инвесторов также законодательно возложены обязанности по анализу значительного количества факторов:



  • объем участия оригинатора в сделке;

  • анализ рисков секьюритизированных ценных бумаг;

  • анализ рисков секьюритизированных активов;

  • оценка опыта и репутации оригинатора;

  • процесс анализа активов оригинатором;

  • методология оценки активов оригинатором;

  • структура секьюритизации.

 Реакция участников рынка на вышеперечисленные изменения законодательства была однозначно негативной. По мнению аналитиков, требования участия оригинатора в сделке в размере не менее 5% не несут никакой практической значимости. Большинство сделок секьюритизации в Европе производилось ритейловыми банками, как часть стратегии по диверсифицированию источников финансирования. Соответственно, такие банки никогда полностью не избавляются от своего портфеля ипотечных кредитов, а значит – автоматически выполняют требования 5%-ного участия в сделке.

Самым большим разочарованием для европейских инвесторов в 2009 году явилась позиция регуляторов в отношении наложений санкций на инвесторов в случае, если оригинатор не выполняет обязательств по участию в сделке, или если инвестор не сумел получить достаточных данных по сделке. Такое наказание проявляется в форме увеличения требований по резервированию капитала для таких сделок. Очевидно, подобное изменение европейского законодательства по регулированию рынка секьюритизации не способствуют оживлению интереса инвесторов. Стоит отметить, однако, что обсуждаемые требования пока приняты только на уровне директив Европейского Союза. Страны – члены содружества должны будут ратифицировать эти директивы и, возможно, привнести свои отдельные трактовки.

По мнению западных аналитиков, в 2010 году самыми значительными препятствиями, сдерживающим дальнейшее оздоровление рынка, будут являться продолжающаяся неопределенность в регулировании рынка и изменения правил бухгалтерского учета.

Сами операции секьюритизации тоже постепенно модифицируются. Постепенно доминирующая роль инициаторов секьюритизации переходит от ипотечных компаний и банков к кэптивным финансовым компаниям крупнейших мировых производителей оборудования (General Electric, ABB, Siemens, Toyota, Ford, IBM и проч.), в портфелях которых лизинг составляет существенную долю, а секьюритизации одновременно подвергаются смешанные (родственные) классы активов71. При нормальном функционировании механизма секьюритизации, он способствует увеличению оборачиваемости денежных средств, повышению доходности финансовых операций и формированию дополнительных агентских активов. Как показала зарубежная практика, уровень капитализации рынка существенно повышается, а обладатели денежных средств и денежных требований получают возможность максимизировать уровень дохода на предоставленные денежные средства.

 Можно однозначно констатировать, что секьюритизация – один из наиболее перспективных инструментов привлечения финансирования и прогнозировать дальнейший рост рынка. Хотя этот рост будут происходить с поправками исходя из уроков кризиса секьюритизации:


  • в основном для секьюритизации будут использоваться реальные материализованные активы в отраслях промышленности;

  • ужесточатся меры оценки рисков;

  • произойдет пересмотр критериев оценки рейтингов доходов, компаний и стран происхождения проектов.

При разработке стратегии развития национального банковского сектора следует осознавать, что развитие института секьюритизации активов необходимо в рамках проведения преобразований отечественной экономики. Этот механизм применим к большинству видов деятельности, где необходимо увеличение ликвидности.

 В России распространение получила лишь классическая или традиционная секьюритизация. При секьюритизации финансовых активов на российском рынке капиталов у банка-оригинатора, инициирующего секьюритизацию, есть несколько преимуществ:


  • расширение спектра банковских услуг и использование нового инструмента рынка капитала;

  • дополнительные источники финансирования за счет продажи SPV секьюритизируемых средств;

  • улучшение показателей просроченной задолженности, качества кредитного портфеля, снижение величины резервирования при классической секьюритизации;

  • увеличение количества потенциальных инвесторов;

  • снижение цены на услуги финансирования, поскольку средневзвешенные затраты на секьюритизацию часто ниже, чем текущие затраты на привлечение денежных средств из иных источников (банковские кредиты, корпоративные облигации, векселя и т.п.);

  • уменьшение кредитных рисков банка-оригинатора по секьюритизируемым активам путем их частичного перераспределения на других участников.

В условиях кризиса, когда банки не могут дать длинные и дешевые средства и сами банки стоят перед необходимостью реструктурировать свою задолженность, наиболее актуальным становится развитие институтов и технологий секьюритизации. Механизмами секьюритизации могут быть:



  • выкуп кредитных портфелей банков, состоящих из долгосрочных ссуд предприятий несырьевого сектора экономики;

  • замещение долгосрочных кредитных портфелей банков облигациями, которые могут быть размещены на рынке капиталов;

  • получение долгосрочных облигационных займов для развития инфраструктуры, в том числе дорожной, организационной, социальной;

Внедрение инструмента секьюритизации активов на российском финансовом рынке может осуществляться постепенно. Для этого необходима последовательность действий.

В настоящее время действующее законодательство по проблемам секьюритизации нуждается в доработке. Принятие закона «Об ипотечных ценных бумагах» стало первым шагом в установлении правовых механизмов секьюритизации в России, но данный закон нуждается в значительной корректировке. Стратегия развития финансового рынка РФ указывает на необходимость развития инструментов секьюритизации финансовых активов и рынка ипотечных ценных бумаг. Данным документом предполагается, что с помощью секьюритизации будет обеспечен доступ на рынок новых участников, что в свою очередь должно способствовать расширению и углублению рынка капитала.

 Стратегия развития секьюритизации должна определять, что в целях успешного регулирования процесса секьюритизации к основным направлениям совершенствования законодательства следует отнести:



  • расширение перечня видов активов, учитываемых при использовании для целей секьюритизации;

  • расширение круга прав требования, которые могут использоваться для целей секьюритизации;

  • введение законодательных ограничений на возможность признания уступки прав требования недействительной;

  • определение требований к эмитентам ценных бумаг, выпускаемых при секьюритизации;

  • создание механизмов повышения кредитного качества ценных бумаг;

  • уточнение законодательства Российской Федерации о ценных бумагах в части специфики ценных бумаг, обеспеченных активами.

Решение обозначенных выше вопросов сопряжено с внесением изменений в ряд законодательных и нормативных правовых актов, в том числе Гражданский кодекс РФ, Налоговый кодекс РФ, Федеральные законы «О рынке ценных бумаг», «О несостоятельности (банкротстве)», «Об инвестиционных фондах».

Поэтому, в связи с реальной возможностью секьюритизации финансовых активов на российском рынке капиталов, представляется целесообразным внести уточнения в целый ряд понятий и действующих нормативных актов. Необходимо пересмотреть такие понятия, как уступка требований, юридические лица, банкротство, банковская деятельность, рефинансирование, раскрытие информации, ценные бумаги, налоги, депозитарная деятельность, а так же некоторые понятия производных финансовых инструментов.

В 2009 году российские банки практически остановили выдачу ипотеки, и, несмотря на оживление, связанное с активностью АИЖК, докризисные объемы до сих пор так и не достигнуты.

Восстановление российского рынка ипотечных займов осложняется отсутствием у банков длинных ресурсов, необходимых для предоставления таких кредитов. Решить эту проблему может рефинансирование ранее выданных кредитов с помощью выпуска специальных ценных бумаг. Однако принятый в 2003 году Федеральный закон № 152-ФЗ «Об ипотечных ценных бумагах» имеет ряд существенных недоработок, не позволяющих банкам активно использовать этот инструмент. Действующее законодательство не делает разницы между бумагами, выпущенными специализированными агентствами, и бумагами, выпускаемыми самими банками. Однако эти модели существенно различаются и получили развитие в странах, отличающихся, как правовым регулированием, так и типовыми условиями ипотечных кредитов.

Ипотечные ценные бумаги, выпускаемые специализированными SPV получили широкое распространение в странах с англо-саксонской системой права, прежде всего, в США и Великобритании. Эта модель предусматривает списание выделенного пула ипотечных кредитов с баланса банка-оригинатора и передачу его специально созданной компании или трасту, который выпускает так называемые mortgage-backed securities (MBS). Это, по сути, нерегулируемые ценные бумаги, объем ответственности по которым ограничен требованиями по ипотечным кредитам и, в некоторых случаях, дополнительно предоставленным ипотечному агенту обеспечением.

Действующая уже более 250 лет в Европе модель предусматривает формирование на балансе ипотечных кредиторов покрытия, включающего ипотечные и иные активы, и выпуск долговых ценных бумаг, владельцы которых, в случае банкротства эмитента наделяются правом приоритетного удовлетворения своих требований за счет покрытия. При этом банк, выпустивший ипотечные закладные, отвечает по ним всем своим имуществом, что существенно повышает надежность этого инструмента. В настоящее время специальное законодательство об обеспеченных облигациях (закладных листах) принято в 26 странах Европы. Но благодаря особенностям организации и жесткому регулированию механизма рефинансирования ипотечных кредитов европейский ипотечный рынок пережил тяжелый мировой финансовый кризис с меньшими потерями, чем рынок США и Великобритании.

Поэтому в отечественную практику целесообразно шире внедрять рефинансирование по европейской модели, но необходимо внеси изменения в действующий ФЗ № 152, а также в Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций» и некоторые другие нормативные акты, в том числе правительственный законопроект «О секьюритизации». Необходимо более четко определяется специальный вид ипотечной ценной бумаги – облигация с ипотечным покрытием, выпускаемая кредитными организациями. Для целей терминологического удобства данной ценной бумаге дается название закладной лист.

В текст закона нужно включить новую главу, описывающую особенности эмиссии и обращения закладных листов, параллельно изъяв из главы 2 закона «Об ипотечных цененных бумагах» положения, касающейся эмиссии облигаций с ипотечным покрытием кредитными организациями.

Кроме того необходимо уточнить требования к системе управления рисками, корпоративному управлению и нормативам, которые должна выполнять кредитная организация, рассчитывающая на выпуск ипотечных закладных.

Для обеспечения интересов держателей ипотечных закладных,  необходимо предусмотреть норму, по которой имущество, включенное в реестр ипотечного покрытия, в случае принятия арбитражным судом решения о признании кредитной организации – эмитента закладных листов несостоятельным, исключается из общей конкурсной массы.
Предлагаемые изменения в законодательство сделают механизм эмиссии ипотечных ценных бумаг более гибким, прозрачным и существенно повысят его надежность. Это повысит интерес отечественных инвесторов к этому инструменту, что даст возможность банкам шире использовать его для рефинансирования кредитов.

1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   42


База данных защищена авторским правом ©ekonoom.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница