Онтология коррупции: понятие и




Скачать 429.8 Kb.
страница3/3
Дата22.04.2016
Размер429.8 Kb.
1   2   3

Последствия коррупции как социальной проблемы

Существует богатая палитра суждений по поводу последствий коррупции, ее влияния на различные сферы общественной жизни. В поле зрения исследователей, прежде всего, попадает воздействие коррупции на развитие и экономический рост. Отчасти, признается функциональность коррупции в плане ускорения принятия решений, оживления экономической деятельности и предпринимательства в странах, страдающих от излишнего государственного вмешательства. Н. Лефф считал, что коррупция в форме взяток позволяет преодолеть многочисленные жесткие правила, устанавливаемые властями развивающихся стран. И хотя взятка идет в карман чиновнику, а не государству, эффективность распределения ресурсов при этом повышается [26, p. 8–14].

Споры вокруг характера воздействия коррупции на экономику продолжаются. Нередко сторонники положительного воздействия ссылаются на опыт стран Юго-Восточной Азии в период с 1965 года, демонстрировавших значительный рост и одновременно высокий уровень коррупции. Однако экономический рост являлся результатом целого набора факторов, и влияние коррупции в данном случае неясно. Можно предположить, что главное – насколько экономика эффективна изначально. Если изначально она не эффективна, то коррупция в некоторых конкретных обстоятельствах, возможно, стимулирует более эффективное поведение, на базе которого возможен рост экономики. В случае же, если экономика достаточно эффективна, то коррупция вносит искажения в ориентиры роста, что, в свою очередь, негативно скажется на экономике [37, p. 139].

Если для отдельного субъекта (клиента) возможно достижение определенных целей при использовании коррупции как инструмента в конкурентной борьбе, то с позиции страны в целом коррупция означает ограничение конкуренции, недобор налогов, рост теневого сектора экономики и сокращение инвестиций. Наконец, коррупция усугубляет неуверенность и неопределенность экономической среды, что и без влияния коррупции является проблемой стран, осуществляющих реформы, поскольку имеет место кумулятивный эффект искажения ориентиров экономического роста, создаваемого множеством отдельных коррупционных сделок.

При оценке коррупции необходимо иметь в виду особенности правящего режима. Речь идет о степени политической централизации и демократической прозрачности, а также характере воздействия правящего режима на институциональные структуры, через которые осуществляется политическое влияние и контроль. Страны, осуществляющие реформы, направленные в сторону модернизации, в которых деятельность представительных институтов, могущих призвать к ответственности правительство, слаба или вовсе отсутствует, создают большие возможности для коррупции ввиду того, что в них нет политических механизмов, посредством которых может быть смещено правительство, потакающее коррупции или непосредственно в ней замешанное [37, p. 125]. Опасность коррупции коренится в политическом влиянии, которое могут оказывать политики и правительственные чиновники на бюрократические институты, судебную и правоохранительную систему. Когда нет ясных правил, ограничивающих влияние политиков на бюрократические институты, а также недостаточно разделение власти между правящим режимом и судебной системой, коррупция имеет все шансы значительно возрасти. Развивающееся гражданское общество и средства массовой информации способны играть мониторинговую роль в отношении коррупции. Однако их возможности существенно ограничены в условиях автократических режимов, а при совпадении интересов политического и судебного истеблишмента гражданское общество и средства массовой информации могут оказаться теми немногими каналами, посредством которых можно как-то уменьшить коррупцию. В то же время, необходимо отметить, что нередко скандалы, связанные с коррупцией, являются результатом раздувания в средствах массовой информации «жареных фактов».

Весьма важную роль в ограничении негативного влияния коррупции на общество имеет степень ее организованности и предсказуемость. Сотрудничество бюрократических структур и политиков в установлении размеров взяток и выполнении обязательств коррупционерами могут существенно ослабить ее отрицательное воздействие. В качестве примера сотрудничества во взяточничестве иногда приводят Советский Союз, где различные бюрократии кооперировались в определении размера взяток, а Комитет государственной безопасности отслеживал возможные отклонения [43, p. 610–612].

Наконец, коррупция, а точнее, возможность получения больших взяток, может служить серьезным стимулом к завоеванию или удержанию политической власти и влияния, как для правящих элитных групп, так и для оппозиции. А потому она может служить фактором обострения отношений между элитными группами и вести к политической дестабилизации. Установление власти, мотивированной желанием сохранения привилегий и получения коррупционных платежей, искажает приоритеты экономической и социальной политики, когда провозглашаемые цели и стратегии развития лишь в малой степени отвечают интересам страны. Не существует однозначного взгляда, единой оценки коррупции. Отчасти, интерес в обществе к проблеме коррупции связан с проведением реформ. Большинство исследователей считают коррупцию источником дезорганизации, общественной «патологией». В то же время лишь немногие обращают внимание на динамику данного социального феномена, учитывают, как коррупция становится проблемой в глазах общества.

Г. Блумер утверждал, что социальные проблемы суть продукты процесса коллективного определения, а не набор каких-то объективных социальных условий [49, p. 298–306]. Многое указывает на то, что проблема коррупции — это вопрос интерпретации, восприятия реальности. Социологическому узнаванию и признанию явления в качестве социальной проблемы предшествует ее обозначение как таковой со стороны общественного мнения [16].

Возможно, такой взгляд на коррупцию связан с концепцией социального конструирования реальности П. Бергера и Т. Лукмана, которые утверждают, что хотя реальность социально определена, само ее определение воплощается в конкретных индивидах и группах, которые творят это определение [50]. С. Чибнелл и П. Саундерс, применив этот подход к анализу коррупции, идентифицировали ее скорее как классификацию поведения, достигнутого в результате переговоров, нежели качество, внутренне присущее определенному типу поведения. Они продемонстрировали, как интерпретация одного и того же действия может изменяться в зависимости от специфики социального контекста и запаса знаний [51].

Исследователи социальных проблем располагаются в континууме от «разоблачителей обмана» до чистых конструктивистов. Дж. Бест описывает подход так называемых «контекстуальных конструктивистов», которые считают, что знание социальных условий может быть использовано не только для того, чтобы объяснить возникновение определенных требований и привлечь внимание к каким-то явлениям, но также для того, чтобы объяснить, почему они притягивают это внимание или даже принимают форму публичной политики [52]. В таком ключе В. Паваралой осуществлено исследование коррупции в Индии. Он отмечает, что коррупция в Индии выступает полем выяснения отношений элитных групп. Это не столько обсуждение самой коррупции, ее сути и так далее, сколько споры и конфликты вокруг экономических, политических и социальных структур, которые различные элитные группы ведут между собой [53, p. 26].

Обвинения в коррупции обычно исходят от групп, стремящихся к реформам. В развивающихся странах эти группы представляют коррупцию как неотъемлемую характеристику прежних политических режимов и общественных систем, которые они стремятся если не разрушить, то, по крайней мере, модернизировать. Таким образом, у этих групп существует прямой интерес в дискредитации прежних режимов при помощи обвинений в коррупции. Поскольку обычно коррупция все же осуждается обществом, обвинения в коррупции служат весьма действенным инструментом манипуляции общественным мнением и инструментом политической борьбы. Довольно откровенные действия российских политиков дают этому прекрасные подтверждения. «Чемоданы компромата» Руцкого, обвинения президента Ельцина и его окружения со стороны оппозиционных групп, взаимные обвинения олигархов, заполнившие средства массовой информации, и так далее… Конечно, это не означает, что такого рода обвинения непременно ложны. Более того, правящие элиты, как правило, вовлечены в коррупцию вследствие поиска возможностей, способов расширения потока благ, притекающих по официальным каналам [54]. Как указывала Е. Этциони-Халеви, элиты — это те, кто охраняет демократию, но они также являются теми, кто при определенных обстоятельствах увеличивает свою силу посредством коррупции правил и процедур демократии [55].

Наконец, коррупция также является инструментом, способным обеспечить вертикальную мобильность тем социальным группам, точнее, их представителям, для которых закрыты иные возможности. Если ранее указывалось, ссылаясь на Мертона, значение этого канала для этнических групп, то теперь к этому следует добавить и преступные сообщества.

В заключение следует предостеречь от порождающего ложную тревогу или публицистичного отношения к проблеме коррупции в России. Следует обратить внимание на сомнения, высказанные авторами опубликованного в 1998 году доклада о коррупции в России, относительно пресловутой обреченности страны на повальное воровство и коррупцию [56]. Возможно, действительно новым в этом феномене является эксплуатация этого явления, скандалы вокруг коррупции и их политическое использование [5, p. 360].

Коррупция возникает при наличии известных условий. Благоприятной почвой для нее являются: политическая нестабильность, кризисные ситуации в экономике, бюрократизация государства, огосударствление общественной жизни, централизация управления, слабость гражданского общества, отсутствие реальной демократии, наличие сектора теневой экономики. К причинам коррупции относятся также не афишируемые привилегии должностных уровней, отсутствие механизмов ответственности и контроля власти.

По результатам исследований, проведенных специалистами Всемирного банка, к наиболее значимым факторам, определяющим уровень коррупции, относятся степень затрудненности доступа новых предприятий к рынку, эффективность правовой системы, качество и конкурентоспособность услуг, предоставляемых инфраструктурными монополиями.

Прямые экономические потери от коррупции, по разным оценкам, составляют от 20 до 40 миллиардов долларов в год. Косвенные экономические потери не поддаются точным оценкам, но масштаб их огромен. К прямым потерям эксперты относят и вывоз капитала, в большинстве случаев осуществляемый, как они полагают, коррупционным путем. Приводятся стандартные оценки размера ежегодно вывозимого капитала (20-25 млрд. долларов в год). Потери от несовершенства налоговой системы оцениваются примерно в 25 процентов от валового внутреннего продукта. Выплаты в виде взяток, даваемых чиновникам высокого и низкого ранга, составляют, по оценкам экспертов, до 10 процентов от суммы сделки. В ходе проведенного исследования фондом «ИНДЕМ», выяснилось, что наши граждане вынуждены ежегодно платить чиновникам около 170,4 млрд. руб., а бизнесмены - примерно 350,5 млрд. руб.

При таких колоссальных потерях для всего общества, для экономической системы коррупция в то же время позволяет этой системе выжить. Иными словами, если бы чиновники просто перестали брать взятки, а все осталось бы по-старому, то валовой внутренний продукт уменьшился бы. Коррупция - это не проблема взяток, это проблема неэффективности самой системы. Фактически причины, порождающие коррупцию (недостатки законов, принципов и методов государственного регулирования и прочие), с одной стороны, приводят к потерям от коррупции, но, с другой стороны, та же коррупция является стихийным методом компенсации этих причин. Поддержанию такого порядка способствует то, что коррупция - это уже норма поведения, это стиль общения и это разветвленная, отлаженная система. В совокупности коррупционные сети - это некая олигархия с определенными ставками, межведомственная группа, хорошо организованная, объединенная одной идеей - зарабатыванием, точнее получением денег с бизнеса, то есть теневая доля участия в этом бизнесе.

Эксперты сходятся в том, что коррупция приводит к очень серьезным политическим издержкам. Они выражаются в политической нестабильности и в постоянной угрозе демократии в России. Коррупция приводит к приватизации государственной власти, самого государства. А такое приватизированное государство неспособно ни к какой системной работе в области государственного строительства: ни в экономике, ни в социальной сфере. Государство становится просто недееспособным. Оно в силу развитости коррупционных отношений постоянно сталкивается с противодействием попыткам проведения единой государственной политики [58].

Литература

1. Шабалин В.А. Политика и преступность // Государство и право. 1994. № 4.

2. Резолюция 34/169 Генеральной ассамблеи Организации Объединенных Наций, 17 декабря 1979 г.

3. Wewer G. Politische Korruption // Politic-Lexicon. / Hsrg. von E. Holtmann unter Mitarbeit von Heinz Ulrich Brinkmann und Heinrich Pehle. Zweite, uberarbeitete und erweiterte Auflage. Mьnchen; Wein: R. Oldenbourg Verlag, 1994.

4. Астафьев Л.В. К вопросу о понятии коррупции // Коррупция в России: Состояние и проблемы: Материалы научно-практической конференции (26–27 марта 1996 г.). М.: Московский институт МВД РФ, 1996.

5. Meny Y. Corruption «fin de sicle»: Changement, crise et transformation des valeurs // Revue internationale des sciences sociales. 1996. № 149 (September).

6. Heidenheimer A., Johnston M., Levine V. (dir. publ.). Political Corruption: A Handbook. New Brunswick: Transaction Publishers, 1989.

7. Политико-терминологический словарь // http://www.gumfak.ru/polit_html/slovar/slovar-k.shtml

8. Материал из Википедии — свободной энциклопедии http://ru.wikipedia.org/wiki/Коррупция

9. Федеральный закон Российской Федерации от 25 декабря 2008 г. № 273-ФЗ «О противодействии коррупции» // «Российская газета» 30 декабря 2008 г.

10. Конвенция Организации Объединенных Наций против коррупции: Принята Резолюцией 58/4 на 51-ом пленарном заседании 58-ой сессии Генеральной Ассамблеи Организации Объединенных Наций 31 октября 2003 года.

11. Конвенция Совета Европы об уголовной ответственности за коррупцию. Совет Европы, Страсбург, 27 января 1999 г.

12. Ожиганов Э.Н. Понятие и структура коррупции // Социология власти: Информационно-аналитический бюллетень. № 1: Социальные права российских граждан и их реализация. М.: Изд-во РАГС, 1999.

13. Катаев Н.А., Сердюк Л.В. Коррупция (уголовно-правовой и криминологический аспект): Учебное пособие. Уфа: ВЭГУ и УВШ МВД РФ, 1995.

14. Основы борьбы с организованной преступностью // Под редакцией В.С. Овчинского, В.Е. Эминова, Н.П.Яблокова. М.: «ИНФРА-М», 1996.

15. Кузьминов Я. Говорим — власть, подразумеваем — коррупция // Московские новости. 1999. № 45. 23–29 ноябрь.

16. Быстрова А.С., Сильвестрос М.В. Феномен коррупции: некоторые исследовательские подходы // Журнал социологии и социальной антропологии 2000, том III, выпуск 1.

17. Берлин П. Русское взяточничество как социально-историческое явление // Современный мир. 1910. № 8.

18. Возможности противодействия коррупции в России «в будущем времени и в сослагательном наклонении» исчерпаны // Центр антикоррупционных исследований и инициатив Трансперенси Интернейшнл – Р //

http://www.transparency.org.ru/doc/CPI%202008_Russia_press_01000_279.pdf

19. Merton R. Social Theory and Social Structure. Glencoe: Ill., 1949.

20. Вебер М. Политика как призвание и профессия // Вебер М. Избранные произведения. М.: «Прогресс», 1990.

21. Киселев И.Ю. Политическая элита: Ее сущность и психология (по материалам исследований американских ученых). Ярославль: Ярославский государственный университет, 1995.

22. Friedrich C.J. The Pathology of Politics: Violence, Betrayal, Corruption, Secrecy, and Propaganda. N. Y.: Harper & Row, 1972.

23. Simon D., Eitzen D. Elite Deviance. 3rd ed. Boston etc.: Allyn and Bacon, 1990.

24. Abueva J.V. The Contribution of Nepotism, Spoils and Graft to Political Development // East-West Center Review. 1966. № 3.

25. Bayley D.H. The Effects of Corruption in a Developing Nation // Western Political Quarterly. 1966. Vol. 19, № 4.

26. Leff N.H. Economic Development through Bureaucratic Corruption // American Behavioral Scientist. 1964. Vol. 8, № 3.

27. Leyes C. What is the Problem About Corruption? // Journal of Modern African Studies. 1965. Vol. 3. № 26.

28. Rose-Ackerman S. Corruption: A Study in Political Economy. N. Y.: Academic Press, 1978.

29. Олсон М. Возвышение и упадок народов: Экономический рост, стагфляция, социальный склероз. Новосибирск: ЭКОР, 1998.

30. Национальный план противодействия коррупции, преамбула, 31 июля 2008 года // Президент России. Официальный сайт // http://www.kremlin.ru/text/docs/2008/07/204857.shtm

31. Голосенко И.А. Феномен «русской взятки»: Очерк истории отечественной социологии чиновничества // Журнал социологии и социальной антропологии. 1999. Т. II. № 3.

32. Радаев В.В. Формирование новых российских рынков: Трансакционные издержки, формы контроля и деловая этика. М.: Центр политических технологий, 1998.

33. Афанасьев М.Н. Клиентелизм и российская государственность. М.: Центр конституционных исследований Московского Общественного научного фонда, 1997.

34. Пантин И.К. Проблема самоопределения России: Историческое измерение // Вопросы философии. 1999. № 10.

35. Павленко С. Элемент демократии или закулисные сделки? // Pro et Contra. 1999. Т. 4. № 1.

36. Шанин Т. Умом Россию понимать надо: Тезис о трехъединстве России // Куда идет Россия?... Кризис институциональных систем: Век, десятилетие, год. // Под общей редакцией Т.И. Заславской. М.: Логос, 1999.

37. Goudie A.W., Stasavage D. A Framework for the Analysis of Corruption // Crime, Law & Social Change. 1998. Vol. 29. № 2–3.

38. Социально-экономические аспекты коррупции: Проблемно-тематический сборник. М.: ИНИОН РАН, 1998.

39. Шабанова М. «Неправовая свобода» и социальная адаптация // Свободная мысль. 1999. № 11.

40. Косалс Л. Между хаосом и социальным порядком // Pro et Contra. 1999. Т. 4. № 1.

41. Андерс Ослунд. Строительство капитализма: Рыночная трансформация стран бывшего советского блока. – М.: Логос, 2003, с. 510.

42. Rose-Ackerman, Susan (1999) Corruption and Government: Causes, Consequences, and Reform. Cambridge: Cambridge University Press, p. 35.

43. Shleifer A., Vishny R.W. Corruption // The Quarterly Journal of Economics. 1993. Vol. 107. № 3 (August).

44. Huntington S.P. Political Order in Changing Societies. New Haven, CT: Yale University Press, 1968.

45. Волков В. Политэкономия насилия, экономический рост и консолидация государства // Вопросы экономики. 1999. № 10.

46. Трансформация социальной структуры и стратификация российского общества. 2-е изд., переработанное и дополненное // Ответственный редактор З.Т. Голенкова. М.: Изд-во Института социологии РАН, 1998.

47. Волженкин Б.В. Коррупция: Санкт-Петербург // Санкт-Петербургский юридический институт Генеральной прокуратуры Российской Федерации, 1998. (Серия «Современные стандарты в уголовном праве и уголовном процессе»).

48. Лунеев В.В. Коррупция учтенная и фактическая // Государство и право. 1996. № 8.

49. Blumer H. Social Problems as Collective Behavior // Social Problems. 1971. № 18 (Winter).

50. Бергер П., Лукман Т. Социальное конструирование реальности: Трактат по социологии знания. М.: Московский философский фонд; «Academia-Центр»; «Медиум», 1995.

51. Chibnall S. and Saunders P. World Apart: Notes on the Social Reality of Corruption // British Journal of Sociology. 1974. Vol. 25, № 28 (June).

52. Best J. Images of Issues: Typifying Contemporary Social Problems. N. Y.: Aldine de Gruyter, 1989.

53. Pavarala V. Interpreting Corruption: Elite Perspectives in India. New Delhi etc.: Sage Publications, 1996.

54. Alam S. M. Anatomy of Corruption: An Approach to the Political Economy of Underdevelopment // American Journal of Economics and Sociology. 1989. Vol. 48, № 4 (October).

55. Etzioni-Halevy E. Bureaucracy and Democracy: A Political Dilemma. L.: Routledge and Kegan Paul, 1985.

56. Сатаров Г. А., Левин М. И., Цирик М. Л. Россия и коррупция: Кто кого? // Российская газета. 1998. № 32–33. 19 февраля.

57. Коррупция в России и в мире и борьба с ней. Фонд «ИНДЕМ» // http://www.anti-corr.ru/

58. Кравченко А.И. Социология девиантности. Раздел II. Организованная преступность. Глава 5. Коррупция // Электронная библиотека Социологического факультета МГУ имени М.В.Ломоносова // http://lib.socio.msu.ru/l/library?e=d-000-00---001ucheb--00-0-0-0prompt-10-4-0-1l--1-ru-50-20-about-00031-001-1-0windowsZz-1251-00&cl=CL1&d=HASH01d860037a6f82dbb24fe132&x=1



1   2   3


База данных защищена авторским правом ©ekonoom.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница