О русском пьянстве, лени и жестокости Владимир Мединский




страница1/31
Дата10.05.2016
Размер4.97 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   31
О русском пьянстве, лени и жестокости

Владимир Мединский

Посвящаю моему отцу, большому любителю исторической литературы, и бабушке, преподавателю истории, коим всецело обязан своим интересом к теме этой книги.

От автора

В предисловии принято вспоминать тех, кто оказал помощь автору в создании произведения. И хотя есть в этом что-то голливудское (кто хоть раз наблюдал церемонию вручения «Оскаров», думаю, немало на эту тему позабавился), я не стану отходить от традиции, тем более по сути она совершенно справедлива.
Поэтому постараюсь вспомнить хотя бы большую часть из тех, кто помог мне в работе над этой книгой. Помогали по-разному: редактурой, проверкой фактов и цифр, сбором информации, советом, дружеской критикой.
Это, в первую очередь, замечательный историк А. Буровский и аналитик С. Малкарова.
Это коллектив, создавший 12-серийный документальный фильм «Мифы о России» (приобретайте двойной DVD ©), идеи которого легли в основу книги: журналист Н. Петров, режиссер С. Бравер-ман, продюсер Е. Петрова.
Спасибо соведущим ТВ-фильма Б. Надеждину и в особенности А. Проханову, давшим немало практических идей для этой книги.
Отдельная благодарность соавтору телеверсии «Мифов», не только бывшему бизнесмену и нынешнему депутату (так, согласитесь, бывает нередко), но и глубокому философу и знатоку истории (что в сочетании с первыми двумя ипостасями уже не бывает почти никогда) – В. Аристархову.
Спасибо за поддержку «отцам» российской рекламы С. Васильеву и особенно так рано ушедшему от нас Ю. Заполю.
Спасибо всем, без кого не было бы ни фильма, со всей последующей «раскруткой» его идей, ни этой книги: Ю. Волкову, О. Попцову, Е. Москвину, А. Венедиктову, К. Лариной и А. Угланову.
И хотя в писательском и издательском мире это считается «mauvais tone», но все же говорю отдельные слова благодарности гендиректору ЗАО «ОЛМА Медиа Групп» Д. Иванову, поверившему в проект.

Искренне Ваш,


Владимир Мединский

Введение


Нет народа, о котором было бы выдумано столько лжи, нелепостей и клеветы, как народ русский.
    Екатерина Великая, урожденная немка
Реки Сибири кишат бегемотами. Жители Сибири добывают и продают их, если просыпаются после зимней спячки.
    Коммодор Р. Перри. Из доклада Парламенту 1742 г.
Для кого написана эта книга? Казалось бы, всего нужнее она иностранцам, чьи представления о нашем Отечестве во многом базируются на различных мифах. Мифы эти, возникшие в стародавние времена, давно переродились в устойчивые стереотипы о России. Однако автора терзает смутное подозрение, что вряд ли среднестатистический житель Лос-Анджелеса, Бристоля или Женевы, дрожа от нетерпения, бросится в книжную лавку и, листая этот скромный опус, будет с изумлением восклицать: «Надо же! Оказывается, эти загадочные русские вовсе не пьют водку прямо из самовара, чистят зубы по утрам и не покрываются холодным потом, услышав жуткую аббревиатуру „КГБ“. Кто бы мог подумать!» Вряд ли опровержение каких-то стереотипов будет читаться в первую очередь теми, кто в эти стереотипы верит. Мы не рассчитываем, что после нашей книги французы, американцы или шведы проникнутся к России большим уважением и симпатией.
Эта книга написана в первую очередь для русских, или, вернее, для россиян. Для нас самих. Ведь мы сами не всегда умеем отделить зерна от плевел в нашей истории.
Слыша столько лет от иностранных наблюдателей о нашей склонности к пьянству, воровству, жестокости, мазохистской любви к тиранам-правителям, мы сами понемногу начинаем воспринимать это как нечто бесспорное. О подобном хорошо в свое время писал А. С. Пушкин:
Ты просвещением свой разум осветил,

Ты правды лик увидел,

И нежно чуждые народы возлюбил,

И мудро свой возненавидел.

Ты руки потирал от наших неудач,



С лукавым смехом слушал вести,

Когда бежали вскачь



И гибло знамя нашей чести.
На веру воспринимали мы и излагаемую в школе отечественную историю, не ведая, что на протяжении нескольких столетий исторические факты и события переписывались историками по требованию и в угоду правящей власти.
В этой книге я не собираюсь полностью отрицать все, что о нас думают в мире и в самой Российской Федерации, и доказывать, что русские[1 - В дальнейшем я буду писать «русский», «русские», имея в виду всех, кто живет в России, кто считает русский язык родным и является, по сути, носителем русской культуры независимо от этнической принадлежности. Слово «россиянин», пущенное в оборот Борисом Ельциным с его неповторимой интонацией, – какое-то неживое.] – это поголовные трезвенники, честнейшие на планете люди и политкорректнейшие демократы. Отнюдь. Среди народа, насчитывающего сто пятьдесят миллионов человек, найти можно кого угодно – от академика Вернадского до маньяка Чикатило, и копаться в разного рода крайностях не моя задача. Задача – обратиться к истории.
А порой к скучноватой статистике, чтобы показать – русская история не более кровавая, чем европейская, а уж тем более чем стран Азии и Африки. Чтобы показать: русский народ – труженик и созидатель, а не вечно пьяный ленивый Иван-дурак. Все познается лишь в сравнении. Вот и сравним!
Убежден: Россия имеет все основания для того, чтобы гордиться своей историей и ее деятелями. Без этой законной гордости нет и не может быть России современной, сильной, гордой, промышленно развитой, культурной, демократической. Чуть было не написал «единой», да простит мне политизированный читатель. Впрочем, не стоит в каждом слове искать политику. Разве не великий Пушкин писал: «Вся история России… есть ее стремление к единству»?
Идеологическое нашествие Запада бывает намного опаснее нашествия военного. Судите сами: с Наполеоном мы воевали с 1799 по 1815 год. 16 лет, причем с большими перерывами. Самое опасное вторжение 1812 года было нейтрализовано и отражено менее чем за полгода.
С Гитлером справились всего за четыре года: очень напряженных и страшных, но справились полностью и окончательно.
А с мифами о том, что вся наша история – сплошное пьянство, кровь и грязь, справиться не можем уже пятое столетие.
Утверждаю: гордости за свою страну, за свою историю у россиян будет гораздо больше, когда мы научимся распознавать и обезвреживать черные политические мифы. Точно так же, как распознают и обезвреживают поставленную на дороге мину. Эти мифы и есть идеологическая мина на пути в цивилизованное будущее.
Для этой работы необходимо знать истоки и причины мифотворчества, уметь распознавать мифы, используемые до сих пор западными историками, подхватываемые некоторыми отечественными политиками.
Пора разобраться с тем, что же такое вообще исторические мифы, как они «работают» и что из себя представляют. Откуда они взялись, кому выгодны. Кто и зачем поддерживает их внутри страны, какова их разрушительная сила.
Этому и посвящена моя книга.

Часть I
Происхождение мифов о России и их влияние

Темная, с красными пятнами держава лежала в яме Земного шара…По краям ямы густо стояли стражи, и зарево пожарищ кровавило железо, зажатое в их когтистых лапах.
    А. Белинков. «Россия и чёрт»

Глава 1
Зачем нужны мифы о России?



Невозможно так ужасно обращаться с неграми, если считать их полноценными людьми.
    Д. Ливингстон. «Путешествия по Внутренней Африке»
Мифы о себе есть абсолютно у всех народов. Обычно это мифы положительные – в них народ предстает немного лучше, чем он есть на самом деле. Англичане видятся самим себе деловитыми и честными, свободолюбивыми, преданными короне и своей стране. Американцы считают себя прирожденными демократами, не терпящими никакого неравенства и несправедливости между людьми. Немцы – чувствительными, трудолюбивыми и добродушными.
Каждый такой миф – приятное упрощение, в котором нет места для негативных сторон народного характера или черных пятен в истории народа.
У всех народов есть мифы о своих соседях. Это мифы и положительные, и отрицательные, черные: кого-то любят, кого-то и не очень. Англичане ославили шотландцев как невероятных жадин. Мы до сих пор сравниваем скрягу с шотландцем.
Корни этого мифа известны. Шотландцы и правда были прижимистее англичан: народ это более бедный, они вели себя скромнее и аскетичнее. Когда шотландские дворяне приезжали в Лондон ко двору новых владык Шотландии – английских королей, английские дворяне смеялись над их скромной одеждой и сдержанным поведением. Шотландцы не швыряли щедрые чаевые, не переодевались пять раз на дню, не держали большого штата слуг. Вот английские дворяне, уже разбогатевшие на торговле и колониальном грабеже, и ославили шотландцев как жадин. И весь мир поверил!
Но на уровне бытового общения шотландцы намного щедрее англичан. По собственному опыту знаю: если вы гостите в средней шотландской семье, то это совсем другое ощущение, чем в средней английской! Шотландцы очень гостеприимные, искренние, дружелюбные.
Японцы до сих пор считают европейцев дикими и нечистоплотными. Ведь у японцев с древности царил культ чистоты, они принимали ванну три раза в неделю, разувались при входе в дом. Считая иноземцев варварами, японцы XVI–XVII веков во много раз раздули миф о нечистоплотности и грубости европейцев. Этим, кстати, идеологически оправдывалась и политика сёгуната на полную политическую изоляцию Японии от внешнего мира. «Что, мол, эти европейские варвары могут принести кроме вшей и прочей заразы». В книге Дж. Клавелла «Сёгун» прекрасно описаны мифы европейцев о японцах и наоборот.[2 - Клавелл Дж. Сёгун. СПб.: Амфора, 2005.]
Известны и черные мифы о самих себе: например, финны искренне верят, что они неразговорчивые и упрямые. Так сильно верят, что убедили в этом окружающие народы.
Мифы рождаются в народном сознании. Но их порой используют и для политики. А другие мифы специально создаются для ведения политической пропаганды. Целью создания подобных мифов является легитимизация власти, полученной в результате переворота или революции. Тогда на свет Божий извлекаются положительные мифы о новой власти и создаются черные о старой.
Черные политические мифы создаются и о целых народах. В Британии XVII–XIX веков сформировался громадный пласт мифологии об ирландцах. По страницам газет расхаживал эдакий «Пегги» – аналог «тонкошеего Аарона» или «русской свиньи». Вечно пьяный, безответственный и нелепый ирландец Пегги изображался дураком и бездельником, не способным научиться чему-то путному. Вечно у него по 10 детишек, которых он не способен прокормить, вечно он влипает в разные идиотские ситуации, вечно пропивает имущество. Если «Пегги» и голодал – то исключительно по причине собственной скотской сущности, безответственности и неумения работать.
Невозможно разделить два понятия: «ирландцы» и «беспорядки», – утверждал Бернард Шоу, кстати, ирландец по происхождению.
В 1848 году в Ирландии случился неурожай. От страшного голода умерло больше миллиона человек, а еще полтора миллиона уехали в Америку. Не будь мифа о противном тупом «Пегги», британцам было бы непросто смотреть в сторону Ирландии. А так миф позволял снять комплекс вины, возложив ответственность за произошедшее на самих «неправильных» ирландцев.
Тогда же сочинялись черные политические мифы о колониальных народах. Ведь, «как известно», ни индусы, ни африканцы не способны сами с собой управиться, они остро нуждаются в наставниках-колонизаторах. Индия побольше Ирландии, но все же цифра производит впечатление: не в одном 1848 году, а КАЖДЫЙ год с 1840 по 1900 в Индии умирало с голоду примерно МИЛЛИОН человек. Примерно – потому что никто не считал. «Кто их, таджиков, блин, считает», как говорится в любимом анекдоте московских строителей.
А почему в Индии голод?! Конечно же, потому, что в Индии «неправильная» система земледелия. И потому, что индусы не умеют работать, ленивы и глупы. Да еще и учиться не хотят. Колониальная администрация пытается, пытается их исправить, да все без толку. И вообще, верят индусы в каких-то дурацких богов со множеством рук и со слоновой головой. Стали бы они протестантами, прихожанами англиканской церкви – и не было бы в Индии никакого голода. Миссионеры стараются, просвещают индусов… А они не хотят! Никакой положительности в них нет.
Политические мифы о нелепых индусах, не умеющих пахать землю и собирать урожай, внедрялись в сознание народа средствами государственной пропаганды со школьной скамьи, и даже усилиями таких талантливых писателей, как Р. Киплинг и А. Конан-Дойль.
Таковы же и черные мифы о неграх в США. Почему они рабы? А потому, что – сущие дети, не способные жить самостоятельно. И умственно они отсталые, – до самых тупых белых им далеко-о. Грязью заросли, сучьи дети, даже арифметике научиться и то не могут. Отпусти их на волю, – им же самим только хуже. И к тому же криминальные типы. Кто совершает 80 % всех преступлений? Негры! Белых женщин всех перенасилуют, дай им только волю, негодяям.
Английский историк Болингвуд восхвалял мудрость Творца: мол, Господь создавал каждую расу для какой-то определенной цели. Белая раса создана Богом, чтобы воевать и править. Желтая – идеальные промышленные рабочие, исполнительные и трудолюбивые. Черные – отличные сельскохозяйственные рабочие. Они тупые, к промышленному труду не пригодные, а на солнце им, крепким физически и выносливым, не жарко.[3 - Похожие расистские идеи в XVII–XIX вв. распространялись множеством европейских историков разных национальностей. Есть они и у Кларендона, и у Бюффона, и у Мирабо, и у Стэнли. (Прим. науч. ред.)] Семиты же (подразумевались, видимо, арабы и евреи) – те просто прирожденные торговцы.

К. Джордж «Бизонье сало главный вождь черноногих индейцев». 1832 г.


Так же ославлены и индейцы. Кто они, коренные жители Америки? – Кровожадные сволочи, которые только и делают, что охотятся за скальпами, поклоняются бизонам и солнцу, «большие дети» – скачут по прериям, орут и воют. Не будем недооценивать пропагандистский потенциал такого литературного жанра, как вестерн. Поколение за поколением американцы читали книги, в которых простоватые, но честные и милые белые ковбои осваивали «Дикий Запад», а грязные жестокие дикари нападали на них, убивали и грабили.


С появлением кинематографа, вестерн сделался, чуть ли не самым популярным киножанром в США. Черный миф об индейцах утверждался уже не только силой печатного слова, но и лучшим в мире американским кино с его кинотрюками и спецэффектами, богатой цветопередачей, великолепным техническим исполнением.
Мифы кинематографа оказались такими сильными, что само слово «индеец» вызывает в памяти некого воина верхом на коне с томагавком! Этот миф совершенно поглотил память о цивилизациях инков, ацтеков и майя, уничтоженных европейскими колонизаторами.
Все это примеры черных политических мифов о народах, которых эксплуатируют, держат в нищете, не дают им подняться. Мифы, которые духовно обслуживают создание колониальных империй, насилие и грабеж.
Другие мифы, еще страшнее, идут в ход, когда надо идеологически бороться против серьезного геополитического врага.
Таков хотя бы миф, а вернее целый набор мифов XIX и XX веков о немцах – поголовных садистах, любителях маршировать и преступниках по нравственному убеждению. Немцев расписывали так, чтобы любое преступление против них выглядело бы совершенно естественным поступком. Чтобы даже обсуждать политику в отношении Германии стало бы невозможно, чтобы при одном упоминании о Германии и немцах сразу возникала бы чисто эмоциональная реакция. И любые доводы разума уже не воспринимались бы.
Черный политический миф о немцах возник в XIX веке, когда Германия стала конкурентом Британии и Франции. И ушел в небытие в середине XX века, когда Германия перестала быть врагом и сделалась стратегическим союзником. Тогда-то немцы из садистов и тупиц «превратились» в трудолюбивых и «хороших».[4 - Бывает жутко читать о немцах у Жюль Верна: какое-то сборище уродов. Отвратительны образы немецких шпионов у Конан Дойля. Голсуорси был противником дискриминации немцев, живших в Британии во время Первой мировой войны. Но и у него «уличенная» немка начинает распевать «Вахту на Рейне» – националистический гимн. Генерал Эйзенхауэр, ставший президентом Эйзенхауэром, задумчиво произнес: «А ведь мы ошибались насчет немцев». Так и ошибались почти сто лет, пока немцы не перестали быть опасны. (Прим. науч. ред.)]
Таковы же черные мифы о России. Этих политических мифов так много, что их трудно, даже невозможно перечислить. В обойме и отвратительные дороги, и поголовное пьянство, и особая кровавость русской истории, и (ну, конечно же!) неумение работать, и жестокость русских, и их стремление завоевать весь мир, и их рабская сущность и многое-многое другое.
Черные мифы о России создавались не только для политического использования. Но практически все бытовые и литературные мифы были рано или поздно превращены в политические.
Бытовые и литературные мифы могут изменяться, даже меняться на противоположные. Стоит почитать Томаса Манна и Эриха Марию Ремарка, чтобы убедиться: в начале XX века в Германии русских считали добрыми и веселыми людьми. А к концу 1930-х преобладало мнение о том, что русские – люди мрачные и свирепые. А современные немцы колеблются между комплексом вины перед русскими и представлениями о русских дикарях, которых надо учить пользоваться телефоном и унитазом.

Политические мифы о России


Но вот черные политические мифы о России просто поразительно стабильны. Как и мифы о «Пегги», тупых неграх и жестоких индейцах, этот комплекс мифов повествует вроде бы о разных сторонах жизни страны и народа, но на самом деле формирует четкую и цельную картину. Передать ее можно примерно так:
1. Русские – народ, в психологии которого нет стремления регулярно работать, получить результат, хорошо организовать труд. Именно поэтому в России нет чистых уборных, хороших дорог, царит нищета и убожество. Царила, царит и будет царить, – ведь русским это очень нравится.
2. Русские – непосредственные и веселые дети, у которых игра легко становится жестокой и грубой, как у всех детей и дикарей. Распорядиться собой они не способны, им нужен строгий, но справедливый начальник – такой «отец», который бы приказывал, распоряжался, вел, наказывал.
Типично в этом плане использование летописного мифа о Рюрике. Вот, мол, пример того, что только иностранцы смогли принести русским государственность и порядок.
Если брать историю, до сих пор неизвестно, существовал ли вообще Рюрик. Неизвестно, был ли он князем в Ладоге или попросту наемником, захватившим власть. Неизвестно, было ли вообще «призвание варягов», и никто толком не может ничего сказать, откуда именно они пришли. В. О. Ключевский полагал, что летописец «сказочкой о призвании прикрыл факт узурпации и разбоя».[5 - Ключевский В. О. Собр. Соч. в 8 тт. Т. 4. М.: Наука, 1958.] А миф о Рюрике-цивилизаторе живет и живет, делая свое черное дело! Под Стокгольмом поставили даже памятник Рюрику – завоевателю и цивилизатору Руси.[6 - Спор о Рюрике и о характере варяжского завоевания вспыхивает каждый раз, когда собираются ученые. Очень остро шла полемика в Эрмитаже 14–18 мая 2007 г. на конференции «Сложение русской государственности в контексте раннесредневековой истории Старого Света». Но давайте уточним: ничего общего нет у исторического Рюрика, кто бы он ни был, и у Рюрика – цивилизатора Руси, которому поставлен памятник. В. Мединский еще очень вежливо называет мифом то, что заслуживает называться бредом. Но видимо, именно такой бред кем-то востребован. (Прим. науч. ред.)]

В. Матэ «В. О. Ключевский». Гравюра. Конец XIX в.


Искренне пытался написать историю России объективно и непредвзято. Это не помешало «западникам», выхватив из контекста его сочинений дюжину фраз, провозгласить Ключевского своим «прозападным» идеологом

3. Русские – рабы в душе, для них нормально почитание жестокой и грозной власти. Только авторитарную, деспотическую власть они уважают, только ее принимают всерьез. Демократия для них совершенно невозможна.


4. Российское государство не способно решать задачи развития, управления громадной империей. В ней царит азиатская деспотия, произвол и грубость нравов.
Единственная цель российского государства – завоевание как можно большего пространства, покорение и эксплуатация соседских стран и народов. Это – сокровенная цель Российской империи, и что бы ни говорили сами русские, ничего другого от них ждать не приходится.
Причем бытовые и литературные мифы не так живучи. Причина понятна: рядовой человек изначально может думать что угодно и верить во что угодно. Он и не виноват, что думает глупости и верит в полную чепуху, – его так воспитали. Известно ведь, что Карло Бартоломео Растрелли-старший вместе с сыном, будущим строителем Смольного монастыря и Зимнего дворца, Бартоломео Растрелли-младшим в июне (!) 1716 года приехал в Россию в шубе и в санях. И первое время очень удивлялся своей популярности – чего это в каждой деревне за ними бегут мальчишки, а взрослые хохочут и тычут в них пальцами?!
Но люди в частной жизни легко убеждаются в неправильности своих представлений. Те же Растрелли: и папа, и сын шубы быстро поснимали, а позже много раз смеялись над своими представлениями о русском климате.
Есть много других примеров из разных эпох, когда стереотипы постепенно рассыпались в результате открытости стран и активного культурного, образовательного, туристического обмена. Стоит «открыть» страну – и на уровне отдельных личностей она уже воспринимается адекватно.
А вот черные политические мифы поразительно устойчивы. «Новые» мифы о России, родившиеся в середине, а то и в конце XX века, вовсе не так уж новы. Здесь и миф о невероятной агрессивности Советского Союза, и о неумении русских застегивать штаны и пользоваться ватерклозетом, и о том, что Россия «слишком холодна и не приспособлена для жизни».
Все они восходят к образцам «старых» мифов, созданных на протяжении XVI–XIX веков и «благополучно» доживших до нашего времени.
Взять хотя бы миф о «Завещании Петра Великого». В середине XVIII века он мелькнул и пропал. В записках французского шпиона и агента влияния кавалера д’Эона можно найти упоминание о том, что в 1757 году он, благодаря тесной дружбе с царицей Елизаветой Петровной, получил доступ в архивы. Там он скопировал «Завещание Петра Великого» – завещание наследникам о том, как надо стравливать европейские державы, расширять пределы Российской империи и в конечном счете достичь мирового господства. И якобы в Париже отдал это «Завещание» королю Людовику XV.
В 1778 году отставленный от двора и потерявший влияние д’Эон пытался напомнить о себе, для этого был найден предлог. В 1763 году умирает польский король, и французские дипломаты обсуждают возможный раздел Польши, который, по их мнению, замышляют Россия и Пруссия. В 1772 году раздел Польши совершился. И в 1778 году упомянутый нами кавалер д’Эон интерпретирует его как реализацию «излюбленного плана Петра Великого, страстно желавшего приблизить свои границы к Германии, чтобы играть там серьезную роль». Цель – поднять себе цену. Ведь он, д’Эон, еще в 1757 году предсказал раздел Польши в своем докладе, представленном королю!
Однако «Завещание Петра Великого» – это только слух и не более. Слух, запущенный политическим авантюристом для того, чтобы вернуться в политику.
В 1807–1811 годах Наполеон готовил общественное мнение Европы к походу на Россию. Сначала в Париже были запущены в обращение два варианта брошюры, включавшей вариант текста «Завещания». В основу легло сочинение польского эмигранта М. Сокольницкого, написанное в 1797 году.
Потом, по прямому заданию Наполеона, французский чиновник Мишель Лезюр, историк по образованию, написал книгу «Возрастание русского могущества с самого начала его и до XIX века». В ней, помимо прочего, было сказано: «Уверяют, что в частных архивах русских императоров хранятся секретные мемуары, написанные собственноручно Петром Великим, где откровенно изложены планы этого государя». Текст «Завещания» не опубликован, и Лезюр использует слухи, чтобы убедить европейскую публику в наличии агрессивных и наступательных устремлений российской внешней политики. Суть слухов такова: якобы Петр подробно спланировал территориальную экспансию в северном, южном и восточном направлениях, вплоть до покорения значительной части Европы, Персии и Индии. Как же с такой страной не воевать?!
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   31


База данных защищена авторским правом ©ekonoom.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница