План Введение Понятие теневой экономики Причины теневой экономики в России Виды теневой экономики Сферы теневой экономики Борьба с теневой экономикой




страница2/3
Дата22.04.2016
Размер0.57 Mb.
1   2   3

3 Виды теневой экономики
Для типологизации разновидностей теневой деятельности берется три критерия: их связи с «белой» экономикой, а также субъекты и объекты экономической деятельности. С этой точки зрения можно выделить три сектора теневой экономики:

- «вторая» («беловоротничковая»);

- «серая» («неформальная»);

- «черная» («подпольная»)5.

Наиболее тесно с «белой» экономикой связана теневая (скрываемая) деятельность самого легального бизнеса.

«Вторая» теневая экономика - это неофициальная (скрываемая, нефиксируемая) экономическая деятельность работников «белой» экономики, прямо и непосредственно связанная с их официальной профессиональной деятельностью. Она не производит (с точки зрения общества в целом) никаких новых товаров и услуг, ведет к скрытому перераспределению ранее созданного национального дохода6. В рамках «второй» теневой экономики выделяют пять основных видов экономической преступности:

1) нарушение правил конкуренции - коммерческие взятки, нарушения антимонопольного законодательства, промышленный шпионаж;

2) нарушение прав потребителей - ложная реклама, выпуск недоброкачественных товаров;

3) нарушение прав наемных работников - нарушения трудовых контрактов, норм техники безопасности;

4) нарушение прав кредиторов - злоупотребления заемным капиталом;

5) нарушение прав государства - укрывательство доходов от налогов.

Многие из этих нарушений настолько обыденны, что перестают восприниматься как отклонение от нормы.

Важными разновидностями «второй» теневой экономики являются коррупция и уклонения от налогов.

Коррупция - это использование служебного положения в личных целях. Чаше всего под коррупцией подразумевают получение взяток, незаконных денежных доходов государственными бюрократами, которые получают их от граждан ради личного обогащения.

Коррупция является обратной стороной деятельности любого централизованного государства, которое претендует на широкий учет и контроль.

Теоретические основы экономического анализа коррупции были заложены в 1970-е гг. в работах американских экономистов неоинституционального направления7. Главная их идея заключалась в том, что коррупция появляется и растет, если существует рента, связанная с государственным регулированием различных сфер экономической жизни (введением экспортно-импортных ограничений, предоставление субсидий предприятиям и отраслям и т.д.).

В современной экономической науке принято отмечать экономические, институциональные и социально-культурные причины коррупции.8

Экономические причины коррупции - это низкие заработные платы государственных служащих, а также их высокие полномочия влиять на деятельность фирм и граждан.

Институциональными причинами коррупции считаются высокий уровень закрытости в работе государственных ведомств, громоздкая система отчетности, слабая кадровая политика государства.

Социально-культурными причинами коррупции являются деморализация общества, недостаточная информированность и организованность граждан.

Некоторые зарубежные экономисты основные причины коррупции выражают следующей формулой: коррупция = монополия + произвол ~ ответственность9.

Это значит, что возможности коррупции прямо зависят от монополии государства на выполнение некоторых видов деятельности и от бесконтрольности деятельности чиновников, а также обратно зависят от вероятности и тяжести наказаний за злоупотребления.

Коррупция негативно влияет на экономическое и социальное развитие стран. Экономический вред от коррупции связан с тем, что она служит препятствием для реализации макроэкономической политики государства. Она тормозит инвестиции и экономический рост. Главным негативным проявлением экономического воздействия коррупции является увеличение затрат для предпринимателей.

Что касается социальных негативных последствий коррупции, то она ведет к нечестной конкуренции фирм и к неоправданному перераспределению доходов.

Уклонение от налогов - это форма минимизации налоговых обязательств, при которой юридическое или физическое лицо посредством активных действий выводит себя из категории налогоплательщиков того или иного налога и, следовательно, не уплачивает налог.

Уклонение от уплаты налогов стало нормой поведения многих хозяйствующих субъектов. В результате нарушаются правила честной конкуренции, происходит получение выгод уклоняющимися от налогов, растет коррупция, капиталы, полученные таким образом, уходят за рубеж.

Уклонению от налогов способствуют недостатки в законодательстве, безнаказанность его нарушения и слабость контроля.

В зависимости от законности действий предприятий и граждан, способы обхода налогов можно разделить на две группы: правомерные и неправомерные.

К правомерным действиям относятся стратегии официального освобождения от налоговых платежей. К неправомерным - нелегальная деятельность и сокрытие легальной деятельности.

Если вторая теневая экономика неразрывно связана с «белой» экономикой, паразитирует на ней, то серая теневая экономика функционирует более автономно.

«Серая» теневая экономика - это разрешенная законом, но не регистрируемая экономическая деятельность по производству и реализации обычных товаров и услуг.

В этом секторе теневой экономики производятся в основном обычные товары и услуги, но производители уклоняются от официального учета, не желая нести расходов, связанных с получением лицензии, уплатой налогов и т.д.

Хорошее представление о трудностях, возникающих при определении ключевых признаков неформального сектора, дает совместная работа американского экономиста Д. Мида и французского экономиста К. Морриссона10. Они отмечают, что при определении понятия «неформальный сектор» обычно используют три критерия: законность, размеры предприятия и уровень капиталоемкости производства.

«Серая» теневая экономика по своей природе имеет рыночный и конкурентный характер. Мелкие производители, скрывающиеся от надзора контролирующих организаций, могут ориентироваться только на платежеспособный спрос таких же обособленных друг от друга покупателей. «Неформальное» производство использует в основном не капитальные, а трудовые ресурсы. Уровень доходов несколько ниже, чем в формальном секторе.

«Неформальная» экономика является тем сектором теневой экономики, который наиболее производителен и полезен для общества. Она гораздо менее опасна для общества, чем другие формы теневой экономической деятельности типа «беловоротничковой» и организованной преступности, и потому рассматривается не столько как враг, сколько как потенциальный помощник легальной экономики.

Если «серая» теневая экономическая деятельность в основном одобряется гражданами, то «черная» всегда служит мишенью для всеобщего осуждения. «Черной» теневой экономикой в широком смысле слова можно считать все виды деятельности, которые полностью исключены из нормальной экономической жизни, поскольку считаются несовместимыми с нею, разрушающими ее (кражи, грабежи, вымогательство и т. д.).

«Черная» теневая экономика — это запрещенная законом экономическая деятельность, связанная с производством и реализацией запрещенных товаров и услуг.

Датой рождения экономики преступлений и наказаний можно считать 1968 г., когда была опубликована статья Г. Беккера «Преступление и наказание: экономический подход»11. Она быстро завоевала широкую популярность среди экономистов.

Проблемами экономики преступлений и наказаний занимались М. Фридмен, Д. Стиглер, Дж. М. Бькженен и др.

«Черная» теневая экономика возникает там и тогда, где и когда преступность рассматривается не как отклонение от нормы, а как специфическое ее проявление12. Экономическая теория преступлений и наказаний исследует экономическое «подполье», где действуют преступники и борющиеся с ними стражи порядка. Так как основные принципы поведения людей в обычной экономической жизнедеятельности и в преступном мире оказываются одинаковыми, то экономическая теория преступлении и наказаний имеет ту же структуру, что и общая экономическая теория.

Противоправно-теневые экономические действия могут представлять собой гражданские, налоговые, административные и уголовные правонарушения. Последние имеют прямое отношение к криминологическому аспекту теневой экономики, а иные правонарушения -и прямое, и косвенное, поскольку представляют собой серьезные криминогенные условия, способствующие совершению экономических, корыстных преступлений.

Известный итальянский ученый Ф. Склефани так определяет факторы, которые способствуют усилению криминальных процессов в экономике: далеко зашедший экономический кризис, политическая нестабильность, неурегулированность рыночных отношений, отсутствие контроля, коррумпированность аппарата, поляризация общества, толерантное отношение населения к нарушениям закона, кризис системы ценностей и т.д.13

Следует подчеркнуть, что основной объем теневой экономической деятельности обычно дают «вторая» и, самое главное, «серая» теневая экономика14.

В советское время теневая экономика охватывала такие виды хозяйственной деятельности, которые осуществлялись вне прямого контроля и санкций со стороны официальных органов управления: партийных комитетов разного уровня, включая ЦК КПСС и его исполнительные органы; администрации предприятий; советов разного ранга и их исполнительных комитетов; министерств и ведомств; правительство страны и союзных республик.

К числу распространенных теневых видов деятельности относились: бартерные обмены; несанкционированное совместительство (дополнительная занятость); поставки продукции "неприкрепленным" потребителям; неплановое строительство; выпуск неучтенной продукции помимо плановых заданий; запуск в коммерческий оборот материальных ресурсов, сэкономленных сверх официальных норм расходования сырья и материалов; деятельность «фарцовщиков»; оказание за плату или «по блату» услуг, которые должны были оказываться бесплатно; взятки при поступлении в вуз и за принятие любых других решений; валютные операции и т.п.

Теневая экономика включала в себя три части. Во-первых - «легкую», то есть хозяйственную деятельность, не контролировавшуюся властями, прямо не связанную с нарушением законов, но балансирующую на его грани, или же активность в сферах, которые закон не регламентировал вообще. Во-вторых -«среднюю», представлявшую собой нарушение советских законов, но легитимную в странах с рыночной экономикой. В-третьих - «тяжелую», связанную с прямым нарушением законов как советских, так и принятых в странах с рыночной экономикой. К «легкой" теневой экономике относились, например, широко распространенная несанкционированная дополнительная занятость (люди, числящиеся на работе, но реально не работающие, большую часть зарплаты которых получали и распределяли руководители-работодатели) или деятельность «толкачей» - работников, выбивающих для своего предприятия дефицитные ресурсы; к «средней» -частное предпринимательство, валютные операции, бартерные сделки, оказание услуг за плату в частном порядке; к «тяжелой" - торговля наркотиками, воровство, коррупция, мошенничество, рэкет.

Практически все директора предприятий и большая часть линейных руководителей (начальники цехов, участков, мастера и др.) регулярно осуществляли деятельность в рамках "легкой" и "средней" теневой экономики. Прежде всего, это относилось к таким отраслям, как агропромышленный комплекс, строительство, нефтехимия, торговля, легкая и пищевая промышленность, жилищно-коммунальное хозяйство. Можно сказать, что в работе руководителей этих отраслей была постоянная теневая составляющая.

Самыми распространенными видами теневой деятельности были бартерные обмены материальными ресурсами, продажа ресурсов (стройматериалов, горюче- смазочных материалов, продовольственных товаров и др.) "на сторону", взятки за принятие нужных "клиенту" управленческих решений, оказание услуг в частном порядке.

В 70-е - начале 80-х годов теневая деятельность в СССР стала элементом социально-экономической системы, превратилась в экономический институт советского общества. Как экономический институт теневая экономика обладала относительно стабильной социальной структурой, в ее рамках люди имели определенный статус и играли конкретные социальные роли ("толкачей", рыночных торговцев, квартирных маклеров и др.). Все знали, что такие роли существуют, что они необходимы и без них производство нормально функционировать уже не может. При этом выполнявшие данные роли были определенным образом взаимосвязаны и их отношения опосредовались денежными потоками (нижестоящий платил деньги вышестоящему, который платил своему начальству и т.д.). В результате сформировалась экономика, параллельная официальной, без которой последняя в 70-80-е годы уже не могла нормально работать. Иными словами, в советской хозяйственной системе теневая экономика выполняла важные функции. Главными из них были две.

Первая функция - экономическая, состоявшая в компенсации недостатков работы официальной советской экономики. Очевидно, что спланировать сверху всю экономическую деятельность нельзя. И чем более сложной и развитой становилась хозяйственная деятельность, чем сильнее была потребность в технологическом обновлении, тем сложнее было осуществлять директивное управление сверху. Поэтому в централизованном плановом хозяйстве постоянно возникали "диспропорции": на каком-то предприятии не хватало определенных ресурсов, другое имело ненапряженный производственный план и избыток соответствующих ресурсов. Предприятия устанавливали неконтролируемые сверху горизонтальные связи, с помощью которых подобные диспропорции преодолевались. Такая система стихийных обменов и составляла основу теневой экономики в плановом хозяйстве. В ее рамках осуществлялись неформальные взаимодействия между руководителями и работниками различных рангов, обеспечивавшие функционирование этой системы.

Вторая функция - социальная. Она заключалась в обеспечении социальной ниши для предприимчивых людей, которые не могли реализовать себя в официальных структурах, не создававших в рамках общественной собственности ни мотивации, ни условий для работы многих людей в СССР, стремившихся самореализоваться, владеть собственностью и получать адекватное вознаграждение за свой труд. Даже если доля таких людей составляла всего лишь немногим более 1% населения страны, то их число превышало миллион человек. В действительности их было намного больше - к ним в той или иной мере относились большинство хозяйственных и партийных руководителей как внизу (на уровне предприятия), так и наверху (на уровне республиканских и союзных органов власти). Безусловно, дух предприимчивости и развитые потребительские ориентации этих людей не соответствовали официальной советской уравнительной идеологии, а их экономическое поведение нередко вступало в противоречие с требованиями финансовой дисциплины и законов СССР, что для многих из них заканчивалось тюремным сроком. Теневая же экономика предоставляла определенную отдушину для самой предприимчивой части советского общества и пусть в уродливой форме, но выполняла функцию обеспечения ее самореализации. Большая частьтеневых операций осуществлялась для решения критических проблем предприятия, предотвращения остановок производства, удержания людей на том или ином участке, внедрения нововведений, которые не были санкционированы сверху. И естественно, теневые операции проводились для того, чтобы получить такие доходы, которые не могла предоставить официальная экономика. В результате у хозяйственников под влиянием теневой деятельности сформировалась весьма разнородная совокупность мотивов, выступавшая дополнением к "официальной" мотивации и включавшая как более "высокие", так и более "низкие" мотивы, которые подавлялись официальной экономикой.

Так как теневая экономика была сформировавшимся экономическим институтом советского общества, она не могла в одночасье исчезнуть даже при самых благоприятных условиях. Однако, чтобы понять, почему ее масштабы не только не уменьшились, но и существенно возросли, надо остановиться на особенностях рыночных преобразований в России.


3.1 Сферы теневой экономики
Первая крупная сфера теневой экономики — это государственное производство и управление бюджетными средствами, полностью освобожденное от контроля со стороны общества политической силой государства.

Государство представляет собой общественный институт, приз­ванный защищать безусловно ассоциированные цели, выражающиеся либо в стремлении сохранить общество от уничтожения, либо в попытках обеспечить его наиболее прогрессивное развитие. Однако, существуя как институт власти, государство порождает и свои специфические цели, не являющиеся выражением ассоциированных потребностей, что было подмечено еще Н. Бакуниным, который писал, что любые политические деятели всегда будут смотреть на парод "...с высоты "государственной": они будут представлять уже не народ, а себя и свои "притязания" на управление народом"15.

Похожую оценку государству как экономическому субъекту дает Я. Корнай: "На самом деле любая правительственная организация склонна без удержу тратить деньги граждан. Нужно приложить большие усилия, чтобы воспрепятствовать этим сильным тенденциям"16. В тех же случаях, когда государство выступает субъектом собственности, существующие в нем названные тенденции способны реализоваться в полной мере. Конечно, для этого необходимо соблюдение ряда условий, важнейшее из которых — вывод собственных затрат за пределы общественного контроля.

В рамках названной теневой сферы можно выделить различные по политической роли, но становящиеся в условиях полного отсутствия общественного контроля одинаково бесполезными с экономической точки зрения участки производства, а точнее — участки затрат:

Таким образом, рассмотренная сфера государственного теневого производства и управления представляет собой сложнейшую систему политических институтов, пронизывающую практически все формы деятельности. Главным результатом функционирования этого крупнейшего производственного образования являются колоссальнейшие потери общества, в котором происходит уменьшение внутренних источников финансирования экономики, поскольку вместо того чтобы реализовывать проекты, направленные на приумножение источников финансирования и как следствие — на стимулирование экономического роста, государство фактически выбрасывает свои ресурсы на ветер и тем самым подрывает экономическую базу страны.

Ко второй крупной сфере теневой экономики следует отнести так называемое неформальное производство, подпольную, или вторую, экономику. Чаще всего данную сферу теневой экономики представляют формы производственной деятельности, которые вызваны к жизни наличием в обществе потребности в них. Причем эта потребность носит естественный характер, т.е. обусловлена природой человека. Эта деятельность обычно противоречит установкам политических институтов, господствующих в обществе, т.е. противоречит целям государства и его органов. Последнее обстоятельство вынуждает субъектов, выполняющих данные виды работ, скрывать свою деятельность.

Очевидно, что и в первой и во второй сферах теневой экономики имеет место подмена подлинной общественной оценки неким ее суррогатом. В этом общность двух выделенных сфер, их генетическое родство. Причиной отсутствия подлинной общественной оценки является в обоих случаях деятельность органов государственной власти. Но есть и существенное различие.

Наиболее распространенным участком такого производства является личное подсобное хозяйство. Вообще личное подсобное хозяйство относить к теневой сфере у нас не принято. Между тем оно практически по всем своим признакам соответствует критериям теневой экономики, Во-первых, личное подсобное хозяйство осуществляется, как правило, на приусадебных или так называемых дачных участках, что делает проблематичным использование современных технологий. Этот факт обусловливает значительное превышение удельных издержек (чаще всего затрат труда), а будучи рассмотренным с общественной точки зрения, означает потери общественного труда. Другими словами, затраты на производство этой части (хотя и необходимого) продукта объективно превышают общественно необходимые, т.е. имеет место по сути дела квазиоценка, в основе которой лежит такой парадокс, как сознательное наращивание собственных затрат. Отметим также, что в США, например, среди населения, проживающего за городом, но не относящегося к категории фермеров, не принято, кроме цветов и деревьев, выращивать что-либо на своем участке, а иногда и просто поддерживать вид "дикой природы", в первую очередь по причине нерациональности использования своего свободного времени для производства продуктов питания, имеющихся в магазинах.

Таким образом, личное подсобное хозяйство практически в полном объеме подпадает под определенные нами критерии теневого производства.

Однако не только сельскохозяйственное производство на приуса­дебном участке следует, по нашему мнению, считать подсобным хозяйством. К нему с полным основанием можно отнести практически все виды работ, выполняемых в домашних условиях, поскольку здесь также создается необходимый продукт в форме тех или иных жизненных ценностей. Причем величина этого продукта (и это принципиально важно) сравнима с той частью, которая является результатом работы в официальном производстве. В конечном счете с экономической точки зрения не важно, где и когда создается продукт. Важно, что без него жизнь современного человека не может быть признана полноценной. А это означает, что по своему содержанию продукт является необходимым. Но в части своей деятельности по производству этого продукта человек как бы выключен из системы общественного производства, что дает нам основания считать ведение домашнего хозяйства составной частью теневой экономики.

Возможно, что такой вывод покажется натяжкой, поскольку данная сфера деятельности существовала всегда и везде, да и в настоящее время она существует практически во всех странах. Однако нельзя рассматривать домашнее хозяйство членов общества в отрыве от всей системы производства в той или иной стране. И в этом смысле мы должны констатировать определенную специфичность нашей экономической действительности. Реальная продолжительность необходимого рабочего времени в обществе значительно превышает его официально признанную величину. Растягивается это время за счет работы в личном хозяйстве или на других работах, необходимости выполнения которых есть только одно объяснение — нужда.

4. Борьба с теневой экономикой
В государственных властных структурах, общественных организациях и научных учреждениях доминируют два подхода к решению проблем «теневой» экономики.

Первый — радикально-либеральный, реализуемый с конца 1991 — начала 1992г. и связанный с целевыми установками на сверхвысокие темпы первоначального накопления капитала. Печальные итоги воплощения данного подхода налицо: отмеченные выше критические масштабы «теневой» составляющей отечественной экономики и образование мощных финансово-производственных кланов, проникающих в высшие эшелоны власти, с одной стороны, подавление нормальной предпринимательской деятельности, прежде всего малого бизнеса, — с другой. Не случайно у некоторых политиков стали появляться идеи относительно того, чтобы «провести полную легализацию всей «теневой» экономики и начать жизнь с чистого листа». Вряд ли такие веяния получат общественную поддержку, в том числе со стороны «теневиков» - хозяйственников, испытавших все «прелести» сотрудничества с организованными преступными сообществами и желающих «начать жизнь с чистого листа» без угрозы быть застреленными, снова подвергаться налетам рэкетиров и т.п.

Второй — репрессивный — подход возник как своеобразная реакция на социальные негативы описанного либерального. Он предполагает: расширение и усиление соответствующих подразделений МВД, ФСБ, налоговой инспекции, налоговой полиции и Министерства финансов РФ; улучшение взаимодействия спецслужб в рассматриваемом отношении, формирование системы тотального контроля и доносительства: общее ужесточение законодательства, направленного против «теневой» экономики, усиление мер наказания. В качестве одной из попыток реализации репрессивного подхода можно рассматривать принятие Государственной Думой в первом чтении представленного Минфином РФ законопроекта «О государственном контроле за соответствием крупных расходов на потребление фактически получаемым физическими лицами доходам». Идея проекта, казалось бы, естественна: поскольку государству не удается зарегистрировать доходы, следует поставить под контроль расходы граждан (от 500 до 1000 минимальных окладов в течение года) и подобным путем, во-первых, выявить действительные доходные параметры состоятельных групп населения, во-вторых, принудить их раскрыть источники сокрытых средств, в-третьих, собрать недовыплаченные налоги. Однако для достоверного прогнозирования последствий проектируемых действий необходимо вернуться к причинам разбухания теневой части экономики. Их много, но главные замыкаются на сложившиеся общие условия хозяйствования. Последние подавляют отечественное производство, вынуждают предпринимателей укрывать доходы от неподъемных налогов и выводить капитал из производства в финансовую сферу и за границу, криминализируют общество. Не только богатый мировой опыт (в том числе примеры латиноамериканских стран), но и практика преобразований в России свидетельствуют: «теневая» экономика есть реакция хозяйствующих субъектов и граждан на систему, которая поставила их в положение жертв правового и экономического беспредела (чего стоит недавнее публичное признание председателем Верховного суда РФ того, что судебные решения исполняют криминальные структуры).

Реализация рассматриваемого законопроекта лишь ужесточит эту систему. Под пресс попадут, прежде всего, мелкие и средние предприниматели, а также те трудящиеся, которым удалось получить некоторые денежные средства сверх мизерных окладов (у воротил же бюрократическо-криминальной экономики, в руках которых как раз и сосредоточена основная масса не контролируемых государством доходов, особых проблем не возникнет: их регистрируемые доходы, образующие «надводную часть айсберга», настолько велики, что достаточны для оправдания любой текущей покупки, сколь значительной бы она ни была). Причем поведение этих «накрываемых» карающими статьями закона лиц спрогнозировать несложно: чтобы не «засвечиваться», они или отложат на время кампании крупные покупки (что, безусловно, снизит общую хозяйственную активность), или постараются обойти закон (к примеру, подкупать возможных осведомителей, оформлять торговые сделки по частям или вообще их не документировать). Приближенные же к власти имеют высокие шансы обрести благодаря законопроекту эффективные экономические и политические рычаги для шантажа и устранения конкурентов (внешне мотивы задействования этих рычагов будут самыми благовидными — наказание за сокрытие доходов). Став фактором поощрения тотального доносительства, подобный закон не дал бы никаких гарантий от утечки соответствующей информации от чиновников уголовному миру.

В общем, поскольку в законопроекте упор сделан на преследование людей, а не на устранение условий, препятствующих превращению «теневой» деятельности в легальную, экономические результаты его принятия окажутся во многом противоположными декларируемым: вместо расширения налоговой базы — ее сужение, вместо подавления криминальных тенденций — их усиление.

Не более благоприятными будут, пожалуй, и социальные результаты использования преимущественно репрессивных методов. Проводя этот курс, власти столкнутся с сопротивлением не только «теневиков»-хозяйственников, ставших, как уже отмечалось жертвой губительных для производства общих условий хозяйствования, но и значительной части рабочих, которым «теневая экономика» помогает своевременно получать заработную плату и избегать безработицы. Поддержка же подобных мер со стороны сравнительно слабых ныне групп рядовых бюджетников, пенсионеров, рабочих и служащих «лежащих на боку» предприятий, как представляется, не позволит создать оптимального баланса сил в обществе. Уровень поддержки населением властей при использовании комплекса репрессивных мер оценивается экспертами как «относительно низкий», а -уровень сопротивления властям — как «относительно высокий». В общем, задействование репрессивных методов, не сулящее перспектив существенного обогащения государственной казны, чревато ростом социального напряжения: всплеском безработицы, ослаблением кадрового потенциала руководящего звена экономики (в связи с возможным бегством способных хозяйственников за границу и вывозом капитала) и т.п. Существует мнение о том, что предлагаемый вариант легализации теневого капитала желателен, но нереалистичен, ибо «теневики» - хозяйственники этого не захотят. Однако в этой дискуссии важно принять во внимание следующие очевидные обстоятельства.

Предприниматели рассматриваемой категории постоянно находятся под «дамокловым мечом», причем угрозы идут и от государства, и от криминальных элементов. Уходя от налогов, «теневик» - хозяйственник не избегает поборов: взяток чиновникам-коррупционерам и платы криминалитету (за «крышу»). Экономические последствия этих поборов для предпринимателей те же самые, что и результаты жесткого налогового прессинга, однако соответствующие средства выплачиваются государственным и частным рэкетирам, а значит, налицо состав преступления. Такое положение комфортным не назовешь, и с накоплением минимально достаточного капитала у его субъекта (особенно с увеличением возраста и появлением перспективы передачи денег по наследству) резко нарастает стремление «спать спокойно».

Однако это лишь морально-психологическая сторона дела. А есть и чисто экономические факторы, связанные, в частности, с тем, что любая сфера, в том числе «теневая», имеет свои пределы поглощения капитала, и раньше или позже «теневики» - хозяйственники оказываются перед необходимостью выхода за границы занятой ниши.

Наиболее активными критиками идеи легализации «теневого» капитала являются представители правоохранительных органов. И это понятно: по долгу службы они обязаны бороться с любыми нарушениями закона, а вся «теневая» сфера в большей или меньшей степени криминализирована. Но здесь стоит вспомнить народную мудрость: «не пойман — не вор».

Итак, какую же политику и действия проводить государству? Следует учесть, что основа теневого оборота и роста преступности - неучтенные доходы

экономических агентов и неисполнение ими же своих обязательств. Поэтому

необходимо сделать налично-денежный оборот и неуплату налогов экономически невыгодными и юридически наказуемыми. Примерная программа действий следующая:

Следует всячески стимулировать безналичный денежный оборот. Например, гражданам, получившим доходы на банковский счет и не обезналичивающим их, можно учитывать половину уплаченного ими НДС. Таким образом, НДС, акцизы и подоходные налоги при этом будут «отсасывать» деньги из теневого оборота;

Необходимо запретить бесконтрольное представление и привлечение кредитов, отчуждение собственности и принятия на себя обязательств неплатежеспособными предприятиями и гражданами;

Важно децентрализовать, укрепить судебную и правоохранительные органы, закрепив за соответствующими институтами часть налоговых доходов;

Необходимо превратить защиту прав акционеров, инвесторов и кредиторов в государственный приоритет.

Реализация предполагаемых мер приведет к снижению объема кредитных и фондовых операций при обеспечении их эффективности и надежности. Многократно возрастут масштабы безналичных расчетов - это для финансовой элиты. Государство получит прирост бюджетных доходов и расходов. Менеджеры обретут перспективу упрочения своего положения легальным образом вместо вынужденной тактики разворовывания остатков имущества предприятия. Подавление налично-денежного и безналичного платеже-расчетного оборота приведет к увеличению потребности в безналичной рублевой массе и облегчит решение проблем дедоллоризации экономики и стабилизации рубля.

Нет нужды доказывать, что криминальное общество не в силах обеспечить внедрение инноваций и экономический рост; хуже того, разрушая систему снабжения населения социальными благами (прежде всего образования, здравоохранения, социального обеспечения), оно обрекает себя на деградацию. В то же время такая система может быть относительно устойчива только при задействовании внешних источников со всеми вытекающими негативными последствиями.

Программа интеграции теневого капитала с легальным — лишь одна, но обязательная составляющая нового курса в экономической политике, суть которого — во всемерном поощрении отечественного товаропроизводителя. В настоящее время легализация теневых капиталов, направляемых в легальную экономику — едва ли не единственный (в смысле реальной возможности мобилизации) источник крупномасштабного инвестирования в народное хозяйство. Правительство загнало предпринимателя «в тень», и теперь обязано предоставить последнему возможность из нее выйти. Карательные меры к теневикам-предпринимателям приведут к безвозвратной потере для страны огромных капиталов, в создание которых тем или иным путем вложен труд практически каждого россиянина. Заставить эти средства работать для общего дела — задача, достойная истинных реформаторов.

Практически ни у кого не вызывает сомнения, что существующая налоговая система - это тормоз для дальнейших финансово-экономических преобразований. НЭП в свое время легализовал скрытые капиталы. Существенную роль при этом сыграла разумная налоговая политика: налог составлял 25% дохода частника. Это позволило ему развернуться, причем, прежде всего в сферах, работающих на потребителя. Когда же власть решила вытеснить частника, налоги стали повышаться: сначала до 30%, а затем, с переходом к индустриализации и массовой коллективизации, - до 90% и более.

Оппоненты налоговой реформы часто приводят такой пример: уменьшим налоги - завалим бюджет. К сожалению, они не замечают, что именно из-за высоких налогов бюджет пустой. К тому же, кроме налогов, есть и другие источники пополнения казны. Следует вспомнить, как много надежд возлагалось еще недавно на приватизацию. Безвозмездная приватизация заведомо не могла обеспечить должный приток средств для инвестирования, финансовой стабилизации и решения социальных проблем. Но сегодня возможен переход к денежной форме приватизации с привлечением инвестиций. Где же их взять? Из легализованных теневых источников.

Так, например, в п.2 Указа Президента от 20 февраля 1996 года "О передаче субъектам РФ находящихся в федеральной собственности акций Акционерных Обществ, образованных в процессе приватизации" в качестве покупателей акций справедливо указываются в первую очередь граждане. Но если бы к этому добавить, что их средства могут быть инвестированы без представления доходных деклараций и с налогом не выше 25%, скажем, в акции сельского хозяйства, строительства и стройматериалов, пищевой, легализации преступных доходов, в Уголовном Кодексе.

- формирование нового отношения к отечественным предпринимателям, в том числе к "новым русским", проживающим за рубежом, отношения на основе эффективной программы репарации капиталов и превращения их в инвестиционный ресурс России;

- укрепление доверия к власти, предполагающего в качестве одной из мер демонстрацию эффективной защиты населения от финансовых мошенничеств,

защиты сбережений, капиталов и самого института частной собственности;

- установление общественного контроля за деятельностью хозяйствующих субъектов в границах правового поля. Механизм такого контроля должен быть основан на данных о правонарушениях в сфере экономики, что облегчает выбор партнера в деловых отношениях.

Отмывание "грязных" денег и легализация теневых капиталов - это отнюдь не одинаковые процессы, хотя криминалисты зачастую их отождествляют, понимая под криминальным доходом любую экономическую выгоду, полученную в результате нарушений. "Грязный" бизнес захлестнул российскую экономику. Свыше трех тысяч организованных преступных группировок специализируются на "отмывании" доходов, половина из них организовала для этого собственные легальные хозяйственные структуры. В этих целях путем насилия и шантажа установлен контроль над десятками тысяч субъектов рынка

Мировым экономическим сообществом признано, что одной из самых больших угроз безопасности бизнеса становится использование банковской системы для совершения крупномасштабных финансовых преступлений, сокрытия и "отмывания" денег, добытых преступным путем. Криминальные круги эффективно используют в своих интересах традиционную закрытость банковской информации от внешнего контроля, стремление финансовых институтов любой ценой привлечь клиентов.

Цивилизованные банковские сообщества понимают необходимость налаживания контактов с контролирующими органами в интересах, как собственной безопасности, так и безопасности всей экономической системы. Если отечественные банки и другие кредитные институты не оценят серьезность ситуации - вседозволенность при отсутствии надлежащего контроля,- они могут оказаться отсеченными и изолированными от мирового финансового сообщества (как это произошло, например, с некоторыми??? В большинстве развитых стран приняты и совершенствуются системы мер по предупреждению и пресечению использования финансово-кредитных институтов в преступных целях. Новый законопроект "О предупреждении легализации ("отмывании") доходов, полученных незаконным путем" учитывает опыт стран с развитой банковской системой и российскую специфику. В законопроекте закладывается подробная схема противодействия легализации доходов, полученных преступным путем, определены правомочия госорганов. Проблема противодействия теневой экономики является чрезвычайно сложной и спорной. Существуют диаметрально противоположные мнения по ее решению: от предложений по усилению влияния правоохранительных органов на экономику до существенной либерализации законодательства.

Анатолий Куликов (депутат Государственной думы, экс-министр внутренних дел, доктор экономических наук) считает, что единственный путь искоренения теневой экономики - комбинация кнута и пряника. "Кнут" - меры пресечения нелегальных финансовых потоков, этим должны заниматься правоохранительные органы. "Пряником" должна стать налоговая политика, делающая выгодным сотрудничество предпринимателей с государством. Сочетание этих двух элементов должно поставить теневика перед выбором: показать свой доход государству, отдать ему относительно небольшую часть этого дохода и спокойно развивать свое дело или скрываться от государства, иметь денег ненамного больше, но не иметь возможности потратить их открыто. В такой ситуации уже никто не захочет оставаться в сфере теневой экономики. По мнению Куклина А.А. и Агаркова Г.А., эффективная экономическая политика в отношении теневого сектора может осуществляться только исходя из научно обоснованного баланса между экономическими и административными мерами. Для его определения необходимо, прежде всего, количественно оценить факторы, способствующие росту или снижению теневой экономической деятельности17.

1. Общие принципы экономической оптимизации борьбы с преступностью.

Значимость исследования теневой экономики и разработки эффективных способов противодействия ей признается на государственном уровне.

Во многом недоработки в решении проблемы эффективного противодействия теневому сектору связаны с наличием узковедомственных подходов к этой проблеме18.

Стандартное мнение о задачах правоохранительных органов гласит, что они должны «искоренять» и «ликвидировать» преступность.

Криминологи выделяют четыре функции наказаний преступников: наказание виновных, их изоляция для предотвращения совершения ими новых преступлений, перевоспитание виновных и сдерживание потенциальных преступников19. Экономисты сосредотачивают свое внимание на функции сдерживания, полагая другие функции либо чисто этическими (наказание), либо применимыми к ограниченному кругу преступников (изоляция), либо просто сомнительными (перевоспитание)20. Одним из наиболее важных результатов экономического подхода к анализу преступности является вывод, что наказание в форме увеличения вероятности ареста и длительности срока заключения служит удержанию от преступления.

Большинство преступников несут наказание в виде отбывания тюремного заключения; однако это означает, что общество наказывает не только преступника, но и само себя, поскольку заключенный находится на государственном обеспечении, ничего не производя. «Преступник, находящийся в тюрьме, не способен быть производительным, - пишет по этому поводу П. Рубин, - и он производит некоторые издержки, в то время как никто не получает в результате выгоды». Подобные ситуации, когда происходит не перераспределение благ, а абсолютное их сокращение, экономистам хорошо известны, их называют возникновением «омертвленных издержек».

только преступника, но и само себя, поскольку заключенный находится на государственном обеспечении, ничего не производя. «Преступник, находящийся в тюрьме, не способен быть производительным, - пишет по этому поводу П. Рубин, - и он производит некоторые издержки, в то время как никто не получает в результате выгоды». Подобные ситуации, когда происходит не перераспределение благ, а абсолютное их сокращение, экономистам хорошо известны, их называют возникновением «омертвленных издержек»21.

Г. Беккер полагает, что штрафы эффективнее тюремного заключения, поскольку при применении штрафов не возникает омертвленных издержек.

Помимо замены тюремных сроков заключения денежными штрафами для экономии издержек правоохранительной деятельности часто используется практика «согласованного признания вины». Подобные компромиссы, указывает американский экономист-криминолог У. Ландс, часто вызывают осуждение, но с экономической точки зрения они вполне оправданны, так как судебный процесс несет значительные издержки обоим сторонам22. Если они могут уладить дело «полюбовно», то в выигрыше будет и обвиняемый, и обвинитель.

Не вызывает сомнений тезис, что борьба с теневой экономикой - это прежде всего борьба с коррупцией, сложность борьбы с которой состоит в том, что коррупция - не только криминальная проблема, но и политическое, экономическое, социальное явление.


1   2   3


База данных защищена авторским правом ©ekonoom.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница