Постиндустриальная трансформация регионов России




Скачать 59.91 Kb.
Дата03.05.2016
Размер59.91 Kb.
А.Н.Пилясов
Постиндустриальная трансформация регионов России (тезисы)
Основным выводом пяти лет исследований (аналитических работ, подготовки Программ и Схем) по различным регионам России в Совете по изучению производительных сил стало отчетливое понимание, что мы сталкиваемся не с отдельными аномалиями, исключениями, нарушениями правил прежней теории размещения, нет, с принципиально новыми, фундаментально другими закономерностями размещения производительных сил (человеческих ресурсов и материальных активов).

Теория размещения, которая была создана классиками советской экономической географии и региональной экономики для индустриальной эры, более не работает, нуждается в радикальной ревизии. Для новой постиндустриальной эры нужны новый Н.Н. Колосовский, новый М.К. Бандман, новый И.Г. Александров и т.д. Старые индустриальные комплексы советского времени типа Урало-Кузнецкого комбината разрушились и никто уже больше о них не вспоминает, это стало частью экономической истории. Новые информационные технологии оказывают очень глубокое воздействие на пространственную организацию производительных сил, гораздо более глубокое, «всюдное», как сказал бы В.И. Вернадский, чем мы первоначально предполагали. Технологические возможности одолевают действие прежних закономерностей размещения и отменяют их на новые.



1. Для понимания масштаба постиндустриальной трансформации в регионах России полезны аналогии с агроиндустриальным переходом России конца 19-первой трети 20 века, аналогии с ранней индустриализацией предвоенного времени. Была Россия аграрная, стала Россия индустриальная. Была Россия индустриальная, становится постиндустриальной.

И тогда, и сейчас возникают иллюзии, что какие-то регионы могут отсидеться в стороне от этих процессов: «в Россия есть постиндустриальные острова Москва, Санкт-Петербург, еще пара-тройка городов, остальное – индустриальное море. И так и будет!» Но и в 1920-е годы была иллюзия, что деревня отсидится в стороне от индустриализации. Но наслали городских 25-тысячников «поднимать целину» и отсидеться не удалось.

Постиндустриальная трансформация в регионах России - дело не избранных, нет, рутинный сплошной процесс, просто идущий в разных регионах с разной скоростью.
2. Назовем только несколько частных примеров действия новых закономерностей размещения. В индустриальную эру была концентрация производства, гигантские советские комбинаты получали эффект экономии на масштабе операций. В позднесоветский период во многих ресурсных регионах модными были темы достигнутых пределов переработки горной массы, объемов добычи угля и т.д. В постиндустриальную эру на смену законов концентрации производства и комбинирования выдвигаются закономерности аутсорсинга, вертикальной дезинтеграции крупных производственных систем и т.д.

Как показали наши работы по особенностям внутрирегионального промышленного размещения в новых условиях - если раньше ресурсные факторы были очень важны для размещения северных горнопромышленных поселений, то теперь их действие существенно ослабевает в связи с массовым переходом к вахтовой отработке месторождений и возрастанием роли факторов знания, наукоемких производственных услуг, которые тяготеют к крупным региональных научно-образовательным центрам. Кроме того, эти центры, как правило, расположены южнее, т.е. в более комфортных природно-климатических условиях. Таким образом, вместо факторов природных ресурсов на размещение людей на Севере теперь в большей степени оказывают влияние факторы комфортности, места производства нового знания.

Сопоставление пространственной структуры отраслей новой и традиционной экономики выявило более сильную концентрацию первых: отрасли новой экономики еще в большей степени, чем фирмы традиционной экономики, зависят от рынка труда, пространственной близости к потребителям и каналам распространения знания.

Нас учили в университетах, что размещать перерабатывающие производства на Севере не рационально по причинам высоких производственных издержек. Однако в новую эру они возникают. Аффинаж в Магаданской области, газохимические производства на Ямале, обсуждаются перспективы гелиевого производства в Якутии и Иркутской области и т.д. Все эти проекты переламывают старые представления о законах размещения промышленных производств на Севере. Новые технологии, новые мобильные схемы развертывание перерабатывающих производств приводят к действию совсем других, чем ранее, в индустриальную эру, закономерностей размещения производительных сил.



«Человека забыли» – говорили про закономерности размещения производительных сил в индустриальную эру. Можно сказать, что теперь человека вспомнили, потому что именно квалифицированные кадры, места их дислокации, их мобильность, их экономическое и пространственное поведение, их тяга к большей комфортности, определяют общие закономерности размещения производительных сил.
3. В индустриальную эру фабрики и комбинаты были главной системообразующей структурой во многих региональных экономиках, ядром промышленного сектора. В новую эпоху роль прежних фабрик начинают играть университеты, научно-образовательные центры и комплексы. Они становятся местом разработки нового знания, которое, приложенное к структурам промышленного производства, определяет текущую и прогнозную конкурентоспособность их продукции на национальных и мировом рынках.
4. Повсеместно в российских регионах мы наблюдаем возвышение сектора услуг, и не вообще услуг, а в первую очередь производственных. Если в начале 1990-х годов это воспринималось как просто следствие его недоразвитости в советское время, то теперь мы видим, что корни этого намного глубже. В новой экономике роль производства товаров постоянно уменьшается, а роль производства услуг, наоборот, возрастает. Понятно, что производства первого и второго плана имеют совсем разные закономерности размещения и пространственной динамики. Производство услуг намного более мобильно, менее привязано к конкретному месту, чем производство товаров, особенно капиталоемкое. Производство услуг более привязано к малым и средним фирмам, чем производство товаров, менее капиталоемко.
5. Вместо физических активов нематериальные, неосязаемые, вместо энергопроизводственных циклов инновационно-хозяйственная цепочка, вместо индустриальных городов города электронные, вместо транспортировки грузов значение быстрой транспортировки людей, вместо производства товаров – производство услуг. Это все «пары переходов», от индустриальных доминант в размещении к постиндустриальных доминантам, совсем другим. Можно продолжать сопоставления, но нужна единая целостная теория закономерностей (пространственного) размещения производительных сил в условиях постиндустриальной трансформации экономики России и ее регионов.
6. В индустриальную эру главным водоразделом в размещении внутри каждого региона были полюса города и села. Теперь главным водоразделом становится разрыв между теми, кто в сети, кто имеет доступ к информационным ресурсам, ресурсам знания, социальным услугам, и теми, у кого такого доступа нет (можно назвать это столкновением центров и периферии). Работая по Якутии, по Ханты-Мансийскому округу, мы были свидетелями того, какие огромные усилия предпринимает власть для того, чтобы обеспечить доступ всем, сегодня из него исключенным, доступ к круглогодичной транспортной сети, социальным услугам и т.д.
7. От экзогенных теорий регионального развития и размещения в зарубежной науке происходит переход к эндогенным теориям, внутрь ранее непознанного «черного ящика». Для региона означает введение новых понятий «региональный контекст, атмосфера, среда», неосязаемые факторы культуры, традиций, ценностей и др. То, что считалось по умолчанию везде и всюду одинаковым и чем можно было пренебречь в индустриальную эру, вдруг становится источником конкурентного преимущества и потому повышенного внимания исследователей.
8. Новое знание рождается на региональном и даже на локальном уровне. Потому не национальная, а региональная инновационная система выдвигаются как приоритетный проект. Регионы могут выбирать, создавать или не создавать региональные инновационные системы (университет, бизнес, гражданское общество и др.), но очевидно, что там, где они есть, постиндустриальная трансформация происходит быстрее, а там где такой целостной системы нет – медленнее.
9. Работая в регионах, мы часто сталкивались с широко распространенной иллюзией, что вот еще год-два и мы решим проблему ветхого жилья, реструктуризации индустриальных активов. Нет, модернизация старых активов индустриальной эры, будь то промышленных сектор или социальная (например, жилищная) сфера, - это дело не года, даже не десятилетия, это длительный процесс для каждого региона, потому что сам процесс ветшания этих активов не одномоментный, а постепенный.
10. В индустриальную эру нам говорили про рабочий класс, крестьянство, народную интеллигенцию, про столкновение класса обладающих капиталом, и наемными работниками у первых. В постиндустриальную эру меняется сама классовая структура регионального сообщества: возникает креативный класс постановщиков задач, творческих работников, и класс исполнителей. И между ними могут быть конфликты.
11. Размер имеет значение! Работая по 24 регионам России, мы убедились, что факторы малого размера региона нередко определяют его преимущество в развитии малого бизнеса, величине управленческих издержек и скорости проводки управленческих команд. Ранее эти преимущества так явственно не обозначались.


База данных защищена авторским правом ©ekonoom.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница