Перспективы и проблемы россии №26 угол атаки выступления, публицистика, постановки вопросов




страница2/10
Дата09.05.2016
Размер0.62 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10

О социальной дифференциации в СССР как об исходной

С сожалением приходится констатировать, что отечественное обществознание утратило ту методологическую высоту в исследованиях социальной структуры, которой оно достигало в конце ХIХ - начале ХХ столетий, вплоть до установления в конце 20-х годов ХХ века тоталитарного строя. Постепенно понятия “социальная структура” и “социальная дифференциация” фактически вышли из творческого научного употребления, окостенев в виде формулы “два класса и прослойка” и “различия между городом и деревней, между умственным и физическим трудом”.

Легализация (реанимация?) социологии в период оттепели 50-х годов мало изменила положение. Свободные научные исследования социальной структуры и социальной дифференциации отсутствовали, а статистика о различиях в доходах, заработках, имущественном положении была засекречена, её использование в научных публикациях не допускалось цензурой.

Вот почему суждения о социальной структуре и социальной дифференциации в СССР пока что не базируются на научных исследованиях. Априорные утверждения И.В.Сталина о том, что советское общество состоит из рабочего класса, колхозного крестьянства и народной интеллигенции, следует перевести из разряда аксиом в разряд весьма сомнительных гипотез. Работы М.Джиласа и М.С.Восленского в своё время нанесли свои незабываемые удары по сталинской декларации относительно социальной структуры общества в СССР. Ещё прежде были работы В.Сержа (В.Л.Кибальчича (1890-1947)).

С нашей точки зрения, более подходящая гипотеза о характере социальной структуры и социальной дифференциации в СССР такова.

В СССР в результате сталинской контрреволюции (конец 20-х - начало 30-х годов ХХ века)3 сложилась и воспроизводилась социальная структура, свойственная тоталитарным обществам, то есть кастовая социальная структура. Её характерные свойства:

- формирование социального положения тех или иных социальных групп не путём их самостоятельного общественного действия, а путём установления правящей кастой “положенного” каждой из “категорий населения”;

- ограничение социальной мобильности, сведение её в тенденции к разрешённой и организуемой исключительно “сверху”;

- тотальная социальная сегрегация населения по принципу разделения и закрепления функций в тоталитарном обществе;

- использование тоталитарной власти как средства усиленной эксплуатации. В СССР это доходило до массового использования рабского труда заключённых и полукрепостного труда колхозников.

Вопрос о социальной структуре общества в СССР в 30-80-е годы важен в плане научной оценки исходного состояния трансформаций (перемен) социальной структуры, происходящих под влиянием революционных реформ в России 90-х годов и сейчас. Исходное состояние социальной дифференциации (особенно основания дифференциации, состав особо влиятельных факторов, направленность) содержит в себе те инерционные потенции, которые “не пускают” в жизнь новые социальные отношения, затрудняют перемены, делают их лишь условно устойчивыми, содействуют скрадыванию, дезавуированию и утрате нового, его деформированию и перерождению. Короче, в исходном состоянии социальной дифференциации коренится по крайней мере часть инерционных факторов, противодействующих сдвигам в социальной структуре, особенно в периоды социальных реформ и социальных революций.

Характер и направленность перемен после 1991 года

Характер перемен в социальной дифференциации в России после 1991 г. предопределён характером общественного развития. Относительно последнего имеются разные оценки и суждения, продиктованные в конечном счёте идеологическими (классовыми) различиями позиций. С нашей точки зрения, на рубеже 80-90-х годов в России произошла антитоталитарная и антиимперская революция (четвёртая русская революция). Реформы, последовавшие за перехватом и сменой типа политической власти (от мая 1990 г. до августа 1991 г.), имели ярко выраженный революционный характер. Их общая направленность - уход от тоталитарных порядков. Провозглашённый целевой вариант - выход к буржуазно-демократическому капиталистическому обществу. Фактически обозначившаяся траектория - выход в периферийный капитализм колониального (полуколониального) типа с выполнением политической властью функций колониальной администрации.4

С уверенностью можно констатировать, что прежняя, характерная для тоталитаризма кастовая социальная дифференциация устранена с исторической сцены. Номенклатура как правящая каста тоталитарного строя перестала существовать. Вместе с этим перестали существовать и другие касты и сословия прежнего строя. Ликвидация монополии номенклатуры на власть, провозглашение прав и свобод, ликвидация командно-карательного механизма управления обществом открыли возможность формирования в России социальной структуры классового и даже классового демократического типа. К сожалению, эта возможность остаётся до сих пор абстрактной, практически не реализуется. Вариант выхода к классовой демократической социальной структуре и социальной дифференциации блокируется рядом влиятельных причин.

Две причины, блокирующие возникновение в России классово-демократической социальной дифференциации

Самая влиятельная из этих причин - глобализационный характер реформ5, наложившийся на и без того напряжённый и даже разрушительный процесс форсированного первоначального накопления капитала. Объединённое разрушительное влияние международного и новорождённого российского капиталов привели в экономическому геноциду населения (официальная оценка Государственной Думы ФС РФ в мае 1999 г.) и к перевесу разрушительных действий над созидательными6. В силу этого процессы и тенденции новой социальной дифференциации в России в принципе не могут быть описаны способами и методами, применяемыми для описания социальной дифференциации в устойчиво воспроизводимых и развивающихся обществах. В методологическом отношении этот вывод - ключевой, фундаментальный.

Вторая по влиятельности причина остановки формирования классово-демократического общества в современной России - отсутствие чувства человеческого и гражданского достоинства в массе российского населения. Тоталитаризм за несколько поколений вытравил это чувство, сделал его потенциально опасным, отпугивающим. Оживление гражданского сознания и гражданского действия в период перестройки и революции длилось всего 3-4 года и сосредоточилось в основном в столицах, не затронуло предприятия, трудовые коллективы. Шоковый характер реформ с его режимом “выживания” пресёк этот процесс. Структуры гражданского общества не успели развиться и свернулись. Широких политических и солидарных профсоюзных действий в последние годы не наблюдается.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10


База данных защищена авторским правом ©ekonoom.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница