Правовая природа недействительных сделок




Скачать 227.17 Kb.
Дата27.04.2016
Размер227.17 Kb.

Правовая природа недействительных сделок

Гражданское законодательство устанавливает принцип свободы договора, согласно которому субъекты предпринимательства при заключении гражданско-правовых договоров могут заключить как договор, вид которого предусмотрен законом, так и договор, который содержит в себе элементы различных видов договоров. Обязательными условиями являются соблюдение требований гражданского законодательства и согласованная воля сторон договора. В результате заключения соглашения возникают последствия в виде установления, изменения или прекращения гражданских прав и обязанностей. Договор, заключенный в соответствии с законом, не может содержать условия или положения, нарушающие права и законные интересы иных лиц. Любой договор в экономической сфере предусматривает экономическую мотивацию сторон, т.е. направленность на получение экономически обоснованного результата. Данное условие соблюдается в том случае, когда участники договора являются добросовестными контрагентами.

Презумпция добросовестности сторон в гражданских правоотношениях предполагает безусловную законность деятельности, реализацию своих прав без нарушения интересов других лиц.

Однако юридической практике известны случаи заключения договоров, формально соответствующих гражданскому законодательству, но содержащих в себе какие-либо пороки. Такие сделки являются недействительными. Недействительные сделки делятся на два вида: оспоримые и ничтожные. Оспоримая сделка недействительна в силу признания ее таковой судом, а ничтожная - в силу предписаний закона, т.е. независимо от судебного признания.

Наряду с Гражданским кодексом РФ оспоримые и ничтожные сделки предусмотрены Семейным кодексом РФ, Законом об акционерных обществах*(1), Законом об обществах с ограниченной ответственностью*(2), Законом о банкротстве*(3) и др.

В российском гражданском праве дискуссия о необходимости соответствия сделок закону имеет давнюю историю. Еще Д.И. Мейер писал, что "только законные сделки можно назвать сделками..."*(4).

Некоторые исследователи полагают, что недействительные сделки в силу их несоответствия правовым предписаниям не обладают признаком правомерности и, следовательно, являются не сделками, а противоправными действиями (правонарушениями)*(5). Другие считают, что само по себе несоответствие сделки нормам права еще не свидетельствует о ее противоправности*(6).

Недействительные сделки, по представлению И.Б. Новицкого, могут быть как неправомерными, так и правомерными: первые - суть правонарушения, вторые - собственно сделки*(7).

Не делая выводов о категории правомерности, Д.М. Генкин отмечал: "Правомерность или неправомерность не являются необходимым элементом сделки как юридического факта, а определяют лишь те или другие последствия сделки"*(8).

Природа недействительных сделок остается предметом активного изучения. Научные исследования в этой сфере проанализировал и обобщил Д.О. Тузов*(9).

Таким образом, в отечественной доктрине существуют разнообразные мнения о правовой природе недействительных сделок. Одни видят в них противоправные действия (господствующее мнение), другие - сделки в собственном смысле (Д.М. Генкин), третьи рассматривают их как действия, сочетающие в себе признаки и юридических сделок, и правонарушений (Н.В. Рабинович). Некоторые разделяют все недействительные сделки на две группы, одну их часть относя к правонарушениям, а другую - к сделкам (И.Б. Новицкий) либо к безразличным для права явлениям (М.М. Агарков) или же квалифицируя недействительные сделки одной группы как сделки, а другой - одновременно как сделки и как правонарушения (В.П. Шахматов)*(10).

Недействительные сделки нарушают положения норм гражданского законодательства, затрагивают права или законные интересы заинтересованных субъектов, ставят под угрозу стабильность предпринимательской деятельности и по своей правовой природе являются правонарушениями.

Юридические составы ничтожных сделок, предусмотренные ГК РФ, включают в себя:

- сделки, совершенные с целью, противной основам правопорядка и нравственности;

- сделки, совершенные гражданином, признанным недееспособным;

- сделки, совершенные лицами, не достигшими 14 лет;

- сделки, совершенные с нарушением формы, если законом предусмотрены такие последствия;

- сделки, совершенные с нарушением требования об их государственной регистрации;

- мнимые и притворные сделки и др.

Критерием оспоримости сделки могут служить положения закона о возможности признания ее недействительной определенными лицами. Если предусматривается лишь недействительность сделки, то такая сделка является ничтожной (см., напр., ст. 339, 560, 651, 658, 835, 836, 940, 1029 ГК РФ)*(11).

Приведем примеры юридических составов оспоримых сделок, предусмотренных ГК РФ:

- сделки юридического лица, выходящие за пределы его правоспособности;

- сделки, совершенные с выходом за пределы ограничений полномочий на совершение сделки;

- сделки, совершенные несовершеннолетними в возрасте от 14 до 18 лет;

- сделки, совершенные гражданином, ограниченным судом в дееспособности;

- сделки, совершенные гражданином, не способным понимать значение своих действий или руководить ими;

- сделки, совершенные под влиянием заблуждения;

- сделки, совершенные под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной или стечения тяжелых обстоятельств, и др.

Согласно укрупненной классификации недействительных сделок таковые делятся на следующие группы:

- сделки с пороками субъектного состава;

- сделки с пороками воли;

- сделки с пороками формы;

- сделки с пороками содержания.

В ГК РФ названы четыре вида сделок с пороками субъекта:

- сделки, совершаемые гражданином, признанным недееспособным (ст. 171);

- сделки, совершаемые гражданином, ограниченным судом в дееспособности (ст. 176);

- сделки, совершаемые несовершеннолетним в возрасте до 14 лет (ст. 172);

- сделки, совершаемые несовершеннолетним в возрасте старше 14 лет (ст. 175).

При этом необходимо учитывать, что обратиться с требованием о признании сделки оспоримой могут только лица, прямо указанные в ГК РФ, хотя такой перечень содержат и другие федеральные законы. Так, крупная сделка и сделка, в которой имеется заинтересованность, совершенные с нарушением требований ст. 79 и 84 Закона об акционерных обществах соответственно, могут быть признаны недействительными по иску общества или акционера (ст. 79, 84 Закона об акционерных обществах).

Конституционный Суд РФ рассматривал на предмет соответствия Конституции РФ положений ст. 84 Закона об акционерных обществах в той части, которая касается лиц, обладающих правом на оспаривание сделок с заинтересованностью. Конституционный Суд РФ обратил внимание на необходимость толкования данного Федерального закона "во взаимосвязи с пунктом 2 статьи 166 Гражданского кодекса Российской Федерации и с учетом основных начал гражданского законодательства, которые обеспечивают действие конституционных принципов в сфере имущественных и неимущественных отношений, регулируемых гражданским законодательством (статьи 8 и 17; часть 1 статьи 34, часть 2 статьи 35, часть 1 статьи 45 и статья 46 Конституции Российской Федерации).

Норма, содержащаяся в пункте 1 статьи 84 Федерального закона "Об акционерных обществах", - во взаимосвязи с пунктом 2 статьи 166 Гражданского кодекса Российской Федерации и с учетом конституционных принципов и основных начал гражданского законодательства - должна толковаться как предполагающая право акционеров (в том числе миноритарных) акционерных обществ, заключивших сделку, в совершении которой имеется заинтересованность, обращаться в суд с иском о признании этой сделки недействительной.

Само по себе отнесение сделок, в совершении которых имеется заинтересованность, к оспоримым и установление срока исковой давности в один год в отношении признания их недействительными не может быть признано неправомерным. В то же время исходя из предназначения и принципов института исковой давности, обусловленных указанными положениями Конституции Российской Федерации, течение этого срока должно начинаться с того момента, когда правомочное лицо узнало или реально имело возможность узнать не только о факте совершения сделки, но и о том, что она совершена лицами, заинтересованными в ее совершении"*(12).

Представляет интерес тип сделок, связанный с пороком субъекта. Законодательство предусматривает два состава недействительных сделок юридических лиц:

- сделки, выходящие за пределы специальной правоспособности юридического лица (ст. 173 ГК РФ);

- сделки, совершенные органами юридического лица с превышением их полномочий (ст. 174 ГК РФ).

Под пороком формы сделки понимается не соответствующий требованию закона способ фиксации волеизъявления участников сделки. Как правило, это происходит вследствие несоблюдения простой письменной формы сделки при наличии требования такой формы в законе или договоре (последствием несоблюдения данной формы становится недействительность сделки), несоблюдения нотариальной формы сделки при установлении такой формы законом или договором, несоблюдения требования о государственной регистрации в случаях, предусмотренных законом.

Порок воли при совершении сделки может выражаться в следующем:

1) имеется только одно волеизъявление при отсутствии внутренней воли. К недействительным относятся сделки, совершенные под влиянием насилия или угрозы гражданином, не способным понимать значения своих действий или руководить ими (ст. 177 ГК РФ). Сделки, совершенные под влиянием насилия или угрозы (metus), римским правом признавались недействительными, поскольку "угрозы, психическое принуждение... исключают вообще наличность изъявления воли. При психическом принуждении или угрозе волеизъявление действительно совершается; но воля вызвана такими мотивами, которые право в виде исключения принимает во внимание и которым оно придает юридическое значение, не желая подвергать опасности весь гражданский оборот"*(13);

2) волеизъявление неправильно выражает внутреннюю волю. Это возможно, когда сделка совершается под влиянием злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой (ст. 179 ГК РФ);

3) волеизъявление сформулировано под воздействием факторов, нарушающих нормальный процесс волеобразования. Так происходит, если сделка совершена под влиянием обмана, заблуждения или стечения тяжелых обстоятельств (ст. 178, 179 ГК РФ). Как отмечалось еще в источниках римского права, "при обмане и насилии одна сторона становится жертвой другой стороны, но сторона может впасть в заблуждение независимо от воздействия другой стороны. Заблуждение может касаться: а) характера сделки; б) предмета договора; в) личности контрагента"*(14). Сделки, совершенные вследствие стечения тяжелых обстоятельств (кабальные сделки), имеют порок воли, так как формирование воли протекает под воздействием обстоятельств, при которых исключается нормальное формирование воли, вследствие чего лицо заключает сделку на крайне невыгодных для себя условиях.

Сделки с пороками содержания признаются недействительными вследствие расхождения условий сделки с требованиями закона и иных правовых актов. Такие сделки бывают двух видов:

- сделки, совершаемые с целью, заведомо противной основам правопорядка и нравственности. В постановлении Пленума ВАС РФ от 10 апреля 2008 г. N 22 "О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с применением статьи 169 Гражданского кодекса Российской Федерации" разъясняется, что в качестве сделок, совершенных с целью, противной основам правопорядка и нравственности, могут быть квалифицированы сделки, которые не просто не соответствуют требованиям закона или иных правовых актов (ст. 168 ГК РФ), а нарушают основополагающие начала российского правопорядка, принципы общественной, политической и экономической организации общества, его нравственные устои;

- мнимые и притворные сделки (сделки с отсутствием основания). Мнимая сделка совершается лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия.

Как пишет Н.В. Рабинович, в мнимых сделках имеется, по существу, одно только волеизъявление, в основе которого нет воли совершить данную сделку иначе, как только для виду. Поскольку решающее значение придается именно воле, наличие подобного "пустого" волеизъявления никакой правовой силы иметь не может*(15).

Мнимые сделки также совершаются для того, чтобы создать ложное представление об их заключении у третьих лиц, тогда как в действительности стороны не намерены ничего изменять в своем правовом положении.

Притворной считается всякая сделка, совершенная с целью прикрыть другую сделку (п. 2 ст. 170 ГК РФ).

Волеизъявление в притворной сделке направлено на достижение определенного правового результата, однако в действительности стороны желают и договариваются об иных правовых последствиях, отличных от тех, которые согласно закону являются результатом данного волеизъявления: "стороны заключают притворную сделку в целях достижения другого правового результата, а не того, который фактически породила бы данная сделка"*(16).

В качестве примера можно рассмотреть некоторые аспекты признания сделок недействительными по законодательству о банкротстве, а также их негативное влияние на экономику в целом и деятельность отдельных хозяйствующих субъектов в частности.

Применительно к Закону о банкротстве можно сделать вывод о том, что большинство недействительных сделок имеет пороки содержания. Подобные сделки являются неправомерными и могут быть признаны недействительными на основании решения суда.

Экономические последствия недействительных сделок, совершенных в предбанкротном состоянии должником - юридическим лицом, как правило, влекут за собой нарушение совокупности норм гражданского и уголовного права и включают в себя стоимость незаконно выведенных активов, величину убытков, причиненных кредиторам неисполнением обязательств должником, а также упущенную выгоду учредителей (участников) компании в виде последствий ухудшения финансового состояния должника, рентабельности бизнеса, структуры и ликвидности активов.

В пункте 1 ст. 61.1 Закона о банкротстве сказано, что сделки, совершенные должником, могут быть признаны недействительными по основаниям, указанным в ГК РФ и Законе о банкротстве.

Пункт 3 ст. 61.1 Закона о банкротстве позволяет оспаривать действия, направленные на исполнение обязательств и обязанностей, возникающих в соответствии с нормами любых отраслей права, а также исполнение правовых актов органов государственной власти.

Статьей 61.2 Закона о банкротстве введено понятие "подозрительная сделка". Согласно данной норме таковой признается сделка, совершенная должником в течение одного года до принятия заявления о признании банкротом или после принятия указанного заявления, при неравноценном встречном исполнении обязательств другой стороной сделки, в том числе в случае, если цена этой сделки и (или) иные условия существенно в худшую для должника сторону отличаются от цены и (или) иных условий, при которых в сравнимых обстоятельствах совершаются аналогичные сделки.

При оспаривании сделки по основанию, изложенному в п. 1 ст. 61.2 Закона о банкротстве, т.е. по критерию подозрительности, необходимо доказать рыночную стоимость переданного имущества или иного исполнения обязательств. Заключение о рыночной стоимости имущества в соответствии с Федеральным законом от 29 июля 1998 г. N 135-ФЗ "Об оценочной деятельности в Российской Федерации" может сделать только специалист, обладающий специальными знаниями, - оценщик, так как под оценочной деятельностью понимается профессиональная деятельность субъектов оценочной деятельности, направленная на установление в отношении объектов оценки рыночной или иной стоимости (ч. 1 ст. 3 Федерального закона "Об оценочной деятельности в Российской Федерации").

В силу п. 1 ст. 61.2 Закона о банкротстве неравноценным встречным исполнением обязательств является, в частности, любая передача имущества или иное исполнение обязательств, если рыночная стоимость переданного должником имущества или осуществленного им иного исполнения обязательств существенно превышает стоимость полученного встречного исполнения обязательств, определенную с учетом условий и обстоятельств такого встречного исполнения обязательств.

Подозрительной также признается сделка, "совершенная должником в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов", если она "была совершена в течение трех лет до принятия заявления о признании должника банкротом или после принятия указанного заявления и в результате ее совершения был причинен вред имущественным правам кредиторов и если другая сторона сделки знала об указанной цели должника к моменту совершения сделки <...> Предполагается, что другая сторона знала об этом, если она признана заинтересованным лицом либо если она знала или должна была знать об ущемлении интересов кредиторов должника либо о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должника" (п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве).

При этом Законом о банкротстве в целях упрощения процедуры доказывания введена презумпция наличия умысла, если на момент совершения сделки:

а) должник отвечал признаку неплатежеспособности или недостаточности имущества и сделка была совершена безвозмездно или в отношении заинтересованного лица;

б) должник отвечал признаку неплатежеспособности или недостаточности имущества и сделка была направлена на выплату (выдел) доли (пая) в имуществе должника учредителю (участнику) должника в связи с выходом из состава учредителей (участников) должника;

в) должник отвечал признаку неплатежеспособности или недостаточности имущества и сделка была совершена при наличии следующих условий:

- цена сделки или нескольких взаимосвязанных сделок составляет 20% и более (для кредитной организации - 10% и более) балансовой стоимости активов должника, определенной по данным бухгалтерской отчетности должника на последнюю отчетную дату перед совершением указанных сделок;

- должник изменил свое место жительства или место нахождения без уведомления кредиторов непосредственно перед совершением сделки или после ее совершения; либо скрыл свое имущество; либо уничтожил или исказил правоустанавливающие документы, документы бухгалтерской отчетности или иные учетные документы, ведение которых предусмотрено законодательством Российской Федерации;

- после совершения сделки по передаче имущества должник либо продолжал им распоряжаться, либо давал указания новому собственнику об определении судьбы данного имущества.

В международной правовой практике по вопросу конкурсного оспаривания сделок принято различать подозрительные сделки и сделки с предпочтительным предоставлением. Институт оспаривания сделок с предпочтительным предоставлением направлен на защиту интересов отдельного кредитора, чьи имущественные права нарушены предпочтительным исполнением перед другим кредитором. Институт оспаривания подозрительных сделок направлен на защиту "абстрактного кредитора" - конкурсной массы или всех кредиторов одновременно.

В целях воспрепятствования незаконным действиям недобросовестных участников оборота закон предусматривает оспаривание подозрительных сделок на основании субъективного критерия через доказывание умысла должника и кредитора по подозрительной сделке скрыть имущество от взыскания.

При оспаривании сделок по субъективному критерию в целях упрощения доказывания прямого умысла предлагается конструкция совокупности доказательств (badge of proofs).

Согласно ст. 61.3 Закона о банкротстве сделка, совершенная должником в отношении отдельного кредитора или иного лица, может быть признана арбитражным судом недействительной, если такая сделка влечет или может повлечь за собой оказание предпочтения одному из кредиторов перед другими кредиторами в отношении удовлетворения требований, в частности при наличии одного из следующих условий:

- сделка направлена на обеспечение исполнения обязательства должника или третьего лица перед отдельным кредитором, возникшего до совершения оспариваемой сделки;

- сделка привела или может привести к изменению очередности удовлетворения требований кредитора по обязательствам, возникшим до совершения оспариваемой сделки;

- сделка привела или может привести к удовлетворению требований, срок исполнения которых к моменту совершения сделки не наступил, одних кредиторов при наличии не исполненных в установленный срок обязательств перед другими кредиторами;

- сделка привела к тому, что отдельному кредитору оказано или может быть оказано большее предпочтение в отношении удовлетворения требований, существовавших до совершения оспариваемой сделки, чем было бы оказано в случае расчетов с кредиторами в порядке очередности в соответствии с законодательством.

В пункте 2 ст. 61.3 Закона о банкротстве установлено, что такие сделки должны быть совершены после принятия судом заявления о признании должника банкротом или в течение одного месяца до принятия судом такого заявления.

Пункт 3 ст. 61.3 Закона о банкротстве предусматривает возможность признания судом сделки недействительной в течение шести месяцев по основаниям, указанным в данной статье, в том числе если установлено, что кредитору или иному лицу, в отношении которого совершена такая сделка, было известно о признаке неплатежеспособности или недостаточности имущества либо об обстоятельствах, которые позволяют сделать вывод о признаке неплатежеспособности или недостаточности имущества. При этом закон возлагает обязанность доказать неосведомленность относительно наличия признаков неплатежеспособности или недостаточности имущества на заинтересованное лицо. Приведенная норма породила дискуссии в правоприменительной практике, что, в свою очередь, отразилось на судебной практике по указанной категории споров.

В настоящее время споры о признании сделок недействительными по различным основаниям приобрели массовый характер. Значительная часть этих споров инициируется недобросовестными лицами, стремящимися избежать исполнения принятых на себя обязательств. В связи с этим необходимо принять законодательные меры, направленные на исправление складывающегося положения.

Предъявление иска о признании недействительной исполненной сделки без предъявления требования о применении последствий недействительности такой сделки, как правило, свидетельствует об отсутствии у лица, предъявившего иск, законного интереса в оспаривании сделки и может служить основанием для отказа в иске.

Согласно п. 2 ст. 166 ГК РФ последствия недействительности ничтожной сделки суд вправе применить по собственной инициативе. Такое право суд может реализовать как в процессе рассмотрения дела о признании сделки недействительной, так и в процессе рассмотрения любого другого дела, когда ответчик или иной участник процесса в качестве возражения заявляет о ничтожности сделки, на которой основаны требования истца.

В настоящее время столь широкие полномочия суда представляются избыточными. Применение последствий недействительности сделки является субъективным правом, принадлежащим лицам, права и законные интересы которых защищаются путем реализации этого права. Участники гражданских правоотношений свободны в осуществлении своих прав. Поэтому по общему правилу суд не должен иметь права применять последствия ничтожной сделки по собственной инициативе (при отсутствии соответствующего иска заинтересованного лица).

Действующее законодательство не предусматривает общих положений о возможности последующего подтверждения (одобрения) оспоримых сделок. Данный пробел должен быть восполнен. Законодательно также следует допустить возможность исцеления (конвалидации) ничтожных сделок в некоторых случаях.

При решении вопроса о допустимости и возможных способах исцеления ничтожных сделок надо исходить из оптимального баланса между необходимостью признания действительными некоторых ничтожных сделок в интересах добросовестных участников гражданского оборота и недопустимостью оставления в силе наиболее социально опасных ничтожных сделок, грубо нарушающих закон*(17).

Судебная практика признания сделок ничтожными на основании ст. 168 ГК РФ в настоящее время получила весьма широкое распространение. Тем самым стабильность и предсказуемость гражданского оборота поставлены под угрозу.

Чтобы не допустить дальнейшего разрушения стабильности гражданского оборота, изменение законодательства должно быть направлено на сокращение легальных возможностей признавать сделки недействительными во всех случаях, когда недействительность сделки как гражданско-правовая санкция является неоправданной и явно не соразмерной характеру и последствиям допущенных при совершении сделки нарушений.

Требуют уточнения положения закона относительно последствий сделок, совершенных с целью, противной основам правопорядка и нравственности (ст. 169 ГК РФ). В Концепции развития гражданского законодательства Российской Федерации, одобренной решением Совета при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства от 7 октября 2009 г., подчеркивается, что следует предусмотреть возможность применения общих последствий при недействительности указанных сделок (двусторонней реституции). Такое последствие, как изъятие в доход государства всего полученного по сделке, должно применяться как альтернативное последствие недействительности сделки лишь в ограниченном числе случаев, прежде всего когда то или иное общественно неприемлемое имущественное деяние не имеет адекватной санкции в уголовном или административном праве*(18).

Поскольку сделки, совершаемые органами юридического лица и представителями, намеренно причиняющими ущерб представляемым, получили в обороте широкое распространение, следует законодательно бороться с этим явлением.

Чтобы не допустить злоупотреблений со стороны представителей, необходимо совершенствовать состав оспоримых сделок, предусмотренных ст. 174, 179 ГК РФ.

По мнению авторов Концепции развития гражданского законодательства, целесообразно уточнить критерии, используемые в законе для отнесения заблуждения лица, совершившего сделку, к заблуждениям, имеющим существенное значение и позволяющим оспаривать сделку на основании ст. 178 ГК РФ.

Следует дополнить ст. 179 ГК РФ положениями, регулирующими отношения сторон по сделке в случаях обмана, исходящего от третьего лица. В подобных случаях оправданно признавать сделку недействительной по иску обманутого лица лишь при условии, что другая сторона, а также лицо, к чьей пользе обращена односторонняя сделка, знает или должно знать о состоявшемся обмане.

В отношении кабальных сделок ст. 179 ГК РФ необходимо дополнить опровержимой презумпцией крайней невыгодности сделки для стороны, попавшей в затруднительное положение. Согласно такой презумпции сделка может считаться совершенной на крайне невыгодных условиях, если цена, процентная ставка или иное встречное предоставление, получаемое или передаваемое потерпевшей стороной, в два раза (или более) отличается от предоставления другой стороны.

Из статьи 179 ГК РФ должны быть исключены положения о специальных конфискационных последствиях недействительности сделок по основаниям, предусмотренным данной статьей (изъятие в доход государства). Вместо них могут быть предусмотрены гражданско-правовые меры реагирования, например правила о возложении на виновную сторону риска гибели предмета сделки до момента ее оспаривания*(19).



Список литературы

1. Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право: Общие положения. М., 1997.

2. Гамбаров Ю.С. Курс гражданского права. Спб., 1911. Т. 1.

3. Генкин Д. Недействительность сделок, совершенных с целью, противной закону // Учен. зап. ВИЮН. Вып. V. М., 1947.

4. Мейер Д.И. Русское гражданское право: В 2 ч. (по изд. 1902 г.) М., 1997. Ч. 1.

5. Новицкий И.Б. Сделки. Исковая давность. М., 1954.

6. Перетерский И.С. Сделки. Договоры. М., 1929.

7. Рабинович Н.В. Недействительность сделок и ее последствия. Л., 1960.

8. Розенфельд Я.Э. Оспоримые сделки: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 1979.

9. Сделки: Постатейный комментарий главы 9 Гражданского кодекса Российской Федерации / Под ред. П.В. Крашенинникова. М., 2009.

10. Синайский В.И. Русское гражданское право. Вып. 1: Общая часть и вещное право. Киев, 1914.

11. Толстой Ю.К. Содержание и гражданско-правовая защита права собственности в СССР. Л., 1955.

12. Тузов Д.О. Теория недействительности сделок: Опыт российского права в контексте европейской правовой традиции. М., 2007.

13. Уруков В.Н. Недействительные вексельные сделки // Банковское право. 2009. N 2.

14. Халфина Р.О. Общее учение о правоотношении. М., 1974.

15. Хвостов В.М. Система римского права: Учебник. М., 1996.

16. Хейфец Ф.С. Недействительность сделок по российскому гражданскому праву. М., 1999.
Е.Н. Кондрат,

кандидат юридических наук,

доцент кафедры правового обеспечения управленческой

деятельности МГИМО (У) МИД РОССИИ


"Законодательство", N 4, апрель 2011 г.
────────────────────────────────────────────────────────────

*(1) Федеральный закон от 26 декабря 1995 г. N 208-ФЗ "Об акционерных обществах" (с изменениями).

*(2) Федеральный закон от 8 февраля 1998 г. N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" (с изменениями).

*(3) Федеральный закон от 26 октября 2002 г. N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" (с изменениями).

*(4) Мейер Д.И. Русское гражданское право: В 2 ч. (по изд. 1902 г.) М., 1997. Ч. 1. С. 179.

*(5) См., напр.: Гамбаров Ю.С. Курс гражданского права. Спб., 1911. Т. 1. С. 633; Синайский В.И. Русское гражданское право. Вып. 1: Общая часть и вещное право. Киев, 1914. С. 134; Перетерский И.С. Сделки. Договоры. М., 1929. С. 6; Новицкий И.Б. Сделки. Исковая давность. М., 1954. С. 12, 65; Толстой Ю.К. Содержание и гражданско-правовая защита права собственности в СССР. Л., 1955. С. 141; Халфина Р.О. Общее учение о правоотношении. М., 1974. С. 34; Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право: Общие положения. М., 1997. С. 152; Хейфец Ф.С. Недействительность сделок по российскому гражданскому праву. М., 1999. С. 14.

*(6) См., напр.: Халфина Р.О. Указ. соч. М., 1974. С. 34; Розенфельд Я.Э. Оспоримые сделки: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 1979. С. 9; Хейфец Ф.С. Указ. соч. С. 15.

*(7) Новицкий И.Б. Указ. соч. С. 65.

*(8) Генкин Д. Недействительность сделок, совершенных с целью, противной закону // Учен. зап. ВИЮН. Вып. V. М., 1947. С. 48-51.

*(9) Тузов Д.О. Теория недействительности сделок: Опыт российского права в контексте европейской правовой традиции. М., 2007. С. 7.

*(10) См. подробнее: Тузов Д.О. Указ. соч. С. 9.

*(11) См.: Сделки: Постатейный комментарий главы 9 Гражданского кодекса Российской Федерации / Под ред. П.В. Крашенинникова. М., 2009.

*(12) Постановление Конституционного Суда РФ от 10 апреля 2003 г. N 5-П "По делу о проверке конституционности пункта 1 статьи 84 Федерального закона "Об акционерных обществах" в связи с жалобой открытого акционерного общества "Приаргунское" // Российская газета. 2003. 17 апреля.

*(13) Хвостов В.М. Система римского права: Учебник. М., 1996. С. 157.

*(14) Римское частное право: Учебник / Под ред. И.Б. Новицкого, И.С. Перетерского. М., 1997. С. 3-26.

*(15) Рабинович Н.В. Недействительность сделок и ее последствия. Л., 1960. С. 89.

*(16) Уруков В.Н. Недействительные вексельные сделки // Банковское право. 2009. N 2.

*(17) Концепция развития гражданского законодательства Российской Федерации (одобрена решением Совета при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства от 7 октября 2009 г.) // Вестник ВАС РФ. 2009. N 11.



*(18) Там же.

*(19) Там же.


База данных защищена авторским правом ©ekonoom.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница