О необходимости исследований и учета циклических колебаний в экономической политике экономические кризисы и место стран в мировой истории




Скачать 469.84 Kb.
страница1/3
Дата26.04.2016
Размер469.84 Kb.
  1   2   3


Айрапетян М.С., советник аппарата Комитета

Государственной Думы по экономической политике,

инновационному развитию и предпринимательству, д.э.н.
О НЕОБХОДИМОСТИ ИССЛЕДОВАНИЙ И УЧЕТА

ЦИКЛИЧЕСКИХ КОЛЕБАНИЙ В ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ПОЛИТИКЕ

Экономические кризисы и место стран в мировой истории
В последние годы в России особую актуальность приобрели вопросы выявления ее политического и экономического места в мировой истории. Точнее – вопросы возвращения дважды потерянного за последние 100 лет статуса активного субъекта мировой истории – мировой экономики и политики. Первый раз такой статус был потерян в результате распада в 1917 г. Российской империи, но был восстановлен в рамках СССР в 1945 г. (по итогам второй мировой войны 1939-1945 гг.). Второй раз статус активного субъекта мировой истории Россия потеряла в результате распада СССР в 1991 г. Как минимум, с 2003 г. происходит очередная попытка восстановления Россией этого статуса.

Такая попытка имеет фундаментальное значение для современного мирового (и регионального) порядка, и должна быть, в конечном счете, реализована – Россия имеет для этого политические и геополитические основания и исходные условия (прежде всего, размеры территории и национального богатства). Однако при этом игнорируются два ключевых обстоятельства, во многом определяющие, более того – детерминирующие место стран в мировой истории. Во-первых – экономическая история России и история мировой экономики. Во-вторых – реальные механизмы функционирования мировой экономики.

Проблема (и не только для Российской империи и СССР, но и современной России) состоит в том, что такие механизмы имеют, зачастую, скрытый характер, поэтому значительно сильнее политических намерений и условий. Это связано с тем, что эти механизмы имеют циклический характер – действуют в рамках системы мировых экономических циклов. Именно отрицание или игнорирование таких циклов ведет к субъективной трактовке экономического развития. Тем не менее, такой подход является характерным для многих и, особенно – современных отечественных и зарубежных моделей развития. Как следствие, такие модели приобретают предельно абстрактный и вторичный характер.

Результатом применения таких моделей является отсутствие достаточно точных и системных экономических прогнозов, прежде всего – кризисов, необходимых для формирования экономической политики. Поэтому при оценке прошлых, текущих и будущих состояний мировой экономики, в том числе экономики России, такие модели являются неприемлемыми или реализуемыми частично, с допущением сопутствующих ошибок в принятии решений и связанных с ними потерь. Особенно – в периоды экономических кризисов.

Такая ситуация в экономической теории и политике и вызываемые ею негативные последствия, особенно – для современной России (как ранее – для СССР и Российской империи), напрямую связаны с «проблемой экономических кризисов». А именно – с проблемой «мирового экономического кризиса» – 2007-2011 гг. (в реальности – «структурной революции»), из которого экономика России не смогла полноценно выйти. Более того – с проблемой аномального ухудшения состояния экономики России с 2012-2013 гг., которое происходит на фоне стандартного 13-летнего мирового экономического роста 2003-2015 гг.

Такое аномальное состояние экономики России является серьезной проблемой постольку, поскольку положение мировой экономики, в том числе экономики России неизбежно ухудшится в среднесрочной перспективе – вне зависимости от накопленного потенциала в период мирового экономического роста. Это связано с тем, что период 2015-2020 гг. – это рубеж мирового экономического роста. А именно – период «расцвета – пика» 34-летнего мирового экономического цикла 1999-2032 гг. Такой рост, начавшийся в 2003 г., фактически, с ростом цен на нефть и формированием в 2002 г. мирового центра – G8, включая Россию, сменится циклическим мировым экономическим спадом в 2020 г.

Иначе говоря, создание G8 формально предшествовало началу в 2003 г. мирового экономического роста (более того, во многом стимулировало такой рост, в том числе за счет актуализации накопленного ранее экономического и научно-технического и технологического потенциала России). Возврат к G7 в конце 2014 г. формально знаменует завершение в 2015 г. текущего мирового экономического роста. Точнее, «активной фазы модернизации» экономики.

Но этот период – также стандартного 13-летнего мирового экономического спада 2020-2032 гг. смогут выдержать (без крупных экономических, социальных потерь) лишь ведущие страны мирового центра – США и ключевые страны ЕС, а также Китай. В том числе – за счет сравнительно более «слабых» (менее динамичных и конкурентоспособных) стран, в частности России. Так же, как и в период прошлого мирового экономического спада 1985-1999 гг. – за счет СССР и современной России, в аналогичный период 1917-1930 гг. – за счет Российской империи (в целом с 34-летним периодом повторения). Во всех этих случаях такие процессы происходили за счет более или менее масштабного вывоза из Российской империи, СССР и современной России ценностей – ресурсов, капиталов и доходов, компенсирующих их сокращение в других, более развитых странах. Обоснованность, во многом инстинктивная, попыток современной России в таких условиях (в преддверии мирового экономического спада 2020-2032 гг.) к относительной самоизоляции – как способа самосохранения в глобальном и конкурентном мире – более или менее очевидна.


«Кризис капитализма» и прогнозирование мировой экономики
В контексте зависимости места страны в мировой истории от степени адекватности решения «проблемы экономических кризисов», особое значение, и не только теоретическое, приобретают вопросы исследования циклических колебаний, прежде всего – кризисов в мировой и локальных экономиках, в том числе в экономике России. Как показывает мировая история, особенно с конца XVIII – начала XIX вв. ключевой в данном контексте является оценка перспектив развития именно западных – «капиталистических» экономик. В разное время – экономики Англии, Германии, в целом – Европы, США. Точнее, их ошибочная оценка, которая выражается в периодическом воспроизводстве тезиса о «неспособности» этих стран выходить из очередного экономического кризиса. Начиная с середины XIX в. – с интенсификации таких кризисов, отмеченной К. Марксом. Такая «неспособность» трактуется – как правило, промышленно менее развитыми странами первичной или вторичной мировой периферии, в частности, в Российской империи, СССР и современной России – как «очередной этап кризиса капитализма». Попытки воспользоваться этим этапом имеют 200-летнюю историю, более того – стали одними из главных причин локальных и мировых революций и войн XIX-XX вв. В целом такие попытки были направлены на смену (как правило, после революций и войн) установившегося мирового порядка. Поэтому – на формирование нового мирового экономического центра, вытеснение старого в мировую периферию, и возложение ресурсной нагрузки по воспроизводству мировой экономики на такую периферию.

В настоящее время в мире складывается аналогичная ситуация, трактуемая в рамках традиционной концепции «кризиса капитализма» – современный Запад (США и ЕС) находится в состоянии системного, главное – последнего экономического кризиса, ведущего к его «окончательному падению». Такая оценка является в целом адекватной, но по другой причине: современное ухудшение состояния мировой и локальных экономик связано не с циклическим кризисом, а с его ожиданием, «вырабатываемым» в конце мирового экономического роста. Роста, который несет в себе не только позитивные, но и негативные последствия – как и любая экспансия, одной из форм которой и является экономический рост. Так, за последние 100 лет такая оценка – с 34-летним периодов генерации имела место в конце трех последних периодов мирового экономического роста. В конце периода 1900-1913 гг., итогом которого стали первая мировая война, революции и распад Российской, Османской, Германской, Австро-Венгерской империй, а также вторая мировая война. В конце периода 1934-1947 гг., итогом которого стали распад Британской империи, мировой колониальной системы и «холодная война» (биполярный мир). В конце периода 1968-1981 гг., итогом которого стали распад СССР и создание мирового порядка под доминантой США (однополярный мир). Аналог такой предкризисной ситуации – завершающий период мирового экономического роста 2003-2015 гг., итоги которого находятся на стадии формирования и проявятся в 2015-2020 гг.

Однако концепция «кризиса капитализма» и основанная на ней внутренняя и внешняя политика в меньшей мере ослабляют экономику Запада, имеющей глобальный характер с широкими возможностями балансирования ресурсами, капиталами и доходами в мировой экономике – благодаря американским и европейским транснациональным корпорациям. Напротив, такая концепция и политика ослабляет экономику России, не имеющей аналогичные возможности глобального балансирования – в силу отсутствия крупных и диверсифицированных внешних рынков, а также транснациональных компаний. Это сокращает возможности глобального сотрудничества и противостояния глобальным угрозам. Поэтому – может привести к очередному глобальному отставанию России, прежде всего, в научно-техническом и технологическом развитии.

Учитывая, что такое отставание возникает в периоды мирового экономического спада (сжатия экономических возможностей) и преодолевается в периоды мирового экономического роста (расширения таких возможностей). Так, отставание Российской империи – СССР в период мирового экономического спада 1917-1930 гг. (в условиях усилившего отставание распада Российской империи) было преодолено в период мирового экономического роста 1934-1947 гг. За счет второй мировой войны, глобального сотрудничества в рамках антигитлеровской коалиции и противостояния глобальной угрозе из Германии. В свою очередь, отставание СССР – России в период мирового экономического спада 1985-1999 гг. (в условиях усилившего отставание распада СССР) было преодолено в период мирового экономического роста 2003-2015 гг. За счет глобального сотрудничества в рамках G8 и противостояния глобальной террористической угрозе с ближневосточного и североафриканского регионов.

Для современной России главная опасность состоит в скатывании ее экономики в «привычную» для Российской империи и СССР колею догоняющего развития. По многим, хорошо известным внутренним и внешним, субъективным и объективным причинам. Причем, в самом преддверии мирового экономического кризиса 2020-2024 гг., в котором может повториться процесс масштабного вывоза из России ресурсов, капиталов и доходов, роста государственного долга – как и в периоды 1917-1921 и 1985-1989 гг. из Российской империи и СССР. Поэтому главная цель экономической политики России – подготовка к такому кризису, остановка нарастающего «выталкивания», оттока из страны внутренних и внешних ресурсов, капиталов, доходов и трудоспособного населения. Это означает, что экономическая политика должна быть направлена на блокирование достижения «критической точки» такого выталкивания, вызревающей в современных условиях. Особенно, в силу невозможности контролируемого, «мягкого» кризиса из-за отсутствия устойчивых к экономическим кризисам государственных и корпоративных структур и систем управления.

В таких условиях ключевая роль принадлежит малому и среднему бизнесу. Поэтому в России должен быть сделан концептуальный сдвиг в экономической – бюджетно-налоговой, денежно-кредитной и антимонопольной политике – с макроуровня на микроуровень, на увеличение числа и приоритетную поддержку малых и средних предприятий, обеспечивающих мультипликативное наращивание темпов экономического роста. Для этого необходимо «мягкое давление» на товарные и денежные резервы – ресурсы, капиталы и доходы для вовлечения их в экономический оборот. А именно – для трансформации пассивов в активы: резервной денежной массы в активную денежную массу, резервного капитала в активный капитал, резервного спроса в активный спрос, и, наконец, прибыли в накопления и инвестиции в реальный сектор.


Мировая циклическая волна конца XVIII – начала XXI вв.
Проблема экономических кризисов неизбежно генерирует в настоящее время, как и последние 200 лет, «проблему развития капитализма», которая выражается во многих странах, в том числе в России, в тезисе о невозможности и неэффективности рыночной – конкурентной экономики (как правило – в отстающих странах). Как следствие, этот тезис также неизбежно генерирует все новые и новые поиски альтернативных вариантов экономического развития. Это создало «прочный фундамент» Российской империи, СССР и современной России, поэтому детерминировало их экономическое развитие, инвариантность их внутренней и внешней экономической, особенно – антикризисной политики.

Отставание экономики России от ведущих экономик мира, накладывающее отпечаток на ее внутреннюю и внешнюю политику, имеет место, как минимум, с конца XVIII – начала XIX вв. – с начала экономической и политической глобализации, роста численности мирового населения, усиления конкуренции за мировое богатство, формирования новой мировой инфраструктуры. Иначе говоря – с генезиса современного экономического роста и мировых экономических циклов – как жестко взаимосвязанных и взаимогенерируемых процессов. Глобальный характер этих процессов означает, что решение ключевых проблем России невозможно вне всемирно-исторического контекста, вне циклического подхода к трактовке мировой экономики, в том числе экономики России (ранее – Российской империи и СССР), вне 34-летних мировых экономических циклов. Учитывая, что генезис таких циклов, как и первый такой 34-летний цикл 1794-1828 гг., в том числе первый мировой экономический кризис 1825 г. с эпицентром в Англии, связан с Французской революцией конца XVIII в.

Совокупность 34-летних мировых экономических циклов (и составляющих их 4,3-летних деловых и 6-месячных конъюнктурных циклов), которые периодически генерируются с Французской революции, представляет собой «единую и незатухающую 200-летнюю циклическую волну». Соответственно, эта волна включает неполных 7 мировых экономических циклов или неполных 56 деловых циклов, определяющих 200-летний ход мировой и локальной экономики, и поэтому – политики, в том числе экономики и политики России (таблица).

Причем в Российской империи, СССР и современной России такие циклы, особенно периоды их генезиса и «активных фаз – модернизации», близко идентифицируются по «субъектам правления», отражая преемственные особенности этих стран – преимущественно «ручные» системы управления экономикой.

Таблица «200-летняя мировая циклическая волна»:

мировые экономические циклы конца XVIII – начала XXI вв.*




34-летние мировые

экономические циклы



4,3-летние мировые экономические – деловые циклы

Генезис цикла

Периоды (фазы) роста –

активная фаза модернизации


Пик цикла




Периоды (фазы) спада –

пассивная фаза модернизации


Оживление




Переходный период

Подъем

Кризис


Переходный период

Депрессия**








С о в о к у п н а я э к о н о м и ч е с к а я а к т и в н о с т ь
(с р е д н е м и р о в о й и н д е к с)

0 Т → ∞

1794-1828

1794-1798

1798-1802

1802-1806

1806-1811

1811-1815

1815-1819

1819-1824

1824-1828

Александр I (1801-1825)

1828-1862


1828-1832

1832-1836

1836-1841

1841-1845

1845-1849

1849-1853

1853-1858

1858-1862

Николай I (1825-1855)

1862-1896


1862-1866

1866-1870

1870-1875

1875-1879

1879-1883

1883-1887

1887-1892

1892-1896

Александр II (1855-1881)

1896-1930


1896-1900

1900-1904

1904-1909

1909-1913

1913-1917

1917-1921

1921-1926

1926-1930

Николай II (1894-1917)

1930-1964


1930-1934

1934-1939

1939-1943

1943-1947

1947-1951

1951-1955

1955-1960

1960-1964

И. Сталин (1922-1953)

1964-1998

1964-1968




1968-1973

1973-1977

1977-1981

1981-1985




1985-1989

1989-1994




1994-1998

Л. Брежнев (1964-1982)

1998-2032

1998-2003




2003-2007

2007-2011

2011-2015

2015-2020




2020-2024

2024-2028




2028-2032

В. Путин (с 1999)

  1   2   3


База данных защищена авторским правом ©ekonoom.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница