Обобщение практики рассмотрения споров, вытекающих из договоров финансовой аренды (лизинга)1




Скачать 330.95 Kb.
Дата06.05.2016
Размер330.95 Kb.



Обобщение практики рассмотрения споров, вытекающих из договоров финансовой аренды (лизинга)1


1. Предмет лизинга может быть признан согласованным и при отсутствии в договоре лизинга идентифицирующих признаков имущества, подлежащего передаче в аренду, если договором предусмотрено, что имущество (предмет лизинга), приобретаемое лизингодателем, указывает лизингополучатель

Лизингополучатель обратился в арбитражный суд с иском к лизингодателю о признании незаключенным договора финансовой аренды, поскольку в договоре не указаны данные, позволяющие определенно установить имущество, подлежащее передаче лизингополучателю в качестве предмета лизинга.

Решением суда первой инстанции2 исковые требования удовлетворены.

Признавая договор финансовой аренды незаключенным на основании ст. 432, п.3 ст. 607 Гражданского кодекса Российской Федерации3, п.3 ст. 15 Федерального закона от 29 октября 1998 г. № 164-ФЗ «О финансовой аренде (лизинге)», суд исходил из того, что условие о предмете лизинга не согласовано. В договоре лизинга не определены идентифицирующие признаки имущества, подлежащего передаче в аренду, которые позволили бы отличить его от иного имущества, отвечающего перечисленным в договоре признакам, и дополнительное соглашение, утверждающее перечень оборудования, не подписано.

Суд апелляционной инстанции4 решение суда первой инстанции отменил, в удовлетворении исковых требований отказал с учетом следующего.

В силу ч. 1 ст. 665 ГК РФ по договору финансовой аренды (договору лизинга) арендодатель обязуется приобрести в собственность указанное арендатором имущество у определенного им продавца и предоставить арендатору это имущество за плату во временное владение и пользование для предпринимательских целей.

Согласно п.3 ст. 15 Федерального закона «О финансовой аренде (лизинге)» в договоре лизинга должны быть указаны данные, позволяющие определенно установить имущество, подлежащее передаче лизингополучателю в качестве предмета лизинга. При отсутствии этих данных в договоре лизинга условие о предмете, подлежащем передаче в лизинг, считается не согласованным сторонами, а договор лизинга не считается заключенным.

Спорный договор финансовой аренды не содержит идентифицирующие признаки имущества, подлежащего передаче в качестве предмета лизинга.


Предусмотренное данным договором дополнительное соглашение, содержащее перечень оборудования, сторонами не подписано.

Вместе с тем по условиям договора лизинга имущество (предмет лизинга), приобретаемое лизингодателем, указывает лизингополучатель; предмет лизинга передается лизингополучателю продавцом; приемка оформляется актом приема-передачи, подписанным уполномоченными представителями продавца, лизингодателя и лизингополучателя.

Лизингодателем, продавцом и лизингополучателем заключен договор купли-продажи оборудования, в соответствии с которым лизингополучатель принял на себя обязательства, связанные с приемкой оборудования по качеству и комплектации.

В приложении к договору купли-продажи согласовано наименование, поштучное количество единиц оборудования, его характеристика, список технической документации, подлежащей передаче по данному договору.

В материалах дела отсутствуют доказательства, свидетельствующие о наличии какой-либо неопределенности относительно предмета договора лизинга, о несогласии истца признавать предметом лизинга оборудование, указанное в приложениях к договору купли-продажи.

Лизингодателем и лизингополучателем после подписания указанного договора купли-продажи принимались меры для исполнения своих обязательств (лизингополучателем вносились лизинговые платежи, лизингодателем уплачена продавцу стоимость оборудования).

При указанных обстоятельствах суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что отсутствие подписанного сторонами дополнительного соглашения, содержащего перечень оборудования, не свидетельствует о незаключенности договора лизинга.

Суды кассационной и надзорной инстанций5 поддержали выводы суда апелляционной инстанции.



2. Требование о расторжении договора лизинга не подлежит удовлетворению, если к моменту рассмотрения дела устранены нарушения, послужившие основанием для обращения с иском в суд
Лизингодатель обратился в арбитражный суд с иском к лизингополучателю о расторжении договора лизинга в связи с существенным нарушением ответчиком условий договора

Решением суда первой инстанции6 в удовлетворении исковых требований отказано на основании следующего.

Основанием для обращения с иском в суд послужило существенное нарушение лизингополучателем договора лизинга, выразившееся в неисполнении обязательства по внесению лизинговых платежей. По пояснениям истца, указанное нарушение устранено ответчиком в полном объеме только после обращения с иском в суд.

Согласно ст. 450 ГК РФ изменение и расторжение договора возможны по соглашению сторон, если иное не предусмотрено Гражданским кодексом, другими законами или договором. По требованию одной из сторон договор может быть изменен или расторгнут по решению суда только: при существенном нарушении договора другой стороной; в иных случаях, предусмотренных Гражданским кодексом, другими законами или договором. Существенным признается нарушение договора одной из сторон, которое влечет для другой стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишается того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора.

В соответствии с п. 3 ст. 619 ГК РФ по требованию арендодателя договор аренды может быть досрочно расторгнут судом в случаях, когда арендатор более двух раз подряд по истечении установленного договором срока платежа не вносит арендную плату.

В силу ст. 625 ГК РФ к отдельным видам договора аренды и договорам аренды отдельных видов имущества (прокат, аренда транспортных средств, аренда зданий и сооружений, аренда предприятий, финансовая аренда) положения, предусмотренные параграфом 1 главы 34, применяются, если иное не установлено правилами Гражданского кодекса об этих договорах.

Положениями ст. 619 ГК РФ предусмотрено, что арендодатель вправе требовать досрочного расторжения договора только после направления арендатору письменного предупреждения о необходимости исполнения им обязательства в разумный срок.

Поскольку нарушения, послужившие основанием для обращения в суд с иском о расторжении договора лизинга, на момент рассмотрения спора устранены ответчиком, суд пришел к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения заявленных требований7.

Суд апелляционной инстанции8 признал данный вывод суда первой инстанции правомерным.

3. Изменение в одностороннем порядке размера лизинговых платежей, в том числе в связи с увеличением или уменьшением ставки НДС, с учетом которой согласована цена договора, неправомерно, если такое право не предусмотрено договором лизинга
Лизингополучатель обратился в арбитражный суд с иском к лизингодателю об обязании передать в собственность истца предмет лизинга в соответствии с предусмотренным договором финансовой аренды условием о выкупе.

Ответчик, возражая против заявленных требований, сослался на то, что обязательство по уплате лизинговых платежей не исполнено в полном объеме, сумма вознаграждения лизингодателю уплачена истцом в меньшем размере, чем согласовано в договоре, в связи с начислением НДС по иной ставке - 18%, действующей в период пользования предметом лизинга.

Решением суда первой инстанции9, оставленным без изменения судами вышестоящих инстанций10, в удовлетворении исковых требований отказано.

Суд пришел к выводу о неправомерности уменьшения истцом в одностороннем порядке размера лизинговых платежей в связи со снижением ставки НДС, и как следствие, ненадлежащем исполнении лизингополучателем обязанности по договору лизинга.

В соответствии с заключенным между сторонами договором финансовой аренды, предусматривающим условие о выкупе предмета лизинга, размер ежемесячных платежей, подлежащих уплате в течение всего срока лизинга, согласован в твердой сумме, включая НДС по ставке 20%.

В период действия договора на основании п. 11 ст. 1 Федерального закона от 7 июля 2003 г. № 117-ФЗ "О внесении изменений и дополнений в часть вторую Налогового кодекса Российской Федерации и некоторые другие законодательные акты Российской Федерации, а также о признании утратившими силу некоторых законодательных актов (положений законодательных актов) Российской Федерации" размер ставки НДС снижен с 20% до 18%.

Судом установлено, что истец фактически осуществил лизинговые платежи в сумме меньшей на 2%, чем предусмотрено графиком расчетов, применив при расчетах по договору в соответствующий период ставку НДС 18%.

В соответствии с п. 1, 2 ст. 28 Федерального закона «О финансовой аренде (лизинге)» под лизинговыми платежами понимается общая сумма платежей по договору лизинга за весь срок действия договора, в которую входит возмещение затрат лизингодателя, связанных с приобретением и передачей предмета лизинга лизингополучателю, возмещение затрат, связанных с оказанием других предусмотренных договором лизинга услуг, а также доход лизингодателя. В общую сумму договора лизинга может включаться выкупная цена предмета лизинга, если договором лизинга предусмотрен переход права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю. Размер, способ осуществления и периодичность лизинговых платежей определяются договором лизинга с учетом данного Федерального закона.

В силу п.1 ст.450 ГК РФ изменение договора возможно по соглашению сторон, если иное не предусмотрено Гражданским кодексом, другими законами или договором.

По условиям договора лизинга изменения или дополнения к договору являются его неотъемлемой частью и действительны, если они оформлены в письменном виде и подписаны сторонами.

Условие о возможности одностороннего изменения размера лизинговых платежей, в том числе в случае изменения размера ставки НДС, в договоре лизинга отсутствует.

Поскольку согласованная сторонами общая сумма лизинговых платежей в установленном законом порядке не изменялась, в соответствии со ст. 424 ГК РФ исполнение договора должно оплачиваться по цене, установленной соглашением сторон.



4. При возникновении у лизингодателя в связи с исполнением договора лизинга новых затрат, не предусмотренных в составе лизинговых платежей, обязанность лизингополучателя по их возмещению возникнет с момента согласования сторонами иного размера и сроков уплаты лизинговых платежей
Лизингополучатель обратился в арбитражный суд с иском к лизингодателю о взыскании неосновательного обогащения, составляющего сумму, списанную ответчиком со счета истца в безакцептном порядке в качестве задолженности по лизинговым платежам.

Решением суда первой инстанции11, оставленным без изменения судом апелляционной инстанции12, исковые требования удовлетворены с учетом следующих обстоятельств.

В соответствии с условиями заключенного между сторонами договора сублизинга сублизингодатель обязан застраховать имущество в течение 5 рабочих дней с момента подписания акта приемки-передачи и до момента окончания срока действия договора в выбранной лизингодателем страховой компании. В течение 3 рабочих дней с момента выполнения сублизингодателем своих обязательств по страхованию имущества сублизингополучатель обязан подписать с сублизингодателем новый график сублизинговых платежей, в который будут включены расходы по страхованию. Новая редакция графика сублизинговых платежей и новая сумма сублизинговых платежей оформляется дополнительным соглашением к договору. Стоимость страхования включается в состав новой суммы сублизинговых платежей.

Судом установлено, что новая сумма и график лизинговых платежей с учетом расходов сублизингодателя на страхование сторонами не согласован, дополнительное соглашение лизингополучателем не подписано.

На основании инкассового поручения лизингодателя банк списал со счета истца денежные средства в сумме стоимости страхования.

Согласно п. 5 ст. 15 Федерального закона «О финансовой аренде (лизинге)» по договору лизинга лизингополучатель обязуется выплатить лизингодателю лизинговые платежи в порядке и в сроки, которые предусмотрены договором лизинга.

В соответствии с п. 1, 2 ст. 28 Федерального закона «О финансовой аренде (лизинге)» под лизинговыми платежами понимается общая сумма платежей по договору лизинга за весь срок действия договора лизинга, в которую входит возмещение затрат лизингодателя, связанных с приобретением и передачей предмета лизинга лизингополучателю, возмещение затрат, связанных с оказанием других предусмотренных договором лизинга услуг, а также доход лизингодателя. Размер, способ осуществления и периодичность лизинговых платежей определяются договором лизинга с учетом настоящего Закона.

Исходя из изложенного, на момент списания спорной суммы между сторонами действовал договор сублизинга, устанавливающей размер и график уплаты лизинговых платежей без учета затрат лизингодателя на страхование предмета лизинга.

Кроме того, поскольку график лизинговых платежей, включающих в себя расходы на страхование, не согласован сторонами, также нельзя считать согласованными и сроки внесения новых лизинговых платежей.

С учетом данных обстоятельств суд не может установить, что у лизингополучателя наступила обязанность по уплате лизинговых платежей в тех суммах и сроки, из которых исходил лизингодатель при списании спорной суммы со счета истца. Затраты на страхование предмета лизинга могли быть распределены на весь период лизинговых платежей, либо сторонами мог быть согласован график, по которому затраты на страхование лизингополучатель должен был бы возместить лизингодателю в иной период.

Таким образом, у лизинговой компании отсутствовало право списания в безакцептном порядке с лизингополучателя задолженности по уплате лизинговых платежей, поскольку такая задолженность на момент списания отсутствовала.

5. Требования о взыскании задолженности по лизинговым платежам при отсутствии предоставления лизингополучателю предмета лизинга неправомерны

Лизингодатель обратился в арбитражный суд с иском к лизингополучателю о взыскании долга по лизинговым платежам по договору финансовой аренды и неустойки за просрочку платежа.

Решением суда первой инстанции13 иск удовлетворен частично.

Удовлетворяя исковые требования на основании ст. 330, 331, 614, 665, 670 ГК РФ, суд исходил из доказанности факта нарушения ответчиком договорных обязательств по уплате лизинговых платежей.

Суд апелляционной инстанции14 решение суда первой инстанции отменил, в удовлетворении исковых требований отказал по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 665 ГК РФ, ст. 2 Федерального закона «О финансовой аренде (лизинге)» по договору финансовой аренды (договору лизинга) арендодатель обязуется приобрести в собственность указанное арендатором имущество у определенного им продавца и предоставить арендатору это имущество за плату во временное владение и пользование для предпринимательских целей.

Доказательств передачи ответчику в лизинг согласованного в договоре финансовой аренды имущества в материалах дела не имеется.

Судом установлено, что лизингодатель на основании п. 2 ст. 475 ГК РФ отказался от исполнения заключенного договора купли-продажи имущества, являющегося предметом лизинга, в связи с существенным нарушением требований к качеству товара, с продавца в пользу лизингодателя взыскана сумма перечисленной предварительной оплаты.

Согласно п. 4 ст. 28 Федерального закона «О финансовой аренде (лизинге)» обязательства лизингополучателя по уплате лизинговых платежей наступают с момента начала использования лизингополучателем предмета лизинга, если иное не предусмотрено договором лизинга.

По условиям договора уплата лизинговых платежей должна производиться в соответствии с согласованным сторонами графиком.

Между тем определение в договоре порядка внесения лизинговых платежей согласно графику не означает, что стороны установили иной, чем предусмотрен указанной нормой, момент возникновения обязательства по уплате, не связанный с использованием лизингополучателем предмета лизинга.

Поскольку исполнение обязательства истца по предоставлению ответчику во временное владение и пользование предмета лизинга отсутствует, оснований для взыскания лизинговых платежей за данное имущество не имеется.

Учитывая, что требования о взыскании убытков по настоящему спору не заявлялись, положения п. 2 ст. 22 Федерального закона «О финансовой аренде (лизинге)», в силу которых риск невыполнения продавцом обязанностей по договору купли-продажи предмета лизинга и связанные с этим убытки несет сторона договора лизинга, которая выбрала продавца, применению не подлежат.

Суд кассационной инстанции15 признал правомерными выводы суда апелляционной инстанции16.



6. Неисполнение (ненадлежащее исполнение) обязанности по предоставлению предмета лизинга лизингополучателю в связи с нарушением продавцом этого имущества условий договора купли-продажи не является основанием для расторжения договора финансовой аренды, если выбор продавца осуществлялся лизингополучателем
Лизингополучатель обратился в арбитражный суд с иском к лизингодателю о расторжении договора лизинга на основании п. 2 ст. 668 ГК РФ в связи с тем, что имущество, являющееся предметом финансовой аренды, не передано лизингодателю.

Решением суда первой инстанции17, оставленным без изменения судами вышестоящих инстанций18, в удовлетворении исковых требований отказано на основании следующего.

Судом установлено, что оборудование, составляющее предмет лизинга, не передано в полном объеме лизингополучателю в срок, указанный в договоре лизинга, по причине его непоставки продавцом по договору купли-продажи. При этом выбор продавца по условиям договора лизинга осуществлялся лизингополучателем. Лизингодателем приняты все необходимые меры для надлежащего исполнения обязательства.

В соответствии с п. 2 ст. 668 ГК РФ в случае, когда имущество, являющееся предметом договора финансовой аренды, не передано арендатору в указанный в этом договоре срок, а если в договоре такой срок не указан, в разумный срок, арендатор вправе, если просрочка допущена по обстоятельствам, за которые отвечает арендодатель, потребовать расторжения договора и возмещения убытков.

Согласно данной норме расторгнуть договор лизинга и потребовать взыскания убытков лизингополучатель может только, если просрочка передачи товара арендатору допущена по обстоятельствам, за которые отвечает арендодатель.

В силу ст. 665 ГК РФ по договору финансовой аренды (договору лизинга) арендодатель обязуется приобрести в собственность указанное арендатором имущество у определенного им продавца и предоставить арендатору это имущество за плату во временное владение и пользование для предпринимательских целей. Арендодатель в этом случае не несет ответственности за выбор предмета аренды и продавца.

Положениями п.1 ст. 670 ГК РФ предусмотрено, что арендатор вправе предъявлять непосредственно продавцу имущества, являющегося предметом договора финансовой аренды, требования, вытекающие из договора купли-продажи, заключенного между продавцом и арендодателем, в частности в отношении качества и комплектности имущества, сроков его поставки и в других случаях ненадлежащего исполнения договора продавцом. При этом арендатор имеет права и несет обязанности, предусмотренные Гражданским кодексом для покупателя, кроме обязанности оплатить приобретенное имущество, как если бы он был стороной договора купли-продажи указанного имущества.

В соответствии с п. 2 ст. 670 ГК РФ арендодатель не отвечает перед арендатором за выполнение продавцом требований, вытекающих из договора купли-продажи, кроме случаев, когда ответственность за выбор продавца лежит на арендодателе.

Пункт 2 ст. 22 Федерального закона «О финансовой аренде (лизинге)» предусматривает, что риск невыполнения продавцом обязанностей по договору купли-продажи предмета лизинга и связанные с этим убытки несет сторона договора лизинга, которая выбрала продавца, если иное не предусмотрено договором лизинга.

Поскольку продавец был выбран непосредственно лизингополучателем, лизингодатель не несет ответственности за выбор продавца и не отвечает перед лизингополучателем за выполнение продавцом требований, вытекающих из договора купли-продажи.

В таком случае в силу ст. 670 ГК РФ истец вправе предъявить требования, вытекающие из договора купли-продажи, непосредственно продавцу предмета лизинга.

С учетом изложенного суд первой инстанции пришел к выводу об отсутствии в данном случае законных оснований для прекращения договора лизинга по требованию лизингополучателя19.



7. Передача предмета финансовой аренды лизингополучателю с нарушением порядка, предусмотренного договором лизинга, является ненадлежащим исполнением арендодателем лизингового обязательства и может служить основанием для расторжения договора лизинга по требованию лизингополучателя
Лизингодатель обратился в арбитражный суд с иском к лизингополучателю о взыскании лизинговых платежей по договору финансовой аренды.

Лизингополучатель предъявил встречный иск к лизингодателю о расторжении договора финансовой аренды, ссылаясь на неисполнение ответчиком обязанности по передаче имущества в аренду. По утверждению лизингополучателя, передача и приемка имущества в порядке, предусмотренном условиями договора, не осуществлялась.

Решением суда первой инстанции20 первоначальные исковые требования удовлетворены частично, в удовлетворении встречного иска отказано в связи с отсутствием оснований, предусмотренных ст.450, п.2 ст. 668 ГК РФ. Суд пришел к выводу, что оборудование фактически было поставлено продавцом и лизингополучателем принято.

Суд апелляционной инстанции21 решение суда первой инстанции отменил, в удовлетворении первоначального иска отказал, встречный иск удовлетворил, принимая во внимание следующее.

По условиям договора лизинга продавец предмета лизинга определен лизингодателем.

В соответствии с договором поставки, заключенным между лизингодателем и продавцом, последний обязался осуществить в адрес покупателя или указанного им лица поставку и монтаж оборудования в согласованной комплектности. Местом поставки указано местонахождение лизингополучателя.

Договором лизинга предусмотрено, что передача имущества в лизинг оформляется актом приемки-передачи, который подтверждает комплектность поставки объекта лизинга и его соответствие технико-экономическим показателям. Акт приемки-передачи подписывается уполномоченными представителями лизингодателя и лизингополучателя. С момента подписания акта право владения и пользования объектом лизинга переходит к лизингополучателю.

Истцом не представлено доказательств передачи объекта аренды. В материалах дела отсутствует акт приемки-передачи объекта лизинга, составление и подписание которого предусмотрено договором лизинга.

Согласно ст. 668 ГК РФ, если иное не предусмотрено договором финансовой аренды, имущество, являющееся предметом этого договора, передается продавцом непосредственно арендатору в месте нахождения последнего.

В случае, когда имущество, являющееся предметом договора финансовой аренды, не передано арендатору в указанный в этом договоре срок, а если в договоре такой срок не указан, в разумный срок, арендатор вправе, если просрочка допущена по обстоятельствам, за которые отвечает арендодатель, потребовать расторжения договора и возмещения убытков.

Поскольку продавец предмета лизинга определен лизингодателем, последний в силу ст. 665 ГК РФ несет ответственность за выбор продавца.

При таких обстоятельствах суд апелляционной инстанции сделал вывод о нарушении лизингодателем обязательства по передаче предмета лизинга и наличии у лизингополучателя права на расторжение договора в соответствии с п. 2 ст.668 ГК РФ.

Суды кассационной и надзорной инстанций22 признали обоснованными выводы суда апелляционной инстанции.

8. В случае утраты (гибели) предмета лизинга или утраты им своих функций по обстоятельствам, за которые ни одна из сторон не отвечает, обязательство по договору лизинга прекращается невозможностью исполнения

Лизингополучатель обратился в арбитражный суд с иском к лизингодателю о расторжении договора лизинга и взыскании сумм неосновательного обогащения.

Во исполнение заключенного между сторонами договора финансовой аренды ответчик передал истцу во владение и пользование легковой автомобиль.

Основанием требования о расторжении договора послужила невозможность использования по назначению арендованного автомобиля, поврежденного в результате дорожно-транспортного происшествия.

Решением суда первой инстанции23 в удовлетворении иска в части требования о расторжении договора финансовой аренды отказано на основании следующего.

Из материалов дела следует, что вины лизингополучателя в дорожно-транспортном происшествии не установлено; автомобиль получил механические повреждения, исключающие возможность его дальнейшей эксплуатации; транспортное средство возвращено лизингодателю.

С учетом данных обстоятельств суд первой инстанции пришел к выводу, что договорные отношения между истцом и ответчиком прекратились в момент причинения предмету лизинга повреждений, исключающих возможность его дальнейшей эксплуатации, по основанию, предусмотренному п.1 ст. 416 ГК РФ.

Согласно положениям указанной статьи обязательство прекращается невозможностью исполнения, если она вызвана обстоятельством, за которое ни одна из сторон не отвечает. Невозможность исполнения в данном случае связана с гибелью предмета лизинга, ответственность за которую ни одна из сторон не несет.

Поскольку законодательство не предусматривает возможности расторжения договора, действие которого прекращено, суд первой инстанции в удовлетворении требования о расторжении договора лизинга отказал.

Суды апелляционной, кассационной и надзорной инстанций24 признали вывод суда первой инстанции о прекращении договора лизинга невозможностью исполнения правомерным, отклонив доводы заявителя о необходимости расторжения договора на основании ст. 450 ГК РФ.



9. Предъявление лизингодателем требования о возврате предмета лизинга не может однозначно свидетельствовать о наличии волеизъявления указанного лица на расторжение договора лизинга
Лизингодатель обратился в арбитражный суд с иском к лизингополучателю о взыскании лизинговых платежей по договору финансовой аренды.

Ответчик отрицает наличие задолженности за заявленный период, полагая, что договор лизинга расторгнут по соглашению сторон.

Решением суда первой инстанции25, оставленным без изменения судом апелляционной инстанции26, исковые требования удовлетворены.

Отклоняя возражения ответчика, суды исходили из следующего.

В связи с неисполнением ответчиком обязательств по договору лизинга истцом направлено письмо с требованием погасить задолженность по лизинговым платежам, уплатить неустойку, а также подготовить и передать предмет лизинга. Кроме того, лизинговая компания указала на возможное обращение в суд с иском о досрочном расторжении договора финансовой аренды в случае неисполнения данных требований.

В ответ лизингополучатель сообщил о прекращении уплаты лизинговых платежей и расторжении договора лизинга.

Ответчик полагает, что договор лизинга расторгнут по соглашению сторон, поскольку им фактически было принято предложение истца о расторжении договора, т.к. выдвинутое истцом требование о возврате оборудования неразрывно связано с требованием о расторжении договора.

В соответствии со ст. 450 ГК РФ изменение и расторжение договора возможно по соглашению сторон, если иное не предусмотрено Гражданским кодексом, другими законами или договором.

Из представленной в материалы дела переписки не представляется возможным сделать вывод о достижении сторонами соглашения о расторжении договора.

Требование истца возвратить предмет лизинга не является предложением расторгнуть договор.

Согласно п. 3 ст. 11 Федерального закона «О финансовой аренде (лизинге)» право лизингодателя на распоряжение предметом лизинга включает право изъять предмет лизинга из владения и пользования у лизингополучателя в случаях и в порядке, которые предусмотрены законодательством Российской Федерации и договором лизинга.

Требование о возврате предмета лизинга может быть направлено и на временное прекращение пользования имуществом (когда лизингодатель забирает предмет лизинга в качестве гарантии уплаты лизинговых платежей, впоследствии возвращает его лизингополучателю).

С учетом изложенного, а также основываясь на всей совокупности отношений между истцом и ответчиком, суд пришел к выводу о невозможности однозначно констатировать факт достижения истцом и ответчиком соглашения о расторжении договора.
10. В случае расторжения договора лизинга, предусматривающего условие о выкупе арендованного имущества, цена выкупа не подлежит взысканию сверх арендных платежей. Вопрос о включении выкупной стоимости предмета лизинга в состав лизинговых платежей выясняется путем токования условий договора с учетом воли сторон
Лизингодатель обратился в арбитражный суд с иском к лизингополучателю о взыскании лизинговых платежей по договору финансовой аренды за период до его расторжения.

Ответчик указал, что в состав лизинговых платежей входит выкупная стоимость предмета лизинга, которая не подлежит уплате в случае расторжения договора; в оставшейся части лизинговые платежи, направленные на возмещение затрат лизингодателя и составляющие его прибыль, уплачены лизингополучателем.

Решением суда первой инстанции27 исковые требования удовлетворены.

Принимая решение, суд руководствовался положениями ч. 1 ст. 10, ч. 4, 5 ст. 17 Федерального закона «О финансовой аренде (лизинге)», ст. 622 ГК РФ и исходил из того, что лизинговые платежи в согласованном размере ответчиком не уплачены, договор лизинга расторгнут лизингодателем в одностороннем порядке, доказательств погашения спорной задолженности ответчиком не представлено.

Суд кассационной инстанции28 решение суда первой инстанции отменил, дело направил на новое рассмотрение в тот же суд, указав следующее.

Согласно ч. 1, 2 ст. 28 Федерального закона «О финансовой аренде (лизинге)» под лизинговыми платежами понимается общая сумма платежей по договору лизинга за весь срок действия договора лизинга, в которую входят возмещение затрат лизингодателя, связанных с приобретением и передачей предмета лизинга лизингополучателю, возмещение затрат, связанных с оказанием других предусмотренных договором лизинга услуг, а также доход лизингодателя. В общую сумму договора лизинга может включаться выкупная цена предмета лизинга, если договором лизинга предусмотрен переход права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю. Размер, способ осуществления и периодичность лизинговых платежей определяются договором лизинга с учетом настоящего Федерального закона.

По условиям заключенного сторонами договора лизинга право собственности на предмет лизинга переходит к лизингополучателю по истечении срока договора при условии выполнения им всех своих обязательств либо досрочно при выполнении лизингополучателем условий, предусмотренных договором, о досрочном выкупе предмета лизинга. При этом выкупная цена предмета лизинга в договоре четко не определена.

В соответствии со ст. 431 ГК РФ при толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений. Буквальное значение условия договора в случае его неясности устанавливается путем сопоставления с другими условиями и смыслом договора в целом. Если названные правила не позволяют определить содержание договора, должна быть выяснена действительная общая воля сторон с учетом цели договора, при этом принимаются во внимание все соответствующие обстоятельства, включая предшествующие договору переговоры и переписку, практику, установившуюся во взаимных отношениях сторон, обычаи делового оборота, последующее поведение сторон.

Лизингополучатель полагает, что выкупная стоимость предмета лизинга входит в состав лизинговых платежей. Лизингодатель с указанным доводом ответчика не согласен.

В связи с этим суд кассационной инстанции указал на необходимость при разрешении спора предложить каждой из сторон представить свои доводы и доказательства относительно вопроса о включении выкупной цены в общую сумму договора лизинга, исследовать их, оценить условия договора лизинга в соответствии с требованиями ст. 431 ГК РФ в целях выяснения, включена ли выкупная стоимость предмета лизинга в состав лизинговых платежей, и в зависимости от установленных обстоятельств, разрешить вопрос о наличии правовых оснований для взыскания с ответчика задолженности по лизинговым платежам.

При новом рассмотрении дела29 суд первой инстанции, исследовав в порядке ст. 431 ГК РФ условия договора финансовой аренды, установил, что выкупная цена включена в состав лизинговых платежей, и определив, какая сумма в составе лизинговых платежей фактически уплачена лизингополучателем в счет выкупной цены предмета лизинга, а какая – в возмещение затрат и в доход лизингодателя, пришел к выводу об отсутствии у ответчика задолженности по платежам за пользование арендованным имуществом30.
11. Переход права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю на основании договора лизинга возможен, если это прямо предусмотрено договором, и лизингополучателем выполнены согласованные сторонами условия

Лизингодатель обратился в арбитражный суд с иском к лизингополучателю о взыскании задолженности по лизинговым платежам и возврате имущества, предоставленного в лизинг.

Основанием требования о возврате арендованного имущества послужило досрочное расторжение договора лизинга лизингодателем в одностороннем порядке в связи с ненадлежащим исполнением ответчиком обязанности по внесению лизинговых платежей. По утверждению истца, ответчик получил уведомление о расторжении договора лизинга, однако требование о возврате имущества не исполнил.

Решением суда первой инстанции31 исковые требования удовлетворены в полном объеме.

Обязывая ответчика возвратить предмет лизинга, суд исходил из положений п. 1 ст. 622 ГК РФ, устанавливающих обязанность арендатора при прекращении договора аренды вернуть арендодателю имущество в том состоянии, в котором он его получил, и п.2 ст. 13 Федерального закона «О финансовой аренде (лизинге)», предусматривающего право лизингодателя потребовать досрочного расторжения договора лизинга и возврата в разумный срок лизингополучателем имущества в случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации и договором лизинга.

Суд апелляционной инстанции32 решение суда первой инстанции изменил, в удовлетворении требования об обязании ответчика возвратить истцу предмет лизинга отказал по следующим основаниям.

Согласно п. 1 ст. 19 Федерального закона «О финансовой аренде (лизинге)» договором лизинга может быть предусмотрено, что предмет лизинга переходит в собственность лизингополучателя по истечении срока договора лизинга или до его истечения на условиях, предусмотренных соглашением сторон.

В соответствии с условиями представленного договора при досрочном прекращении (расторжении) договора лизинга лизингополучатель обязан уплатить цену досрочного выкупа, погасить убытки, штрафы, пени (если последние имеют место), имущество в этом случае переходит в собственность лизингополучателя.

Оценив указанные условия, суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что правовым последствием досрочного расторжения указанного договора является возникновение права лизингодателя требовать от лизингополучателя уплаты цены досрочного выкупа имущества, переданного в лизинг, а не возврата имущества.

Суд кассационной инстанции33 данный вывод признал ошибочным, постановление суда апелляционной инстанции отменил, указав следующее.

Согласно п. 1 ст. 11 Федерального закона «О финансовой аренде (лизинге)» предмет лизинга, переданный во временное владение и пользование лизингополучателю, является собственностью лизингодателя.

В соответствии со ст. 19 Федерального закона «О финансовой аренде (лизинге)» договором лизинга может быть предусмотрено, что предмет лизинга переходит в собственность лизингополучателя по истечении срока договора лизинга или до его истечения на условиях, предусмотренных соглашением сторон.

Из указанной статьи следует, что переход права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю возможен лишь в случае, прямо предусмотренном договором, и на согласованных сторонами условиях.

Анализ положений договора лизинга позволяет установить, что при досрочном прекращении (расторжении) договора лизинга право собственности на автомобиль переходит к лизингополучателю только при условии уплаты выкупной цены, погашения убытков и штрафных санкций.

Между тем сведений о выполнении лизингополучателем указанных условий в материалах дела не имеется.

При таких обстоятельствах отсутствуют основания для перехода к ответчику права собственности на предмет лизинга.


12. Наличие в договоре лизинга условия о праве лизингополучателя приобрести предмет лизинга в собственность на основании договора купли-продажи может служить основанием для понуждения к заключению такого договора купли-продажи по требованию лизингополучателя
Лизингополучатель обратился в арбитражный суд с иском к лизингодателю о понуждении к заключению договора купли-продажи предмета лизинга в соответствии с условиями договора лизинга, ссылаясь на то, что лизинговые платежи внесены им в полном объеме, однако ответчик уклоняется от заключения договора купли-продажи арендованного имущества.

Решением суда первой инстанции34 в удовлетворении исковых требований отказано.

Суд, отказывая в иске, основывался на положениях ст. 421 ГК РФ, согласно которым понуждение к заключению договора не допускается, за исключением случаев, когда обязанность заключить договор предусмотрена Гражданским кодексом, законом или добровольно принятым обязательством. Поскольку законом такая обязанность для лизингодателя не установлена, предварительный договор купли-продажи сторонами не заключался, договор лизинга не содержит условий, предусмотренных ст. 429 ГК РФ для предварительного договора, суд сделал вывод об отсутствии оснований для удовлетворения требования о понуждении ответчика к заключению договора купли-продажи предмета лизинга.

Суд апелляционной инстанции35 решение суда первой инстанции отменил, исковые требования удовлетворил, указав следующее.

В соответствии со ст. 421 ГК РФ понуждение к заключению договора не допускается, за исключением случаев, когда обязанность заключить договор предусмотрена Гражданским кодексом, законом или добровольно принятым обязательством.

Содержание заключенного договора при возникновении разногласий сторон определяется путем толкования его условий.

В силу ст. 431 ГК РФ при толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений. Буквальное значение условия договора в случае его неясности устанавливается путем сопоставления с другими условиями и смыслом договора в целом. Если названные правила не позволяют определить содержание договора, должна быть выяснена действительная общая воля сторон с учетом цели договора, при этом принимаются во внимание все соответствующие обстоятельства, включая предшествующие договору переговоры и переписку, практику, установившуюся во взаимных отношениях сторон, обычаи делового оборота, последующее поведение сторон.

Договор лизинга заключен с условием приобретения в собственность (выкупа) предмета лизинга лизингополучателем по окончании или до окончания срока финансовой аренды.

Согласно договору передача предмета лизинга в собственность лизингополучателю совершается на условиях и в порядке, определяемом заключаемым сторонами дополнительным договором купли-продажи; цена предмета лизинга определяется как сумма невыплаченных лизинговых платежей, платежей по возмещению страховых взносов, затрат связанных с передачей предмета лизинга, пени.

Анализ содержания договора лизинга, а также последующего поведения ответчика, предложившего истцу представить документы, необходимые для оформления и передачи в собственность техники, переданной в лизинг, позволяет сделать вывод о том, что при заключении договора стороны предусмотрели право лизингополучателя приобрести предмет лизинга в собственность по договору купли-продажи после уплаты лизинговых платежей, включающих в себя выкупной платеж. Указанному праву истца на приобретение предмета (объекта) лизинга по условиям договора лизинга корреспондирует обязанность ответчика заключить договор купли-продажи предмета лизинга. Кроме того, как установлено судом, ответчик выразил намерение исполнить свое обязательство.

В силу п. 5 ст. 15 Федерального закона «О финансовой аренде (лизинге)» по окончании срока действия договора лизинга лизингополучатель обязан возвратить предмет лизинга, если иное не предусмотрено указанным договором лизинга, или приобрести предмет лизинга в собственность на основании договора купли-продажи.

Поскольку из материалов дела следует, что воля сторон, выраженная в договоре лизинга, была направлена на заключение договора купли-продажи предмета лизинга, суд апелляционной инстанции пришел к выводу об обоснованности требования истца о понуждении ответчика к заключению указанного договора купли-продажи36.


13. Требования из договора купли-продажи предоставленного в лизинг имущества могут быть предъявлены продавцу лизингополучателем и после выкупа арендованного имущества
Истец обратился в арбитражный суд с исковым заявлением к ответчику о расторжении договора об изготовлении и передаче оборудования, являющегося предметом лизинга, и взыскании убытков.

Ответчик с иском не согласен, поскольку лизингополучатель (истец) выкупил арендованное имущество у лизингодателя, лизинговые отношения прекратились, в связи с чем истец утратил право предъявлять требования, связанные с качеством приобретенного оборудования, непосредственно к продавцу указанного имущества в порядке ст. 670 ГК РФ.

Решением суда первой инстанции37, оставленным без изменения судами вышестоящих инстанций38, исковые требования удовлетворены в полном объеме.

Как установлено судом, на основании договора, заключенного между лизингодателем и ответчиком, последним изготовлено и передано лизингополучателю (истцу) оборудование, являющееся предметом лизинга.

В ходе эксплуатации арендованного имущества выявлены дефекты, препятствующие его использованию. Материалами дела подтвержден факт передачи ответчиком истцу имущества ненадлежащего качества.

Требования лизингополучателя об устранении выявленных недостатков поставщиком оборудования в установленные сроки не исполнены.

Впоследствии (после предъявления в арбитражный суд иска о взыскании убытков) предмет лизинга приобретен истцом в собственность на основании заключенного с лизингодателем договора купли-продажи.

Одной из основных обязанностей продавца согласно ст. 469 ГК РФ является передача товара надлежащего качества, соответствующего договору купли-продажи, обязательным требованиям, установленным законом, товар должен быть пригодным для целей, для которых товар такого рода обычно используется.

В силу ст. 670 ГК РФ арендатор вправе предъявлять непосредственно продавцу имущества, являющегося предметом договора финансовой аренды, требования, вытекающие из договора купли-продажи, заключенного между продавцом и арендодателем, в частности в отношении качества и комплектности имущества, сроков его поставки, и в других случаях ненадлежащего исполнения договора продавцом. При этом арендатор имеет права и несет обязанности, предусмотренные Гражданским кодексом для покупателя, кроме обязанности оплатить приобретенное имущество, как если бы он был стороной договора купли-продажи указанного имущества. В отношениях с продавцом арендатор и арендодатель выступают как солидарные кредиторы. Также данной нормой предусмотрено право арендатора расторгнуть договор купли-продажи с продавцом с согласия арендодателя.

Положения указанной статьи не ограничивают возможность предъявления арендатором продавцу требований в отношении качества переданного имущества периодом действия лизинговых отношений, поскольку приобретаемые в лизинг товары могут иметь какие-либо скрытые недостатки, о которых арендатор может и не узнать в течение срока действия договора лизинга. Более того, после завершения расчетов по договору лизинга с правом выкупа между лизингодателем и лизингополучателем может не заключаться договор купли-продажи, стороны вправе оформить передачу имущества любым иным образом.



С учетом изложенного суд первой инстанции отклонил возражения ответчика о невозможности предъявления к нему лизингополучателем требований, связанных с качеством предмета лизинга, после выкупа спорного оборудования у лизингодателя, и удовлетворил иск.
23.12.2008


1 Обобщение судебной практики утверждено Президиумом Арбитражного суда Свердловской области 19 декабря 2008 г., подготовлено Г.И. Стрельниковой – судьей Арбитражного суда Свердловской области, к.ю.н., М. В. Тороповой – главным специалистом отдела анализа и обобщения судебной практики на основе судебных актов Арбитражного суда Свердловской области за 2007 - 2008 г.г.

2 Решение Арбитражного суда Свердловской области от 31 января 2008 г. по делу № А60-31503/2007-С2.

3 Далее - ГК РФ.

4 Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 9 апреля 2008 г. № 17АП-1782/2008-ГК.

5 Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 9 июня 2008 г. № Ф09-4317/08-С5, определение Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации об отказе в передаче дела в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 9 октября 2008 г. № 12938/08.

6 Решение Арбитражного суда Свердловской области от 28 декабря 2007 г. по делу № А60-28037/2007-С2.

7 Аналогичный вывод изложен в решении Арбитражного суда Свердловской области от 28 декабря 2007 г. по делу А60-28036/2007-С2, постановлении Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 13 февраля 2008 г. № 17АП-675/2008-ГК.

8 Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 13 февраля 2008 г. № 17АП-658/2008-ГК.

9 Решение Арбитражного суда Свердловской области от 29 февраля 2008 г. по делу № А60-33735/2007-С2.

10 Постановления Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 30 апреля 2008 г. № 17АП-2523/2008-ГК, Федерального арбитражного суда Уральского округа от 8 июля 2008 г. № Ф09-4928/08-С5.

11 Решение Арбитражного суда Свердловской области от 26 февраля 2008 г. по делу № А60-32196/2007-С2.

12 Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 29 апреля 2008 г. № 17АП-2383/2008-ГК.


13 Решение Арбитражного суда Свердловской области от 27 марта 2008 г. по делу № А60-33312/2007-С2.

14 Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 3 июня 2008 г. № 17АП-3247/2008-ГК.

15 Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 3 сентября 2008 г. № Ф09-6366/08-С5.

16 Аналогичный вывод содержится в постановлении Федерального арбитражного суда Уральского округа от 28 мая 2007 г. № Ф09-3978/07-С5.


17 Решение Арбитражного суда Свердловской области от 13 марта 2007 г. по делу № А60-36051/2006-С2.

18 Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 29 мая 2007 г. № 17АП-3281/2007-ГК, постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 9 августа 2007 г. № Ф09-6350/07-С5.

19 Аналогичная позиция содержится в решении Арбитражного суда Свердловской области от 5 февраля 2008 г. по делу № А60-30422/2007-С2, постановлении Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 8 апреля 2008 г. № 17АП-1804/2008-ГК.

20 Решение Арбитражного суда Свердловской области от 5 марта 2007 г. по делу № А60-33828/2006-С2.

21 Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 19 июня 2007 г. № 17АП-3160/2007-ГК

22 Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 25 сентября 2007 г. № Ф09-7807/07-С5, определение Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации об отказе в передаче дела в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 21 января 2008 г. № 17860/07.

23 Решение Арбитражного суда Свердловской области от 19 ноября 2007 г. по делу № А60-13930/2007-С2.

24 Постановления Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 23 января 2008 г. № 17АП-13930/2007-ГК, Федерального арбитражного суда Уральского округа от 22 апреля 2008 г. № Ф09-2787/08-С5, определение Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации об отказе в передаче дела в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 21 июля 2008 г. № 9601/08.

25 Решение Арбитражного суда Свердловской области от 26 февраля 2008 г. по делу № А60-32196/2007-С2.

26 Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 29 апреля 2008 г. № 17АП-2383/2008-ГК.

27 Решение Арбитражного суда Свердловской области от 13 марта 2006 г. по делу № А60-38488/2005-С2.

28 Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 16 августа 2006 г. № Ф09-771/06-С6.

29 Решение Арбитражного суда Свердловской области от 10 ноября 2006 г. по делу № А60-38488/2005-С2, оставлено без изменения постановлением Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 15 января 2007 г. № 17АП-3128/2006-ГК.

30 Аналогичная позиция содержится в решении Арбитражного суда Свердловской области 13 октября 2008 г. по делу № А60-15551/2008-С2.

31 Решение Арбитражного суда Свердловской области от 05 мая 2008 г. по делу № А60-2514/2008-С2.

32 Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 1 июля 2008 г. № 17АП- 4215/2008-ГК.

33 Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 20 августа 2008 г. № Ф09-5882/08-С5.

34 Решение Арбитражного суда Свердловской области от 2 марта 2007 г. по делу № А60-35688/2006-С2.

35 Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 15 мая 2007 г. № 17АП-2894/2007-ГК.

36 Аналогичная позиция содержится в решениях Арбитражного суда Свердловской области от 18 мая 2007 г. по делу № А60-3363/2007-С2, от 23 мая 2007 г. по делу № А60-2864/2007-С2, постановлениях Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 26 февраля 2007 г. № 17АП-695/2007-ГК, от 27 июня 2007 г. № 17АП-4054/2007-ГК, отметивших, что иная оценка указанных положений договора свидетельствовала бы об отсутствии практической значимости внесения в договор подобных условий, в постановлении Федерального арбитражного суда Уральского округа от 21 мая 2007 г. № Ф09-3677/07-С5.

37 Решение Арбитражного суда Свердловской области от 29 января 2008 г. по делу № А60-3942/2007-С2.

38 Постановления Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 3 апреля 2008 г. № 17АП-1704/2008-ГК и Федерального арбитражного суда Уральского округа от 11 июня 2008 г. № Ф09-3688/08-С4.




База данных защищена авторским правом ©ekonoom.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница