Преобразования в мировой банковской системе в 2012-2019 гг. И риски национальных банков I




страница1/3
Дата26.04.2016
Размер0.65 Mb.
  1   2   3
Глава 15

ПРЕОБРАЗОВАНИЯ В МИРОВОЙ БАНКОВСКОЙ СИСТЕМЕ В 2012-2019 ГГ. И РИСКИ НАЦИОНАЛЬНЫХ БАНКОВI

А. Д. Воловник, Н. С. Зиядуллаев,

У. С. Зиядуллаев, Ю. С. Кибардина

Начало XXI века стало периодом глубоких и драматических изменений в банковском деле, многочисленных новшеств в организации, методах управления банками и формах обслуживания корпоративных и индивидуальных клиентов. Складывавшиеся веками приемы и методы банковской деятельности усложняются, приобретают новые черты. В то же время возникают совершенно новые, оригинальные виды операций и услуг, не имевшие аналогов в мировой практике и ставшие возможными благодаря сложному сочетанию причин, влияющих на спрос и предложение денеж­ного капитала. Эти процессы в различной степени и с разной интенсивно­стью затронули все страны, включая Россию и ее партнеров по СНГ.

Значение национальных финансово-банковских систем в условиях глобализации возрастает не только с учетом выгод, которые предоставляются участникам мировых рынков, но и рисков, которые несет в себе глобализирующийся финансовый рынок. Удовлетворяя растущие потребно­сти современных экономик в финансовых ресурсах, национальные финансово-банковские системы сегодня все в большей степени опираются на возможности зарубежных рынков, в том числе финансовых, в целях ди­версификации рисков и получения дополнительного спекулятивного до­хода. Финансово-банковские институты, которые наилучшим образом способны распорядиться собственными финансовыми средствами и средствами своих клиентов, несомненно, находятся в значительно более выигрышном положении.

В условиях ужесточающейся конкуренции между банковскими структурами в международном масштабе требуется обоснованный научный

подход к анализу участия национальных банков в мировой финансовой архитектуре.

Эффективное использование фактора глобализирующихся рынков в современных условиях становится возможным лишь при достижении банком определенного уровня развития его международных операций. В этой связи актуальной представляется необходимость раскрытия меха­низмов воздействия процессов глобализации на международную деятель­ность национальных финансово-банковских институтов.

Международная банковская деятельность уже переросла национальные границы. И если ранее она более или менее эффективно регулирова­лась в двустороннем и многостороннем порядке, то по мере нарастания масштабов глобализации она почти или совсем не поддается внутреннему государственному регулированию и все более перераспределяется между наднациональными и всемирными регулирующими институтами, приоб­ретающими функции субъектов международного права.

Нынешняя мировая финансово-экономическая система, которая весьма точно и справедливо названа Р. С. Гринбергом «финансово-виртуальной», порождена усилиями процессов глобализации в последние два десятилетия. Постоянный рост трансграничных финансовых операций, периодическое появление на глобальном финансовом рынке новых финансовых институтов, прежде всего структурированных производных, привело к тому, что мировое сообщество признало необходимость определенного надна­ционального регулирования финансовой, прежде всего банковской, дея­тельности (Гринберг 2012).

В условиях нестабильности мировой экономики, учащения региональ­ных финансовых кризисов и усиления конкуренции на мировых рынках защита суверенных интересов в банковской сфере и обеспечение национальной безопасности новых независимых государств приобретают важнейшее значение и требуют системных и скоординированных действий.

Современный этап международной банковской деятельности полон противоречий. С одной стороны, финансовая глобализация дала значительный толчок для развития международного сотрудничества банков, с другой - стала локомотивом более глубокой глобализации мировой эко­номики. Общемировые тенденции развития финансовых систем опреде­ляют глобализацию, укрупнение и слияние банков как основные пути со­здания мощных банковских объединений, которые по объему капиталов намного превышают ранее существовавшие банковские структуры. Речь идет о бурном процессе расширения сферы деятельности банков за пределы национальных границ, сопровождающемся созданием сети зарубежных филиалов, с одной стороны, и ростом числа иностранных банков на данной территории, — с другой.

Без применения продуманных и последовательных мер по дальнейшему реформированию национальных банковских систем, новые развивающиеся независимые страны рискуют оказаться в ситуации, когда актуализируются проблемы обеспечения национальной экономической безопасности.

Соответствие национальных банковских систем последним тенденци­ям развития рынка банковских услуг, а, следовательно, конкурентоспособность в международном масштабе, является неотъемлемым условием безопасности национальных экономик. Слабость банковской системы какой-либо страны, развивающейся или развитой, может угрожать финансовой стабильности как этой страны, так и других государств.

В результате интернационализации финансовых рынков банки сталкиваются с дополнительными рисками (внешними и внутренними), связан­ными с изменениями конъюнктуры рынков не только национальных, но и мировых, что еще более усложняет управление банковскими портфелями. Финансовая глобализация зашла настолько далеко, что в распоряжении транснациональных банков сегодня сосредоточены настолько крупные финансовые ресурсы, что они способны обрушить экономику любой страны.

Сегодня невозможно говорить об интеграции национальных экономик в глобальное экономическое пространство, если финансово-банковская система страны не соответствует требованиям мирового рынка, ее финан­сово-банковские институты не в состоянии производить те международ­ные операции, которые необходимы для нормального функционирования экономики страны в глобальном масштабе.

Российские банки, также как и все другие кредитные организации на территории постсоветского пространства в течение довольно длительного времени развивались хаотично под влиянием сложных и противоречивых трансформаций мировой и национальных экономик. Внутри стран банкам приходится конкурировать не только между собой, но и с зарубежными банками, причем вторым они нередко проигрывают, поскольку многие кредитные организации стран СНГ все еще не соответствуют международному уровню. Национальные банки сильно отстают от своих зарубежных коллег практически по всем показателям развития. Их размер по мировым масштабам весьма скромен, не говоря об иных проблемах банков­ской системы (проблема рефинансирования, политические и хозяйственные риски, уровень квалификации и технологии, опыт работы в сфере синдицированного кредитования, отсутствие такого понятия как «консо­лидированная отчетность» в понимании МСФО, что связано с размытым понятием аффилированности в национальных законодательствах).

Банковские системы стран СНГ характеризуются существенной диф­ференциацией по масштабам, моделям развития, рискам, структуре, инте­грации в международный рынок. Происходит асимметричное вовлечение стран СНГ в процессы транснационализации банковского капитала, хотя и наблюдается рост взаимопроникновения банков на пространстве СНГ.

Отрадно, что развивающаяся регионализация банковского сотрудничества сопровождается активной интеграцией национальных банков в мировой финансовый рынок. Тем не менее, банки стран СНГ не имеют формальных преференций на рынках друг друга, и к ним применяется такой же режим, как и для стран дальнего зарубежья (за исключением предоставле­ния национального режима банкам на валютных рынках России и Беларуси).

Глобальный финансово-экономический кризис 2007—2009 гг., после­дующие потрясения в еврозоне, продолжающий развиваться дисбаланс мировой финансовой системы и нынешние турбулентные кризисные явления привели к существенной трансформации международной деятель­ности банков, пересмотру их финансовой стратегии, изменению принци­пов банковского регулирования, а масштабная государственная поддерж­ка банковских секторов существенно изменила расстановку сил в условиях глобальной конкуренции. В ближайшие годы можно ожидать дальней­ших изменений в функционировании мировой финансовой архитектуры, что, несомненно, окажет свое воздействие на банковскую систему России и СНГ.

Динамика мирохозяйственных связей указывает на возрастание рисков экономической безопасности, прежде всего, новых независимых государств постсоветского пространства. Анализируя вероятность возникновения очередного кризиса или новых кризисных «волн», следует признать, что состояние неустойчивости и угрозы экономической безопасности перманентно присуще банковским системам стран СНГ.

Авторы солидарны с прогнозом, что «вторая волна кризиса, начавшая­ся во второй половине 2011 г., может вызвать повторную рецессию в экономиках большинства стран Евросоюза (возможно, исключая Германию), привести к существенному замедлению быстрорастущих экономик стран БРИКС (Бразилия, Россия, Индия, Китай, ЮАР), а также к рецессии» (Акаев, Коротаев, Фомин 2012).

Зародившийся в Греции осенью 2009 г. кризис рынка гособлигаций превратился сейчас в системный кризис всей еврозоны и быстро распространяется на различные области экономики, включая производство, а также грозит распространиться на всю мировую экономику «Мы находимся в опасной фазе, над мировой экономикой собираются грозовые тучи, — сказала 9 ноября 2011 г. в Пекине глава МВФ Кристин Лагард. — Глобальная экономика вступила в опасную зону, полную неопределенно­стей... Я опасаюсь, что мир ждет потерянное десятилетие».

«Кризис еврозоны достиг уровня, когда он угрожает дестабилизиро­вать мировой финансовый рынок», — заявляет новый глава созданного финансовой «двадцаткой» Совета по финансовой стабильности /СФС/ Марк Карни. Он полагает, что возникший в еврозоне кризис распространится также и на страны с новой экономикой. Пока только усилиями Центробанков ведущих индустриальных стран, которые напрямую приступи­ли к кредитованию мировой экономики, удается не допустить полного коллапса мировой экономики. Одновременно многочисленные государства мира взяли на себя долги национальных частных банков с тем, чтобы спасти их от банкротства. Сейчас планируется провести быструю и кардинальную реформу мировой финансовой и банковской систем с тем, чтобы не допускать в будущем подобных глобальных кризисов.

Нынешняя система построения мировой финансовой системы, осно­ванной практически на одной валюте и, по сути, не контролируемая даже властями собственной страны, не соответствует системе многополярного мира. По существу, С-20 сейчас формирует прообраз новых многосторонних обязательств.

Национальные экономики извне можно существенно подорвать, ис­пользуя такие механизмы как изменение конъюнктуры мировых цен и внешней торговли, игра на валютных рынках, понижение стоимости нефти, обесценивание национальных валют, усиленный вывод валютных средств, превышение оттока капитала над его притоком (иностранные инвестиции), большой внешний долг коммерческих структур, чрезмерная импортная зависимость, перегрузка экспорта сырьевыми товарами, и, как следствие, принуждение стран к отказу или существенному ограничению экономического суверенитета. Не устранив зависимость национальных экономик от этих факторов невозможно создать фундаментальные усло­вия, способствующие вхождению на равных условиях национальных банковских систем в мировое сообщество. Внутри стран риски безопасности и устойчивости банковской системы связаны с коррупцией, резкими колебаниями национальных валют, недружественными поглощениями, слабостью инновационного начала в экономике, неэффективностью системы государственного регулирования банковского сектора, криминальным уводом активов, их потерей, преднамеренным банкротством и сужением клиентской базы, а также с убыточностью предприятий реального сектора экономики, с риском увеличения его долговых обязательств, ростом безработицы и недостатками нормативно-правового регулирования и др.

Исследование банковской системы стран СНГ (включая Грузию, которая в 2009 г. вышла из состава СНГ), проведенное Центром экономического анализа «РИА-Аналитика», позволило составить рейтинг 100 крупнейших банков СНГ и Грузии по объему активов на 1 января 2011 г. Всего в рейтинг вошли банки из 7 стран: России, Украины, Казахстана, Белоруссии, Азербайджана, Грузии и Узбекистана. Другие 5 стран СНГ (Армения, Киргизия, Молдова, Таджикистан и Туркмения), по оценкам экспертов «РИА-Аналитика, не имеют банков с необходимым для попадания в рей­тинг объемом активов. Совокупные активы банков СНГ составляют 1,5 трлн долл. По мировым меркам это не очень много. Для сравнения, только у одного Вапк оГ Ашепса активы равняются 2,3 трлн долл., а суммарные активы 10 крупнейших банковских холдингов США составляют более 11 трлн долл.

Наибольшее представительство в рейтинге у России — 69 банков из 100. Кроме того, первые 9 мест в рейтинге принадлежат российским банкам. Суммарные активы российских банков в рейтинге составили 874 млрд долл., а это более 80% от суммарных активов 100 крупнейших банков СНГ.

Вторая страна по числу представленных в рейтинге банков — Украина. У нее 15 банков. Крупнейший из них — Приватбанк, который с активами млрд долл. занял в рейтинге 13-е место. Несмотря на то, что Украина представлена наибольшим после России числом банков, они не столь велики. Например, в Казахстане и Белоруссии есть более крупные банки, чем Приватбанк, и кроме того, суммарные активы попавших в рейтинг 15 украинских банков лишь немного больше суммарных активов 8 фигурирующих в рейтинге казахских банков — 75 млрд долл. против 62 млрд долл.

В рейтинге представлены 8 казахских банков, крупнейший из них — Казкоммерцбанк — занимает 12-е место. Кроме того, в Т0П-20 рейтинга попали еще 2 банка из Казахстана: Народный банк Казахстана и БТА банк. Самым крупным нероссийским банком в рейтинге стал банк из Белоруссии — АСБ Беларусбанк. Активы АСБ Беларусбанк на 1 января 2011 г. составляли 17,6 млрд долл., что позволило ему занять место в числе 10 крупнейших банков СНГ. Всего суммарные активы 5 попавших в рейтинг белорусских банков находятся на уровне 35 млрд долл. Стоит отметить, что в мае 2011 г. в Белоруссии произошла значительная (более чем на 35%) девальвация национальной валюты, поэтому в долларовом выражении активы белорусских банков в этом году уже заметно сократи­лись.

В число крупнейших банков СНГ вошел один банк из Азербайджана — Международный банк Азербайджана, который занял 33-е место в рейтинге. Другие банки из этой страны не попали в рейтинг, хотя некоторые из них были достаточно близки к этому. Учитывая самую сильную положительную динамику активов среди всех стран, представленных в рейтинге, существует вероятность, что в последующие годы Азербайджан будет представлен большим числом банков.

Один узбекский банк также вошел в число крупнейших банков СНГ. Банк Нацбанк ВЭД Узбекистана занял 48-ю позицию с активом 4,3 млрд долл. Еще два банка из Узбекистана (Асака и Пахтабанк) были достаточно близки к попаданию в рейтинг, и есть вероятность, что в последующие годы какой-либо банк из этой страны сможет занять свое место в рейтинге. В Грузии также лишь один банк вошел в рейтинг, заняв 85-е место.

В ближайшие годы не следует ожидать существенного изменения структуры рейтинга. Российские банки будут по-прежнему играть лидирующую роль, как по количеству, так и по активам. В то же время, вероятно, что свою долю в рейтинге увеличат банки Казахстана и Украины, которые постепенно восстанавливаются после глубокого кризиса банковской системы, а банки Белоруссии уменьшат свое представительство в ре­зультате влияния валютного кризиса.

В условиях все большей взаимозависимости национальных экономик и их финансово-банковских систем довольно часто высказываются предпо­ложения о целесообразности ограничения бурного развития международ­ных банковских операций, при котором последствия мировых финансо­вых кризисов для экономики страны значительно уменьшаются. Тем не менее, ввиду значения финансово-банковской системы для гармоничного развития экономики государства, дисбаланс между развитием производ­ственно-хозяйственной деятельности и недостаточно развитой банковской системой страны может привести к серьезным сбоям в экономике, кри­зисным явлениям. Не представляется возможным развитие финансово­банковской системы страны в отрыве от мировых рынков, так как только внутренних ресурсов банковских систем недостаточно для удовлетворе­ния растущих потребностей планетарной экономики.

Вместе с тем, активное вовлечение банка в операции глобализирую­щихся финансовых рынков может спровоцировать кризисные явления в самой национальной экономике. С другой стороны, именно глубокое во­влечение банка в международные операции различных уровней способ­ствует значительно более эффективному использованию ресурсов путем диверсификации рисков.

Развитая финансово-банковская система страны, в том числе междуна­родная составляющая ее деятельности, также может способствовать ско­рейшему устранению последствий мирового финансового кризиса, а по­рой и позволяет избежать ряда серьезных проблем за счет оперативного реагирования на изменяющиеся условия мировых финансовых рынков. Значительная диверсификация международной деятельности финансово­банковского института наряду с высоким уровнем профессионализма в сфере международных операций позволяет использовать возможности мировых финансовых рынков для минимизации рисков. Таким образом, противоречие современной международной банковской деятельности, ко­торое выражается в ее неоднозначном влиянии на национальную эконо­мику, является характерным в современных условиях глобализации. Раз­решение данного противоречия в пользу участников мировых финансово­банковских рынков видится в значительном уровне развития междуна­родных банковских операций. Соответствие применяемых банковских технологий последним мировым тенденциям банковского бизнеса и высо­кий уровень их развития могут явиться средством скорейшего преодоления серьезных глобальных потрясений.

Кризис дает возможность оздоровления банковской системы и под­линной интеграции в мировое финансово-экономическое пространство.

В стратегическом плане перед банковскими системами стран СНГ стоят две главные задачи: войти в мировое финансово-банковское сообще­ство и сохранить экономическую самостоятельность и надежность веду­щих национальных банков.

Со всей очевидностью возрастает геополитическая роль России на мировой арене. Налаживание политических и экономических связей с быстрорастущими (и занимающими все больший удельный вес в меж­дународном производстве и потреблении) странами БРИКС, и прежде всего с Китаем и Индией, а также укрепление Шанхайской организации сотрудничества повышает значение России, Казахстана и Узбекистана в мировой экономической и финансовой системе. Одним из важных собы­тий станет реализация задачи превращения Москвы в мировой финансо­вый центр и российского рубля — в одну из резервных мировых валют.

Интеграция в банковском секторе представляет собой выгодное со­трудничество как для отдельных банков (трансграничные операции), так и для допуска иностранного капитала в национальную экономику (слияния, поглощения, образование филиалов и дочерних предприятий).

Решению проблем надежности банковских систем путем выработки стандартов в области банковского надзора, а также сближения нацио­нальных подходов к регулированию банковской деятельности служит созданный в 1974 г. управляющими центральных банков стран «группы десяти» Базельский комитет по банковскому надзору (БКБН), который уже выработал набор унифицированных постулатов и стандартов «Базель-1» и «Базель-2» .

Недавний мировой финансовый кризис выявил необходимость дора­ботки международных регуляторов деятельности банков в целях повыше­ния стабильности мировой и национальных банковских систем. В конце 2010 г. на саммите «двадцатки» ведущих государств мира в Сеуле принята третья по счету редакцию Международных правил банковского регу­лирования и международных расчетов, известная как «Базель-3», переход к которой намечен с 2012 г. по 2019 г.

Длительный срок перехода на новые стандарты оставляет массу воз­можностей для дестабилизации мировой банковской системы, которая может подвергнуться новым шокам, прежде чем структура их балансов изменится в положительную сторону. Что имитирует эта международная банковская реформа, и что на самом деле преобразуется в банковском деле в целом, и в национальных банковских системах, в частности? Далее мы попытаемся раскрыть суть и особенности этой международной бан­ковской реформы «Базель-3».

Основной документ Базельского комитета - «Основополагающие принципы эффективного банковского надзора» («Базельские принципы»), изданный еще в 1997 г., является кратким изложением основ банковского регулирования и надзора. Эти принципы носят всеобъемлющий характер и предусматривают свод рекомендаций по лицензированию банковской деятельности, созданию системы критериев по определению достаточно­сти банковского капитала, формированию резервов на возможные потери по ссудам, ведению бухучета банков по международным стандартам.

Однако конкретные пути применения этих унифицированных правил и постулатов должны учитывать национальные особенности. Каждая страна вправе решать, в какой мере она может применять эти стандарты для ми­нимизации рисков, превалирующих на ее собственном рынке.

Полномасштабное введение Соглашения предполагает создание чув­ствительной к рискам системы взвешенного расчета капитала, основанной на количественных оценках рисков, произведенных самими банками, и на мотивации их к проведению осмотрительной банковской деятельности. Это понимают и банки, и надзорные органы. Поэтому ни одна страна не изменила своих намерений по переходу к Базелю-3.

Основные положения Базеля-3

Базель-3 представляет собой симбиоз передовых способов оценки рисков (кредитного, рыночного и операционного) и создания соответствующего капитала, содержательного надзора и рыночной дисциплины. Только со­вокупность этих трех «столпов» можно назвать риск-ориентированным надзором, который, по замыслу Базельского комитета по банковскому надзору, будет в состоянии обеспечить финансовую стабильность. Это — новая парадигма банковского надзора, распространяющаяся на всю фи­нансовую систему.

Основным положением Базеля-3 является ужесточение требований к форме капитала первого уровня, который включает только обыкновен­ные акции и нераспределенную прибыль. Капитал первого уровня должен быть увеличен с нынешних (требования Базеля-2) 4% до 6% активов, взвешенных по риску. При этом доля наиболее качественного (способного полностью поглощать убытки) акционерного капитала вместе с нераспре­деленной прибылью должна быть также увеличена в капитале первого уровня с 2% активов, взвешенных по риску, до 4,5%. Предусматривается увеличение запасов капитала сверх регулятивного минимума, введение показателя оценки достаточности капитала (соотношение капитала и со­вокупных активов за вычетом резервов и без учета обеспечения), а также показателей краткосрочной (до 30 дней) и долгосрочной (до одного года) ликвидности.

Устанавливаются повышенные нормы на резервный и стабилизацион­ный капитал, который должен иметь каждый банк. Вводятся два специ­альных буфера капитала — резервный и антициклический. Резервный должен составлять по 2,5% активов, что фактически поднимает коэффи­циент достаточности капитала первого уровня до 8,5%. Антициклический буферный капитал вводится на случай перегрева экономики в периоды кредитного бума и может составлять от 0% до 2,5%. Создание капиталь­ного буфера позволит банкам застраховаться от больших потерь в случае будущих кризисов. При этом минимально необходимый уровень общей достаточности капитала сохраняется на уровне 8% активов банка, взве­шенных по уровню риска, но де-факто, с учетом капитального буфера, до­стигнет 10,5%.

Кроме того, Базельский комитет требует, чтобы банки наращивали за­пасы высоколиквидных активов. Необходимо, чтобы отношение общего объема высоколиквидных активов к чистому оттоку наличности за следующие 30 календарных дней было больше 100% или равнялось им.

Высоколиквидными активами первого уровня являются «наличные» резервы в ЦБ с условием, что эти резервы могут быть использованы в случае необходимости; активы и долговые обязательства, обеспеченные центробанками, Еврокомиссией или МВФ». Высоколиквидными активами второго уровня (они не могут составлять более 40% от общего объема вы­соколиквидных активов) в том числе являются и облигации с покрытием. По условиям Базельского комитета урезание номинальной стоимости (Ъа1гси1) для активов второго уровня, включаемых в общий пул высоко­ликвидных активов, составляет 15%.

Финансовые институты обязаны ограничить выплаты бонусов и диви­дендов, пока не будут выполнены требования по формированию буфер­ных капиталов. Дополнительные инструменты, прежде включавшиеся в расчет достаточности капитала — отложенные налоги, инвестиции в фи­нансовые институты и т.п. будут также плавно выводиться из расчета до­статочности капитала.

До внедрения основных положений Базеля-3 современные банки (по шагам) должны решить целые комплексы текущих вопросов, связан­ных с коренным совершенствованием структуры, повышением качества и снижением рисков банковских инвестиций, улучшением качества банков­ских заимствований и качества ликвидных активов, повышением требова­ний к банковскому персоналу (особенно банковскому актуариату и риск- менеджменту).

Реформа Базель-3 ужесточает требования к качественному наполне­нию банковского капитала реальными активами, в состав которого впредь можно будет включать только реально котируемые обыкновенные акции и нераспределенную прибыль и ни при каких обстоятельствах (конечно, за исключением случаев неподдающихся контролю сокрытия данных, злоупотребления доверием, или подлогов) - фиктивные активы, что раньше в широких масштабах допускалось и манипулятивно признава­лось банковским сообществом (особенно в среде инвестиционных банков) не только в США, но и в Европе.

Понятно, что принятые решения потребуют существенной корректи­ровки моделей самого банковского бизнеса, что, по-видимому, приведет к его удорожанию и будет вызывать противостояние с деловыми кругами, которые вместо увеличения объемов кредитования и снижения банков­ских ставок получат их сокращение и повышение стоимости кредитов, что, естественно, замедлит темпы экономического роста.

А это, в свою очередь, означает, что без введения каких-либо других компенсационных механизмов еще одна реформа для реальной экономики имеет реальные шансы из блага превратиться в очередной ее тормоз.

Переход к новым стандартам оценки рисков и банковского надзора, безусловно, требует временных и финансовых затрат. Национальные надзорные органы на основе оценки готовности банковских систем долж­ны определить, когда и каким образом им следует ввести очередной ком­понент или комплекс мер, предлагаемых Соглашением. При этом надзор­ным органам следует трезво оценивать текущую ситуацию в финансовом секторе страны и на мировых рынках, чтобы быть готовыми использовать инструменты оценки рисков и принципы надзорной деятельности, пред­лагаемые Базелем-3.

Реформа вводит повышенные требования к страхованию банковского капитала, страховые суммы которого теперь будут определяться на основе ожидаемых, а не фиктивных его оценок.

Наконец, повышено минимальное значение активов, необходимых для обеспечения краткосрочной (до 30 дней) и долгосрочной (до одного года) ликвидности. В этой связи Базель-3 ужесточает требование к обеспечению достаточности банковского капитала, определяемой как отношение наличного капитала к совокупным активам банка (за вычетом резервов и обеспечения), уровень которой с учетом других нововведений достигнет 10,5% (до этого по максимуму он составлял 8%).

Особо рассматриваются возрастающие требования к 1Т рискам и надежности работы и защиты компьютерных банковских систем. Всего регуляторами европейских банковских систем в период до 2019 г. должно быть внедрено более 250-ти новых контрольных и надзорных мероприя­тий, в том числе 2/3 из которых - в ближайшие два-три года.

С одной стороны, предложенные в регламенте Базеля-3 требования выглядят весьма жесткими — их исполнение поставит большинство бан­ков в непростое положение. С другой — срок, установленный для приве­дения положения в банках в соответствие, достаточно продолжительный, банки смогут нарастить капитал безболезненно или почти безболезненно.

Розничные, корпоративные и инвестиционные банковские сегменты почувствуют эти влияния каждый по-своему. Розничные банки, со своим рутинным бизнесом, очевидно, будут затронуты в наименьшей мере, хотя банковские учреждения с очень низкими коэффициентами достаточности капитала могут испытывать значительное давление, а часть из них под этим давлением может исчезнуть с рынка.

Корпоративные банки будут испытывать трудности в основном при финансировании специализированных кредитных и торговых операций.

Инвестиционные банки испытают сильное влияние в ключевых обла­стях своего бизнеса, а именно фондовых операциях и секьюритизации (хеджировании) бизнеса. Большинство банков с существенными долями на рынке капитала и торгового бизнеса, скорее всего, столкнутся с серьез­ными проблемами и будут вынуждены едва ли не коренным образом пе­ресматривать свои бизнес-модели в ближайшие несколько лет.

Банки уже пытаются управлять прибыльностью капитала путем со­кращения издержек и корректировки цен.

В Базеле-3 есть дополнительные мероприятия общего и конкретного плана, которые банкам следует учесть. Все банки, независимо от рода де­ятельности и размера капитала, должны будут считаться с наступлением ряда объективных причин, и принять меры, которые должны обеспечить:



  • сокращение неэффективного капитала и увеличение ликвидности, исходя из субоптимальных реализаций новых правил;

  • реструктуризацию бухгалтерских балансов для улучшения каче­ства капитала и сокращения потребности в избыточном капитале, обеспе­чивающую эффективное управление ограниченными ресурсами;

  • корректировку бизнес-моделей для создания гибких и оператив­ных структур с эффективным капиталом, высокой ликвидностью и деше­выми банковскими продуктами.

По нашим оценкам, первые две позиции могли бы существенно смяг­чить факторы роста прибыльности капиталов (со значительными вариан­тами для отдельных банков), которые возможны в условиях усиления конкурентной борьбы, создаваемой правилами Базеля-3. Однако в целом, маловероятно, что банки смогут полностью нейтрализовать отрицатель­ные эффекты и компенсировать воздействие Базеля-3 на свою прибыль­ность в серьезных масштабах.

Несмотря на длительный переходный период, предусматриваемый Ба­зелем-3, согласование новых правил и переход на новую отчетность должны быть в основном завершены до конца 2012 г.

Расходы для средних банков на реализацию требований Базеля-3, судя по имеющимся оценкам, возрастут на 30%, что в придачу к 50% уже по­несенных расходов в связи с удовлетворением требований Базеля-2, со­ставляет весьма серьезную величину, которая ранее в мировой банковской практике не встречалась.

Наконец, реализация новых правил потребует существенного пере­смотра стратегии банковского планирования, в частности, стратегии управления банковскими капиталами и рисками, которые, согласно новым правилам, должны понижаться.

Конечно, эти и другие изменения будут работать и принесут пользу в том случае, если они будут реальными, а не формальными. А это станет возможным, если предложенные правила будут жестко исключать преж­ние манипуляции с фиктивными капиталами и дутыми нормативами.

Это, в свою очередь, означает, что без введения каких-либо других компенсационных механизмов еще одна реформа для реальной экономики имеет реальные шансы из блага превратиться в очередной ее тормоз.

Введение указанных новаций будет происходить поэтапно, на протяжении 2012-2019 гг., что, по-видимому, повысит шансы их уве­ренной реализации.

Базель-3 и глобализация экономики

Как в целом изменится банковский мир в результате предпринимаемых преобразований? Уже отмечалось, что за счет Базельских новаций ожида­ется существенное снижение объемов собственного капитала банков (до 2019 г. в целом на 60%), в том числе в Европе на €1,1, в США на €0,6 трлн. На €1,9 трлн сократятся показатели краткосрочной и на €4,5 трлн - долгосрочной ликвидности, в том числе в Европе на €1,3 и €2,3 трлн соот­ветственно, что на фоне ожидаемого роста мировой экономики (роста по разным оценкам на 21-25%) весьма существенно. На диаграмме (Рис. 1) эти изменения представлены в наглядной форме. Обслужить растущую экономику с сокращающимися объемами активов - такого ни Европа, ни Америка еще не знала. Характерно, что в динамике, как показывают дан­ные (Рис. 2), в общем банковском капитале Европы (€1,1 трлн) доля те­кущих активов будет понижаться, а доля будущих эффективных и каче­ственных активов - расти.

Как изменится стоимость и структура отдельных видов банковского бизнеса, в частности коммерческих, корпоративных и инвестиционных банков? Данные об этом по отдельным видам банковских активов (по 16 видам) в целом и раздельно по первоначальной, остаточной и капитализи­рованной стоимости приведены на диаграмме (Рис. 3).

Специалисты считают, что пока большой бизнес не перестроится, ев­ропейский банковский сектор должен будет покрывать от 1,5 до 4% при­быльности его капитала. Почему и как это будет происходить - иллю­стрируют данные, приведенные на диаграмме (Рис. 4).


  1   2   3


База данных защищена авторским правом ©ekonoom.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница