Отрывки из книги




страница1/5
Дата05.05.2016
Размер1.32 Mb.
  1   2   3   4   5
Отрывки из книги:

Елецкий Н.Д., Корниенко О.В.

История экономических учений:

100 экзаменационных ответов.

3-е издание.

Москва-Ростов-на-Дону: МарТ, 2007
Раздел I. Формирование системы экономических знаний
1.Предыстория экономической науки

Возникновению экономической науки предшествовали длительные исторические эпохи формирования социальных закономерностей и их осмысления в системе общественного сознания. Те или иные представления о хозяйственных процессах, о роли, задачах и формах организации производства, об использовании его результатов неотделимы от человеческой жизнедеятельности и возникли вместе с человеческим обществом и процессом труда. Первоначально все виды деятельности были непосредственно слиты в едином трудовом процессе, участниками которого являлись все члены первобытной общины. В течение многих тысячелетий первобытной эпохи постепенно формировались исходные представления о взаимосвязи производства и потребления, о целях и средствах трудовой деятельности, о хозяйственных пропорциях. Эти представления выступали в качестве элементов коллективного сознания первобытных общин, отражали практику хозяйственных процессов, включались в систему первобытного мифологического сознания.

Процессы перехода от присваивающего к производящему хозяйству, от каменных к металлическим орудиям способствовали росту производительности труда, величины прибавочного продукта, а на этой основе – возникновению первых очагов цивилизации, письменности, классового общества и государства. Уже первые письменные источники содержат разнообразную информацию по экономическим вопросам. Эти источники, появившиеся в странах Древнего Востока 6-5 тысяч лет назад, отражали особенности социально-экономического развития первых цивилизационных систем. Экономическую основу древневосточных обществ (Древнего Египта, Двуречья, Индии, Китая) составляло ирригационное хозяйство в долинах крупных рек с мягкими почвами, позволявшими вести обработку земли бронзовыми орудиями труда. Хозяйственные системы этих стран в течение нескольких тысячелетий сохраняли черты переходности от первобытного к рабовладельческому обществу. Сельские общины выполняли роль основных производственных ячеек, натуральное хозяйство преобладало над возникающим товарным, широкое распространение получили коллективные формы рабовладения в разновидностях храмового и царского хозяйства, важнейшие функции организации производства и потребления принадлежали государству, жречеству и чиновничеству.

Обществоведческое знание имело здесь ещё целостный, нерасчленённый характер. Экономические идеи выступали в качестве сторон, элементов в общесоциологических трактатах, сводах законодательства, в частнохозяйственных документах, в сочинениях религиозного и художественного характера. К их числу можно отнести такие древнеегипетские тексты, как «Книга Кемит», «Поучение Ахтоя», «Речение Ипусера», свод древневавилонского права, получивший название «Кодекс царя Хаммурапи», созданный в Индии сборник предписаний и наставлений, известный как «законы Ману» – его создание приписывалось мифологическому прародителю людей, воззрения китайского мыслителя Конфуция и другие аналогичные источники. Существовавшие экономические отношения раннеклассового общества понимались и провозглашались в этих произведениях в качестве единственно возможных, извечно существующих, естественных и неизменных в будущем. В качестве преобладающих методов изучения и отражения практики выступали описательность и абсолютизация архаических традиций. Причины фактически функционирующего экономического порядка полностью сводились к божественной воле. В силу этого экономическая мысль древневосточного общества имела ещё характер преднаучных элементов общественного сознания.

Экономическая мысль Двуречья нашла своё наиболее яркое проявление в законодательстве и в отдельных государственных реформах. Попытка противостоять экспансии рабовладельческих отношений, усилить позиции слабеющей общины и на этой основе создать своеобразный компромиссный вариант «смешанной экономики» была предпринята шумерским царём Урукагиной (середина III тыс. до н.э.). Урукагина попытался предотвратить усиление частной собственности, он приказал вернуть земли, скот, рабов храмам, а храмовое достояние – в фактическое распоряжение общин. Были приняты меры к ограничению произвола богатых рабовладельцев, чиновников, надзирателей.

Однако последующая политика аккадских царей, правителей из так называемой «третьей династии Ура», царей древневавилонского государства отражала повсеместное отступление общины, прогрессирующее усиление рабовладения, частной собственности, товарно-денежных отношений. Ослабление общины, обращение свободного населения в рабство за долги ослабляло армию, подрывало социальную опору государства. Это требовало поиска новых путей сочетания рабовладельческих и общинных, натуральнохозяйственных и товарных начал в экономике.

Одна из наиболее известных попыток в этом направлении – кодекс царя Хаммурапи (XVIII век до н.э.). Безоговорочно защищая рабство как систему, устанавливая жестокие наказания рабам за неповиновение и бегство, кодекс, вместе с тем, содержал положения, направленные на поддержание социального статуса свободного населения. Рабство за долги объявлялось временным состоянием, вводились определённые ограничения на формы эксплуатации свободных людей, временно пребывающих в состоянии рабства за долги. Всесторонне регулировались торговые отношения, которые рассматривались как необходимый элемент экономической системы. Столь же необходимым элементом экономики признавалась частная собственность, в том числе частное рабовладение, получившее явный приоритет перед старыми общинными традициями. Но официальный статус общины как основной социальной ячейки подтверждался – свободные лица, права которых защищались кодексом, рассматривались, прежде всего, как члены общины, и лишь её посредство – как подданные государства.

В Древней Индии и Древнем Китае государственная цивилизация возникла несколько позднее, чем в Двуречье, – приблизительно в середине II тыс. до н.э. Развиваясь также на базе ирригационного хозяйства, государственные системы достаточно быстро приобрели здесь военно-захватнический характер и распространились на значительные пространства за пределами первоначальных очагов возникновения в долинах рек; появились крупные государственные комплексы, царская власть быстрее получила преобладание над властью жрецов.

В экономической мысли Древней Индии нашли отражение черты экономики этой крупнейшей страны в эпоху господства рабовладельческих отношений. К таким чертам относятся, прежде всего, военно-захватнический характер первоначальных форм рабовладения и устойчивость общины, объясняемая её особой ролью в осуществлении ирригационных работ. Важным следствием этих особенностей явилась кастовая ориентация индийской экономической и вообще социологической мысли.

Своеобразие рабовладельческих отношений в Древней Индии нашло своё отражение и в известном трактате «Артхашастра» («наука о политике, об управлении»), приписываемом политическому деятелю Каутилье (IV век до н.э.).

Анализ экономических проблем в Древнем Китае был обусловлен достижениями этой страны в развитии производительных сил, глубиной социальных противоречий и масштабностью решаемых задач. В VI-IV веках до н.э. в центре внимания китайских учёных находился вопрос о судьбах общины и, в связи с этим, - о природе и значении государства. Конфуций (время жизни – вторая половина VI – начало V веков до н.э.) и ранние конфуцианцы (Мэн-Цзы и др.) вели речь о необходимости сохранения и укрепления общины, идеализировали старые общинные порядки и мораль, критиковали противоречия рабовладельческого общества, деспотизм государства. Вместе с тем, они ощущали неизбежность утверждения рабовладельческих порядков и пытались лишь смягчить их крайности. Осуждая алчность и жестокость рабовладельцев. Хотя экономические идеалы конфуцианцев были утопичны, они отражали, вместе с тем реальные общественные проблемы и противоречия.

Конфуцианские общинные иллюзии подвергались критике представителями школы «легистов» (Шан-Ян и др.), отстаивавшими необходимость утверждения частной собственности, приоритета устанавливаемых государством законов, роста государственных доходов и ликвидации пережитков архаичных форм хозяйствования. Переходным, половинчатым концепциям конфуцианцев легисты противопоставляли программу полного утверждения рабовладельческой собственности.

Следует отметить, что экономическая наука не тождественна экономической мысли, экономическим представлениям, воззрениям и учениям вообще. Различные экономические идеи исторически возникли и продолжают возникать и высказываться на обыденном, преднаучном и ненаучном уровнях. Экономическая, как и в целом обществоведческая мысль, вначале представляла собой обыденную, а затем преднаучную форму общественного сознания. Она сохраняла черты переходности от свойственного первобытному обществу мифологического мышления, ориентированного на абсолютизацию и обожествление традиций, - к собственно научному, предполагающему выявление экономических закономерностей в результате осознанной исследовательской деятельности. Как только наука становится самостоятельным элементом в системе общественного разделения труда, появляются и те её разделы и отрасли, которые связаны с изучением хозяйства и поиском путей повышения его результативности. Выделение экономической теории в качестве особой, отдельной отрасли научного знания – это результат длительного исторического развития общественного производства, его осмысления и изучения. Важным этапом этого процесса было развитие древневосточной обществоведческой мысли, отразившей хозяйственные явления раннеклассовых цивилизаций.
2.Возникновение экономической теории в античной Греции
Первые исторические варианты экономической теории как самостоятельной науки появились в условиях античного общества. В античном мире – Древней Греции и Риме и в созданных на основе их экспансии эллинистических государствах и в Римской империи – рабовладельческий способ производства достиг наиболее высокой формы развития. Новая система социальной организации была основана на использовании железных орудий труда (а не бронзовых, как в странах Древнего Востока); эта система объективно требовала и привела к возникновению более эффективных форм экономических взаимодействий в рамках рабовладельческого хозяйства. Были преодолены, либо существенно модифицированы и преобразованы реликты общинного хозяйствования; на смену коллективному рабовладению в качестве господствующей формы пришло частное, расширилась сфера товарно-денежных отношений, возросла роль частнохозяйственной инициативы и предпринимательства. В этих условиях и возникли предпосылки для появления теоретических форм научного экономического знания.

В центре внимания античных авторов находились проблемы натурального домашнего хозяйства, что было обусловлено господством натуральных форм богатства и производственных взаимосвязей. В целом, античная экономическая наука охарактеризовалась крупными достижениями: ею впервые в мировой истории был поставлен вопрос об экономической теории как самостоятельной науке, исследованы важные аспекты соотношения между собственностью и трудом, заложены основы изучения рынка и его атрибутов. Концепции античных авторов можно рассматривать в качестве первого этапа развития научного теоретико-экономического знания.

Возникновение и расцвет в середине I тыс. до н.э. древнегреческой цивилизации были основаны на полисной системе социальной организации. В рамках древнегреческих городов-государств получили развитие относительно небольшие по масштабам аграрные и ремесленные предприятия, основанные на труде рабов. Важную экономическую роль играла и посредническая торговля полисов в средиземноморском бассейне. Однако в V-IV в.в. до н.э. начинают проявляться кризисные явления в социально-экономическом и политическом развитии древнегреческих полисов. Это было обусловлено, в частности, тенденциями концентрации рабовладельческого производства, приходящими в противоречие с ограниченностью хозяйственных рамок и возможностей отдельных городов-государств.

В кризисных условиях значительно возросло внимание к экономическим проблемам. Разработка рекомендаций по вопросам хозяйственной практики потребовала углубления анализа всей системы экономических отношений в связи с этим и был впервые поставлен вопрос о природе теоретической экономии как особой сферы научного знания. Выдающийся учёный и государственный деятель Ксенофонт (430-355 г.г. до н.э.) в трактате «Экономика» подвергает этот вопрос подробному анализу, в результате которого приходит к выводу о том, что «экономика есть название науки». В качестве основы экономической системы Ксенофонт рассматривал сельское хозяйство; рабство он считал естественным явлением, обусловленным разделением труда.

Древнегреческой науке принадлежит заслуга постановки вопроса о возникновении товарного хозяйства, о связи его с общественным разделением труда. Древнегреческие исследователи рассматривали разделение труда, прежде всего, в аспекте возможностей дифференциации и совершенствования производства продукта, роста производительности труда и натуральных форм богатства. Однако углубление анализа разделения труда приводит к проблеме связи этого процесса с возникновением товарного хозяйства. Ксенофонту известна взаимосвязь масштабов разделения труда и объёма рынка. Ему же принадлежит заслуга постановки вопросов о двух свойствах товара и необходимости теоретического анализа денег. В работе «Доходы города Афины» этот учёный подробно рассматривает две стоны сущности денег: деньги как товар и деньги как всеобщее воплощение общественного богатства.

Значительное место занимают экономические проблемы в социологическом учении Платона (428-348 г.г. до н.э.). В произведениях «Государство» и «Законы» Платон изображает свой идеал общественного устройства, своё представление о естественном состоянии экономики. Выход из кризиса современного ему греческого полиса Платон видел в стагнации социальных структур, увековечивании классово-сословного деления общества. Вместе с тем, он осознавал важную роль разделения труда, которое рассматривалось им в качестве основы возникновения и функционирования государства.

В качестве мер, которые были бы способны предотвратить углубление кризиса полиса, Платон предлагал возвращение к натуральным методам ведения хозяйства, ограничение частной собственности, безоговорочное утверждение сословного деления. Платон видел негативные социальные последствия алчности, жестокой конкуренции, которые были неизбежными спутниками погони за денежным богатством, однако выход он пытается найти в реакционно-утопических проектах обобществления собственности в рамках господствующих сословий правителей-философов и стражей (воинов), а также в резком ограничении сферы действия товарно-денежных отношений. В поздних произведениях Платону пришлось смягчить свою позицию, но и в этом случае он предлагал детальную регламентацию рыночного механизма.
3. Вклад Аристотеля в развитие экономической науки
Наиболее глубокая разработка теоретико-экономических проблем античной эпохи содержится в произведениях великого учёного древности Аристотеля (384-322 г.г. до н.э.). Аристотель подробно рассматривал проблемы рабства, трактуя его как естественное явление, основу всей экономической системы. При этом деление людей на свободных и рабов Аристотель увязывает с разделением труда на физический и умственный, труд по исполнению и труд по управлению, привлекая получившую после работ Ксенофонта и Платона всеобщее признание идею о необходимости и важности разделения труда для обоснования рабства.

Преобладание в системе рабовладельческого способа производства натуральных форм хозяйствования наложило отпечаток на характеристику всеми античными авторами роли рыночных отношений в функционировании экономики, в том числе и отдельных хозяйственных единиц. Действительной и естественной формой богатства Аристотель считал натуральную и, в связи с этим, к сфере собственно экономики он относил производство и потребление благ в рамках натурального хозяйства. Погоню же за денежным богатством и, особенно, ростовщичество он рассматривал как неестественное явление, которому дал название «хрематистика». Однако реальная роль товарно-денежных отношений обусловила обращение Аристотеля к анализу их сущности, и здесь древнегреческий учёный достиг выдающихся результатов. Он чётко формулирует положение о двух свойствах товара, хотя меновая стоимость и рассматривается им в аспекте потребительной стоимости, как одна их разновидностей полезности вещи. Вместе с тем, Аристотель исследует важный теоретический вопрос об объективной основе и пропорциях товарного обмена. В истории анализа проблем рыночного хозяйства ему принадлежит выдающееся открытие: обоснование необходимости объективного внутреннего равенства обмениваемых товаров. Аристотель углубил и теоретическую характеристику денег, он дал верную в целом характеристику происхождения денег, рассмотрел их природу как особого товара, функции, а также конкретное движение денег в форме монеты.

Проблема справедливого обмена, по Аристотелю, состоит в том, чтобы сравнить труд занятых различной профессиональной деятельностью. Без обмена общественные взаимоотношения не могли бы существовать, без сравнивания различных видов труда не мог бы существовать обмен, а без их соизмеримости не существовал бы сам процесс приравнивания.

Исследования Аристотеля на много веков определили проблематику работ в области экономической теории.


4. Проблематика древнеримской экономической науки.
Древнеримская наука развивалась а общем русле античной экономической теории. Экономика Древнего Рима базировалась на тех же формах рабства, что и экономика Древней Греции (эти формы объединяются общим понятием «античное рабство»). Однако в Риме большее распространение получили крупные аграрные хозяйственные комплексы (латифундии), основанные на рабском труде, в связи с чем здесь большее значение имела проблема организации труда сельскохозяйственных рабов. Древнеримские авторы меньше внимания уделяли абстрактным проблемам, но подробнее исследовали вопросы рационализации хозяйства, особенно в рамках латифундий. В методологическом отношении преобладали описательность, эмпирические обобщения, нормативная идеализация опыта лучших хозяйств, ссылки на рассуждения греческих авторитетов.

В произведениях римского писателя и государственного деятеля Катона Старшего отразились условия переходной для Рима эпохи III-II веков до н.э., когда римское государство начинает превращаться в мировую державу, приток рабов резко возрастает в результате успешных войн, но свободные земледельцы ещё не вытеснено окончательно крупными рабовладельческими имениями. Катон придерживается старозаветной философии в отношении торговых связей имения: он подчёркивает преимущества натурального хозяйства, говорит, что хозяину «любо продавать, а не покупать».

С распространением рабства и усилением эксплуатации рабов затраты на производство продукции в имениях снижались и мелкие хозяева всё активнее вытеснялись с рынка. Не выдерживая конкуренции, они разорялись и пополняли ряды неимущего населения в городах. При этом происходило ослабление социальной базы римского государства, так как мелкие свободные землевладельцы составляли ударную силу армии. Катон подчёркивал, что из земледельцев выходят самые верные люди и самые стойкие солдаты. Ослабление же армии вело к уменьшению притока рабов.

Политическая борьба для свободного населения выступала прежде всего как борьба за землю. Попытка выхода из обострившегося во второй половине II в. до н.э. кризиса была предпринята в ходе широкого демократического движения, которое возглавили братья Гракхи. В ходе реформ Гракхи предполагали ограничить размер частных земельных владений, а все земли сверх установленного максимума вернуть обнищавшим свободным гражданам. Ожесточённое сопротивление богатых рабовладельцев, в руках которых были сосредоточены все рычаги экономической и политической власти, не позволило демократическим слоям населения воспользоваться плодами начавшихся реформ: сами реформаторы были убиты, а их преобразования постепенно ликвидированы. Важной объективной причиной этого было то, что Гракхи пытались сделать мелкое хозяйство свободных крестьян основой экономической системы страны в то время, когда уже утвердилось крупное рабовладельческое хозяйство, с которым крестьяне не могли конкурировать. Рабовладельцы же считали непосредственных производителей благ не более чем «говорящими орудиями» (по формулировке автора I в. до н.э. М.П.Варрона).

Резервы укрепления социальных опор режима были найдены в другом направлении: с начала I в. до н.э. армия начинает формироваться из наёмников, которые в случае успешного завершения войн наделялись землёй и рабами в качестве ветеранов и превращались в мелких и средних рабовладельцев. Однако такое преобразование армии означало серьёзные изменения в надстроечных структурах. Солдаты стали воевать не в качестве граждан, защищающих отечество, а в качестве потенциальных собственников, судьба которых зависит от удачливости их военного вождя; власть военных руководителей резко усилилась, традиции республиканской государственности ослабели и, в конечном итоге, после ряда политических кризисов и гражданских войн, произошёл переход к монархической форме правления.

Начавшийся в I в. н.э. общий кризис рабовладельческого способа производства способствовал вначале активизации экономической мысли. Обостряется внимание к проблемам эффективности рабовладельческого аграрного хозяйства. Некоторые авторы видели причину кризисных явлений в недостатках отдельных форм хозяйствования; так, Плиний Старший считал, что «латифундии погубили Италию». В действительности, латифундии были последней объективно необходимой разновидностью собственно рабовладельческого имения в сельском хозяйстве, они пришли на смену типичным виллам среднего размера. Падение производительности труда рабов делало хозяйство рентабельным лишь при его огромных размерах и самообеспеченности основными продуктами.

Во второй половине I в. н.э. развернулась дискуссия о путях повышения доходности хозяйств. Плиний и ряд других исследователей считали, что хорошая обработка земли и, в более широком плане, вообще интенсификация хозяйства ведут к убыткам (что само по себе являлось симптомом общего кризиса способа производства). Другой точки зрения придерживался видный учёный Л.Колумелла, отражавший взгляды рабовладельцев, стремившихся к росту доходов за счёт максимальной мобилизации ещё оставшихся резервов рабовладельческого хозяйства. К числу этих резервов, по мнению Колумеллы, относилось улучшение форм организации и управления хозяйством в имениях; предлагались меры по стимулированию труда рабов, организации соревнования между ними. Колумелла призывал отказаться от практики назначения управляющих из числа рабов, он доказывал, что доходность имений может быть повышена лишь под руководством самих хозяев, которым следует оставить праздное времяпрепровождение в городах и не проматывать богатство, а посвятить себя труду по его приращению. В условиях разложения не только экономических, но и надстроечных структур античной цивилизации это пожелание имело явно утопический характер.

Начиная с III века, кризис рабовладельческого хозяйства становится всё более глубоким и необратимым. Эффективность производства резко снижается, политические потрясения следуют одно за другим. В экономике нарастают тенденции натурализации, что, в свою очередь ведёт к хозяйственному обособлению регионов, сепаратизму и к распаду государства. Происходит стагнация научных исследований; экономические воззрения рабовладельцев получают теперь отражение лишь в императорских эдиктах по вопросам экономической политики, посредством которых верхушка господствующего класса пыталась хотя бы временно отсрочить крушение рабовладельческой системы (таковы, например, эдикты императора Диоклетиана в конце III-начале IV в.в. о регулировании на территории империи механизмов ценообразования


5. Возникновение и основные черты экономической мысли феодальной эпохи
Экономические воззрения феодальной эпохи отразили социально-экономическое содержание и противоречия нового строя, пришедшего на смену рабовладельческому обществу. Система производственных отношений феодализма характеризовалась, прежде всего, отношениями между двумя основными классами: феодалами и зависимым крестьянством по поводу использования земли. В роли фактических, а позже и юридических землевладельцев выступали феодалы, а крестьяне за пользование землёй обязаны были выполнять различные повинности, предопределявшие их не только хозяйственную, но и личную зависимость от феодалов. В целом, феодальные производственные отношения явились формой более высоких, чем в рабовладельческую эпоху, производительных сил. Одной из важнейших особенностей было наличие экономической заинтересованности непосредственных производителей в повышении результатов определённой части своего труда, то есть той части, результаты которой присваивались самими крестьянами.

В данную эпоху продолжало господствовать натуральное хозяйство. Вместе с тем, изменение положения непосредственных производителей в структуре производственных отношений, переход к внутрихозяйственному воспроизводству рабочей силы (в отличие от её внеэкономического внешнего привлечения в рабовладельческую эпоху) – способствовали кардинальному изменению взглядов на проблему социальной значимости труда и на официальную оценку трудящегося человека. Произошёл отказ от рабовладельческих оценок труда как недостойного занятия, удела рабов; - напротив, труд вообще и хозяйственный труд, в частности, стал восприниматься как религиозная обязанность каждого человека.

Средневековые авторы значительное внимание уделяли также проблемам ценообразования в условиях феодальной модификации рынка (концепция так называемой «справедливой цены»), дискуссиям о ростовщичестве (его принципиальное отрицание приходилось соотносить с фактическим существованием и воспроизводством) и, главным образом, описанию практики хозяйствования (особенно в монастырях).

Однако религиозная оболочка феодальной обществоведческой, в том числе экономической, мысли, схоластический характер аргументации, апелляция к религиозному авторитету (главным образом, к так называемому «священному писанию») в качестве основного метода доказательства ограничивали познавательные возможности мышления. Этим обусловлены идеологические предпосылки, препятствовавшие превращению новых идей в научные концепции и возникновению нового качественного этапа в развитии экономической теории.

Экономическая мысль отдельных регионов в феодальную эпоху отразила их особенности и специфику свойственных им противоречий.

Эпоха раннего средневековья характеризовалась в Западной Европе повсеместной натурализацией хозяйства, падением значения городов, наличием существенных пережитков родового строя, большой хозяйственной и социальной ролью общины. Представление об экономических воззрениях данной эпохи дают так называемые «варварские правды» - Бургундская, Вестготская, Алеманнская, Салическая, Саксонская и др. Эти «правды», т.е своды обычаев племён, расселявшихся на территории бывшей Римской империи, отразили условия разложения родовой системы хозяйствования, возникновения частной собственности, появления королевской власти и привилегий королевских приближённых. Однако основная часть населения рассматривается в качестве свободных людей, нет ещё чёткого деления на сословия. Значительная часть земель, особенно угодий, находится в совместном владении членов общины (марки), в то время, как движимое имущество, дом и двор уже рассматриваются как полное владение семьи, а затем и отдельных лиц.

Важными источниками, характеризующими экономическую мысль средневековья, являются различные документы, отражающие экономическую политику государства, церкви, практику хозяйствования в феодальных имениях. Одним из наиболее известных среди документов подобного рода – это «Капитулярий о виллах» Карла Великого. Капитулярий отражает условия VIII-IX веков и представляет собой подробное наставление управляющим королевскими имениями по всем вопросам организации хозяйства. Условия сложившегося феодализма рассматриваются в «Капитулярии» как естественные, само собой разумеющиеся. Уже очень мало осталось свободных «франков», о которых шла речь, например, в «Салической правде»; теперь самая распространённая фигура, когда речь идёт о работнике, - это крепостной, несущий многочисленные повинности, обязанный отрабатывать барщину и вносить оброк. Королевский управляющий имеет права личной власти в отношении зависимых крестьян.

В последующие века произошло укрепление феодальной системы хозяйствования, особенно права феодальной собственности на землю и форм крепостной зависимости. Наивысшей точки развития этот процесс достиг в Западной Европе в XIII веке. Официальным выразителем взглядов феодалов выступала католическая церковь, игравшая исключительную роль в экономике, политике и идеологии западноевропейского общества. В собственности церкви находилась треть всех земель, церковь взимала десятину с доходов светских лиц всех сословий; она обладала фактической монополией на образование и научные исследования. Получив в наследство от античности идею «естественного права», церковь стала трактовать её как «божественное право», призванное освящать своим авторитетом феодальное мироустройство.


6.Экономические воззрения Ф.Аквинского
Одним из наиболее известных католических мыслителей является Фома Аквинский (1225 –1274), создавший в XIII веке целостную систему религиозного мировоззрения. Он активно отстаивал незыблемость феодальной собственности, особенно собственности церкви, и прежде всего – на землю. Церковь в лице Фомы Аквинского отошла от ранних взглядов на богатство и на значение труда для духовенства. На основе биологических аналогий и со ссылкой на божественную волю, Фома Аквинский отстаивал необходимость частной собственности, существования в обществе имущих и неимущих, господ и зависимых, разделения физического и умственного труда.

Естественной основой экономической жизни общества Фома Аквинский считал натуральное хозяйство, в наибольшей степени обеспечивающее устойчивость феодального строя. Однако достаточно широкое развитие к XIII веку городов, торговли и ремесла ставило перед католическим идеологом задачу их оценки в духе интересов феодалов. Формально он поддерживает концепцию так называемой «справедливой цены». Эта концепция была весьма популярна в течение всего средневековья, она шла ещё от античных идей равенства, внутренней соизмеримости обмениваемых товаров. В условиях средневековья эта концепция выражала интересы цеховых ремесленников и крестьян, добивавшихся эквивалентности при обмене продуктов труда.

Однако полное признание принципа эквивалентности в обменных операциях противоречило бы интересам и практике обогащения феодалов и купцов. В связи с этим, Фома Аквинский прибегает к казуистике, признавая на словах необходимость «справедливой цены» и допуская, в то же время, возможность отклонений от неё. Отклонения эти двоякого рода: во-первых, связанные с субъективной оценкой полезности той или иной вещи разными людьми в разных обстоятельствах; во-вторых, основанные на «необходимости» (с феодальной точки зрения) получить для собственника в обмен на свой товар столько чужого труда, сколько необходимо для поддержания уровня жизни, соответствующего его феодальному статусу. Ясно, что такие поправки оправдывали феодальный произвол в ограблении мелких товаропроизводителей, изъятие их доходов неэкономическими методами, - хотя и отражали практику ценообразования в условиях господства феодальной собственности. Аналогичную половинчатую позицию занимает Фома Аквинский и в отношении ростовщичества, формально осуждая его и находя, в то же время, оправдания для практики ростовщических операций, которые осуществлялись не только частными лицами, но и самой церковью.
7. Переход к капитализму и эволюция экономической мысли.
При переходе от феодального к капиталистическому строю, в процессе формирования нового способа производства, значительно изменились и усложнились задачи, стоящие перед экономической наукой. В XV-XVII веках в Западной Европе происходило ускорение развития производительных сил, углублялось разделение труда, значительно возросла роль торговли, денежного обращения, что подрывало экономический базис феодализма, способствовало разложению феодальных производственных отношений и появлению буржуазного уклада и предпринимательства. Начинается процесс первоначального накопления капитала, объективное содержание которого - отделение непосредственных производителей от средств производства и превращение их в пролетариев, причём нарождающаяся буржуазия стремится всемерно ускорить этот процесс насильственными методами, опираясь на поддержку государства. Важную роль в ускорении первоначального накопления капитала сыграли для Европы Великие географические открытия, способствовавшие развитию международной торговли и возникновению колониального хозяйства.

Формирование буржуазного уклада было связано с переходом от натурального к рыночно-капиталистическому хозяйству. В отличие от феодальной эпохи, когда основная часть богатства выступала в виде натурального продукта, производимого в замкнутых хозяйственных единицах или комплексах, зарождающиеся буржуазные отношения находили исходную внешнюю форму своего проявления в движении денег. Деньги являлись непосредственным стимулом деятельности трансформирующихся в капиталистических предпринимателей прежних купцов и зажиточных ремесленников. Не удивительно, что в этих условиях первые идеологи возникающей буржуазии (а в этой роли чаще всего выступали образованные купцы или вышедшие из буржуазных кругов государственные чиновники) уделяли основное внимание проблеме приобретения денег, причём в аспекте функционирования той сферы, непосредственно очевидна связь их движения с обогащением людей, то есть сферы обращения, торговли.

Принципиальное значение для характеристики эволюции экономической мысли имеет тот факт, что при переходе от натурального к рыночному хозяйству в центре внимания экономической теории оказались не проблемы отдельного замкнутого хозяйства, а закономерности взаимосвязей между разными хозяйствами, включёнными в систему общественного разделения труда, и проблемы функционирования государственной экономической системы в целом. В античную эпоху товарно-денежные, рыночные отношения воспринимались как не относящиеся к сфере собственно "экономики"; торгово-денежные формы обогащения рассматривались как "неестественные". Новый подход, связанный с пониманием денег в качестве основной и всеобщей формы богатства и с анализом национально-государственной экономической системы в целом, означал начало формирования принципиально иной, качественно специфической системы экономической теории. Это отразилось и в изменении названия науки - появляется термин "политическая экономия" (трактат под таким названием впервые опубликовал в 1615 г. французский автор А. Монкретьен де Вотвиль). Появление нового термина вместо прежнего - "экономика", господствовавшего в предыдущие эпохи, имело не только формально-терминологический, но и содержательный смысл, т.к. отразило переход от натуральных к рыночным отношениям в качестве господствующей формы экономических взаимосвязей. При этом необходимо подчеркнуть, что в начале ХVII века термины «политика», «политический» имели иной контекст, чем в настоящее время. – они увязывались с древнегреческим понятием "полис", узкое значение которого - "город-государство", в широком же смысле оно означало упорядоченное, цивилизованное, государственно-организованное общество. Поэтому политическая экономия, в понимании первых авторов, использовавших этот термин для названия науки, представляла собой теоретическую дисциплину, исследующую государственное хозяйство, методы обогащения стран и отдельных предпринимателей в условиях рыночных взаимосвязей. Первая школа буржуазной политической экономии получила название "меркантилизм" (от лат. "mercatio"- торговля).


8. Основные идеи и этапы развития меркантилизма.

Меркантилизм исходно возник не в качестве теоретической концепции, а как непосредственно-эмпирическое отражение хозяйственной практики и набор рекомендаций для экономической политики. Меркантилистские идеи выдвигались представителями различных профессиональных и сословных кругов общества, теоретиками и практиками, государственными деятелями - причём все они, как правило, не осознавали вначале своей принадлежности к некой единой школе экономической мысли. Такое осознание и распространение термина "меркантилизм" произошло значительно позднее - XVIII веке.

Меркантилисты отождествляли богатство с деньгами, а деньги с благородными металлами; представители этой школы разрабатывали металлистическую теорию сущности денег. Важнейшей функцией денег они считали функцию средства накопления; в качестве подчинённой ей рассматривали функцию средства обращения, в связи с анализом денег как средства обращения меркантилисты давали характеристику и процесса превращения денег в капитал.

Поскольку обогащение государства отождествлялось меркантилистами с накоплением в его границах благородных металлов, то и цель государственной экономической политики они видели в обеспечении этого накопления. Методы же, которыми предлагалось увеличить количество золота и серебра в стране (и, особенно, в распоряжении центральной власти), характеризовались определёнными особенностями на разных этапах развития меркантилизма и в разных странах.

Теория и практика меркантилизма прошла в своём развитии два основных этапа, носящих названия "монетарная система" (ранний меркантилизм, теория денежного баланса) и "мануфактурная, или коммерческая система" (развитой меркантилизм, теория платёжного баланса). Ранний меркантилизм (XV-XVI в.в.) характеризовался тем, что усиление притока и накопление денег в стране рассматривалось как результат политики активного денежного баланса. Для этого монетаристы (Сантис в Италии, Мильс и Мельянс в Англии) рекомендовали меры административно-полицейского характера: предлагалось запретить вывоз благородных металлов из страны, осуществлять обязательную перечеканку иностранной монеты, создавать специальные "складочные места" для иностранных купцов, запрещать им торговлю за пределами этих мест и обязывать их тратить всю выручку от продажи привезенных товаров на покупку продукции местного производства. Предлагались и другие, часто весьма детализированные, методы регулирования денежного обращения и накопления. Рекомендации монетаристов были реализованы в практике государственного экономического управления ряда стран, особенно в Испании и Португалии, куда прибывали значительные потоки благородных металлов из заокеанских колоний.

Дальнейшее развитие международной торговли, быстрое обогащение торговой буржуазии стран - посредниц (особенно Голландии), приток денег в государства, где развивалось экспортное мануфактурное производство, очевидно продемонстрировали историческую ограниченность монетаризма, имевшее положительное практическое значение лишь на самых ранних этапах развития торгового капитала. В этих условиях в борьбе с монетарной системой возникает новое направление - коммерческо-мануфактурное, сторонники которого отстаивали необходимость активного торгового баланса, который, по их мнению, и может обеспечить приток благородных металлов в размерах, не сравнимых с теми, которые достигались административными методами политики денежного баланса.

В отдельных странах меркантилизм имел особенности, отразившиеся в работах национальных авторов. Одним из наиболее известных представителей развитого меркантилизма является итальянец Антонио Серра (16-17вв. – точные даты жизни не установлены). Полемизируя с де Сантисом и с фактической политикой неаполитанских королей, пытавшихся в течение XVI в. удерживать деньги в стране обычными для монетаризма полицейскими методами. Серра выдвигает идею торгового баланса и ссылается на пример Венеции, которая не запрещает вывоз денег, однако гораздо более богата, чем Неаполь; в Венецию стекаются и оседают деньги. Анализируя методы и значение достижения активного торгового баланса, Серра подробно рассматривает условия развития и формы внешней торговли. Сферу производства он оценивает под типично меркантилистским углом зрения – как источник продукции, которую можно реализовать на внешнем рынке в обмен на благородные металлы.

Наиболее известные произведения, отражающие идеи развитого меркантилизма, были созданы в Англии, что объясняется ускорением развития капитализма в этой стране. Уже в конце XVI в. концепции перехода к зрелому меркантилизму выдвигал здесь Уильям Стаффорд (1554-162). В работе «Краткое изложение некоторых жалоб наших соотечественников» Стаффорд доказывает необходимость серьёзного совершенствования экономической политики правительства в направлении создания благоприятных условий для развития отечественной промышленности, проведения политики торгового протекционизма.

Крупнейшим представителем меркантилизма в мировой экономической литературе является английский экономист Томас Мэн (1571-1641). Он был крупным купцом и одним из директоров Ост-Индской компании. Главное произведение Мэна под символическим названием « Богатство Англии во внешней торговле или баланс нашей торговли как регулятор нашего баланса» (1630). Наряду со стимулированием посреднической внешней торговли, Мэн рекомендовал расширять производство собственных товаров. Выражая идеи меркантилизма, он, вместе с тем, признаёт, что не только благородные металлы, но и другие товары могут составлять основу богатства. В работах Мэна содержатся также элементы количественной теории денег.

Широкое распространение идеи меркантилизма получили во Франции. Хотя в этой стране и сохранялась в XVII в. дворянская диктатура в форме абсолютизма, но эксплуатация крестьян основывалась, главным образом, на оброчной системе, создававшей возможности для развития буржуазных отношений. На позициях меркантилизма стоял французский экономист А. Монкретьен (1575-1621). Он призывал к развитию торговли, ремёсел, к ограничению возможностей для деятельности иностранных купцов. Монкретьен восхвалял торговую прибыль как стимул действий купцов и считал их главной частью третьего сословия. В трактовке денег Монкретьен выходит из рамок меркантилистских идей и утверждает, что нельзя отождествлять богатство только с благородными металлами.

Типичным воплощением меркантилизма в экономической политике стала деятельность Ж.Б. Кольбера – министра финансов, а затем и фактического главы французского кабинета в первый период царствования Людовика XIV. Кольбер не был теоретиком, но политика, которую он осуществлял, основывалась на классических меркантилистских рецептах. Получила развитие государственная поддержка экспортного мануфактурного производства (особенно, так называемых «королевских» гобеленовых мануфактур), стимулировалась внутренняя и внешняя торговля, сооружались порты, каналы, строились дороги. Был значительно увеличен торговый и военный флот Франции, активно проводилась колониальная политика и осуществлялись территориальные захваты, в частности, в Северной Америке.

В целом можно отметить, что, хотя западноевропейские меркантилисты и предприняли первую попытку теоретической характеристики капитала, они ориентировались на внешние формы его движения. Такая позиция не позволила меркантилистам дать верную характеристику роли материального производства и производительного труда, под которым они в неявной форме понимали, по существу, лишь труд в сферах внешней торговли и в экспортных отраслях, - что было предопределено объективным уровнем развития самого буржуазного уклада.


9. Экономическая теория физиократов.
В течение XVIII в. во Франции происходило дальнейшее распространение и укрепление буржуазных производственных отношений. В ряде провинций, особенно на западе страны, утверждаются капиталистические формы аренды земли. Усиливается имущественное расслоение крестьянства. Однако дальнейшему развитию этих процессов мешали ограничения, обусловленные существованием феодальных пережитков и абсолютистского государства. Отношения капиталистической аренды земли переплетались с феодальными рентными отношениями. Нищета крестьянства, неустойчивость экономического положения и политическое бесправие буржуазии в сочетании с вызывающей роскошью двора делали ситуацию в стране взрывоопасной.

В условиях революционной ситуации, сложившейся во Франции во второй половине XVIII в., происходит идейная подготовка революции. Экономическую платформу буржуазии в борьбе с феодальными пережитками и официальным меркантилизмом обосновали представители экономической школы физиократов. (название этой школы буквально означает «власть природы»).

Физиократы отвергали феодальные ограничения и рассматривали буржуазные отношения в качестве естественных, соответствующих действительной природе общества и человека. Они выступали против меркантилистских иллюзий и перенесли центр тяжести экономического анализа в сферу материального производства, а в качестве основы всей экономики рассматривали сельское хозяйство. Однако последнее они считали единственной действительно производительной отраслью, в которой происходит «увеличение материи», и труд в которой является производительным трудом.

Одним из крупнейших представителей школы физиократов является французский экономист и политический деятель Анн Робер Жак Тюрго(1727 –1781), который был не только выдающимся исследователем, но и пытался воплотить предложения физиократов на практике, будучи министром в кабинете Людовика XVI. В учение лидера физиократов Ф.Кенэ о классах Тюрго внёс новое положение о делении производительного и непроизводительного классов на собственников-капиталистов и наёмных работников. Он обратил внимание на процесс отделения непосредственных производителей от средств производства и анализировал генезис класса наёмных рабочих. С именем Тюрго связана ликвидация цеховых ограничений развития французской промышленности, некоторых феодальных повинностей крестьян и другие прогрессивные меры; однако его реформаторская деятельность оказалась весьма непродолжительной. Под давлением реакционных кругов Тюрго был смещён с министерских постов, и в стране продолжился процесс нарастания социальных противоречий, приведший в конечном итоге к революции.

А.Тюрго является одним из идейных предшественников субъективной школы в экономическом анализе. Среди основных положений работы «Ценность и деньги» (1769) можно выделить следующие:


  1. Обмен увеличивает богатство обменивающихся;

  2. Ценность можно выразить только в другой ценности.

  3. Человек может обмениваться не только с другим человеком, но и с природой, при этом ценой природы в этой торговой сделке являются усилия, затраченные человеком.

В целом, экономическая теория физиократов явилась важным этапом в развитии классической буржуазной политической экономии. Физиократы стали непосредственными предшественниками А.Смита и Д.Рикардо, в произведениях которых развитие научной буржуазной политической экономии достигает своей вершины.
10.Экономические воззрения Ф.Кенэ

Основателем и виднейшим представителем школы физиократов был Франсуа Кенэ (1694-1774). По профессии Кенэ являлся врачом, и это отложило отпечаток на его социологические воззрения. Социальный организм он рассматривал как некий аналог биологического и различал для него больное и здоровое состояние. Последнее отождествлялось с буржуазной системой, которая, тем самым, трактовалась как нормальное для всех исторических эпох состояние социального организма.

Важным элементом экономической теории Кенэ и всей школы физиократов было учение о «чистом продукте». Чистый продукт в общем виде трактовался как избыток, полученный над затратами в ходе производственного процесса. Если не учитывать влияние материальных затрат, то избыток должен быть получен над заработком производителя. Этот заработок Кенэ, вслед за Петти, сводил к минимуму средств существования. Отождествляя прирост стоимости с увеличением материально-вещественной субстанции богатства, Кенэ ошибочно ограничивал сферу производительного труда сельским хозяйством, но его заслугой является соотнесение проблемы производительного труда с проблемой буржуазных форм доходов.

Учение Кенэ о социально-классовой структуре общества тесно связано с концепциями чистого продукта и производительного труда. В обществе, по мнению французского экономиста, существуют три класса: производительный, непроизводительный («бесплодный») и класс земельных собственников. В рамках «бесплодного» класса Кенэ объединяет городских ремесленников, наёмных рабочих и буржуазию; аналогично этому, в производительный класс включены наёмные сельскохозяйственные рабочие, фермеры-предприниматели и мелкие товаропроизводители-крестьяне.

В духе общей концепции стоимости и богатства рассматривает Кенэ и проблему капитала. Физиократы не изучали деление капитала на постоянный и переменный, но они много внимания уделили анализу форм оборота капитала. Кенэ выделял так называемые «первоначальные авансы», совершающие полный оборот за десять лет, и «ежегодные авансы», оборот которых укладывается в один годичный хозяйственный цикл. Важнейшей заслугой школы физиократов является также первая попытка систематизированного анализа процесса общественного воспроизводства (Кенэ является автором самого термина «воспроизводство»). Основа и главные элементы теории воспроизводства общественного продукта и оборота капитала физиократов содержатся в произведении Кенэ «Экономическая таблица». Исходящая из посылок об исключительной производительности земледелия, гармоничности капиталистического воспроизводства и из ограничительных трактовок производительного труда, «Экономическая таблица» Кенэ оказала, вместе с тем, огромное влияние на последующее развитие мировой экономической мысли, так как ставила задачу и содержала разработку моделирования макроэкономического рыночного воспроизводства.

  1   2   3   4   5


База данных защищена авторским правом ©ekonoom.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница