«Особенности Индийско-Пакистанского противостояния»




страница3/4
Дата10.05.2016
Размер0.75 Mb.
1   2   3   4
Глава 4. Современный этап конфликта: 80-е годы XX века – 2012 г.

В данной главе мы, руководствуясь целью построения полноценного исследования проблем, имеющих непосредственную связь с современностью, отступим от хронологического подхода в качестве основного, а будем исследовать отдельные проблемные аспекты современного состояния кризиса.


4.1. Конфликт из-за ледника Сиачен.

Пожалуй, ни один эпизод этого бесконечного противостояния не показывает с такой ясностью политизированность и зачастую бессмысленность вражды Индии и Пакистана, как длящийся по сей день конфликт из-за ледника Сиачен. Противоборство там началось 13 апреля 1984 года. С тех пор на этом леднике на высоте свыше 6 000 метров оба государства держат свои гарнизоны. Что собой представляет эта война, лучше всего может продемонстрировать статистика безвозвратных потерь обоих армий. Один из двадцати безвозвратно ушедших погибает от вражеской пули, 19 – умирают от непосильных условий службы, обморожений или кончают жизнь самоубийством.

После того, как Китай приобрел у Пакистана долину Шаксгам в 1963 году, Пакистан стал заявлять свои претензии на значительную часть территорий западных предгорий горы-убийцы Чогори (К2) – самой труднодоступной вершины на Земле. Ряд экспедиций на нее со стороны Пакистана, Китая и Индии получили название орополитических, т.е. использующих особенности высокогорья для достижения политических целей. При поддержке США еще в 50-60-е годы здесь были проведены демаркационные работы для определения принадлежности перевала Каракорум. Их результатом явилось вполне предсказуемое с учетом позиции США в данном конфликте: отнесение 5 тыс. кв. км. данной территории к Пакистану. Япония, будучи геополитическим союзником США, при поддержке Пакистана отправила ряд экспедиций для обоснования претензий мусульманского государства на районы вершин Терам Кангри и Терам Кангри II. Индия последовательно оспаривала такие претензии, снаряжая собственные экспедиции и делая их результаты достоянием общественности69.

Прологом к переходу конфликта в стадию обострения служила операция индийских вооруженных сил «Мегхдоот», в ходе которой на ледник забрасывались не спортсмены, а военные, три роты, суммарной численностью около 300 человек. Операция стартовала 13 апреля 1984 года, ее целью было стратегическое овладение указанным районом, с целью создания на его базе плацдарма индийского господства в регионе. В ходе операции были широко задействованы ВВС: самолеты Ил-76, Ан-12 и Ан-32, вертолеты Ми-17, Ми-8 и «Читак». В ходе подготовительной фазы был осуществлен захват Индией всех прилегающих перевалов (Сиа Ла, Гьон Ла, Билафонд Ла) и близлежащих тоннелей. Операция, беспрецедентная по сложности, была завершена индийцами блестяще. Все, что оставалось Пакистану – отправить около 300 солдат защищать отроги Салтори, к западу от территорий, присоединенных к Индии. По воспоминаниям бывшего президента Пакистана Первеза Мушараффа, индийцы отобрали 2 600 кв.км. территории70, по свидетельствам аналитиков журнала “Time71” – 2 300 кв. км. Впрочем, чего было больше в этой операции – политики или идеологии – остается спорным до сих пор.

Пакистан не собирался мириться с таким изменением его границ. В 1987 году будущий президент Мушарафф в чине бригадного генерала организовывал первую экспедицию с целью возвращения отторгнутых территорий. Если эта экспедиция предсказуемо окончилась провалом, то в конце того же года Пакистан и вовсе познал позор в политической борьбе за данный регион. Один из немногих важных постов («Квад»), бывших под его контролем, был захвачен в одиночку национальным героем Индии Банной Сингхом. Этот смельчак поднялся на ледорубах по отвесной скале высотой 460 метров и захватил этот пост, который и по сей день носит его имя и является самым высокогорным оборонительным сооружением мира (6749 метров над уровнем моря). После этого инцидента глава Пакистана Беназир Бхутто публично заявила военному коменданту этих территорий, что рекомендует ему носить паранжу. Безуспешной оказалась и вторая экспедиция, в 1989 году. Таким образом, высокогорная война осталась за Индией. В девяностые годы попытки вернуть status quo стали предприниматься Пакистаном едва ли не каждый год, несмотря на риск и огромную стоимость каждой из них. Самые известные были проведены в 1990, 1995, 1996, 1999 годах. Экспедиция в Синчан 1995 года была самым страшным провалом для Вооруженных сил Пакистана: без всяких территориальных приобретений погибло 43 военнослужащих, зато в 1996 году был сбит индийский Ми-17.

С 2003 года на Синчане действует соглашение о прекращении огня. С этого момента от нечеловеческих условий службы там погибло от 3 до 5 тысяч солдат по разным оценкам. На поддержание гарнизонов на леднике в постоянной боевой готовности Индия отдала уже 200 миллионов долларов, а Пакистан 300 миллионов.

К этой территории не раз было привлечено внимание лидеров государств. Так, Беназир Бхутто ездила сюда довольно часто, а в 2005 году сюда приехал и представитель Индии – премьер-министр Сингх. В 2007 году здесь побывал и президент Индии Абдул Калам. Главнокомандующий вооруженными силами Индии Капур привез сюда в 2008 году начальника генерального штаба США генерала Джорджа Кейзи. В 2007 году независимая международная комиссия пришла к выводу, что из 70 километров протяженности ледника, Пакистан едва контролирует 24 километра72. Причем именно с пакистанскими солдатами связан последний шокирующий по своей трагичности эпизод. 7 апреля 2012 года ранним утром сход лавины на леднике унес жизни 129 пакистанских солдат (полный состав штаба 6 Северного пехотного батальона) и 11 мирных жителей - гражданских служащих военной базы. Погодные условия не позволили ничего сделать для помощи погребенным заживо под лавиной.

Таким образом, что касается гималайского аспекта двустороннего противостояния, то по состоянию на сегодняшний день первенство здесь безоговорочно принадлежит Индии.


4.2. Учения «Брэсстэкс»: игра с огнем.

После победы в войне 1971 года индийская армия получила возможность перейти к модернизации, чтобы и дальше отвечать запросам времени. «Двигателем» данной модернизации, ее ключевым деятелем, стал Кришнавама Сундарьи, генерал, командир подразделений пехоты в последнюю войну. В 1986 году он получил разрешение от Раджива Ганди на проведение широкомасштабных учений для проверки новых образцов техники, авиации и средств связи. Эта операция стала самой крупномасштабной учебной операцией для всех стран мира, включая НАТО. Неслучайно местом проведения такого рода учений был избран Раджастхан, провинция, прилегающая к Пакистану, в 100 километрах от неспокойной границы. Главнокомандующий индийской армией открыто заявил, что мобилизуется «вся Индия». Это не могло не вызвать небезосновательных опасений в самых широких кругах пакистанской общественности. Впоследствии, один из военных лидеров Индии, генерал-лейтенант Хун признал, что это были не столько учения, сколько своего рода военные сборы перед четвертой войной с Пакистаном.

На такую широкую мобилизацию Пакистан должен был ответить тем же. Это не заставило себя ждать: уже скоро Пакистан стянул свои сухопутные войска «для проведения учений» возле границ индийского Пенджаба. Корабли ВМФ исламского государства стали появляться в южной части Аравийского моря, демонстрируя морскую мощь державы. В середине января 1987 года обстановка накалилась до предела, фактически обе армии были сосредоточены вдоль границ и готовились напасть друг на друга. В одну из январских ночей 1987 года без предупреждения посол Индии в Пакистане Сингх был вызван в Министерство иностранных дел. Там его весьма жестко принял министр Нуррани, только что вернувшийся с совещания у президента Уль-Хака. Нуррани заявил, что в случае любых действий со стороны Индии, которые могут быть расценены как угроза территориальному суверенитету Пакистана, Пакистан примет самые жесткие меры73. Сингх спросил министра, означает ли это возможность нанесения ядерного удара по Индии. Министр ответил, “it might be so74…”. Особый интерес ситуация имела в связи с дискуссионным ядерным статусом Пакистана. Если у Индии уже была ядерная бомба, или, по крайней мере, ее прототип – «Улыбающийся Будда», то на тему того, располагал ли подобным смертоносным оружием Пакистан, оставалось только гадать по такого рода заявлениям. Очень скоро косвенно факт наличия такового подтверил и президент Пакистана, заявив, что, если индийцы пересекут границу Пакистана хоть на один дюйм, Пакистан тут же уничтожит все их города. На борт стратегических бомбардировщиков Пакистана, по заверениям местных военных специалистов, были подняты небольшие ядерные заряды для превентивного удара. Мир стоял на пороге ядерной войны; в историю эти события войдут как Ядерная угроза 1987 года.

Разрядка наступила спустя полтора месяца в начале марта того же года. Индия и Пакистан договорились о выводе с территории Кашмира суммарно около 150 000 военнослужащих. Однако Индия внезапно отложила на неделю начало последнего этапа переговоров для необычного дипломатического шага. Индусы предложили лидерам Пакистана вместе понаблюдать за выводом войск. Этому предществовал матч по крикету между сборными двух команд, на который в Индию был приглашен в том числе и пакистанский президент Зия. По слухам, именно здесь он напрямую пригрозил Индии ядерным ударом. Впрочем, потом, когда разрядка наступила, и Зия, и Раджив Ганди, отказались подтвердить факт беседы в таком тоне. Хотя, в пакистанской политологической традиции этот момент навсегда останется попыткой со стороны Индии развязать Четвертую Индо-пакистанскую войну, что, возможно, отчасти и не лишено оснований.


4.3. Каргильская война

Каргильскую войну с предыдущими событиями разделяет важное изменение в международном положении. На рубеже восьмидесятых-девяностых годов пал социалистический лагерь, система СЭВ и ОВД, а следовательно – система международного взаимодействия, завязанная на СССР. Индия лишилась «большого друга», поскольку правопреемница СССР – Российская Федерация в 1990-е годы могла решать лишь свои внутренние проблемы, в том числе и территориальные. Ни о какой поддержке в Индии речи не могло и быть. Напротив, Пакистан, своим активнейшим участием в Афганской войне75, несомненно, помог в крушении СССР, чем и заслужил доверие со стороны США. Таким образом, для Индии внешнеполитическая конъюнктура серьезно осложнилась. В 1990-е годы вплоть до самого конца индо-пакистанский конфликт выражался в основном в мелких пограничных стычках, иногда – в вылазках боевиков, кашмирских сепаратистов, поддерживаемых Исламабадом. Вторым фактором беспокойства и дестабилизации было наличие у обоих стран ядерного оружия, испытания которого с большим международным резонансом были проведены в 1998 году (первые свои испытания Индия провела еще в 1974 г.). Чтобы снять напряженность, обеспокоившую все международное сообщество, 21 февраля 1999 года была провозглашена Лахорская декларация, двустороннее соглашение Индии и Пакистана о неиспользовании ядерных зарядов и дальнейшем стремлении к вооружению. Безусловно, во многом этот документ остался на бумаге, однако, он засвидетельствовал благие намерения Наваза Шарифа и Атала Ваджпаи. Тем не менее, наличие такой декларации вовсе не мешало Пакистану тренировать у себя на территории моджахедов с целью последующей заброски на территорию Кашмира. Совокупность этих противоречащих нормам международного права действий получила кодовое название «Операция «Бадр». Ее конечной целью было овладение Пакистаном контролем над стратегически важным сообщением Лахор-Кашмир, и, как следствие, усиление давления на Индию с целью вывода ее войск с ледника Сиачен (см. раздел 4.1). Генерал-лейтенант пакистанской армии Шахид Азиз подтвердил факты таких приготовлений, но отверг идею о том, что в конфликте готовилось участие моджахедов. Он настаивает на том, что там были исключительно регулярные военные подразделения Пакистана76. Муссируется версия о том, что главнокомандующий армией Пакистана Первез Мушарафф занимался всеми приготовлениями помимо воли и без ведома Наваза Шарифа. Как нам кажется, эта версия неправдоподобна, т.к. подтверждается только мемуарами самого Шарифа.

3 мая 1999 года пакистанские военнослужащие вторгаются на территорию Каргила, спустя два дня туда направляется конвой вооруженных сил Индии. С мая по июнь идут столкновения между индийцами и мусульманами. Индийцы снова оказываются более успешными. 15 июня Билл Клинтон в телефонном разговоре советует Навазу Шарифу приступить к выводу войск из Каргила. Пока пакистанские лидеры думали над предложением Клитона, индийцы весьма успешно зачистили Кашмир и Каргил. С 5 по 11 июля пакистанская сторона требовала переговоров, даже объявила о том, что начинает вывод войск из Кашмира. Однако наученная горьким опытом Индия не торопилась отправляться за стол переговоров, а решила выполнить поставленную руководством страны стратегическую задачу. Лишь 14 июня, когда индийская армия начала брать высоты в Баталике, Дели посчитал себя удовлетворенным. Было объявлено о начале переговоров и перемирии. В свою очередь, Исламабад дискредитировал себя не только перед лицом мирового сообщества и собственным народом, но и перед теми, с кем пытался заигрывать фактически весь период своего участия в индо-пакистанском конфликте. Его решение о выводе войск было осуждено Международным советом джихада – организационным центром сети террористических организаций, сражающихся в Джамму и Кашмире. По мнению лидера этой организации, Саида Салахеддина (Мохаммеда Юсуф Шаха), нормализация отношений Индии и Пакистана тогда пошла во вред интересам Джамму и Кашмира77.

Последние боевые действия со стороны Индии велись 26 июля, когда был восстановлен ее контроль над всей территорией к юго-востоку от Линии контроля согласно Симлскому соглашению 1972 года. Этот день празднуется теперь как День Каргильской победы. Эта война обогатила историю конфликта широкомасштабными использованием приемов информационного противостояния, когда даже внутри одного государства – Пакистана – разные каналы и интернет-ресурсы освещали одни и те же события по-разному. Позже государство стало оказывать давление на Пакистанские масс-медиа, что привело к массовому недовольству и обвинениям в посягательствах на свободу прессы.


4.4. В третьем тысячелетии: современные эпизоды индо-пакистанского противостояния
4.4.1. Военная тревога 2001-2002 годов: несостоявшаяся война.

Многие политологи обратили вимание на то, насколько заметным стало потепление в отношениях между Индией и Пакистаном после победы первой в Каргильской войне. Стали возобновляться экономические, культурные, человеческие связи. Однако все это оказалось кому-то совершенно невыгодно. 13 декабря 2001 года пятеро вооруженных мужчин совершили нападение на индийский парламент и убили семерых служащих. Мы считаем, что, как минимум, реальны три версии. Во-первых, это могли быть сепаратисты, связанные с Международным советом Джихада (см. раздел 4.3.). Во-вторых, эта акция могла быть организована и индийскими спецслужбами с целью оправдания дальнейшего военного решения Кашмирского вопроса. В-третьих, это вполне могло быть и стихийное нападение неполитической группы, возможно – неизвестных ранее экстремистов. Однако, как бы то ни было, официальный Дели с первых дней после трагедии поспешил обвинить во всем Исламабад78. Так, министр внутренних дел Адвани на второй день заявил, что располагает конкретными сведениями относительно роли в этом теракте соседнего государства. Масла в огонь подлил и официальный отказ Пакистана заморозить счета и прекратить любую финансовую активность двух террористических организаций на своей территории по запросу компетентных органов Индии. Вместо этого, радикализовавшийся Пакистан стал мобилизовывать свои войска. Генерал-майор Пакистана Рашид Куреши тут же заявил о том, что все произошедшее – спектакль, разыгранный индийскими спецслужбами для подавления движения за свободу в штате Кашмир79. В декабре 2001 года, несмотря на неоднократные устные и письменные обращения США и ООН, Индия объявила величайшую мобилизацию со времен Третьей индо-пакистанской войны 1971 года, стянув фактически все свои войска в Кашмир и Пенджаб. Маневры осуществлялись под кодовым названием «Операция «Паракрам».

В декабре 2001-январе 2002 года конфронтация привела к небывалой концентрации войск вдоль границ. Индия выставила 500 тыс. человек, Пакистан поставил под ружье 300 тысяч. На приграничные плацдармы стали стягиваться баллистические ракеты. Именно к последним дням 2001 года относятся сообщения об артиллерийских перестрелках и обычных для нашего сюжета пограничных провокациях. С двойственным заявлением, мало поспособствовавшим урегулированию конфликта, обратился к телезрителям генерал Первез Мушарафф. С одной стороны, он подчеркнул, что Пакистан боролся и всегда будет бороться с экстремистами и террористами на всей своей территории. Но следующей фразой он заявил, что Кашмир будет пакистанским80, что только Пакистан имеет на него политические права.

Любопытно, что последний виток эскалации конфликта был спровоцирован фактически таким же трагическим происшествием, что и его начало. 14 мая трое вооруженных боевиков напали на военный городок поблизости от Джамму, расстреляли 34 человека и ранили 47, большей частью – жен и детей индийских солдат. Это событие вошло в историю как бойня в Калучаке. Не называя имен, официальные лица Индии снова обвинили Пакистан. Спустя четыре дня был выслан посол Пакистана в Индии, а уже 22 мая премьер-министр Индии велел всем солдатам своей страны приготовиться к решающему сражению81. 24 мая Пакистан провел прямо на границе серию из семи военных испытаний разных типов вооружений, а в конце мая пакистанцам даже удалось сбить индийский вертолет.

Однако, оба лидера, и Ваджпаи, и Мушарафф, обвиняя друг друга в военной напряженности, все же не оставляли надежды на мирное решение конфликта. К сожалению, попытка международного дипломатического посредничества, предпринятая президентом России В.В. Путиным, должного успеха не возымела. Постепенно, конфликт стал остывать сам собой, с течением времени. В середине октября 2002 года Индия постепенно стала демобилизовывать войска в районе напряженности, такие же меры предпринял и Пакистан. Однако достичь подписания письменного соглашения о прекращении огня удалось лишь в ноябре 2003 года. До этого все процессы урегулирования постоянно сопровождались пограничными стычками, унесшими жизни более 3 000 солдат с обеих сторон. Любопытно, что военная угроза 2001-2002 года гораздо дороже обошлась Индии, нежели Пакистану и в чисто финансовом плане. Индия вложила около 4 млрд долларов, а Пакистан всего 1,4 млрд. Именно в этом конфликте стороны отказались от превентивного использования ядерного оружия. И Индия, и Пакистан заявили, что первыми они не будут наносить ядерных ударов по чужой территории82. Это модно рассматривать как переход на новый уровень позиции обеих стран по вопросу о неприменении ядерного оружия. Впрочем, пакистанский экономист Азиз Сартрадж честно признался, что Пакистан тогда очень боялся санкций из-за своей ядерной программы83.
4.4.2. Военная угроза 2008 года: холодная война по-индийски.

Причиной нового этапа развития индо-пакистанской напряженности на современном этапе снова стал бессмысленный террористический акт против мирного населения. 26-29 ноября 2008 года в Бомбее прогремели взрывы, убившие 166 человек и ранившие свыше 600. За этим стояла группировка «Лашкар-е-тайба» - вооруженная исламистская группа, избравшая своей базой Пакистан. Сразу после взрывов новый премьер-министр Индии Мамохан Сингх заявил в беседе с сенатором Джоном МакКейном, что, если Пакистан не арестует срочно всех причастных к этим терактам, Индия ударит по нему с воздуха84. Уже в декабре 2008 года пакистанский министр иностранных дел Куреши заявил, что вся военная мощь Пакистана готова для отражения любого нападения извне. Согласно пакистанским источникам, Индия на рубеже 2008-2009 годов стала забрасывать свои войска через границу провинции Раджастан. 23 декабря 2008 года пакистанские вооруженные силы были приведены в состояние полной боевой готовности. Впервые в дипломатической практике движение Талибан объявило официально о готовности поддержать Пакистан в случае наступления острой фазы конфликта. Но здравый смысл снова возобладал. 25 декабря руководство Индии заявило, что в их стране «никто не хочет войны85». Несмотря на то, что Пакистан явно не в полной мере поддержал почин своих индийских коллег, все же телефонный разговор по «красному» телефону с целью предотвращения ядерной войны между лидерами дух стран состоялся. Угроза отступила вновь.

Исламабад был вынужден провести спецоперации против боевиков группировки "Лашкар-е-Тайба", в принадлежности к которой признался террорист, оставшийся живым, и задержать ряд ее руководителей.

В июле 2011 г. в Дели приезжал министр иностранных дел Пакистана. В ходе переговоров пакистанская сторона согласилась, что терроризм продолжает угрожать миру и безопасности. Две стороны заявили о своем стремление укреплять сотрудничество по борьбе с ним и расширять меры по созданию атмосферы доверия, включая поощрение приграничной торговли. Диалог продолжился на уровне заместителей министров иностранных дел, внутренних дел и торговли. В январе 2012 г. в Индии побывал министр нефти и естественных ресурсов Пакистана Асим Хуссейн, а в феврале состоялся визит в Пакистан спикера Лок сабхи Мейры Кумар86. В апреле 2012 г. состоялся неофициальный визит президента Пакистана Асифа Али Зардари (мужа Б. Бхутто, убитой в Пакистане 2009 г.). Во время встречи с Манмоханом Сингхом стороны обсудили перспективы операции против лидера Джамаат-уд-Давы Хафиза Сайида, который считается главным организатором террористической операции в Бомбее; вопросы облегчения жителям двух стран доступа к территории соседней страны и решения территориальных проблем, возможности развития экономических связей87.


Заключение.

По результатам проведенного исследования можно делать следующие выводы:

1. В условиях современного мира особо актуальными являются исследования региональных конфликтов, основанных на религиозных противоречиях. Между тем, особую стратегическую важность для геополитической доктрины Российской Федерации представляет собой регион Южной Азии. Именно этим и обусловлена актуальность изучения проблематики, связанной с индо-пакистанским конфликтом.

2. Исследование данной проблемы представляется возможным лишь при комплексной разработке разных типов источников, как то: монографии и прочие исследования, данные периодики, официально-документальные источники, документальные источники. Степень изученности темы в историографии следует оценивать как высокую, однако в советской и российской исторической и политологической науке интересующие нас события рассматривались зачастую однобоко.

3. Территория объекта исследования – территории Джамму и Кашмир на северо-западе Индии - характеризуется сложными природными условиями (гористая местность, нестабильный климат) при наличии серьезного экономического потенциала. Однако его использование затрудняется постоянными военными конфликтами. Этнолингвистическая картина региона исследования является сложной, характеризуется чересполосным расселением мусульманского и индуистского населения с преобладанием мусульманского.

4. Разделение Британской Индии на Индию и Пакистан, последовавшее как результат обретения независимости имеет глубокие религиозные, политические и лингвистические причины, выразившиеся в существовании разных доктрин исторических путей мусульманского и индуистского населения Индии, становлении двух национализмов, двух национально-культурных идеологий. Важную роль в решении данной проблемы сыграла Вторая мировая война и участие в ней Индии. Однако при проведении демаркационной границы была не вполне учтена местная специфика, что привело к передаче Джамму и Кашмира индуистам. Это и явилось прологом к конфликту и его основной причиной на первом этапе.

5. Первая Кашмирская война 1947-1948 годов была вызвана нежеланием Махараджи Джамму и Кашмира терять власть в штате на фоне ошибочного отнесения его к Индии, а также субъективной позиции лорда Маунтбеттена. Нападение осуществил Пакистан, однако Индии удалось взять большую часть территорий под свой контроль. Граница между завоеваниями Индии и Пакистана образца той войны долго время служила подобием государственной границы дух молодых стран.

1   2   3   4


База данных защищена авторским правом ©ekonoom.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница