Об оптимальных размерах участия государства в экономике Садков Виктор Георгиевич




страница2/4
Дата22.04.2016
Размер0.52 Mb.
1   2   3   4

В целях более детального анализа использовались группировки стран на основе международной классификации, принятой ООН. Страны классифицировались по четырем направлениям:

по уровню развития человеческого потенциала. Все страны разделены на три группы по уровню развития человеческого потенциала: страны с высоким уровнем ИРЧП (0,800 и выше), со средним ИРЧП (от 0,500 до 0,799) и с низким ИРЧП (меньше 0,500);

по уровню дохода. Все страны сгруппированы по уровню дохода согласно классификации Всемирного банка следующим образом: страны с высоким доходом (ВНП (в нашем случае используется ВВП) на душу населения от $9266 для 2000 года), со средним доходом (от $756 до $9265) и с низким доходом ($755 и меньше);

по главной международной классификации. Выделяются три глобальные группы стран: развивающиеся страны, страны Центральной, Восточной Европы и СНГ и страны ОЭСР.

по региональному признаку (для развивающихся стран). Развивающиеся страны классифицируются по следующим регионам: Арабские страны, Восточная Азия и Тихоокеанский регион, Латинская Америка и Карибские острова (включая Мексику), Южная Азия, Южная Европа и Африка. Южная Европа, представленная только Турцией и Кипром, в дальнейшем была исключена из анализа.

Прежде чем приступить к рассмотрению результатов нашего анализа, сформулируем основные концепции относительно измерения экономического роста и оптимального размера государства.

Используя экономический рост в эконометрических расчетах, на наш взгляд, необходимо учитывать преимущества «низкого старта» и «догоняющего роста», которыми располагают развивающиеся страны. Дело в том, что бедные страны могут расти быстрее, чем богатые в относительных темпах, поскольку им доступны инновационные технологии, уже разработанные передовыми государствами. Например, когда речь идет о наукоемких технологиях, то надо признать, что их разработка в основном ведется в высокоразвитых странах, тогда как выпуск конечного продукта может осуществляться в странах «третьего мира», поэтому рост, который дается одним странам путем инновационных прорывов, другим странам более доступен за счет простого расширения производства.

Кроме того, преимущество «низкого старта» бедных стран объясняется в целом законом убывающей предельной полезности ресурсов, которыми обладают страны. Например, увеличение производительности труда является более сложной задачей при высоких ее уровнях, чем при низкой производительности. Так, в Китае темпы роста экономики являются одними из самых высоких. В то же время производительность труда – одна из самых низких. Очевидно, что рост китайской экономики имеет экстенсивную природу и в будущем там встанет проблема инновационного прорыва. Российская экономика уже столкнулась с такой проблемой. Последние годы рост российской экономики во многом определялся наращиванием объемов экспорта энергоносителей. Сейчас основные добывающие отрасли уже подошли к своему пределу «производительности», поэтому нам необходим переход на следующий качественный уровень роста. В этом смысле можно сказать, что преимущества «низкого старта» для России исчерпаны.

Таким образом, условия «низкого старта» и «догоняющего роста» многих стран, определяющие высокие темпы роста экономики могут выступать, по крайней мере, влиятельными факторами. Сопровождающие неразвитость этих стран показатели, вроде низких государственных расходов, могут ошибочно приниматься за факторы этого высокого роста. Другими словами бедные страны могут быстрее расти только потому, что они бедные, а не потому, что размер госрасходов в них меньше, чем в развитых странах.

В то же время, отметим, что бедные страны менее устойчивы и стабильны. Поэтому наряду с высоким ростом в таких странах риск глубокого кризиса и спада намного выше, чем в развитых странах. Вспомним, например мировой финансовый кризис 1998 года, когда в основном пострадали развивающиеся рынки, а развитые страны «отделались» или небольшим спадом или стагнацией. На рисунке 1 представлено распределение 123 стран по уровню ВВП на душу населения в 2000 году и средним темпам роста ВВП(д) в 1990-2000 гг.

Рисунок 1 – Распределение стран по уровню ВВП на душу населения в 2000 году и средним темпам роста ВВП(д) в 1990-2000 гг. (123 страны)


Отчетливо видно, что более низкое положение стран по уровню ВВП на душу населения, то есть по уровню экономического развития, соответствует большим возможностям в плане экономического роста и большему риску глубокого спада. Примечательно, что в представленной выборке наблюдается положительная корреляция между ВВП на душу населения и темпами экономического роста. Однако, взаимосвязь не является статистически значимой и во многом определена наличием стран с глубоким кризисом, в том числе стран – бывших республик СССР.

Все это свидетельствует о том, что использование темпов экономического роста в кросс-секционном анализе весьма спорно и проблематично, поскольку индивидуальные эффекты экономического роста, присущие той или иной стране, могут быть намного сильнее влияния «внешних» различий стран в показателях (например, по доле госрасходов). Во всяком случае, если проводится кросс-секционный анализ, то наряду с темпами роста необходимо обязательно учитывать и уровень развития стран, поскольку существует различная специфика роста для стран с тем или иным уровнем экономического развития. С этой целью нами использовалась указанная выше группировка стран.

Что касается оптимального размера государства, то, как уже говорилось выше, его достаточно трудно определить для всей совокупности стран. Однако, мы считаем, что на уровне отдельных групп стран такие оптимумы могут прослеживаться. Однако необязательно во всех группах, поскольку, если все страны, входящие в ту или иную группу имеют госрасходы ниже оптимального для них значения, то определить оптимальный размер госрасходов в данной группе очень сложно.

Кроме того, нами предполагается, что оптимальный размер государства с позиции эффективности общественного развития должен лежать выше, чем оптимальный размер государства с позиции экономической эффективности (рисунок 2).


Рисунок 2 – Оптимальные уровни государственных расходов с позиции экономического роста и эффективности общественного развития


Рисунок демонстрирует, как взаимосвязаны уровень госрасходов, экономическая эффективность (выражаемая темпами роста в краткосрочной тенденции или уровнем ВВП в долгосрочной перспективе) и эффективность общественного развития. Предположим, что государственные расходы находятся на уровне между 0 и EXP1. Достаточно низкое значение доли государственных расходов характерно для неразвитых государств. На данном промежутке увеличение госрасходов будет стимулировать экономический рост и, соответственно, уровень ВВП. Однако страны, находящиеся в таком положении, как правило, имеют жесткие бюджетные ограничения и не в состоянии стимулировать рост кейнсианскими методами.

Последующее увеличение государственных расходов (начиная с нуля) согласно закону убывающей предельной полезности будет все в меньшей степени стимулировать рост, до тех пор, пока предельная полезность для роста не станет нулевой в точке А50. В тех странах, которым удалось приблизиться к таким «оптимальным» параметрам госрасходов будут наблюдаться самые высокие темпы роста (EGR1), а в долгосрочной перспективе и самый высокий уровень ВВП на душу населения (GDP1). То есть данный уровень госрасходов можно считать оптимальным с позиции экономической эффективности.

В то же время, общественная эффективность не будет находиться на максимальном уровне. Связано это с тем, что в таких условиях государственные расходы, как правило, не являются социально ориентированными, а призваны в первую очередь стимулировать развитие экономики. Примерами могут служить «высокорастущие» страны Юго-Восточной Азии, Китай и др. В них действительно наблюдаются самые высокие темпы роста экономики. Но в то же время, в погоне за высоким ростом отходят на задний план социальные и экологические проблемы. Даже те страны, которым в результате удалось добиться высокого уровня ВВП на душу населения (например, Южная Корея, Сингапур и др.) являются аутсайдерами в плане природоохранных мероприятий и социальных программ. В таких странах может наблюдаться высокая дифференциация населения по доходам и другие проблемы, присущие развивающимся странам. То есть такой рост не будет сопровождаться гармоничным развитием общества и, как правило, не будет сбалансированным. Можно утверждать, что такой рост также не будет устойчивым, поскольку постоянное отставание в развитии других сфер общества (негармоничное развитие) в конце концов, приводит к замедлению развития экономической сферы или вообще к кризису системы.

Дальнейшее увеличение госрасходов (между EXP1 и EXP2) приводит к повышению роли государства в экономике, что может снизить темпы экономического роста, но не до критического уровня. При этом в целом общественное развитие (совокупность экономической, социальной и экологической сфер) будет идти по восходящей. В таких обществах социальная и экологическая сферы выходят на передний план, а развитие общества становится гармоничным. При некотором уровне госрасходов EXP2 общество достигает наивысшего уровня эффективности развития. Темпы экономического роста или уровень ВВП на душу населения EGR2 (GDP2) в данном случае могут быть не самыми высокими. Однако такого роста достаточно для гармоничного развития общества в целом. Примером могут служить высокоразвитые страны, которые отнюдь не демонстрируют высоких темпов роста, но являются самыми гармонично развитыми (Норвегия, Швеция, Финляндия, Канада и др.). Наименьшими относительными госрасходами среди развитых стран (то есть ближайшие к точке EXP1 справа) отличаются США и Япония. Как известно, данные страны имеют множество проблем в социальной и экологической сферах.

Наконец, еще большее увеличение государственных расходов будет снижать их эффективность в отношении общественного развития в связи с чрезмерным давлением на экономику. Как следствие, экономическая сфера перестает развиваться (то есть, возможны отрицательные темпы роста или спад экономики), что приводит к снижению эффективности в других сферах и общественном развитии в целом.

Теперь рассмотрим некоторые результаты нашего анализа. Для начала построим матрицу коэффициентов корреляции (таблица 3).


Таблица 3 ­– Матрица коэффициентов корреляции переменных по 123 странам

 

EXP

HDI

ΔHDI

GDP PC

EGR

LEI

EDI

ln GDP PC

EXP

1,00






















HDI

0,53

1,00



















ΔHDI

-0,07

0,02

1,00
















GDP PC

0,48

0,78

0,09

1,00













EGR

0,15

0,16

0,71

0,27

1,00










LEI

0,41

0,91

0,30

0,67

0,22

1,00







EDI

0,53

0,93

-0,12

0,62

0,06

0,77

1,00




ln GDP PC

0,51

0,94

0,11

0,89

0,31

0,83

0,78

1,00

В таблице выделены связи, которые далее рассмотрим подробнее51. Наиболее тесная связь наблюдается между госрасходами и ИРЧП. Госрасходы также тесно связаны с отдельными составляющими ИРЧП, такими как продолжительность жизни и уровень образования, измеряемыми соответствующими индексами.

Отдельно отметим взаимосвязь госрасходов с ВВП на душу населения. Парная корреляция составила 0,51. Такая связь согласуется с Законом Вагнера. В то же время, нами не исключается и кейнсианская концепция, то есть обратная связь – от доли госрасходов к уровню ВВП. Также отметим, что использование в анализе логарифмированных данных ВВП на душу населения является более оптимальным, существенно улучшая качество модели.

Противоречиво обстоит дело с экономическим ростом. Результаты свидетельствуют об отсутствии значимой связи между государственными расходами и темпами экономического роста, по крайней мере, в изучаемой совокупности.

Относительно изменения ИРЧП за период с 1990-2000гг. в зависимости от доли госрасходов в ВВП ситуация схожа. Наблюдаемая взаимосвязь очень слабая. При этом стоит отметить, что, как и в случае с экономическим ростом, изменение ИРЧП не равноценно при различных уровнях самого ИРЧП. Более высокие значения ИРЧП дают меньше возможностей странам в повышении своего уровня, поскольку существуют пределы насыщения ИРЧП. Именно поэтому, в дальнейшем нами используется абсолютное изменение ИРЧП.

Рассмотренная связь госрасходов с выделенными переменными является достаточно тесной. Однако, более высокая корреляция наблюдается между ИРЧП и его составляющими (что очевидно), а также между составляющими элементами ИРЧП. Например, взаимосвязь продолжительности жизни или уровня образования с ВВП на душу населения намного теснее, чем с госрасходами. Однако, на наш взгляд, нельзя недооценивать роль государственных расходов, поскольку именно они являются компонентом государственного регулирования экономики.

Наконец, тесная связь наблюдается между темпами экономического роста и изменением ИРЧП в абсолютном выражении. Отчасти это обусловлено высокой корреляцией между ВВП и ИРЧП.

Нами был проведен анализ кросс-секционных данных на предмет существования оптимального значения государственных расходов с позиции экономической и общественной эффективности. Поскольку выше мы не выявили устойчивой связи между госрасходами и экономическим ростом и приростом по всему множеству стран, дальнейший анализ был проведен по указанным выше группам стран52. Для каждой из групп мы попытались выявить экстремумы госрасходов на основе квадратичной и кубической аппроксимации (Приложение). Предполагается, что если и существует оптимальный уровень госрасходов, то связь между госрасходами и соответствующими оптимизируемыми величинами должна описываться функцией в виде перевернутой латинской буквы U, которая наилучшим образом аппроксимируется квадратичной и кубической функцией. Теоретически данная функция должна значимо улучшать качество регрессии, что можно проверить с помощью теста Рамсея.

Анализируя результаты можно сделать вывод, что в целом оптимальный размер государства с позиции общественной эффективности находится выше, чем с позиции экономической эффективности (таблица 4).

Из 16 пар специфицированных моделей, имеющих максимум, в 12 случаях максимум по приросту ИРЧП или уровню ИРЧП лежит выше, чем по экономическому росту или уровню ВВП на душу населения; в двух случаях наблюдается обратная ситуация; и еще в двух случаях оптимумы совпадают. Отметим также, что различия в оптимальных размерах государства более наглядны, когда сравнивались уровень ВВП на душу населения и уровень ИРЧП. А при сравнении темпов экономического роста и прироста ИРЧП в 9 из 22 моделях отсутствовал максимум (то есть параболы в виде латинской буквы U), поэтому нельзя было определить оптимум госрасходов. Только для одной группы стран, где ИРЧП<0,500, не удалось определить и сравнить оптимальные размеры государственных расходов с разных позиций. Однако, полагая, что в данную группу включаются развивающиеся страны, можно использовать результаты для последних.


Таблица 4 – Оптимальные размеры государства для различных группировок стран

Группировка

Оптимальный размер государства с позиции

экономического роста

прироста ИРЧП

ВВП на душу населения

ИРЧП

ИРЧП >0,800

49

52

51

50

0,500<ИРЧП <0,800

(30)

(49)

35

38

ИРЧП <0,500

61

(18)

(34)

(31)

ВВП(д) > $9266

50

52

51

52

$756<ВВП(д)<$9265

(23)

(85)

39

45

Страны Центральной и Восточной Европы

57

70

56

56

Развивающиеся страны

57

0

33

60

Страны ОЭСР

43

53

46,5

49

Африка

(-162)

(41)

48

49

Латинская Америка и Карибские острова

(39)

(107)

29

35

Восточная, Южная Азия и Тихоокеанский регион

24

24

21

23

Жирным выделены статистически значимые нелинейные модели, которые имеют значимые R2 или все коэффициенты регрессии

В скобках отмечены оптимумы кривой, соответствующие минимуму функции


В группе развивающихся стран не удалось определить оптимальный размер госрасходов с позиции максимального прироста ИРЧП, поскольку функция была на данном промежутке убывающей. Однако на примере абсолютных величин наглядно показано, что оптимальный размер государства с позиции ИРЧП выше, чем с позиции максимизации ВВП.

Наконец, несмотря на то, что большинство специфицированных моделей оказалось статистически незначимыми, мы все-таки можем сделать некоторые выводы относительно оптимальных размеров государства. Так, для развитых в социальном и экономическом аспектах стран оптимальные размеры государства находятся в пределах 43-53%, причем с позиции общественной эффективности их уровень на несколько пунктов выше, чем с позиции экономической эффективности.

Для остальных стран наблюдается больший размах оптимальных значений. Но, тем не менее, можно утверждать, что для стран Центральной и Восточной Европы оптимальный уровень лежит выше, чем для развитых стран (в районе 56-70%). А для стран Азии, Латинской Америки, наоборот, намного ниже и находится на уровне 21-35%.

Таким образом, определяя размер государственных расходов необходимо исходить не только из интересов экономического роста, но и из общественной полезности данных расходов, что более важно. И оптимальный размер госрасходов в последнем случае будет лежать на более высоком уровне.

В настоящее время отношение госрасходов к ВВП в России составляет около 35%. Исходя из проведенного анализа представляется, что для России оптимальный размер государства лежит в пределах 45-50%. Поэтому государству необходимо не сокращать расходы, как предлагают крайние либералы, а наоборот – наращивать их до выхода на такой, полученный в результате экономико-статистического анализа, уровень к 2010 году.

1   2   3   4


База данных защищена авторским правом ©ekonoom.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница