Новые ресурсы в экономике знаний




Скачать 101.1 Kb.
Дата04.05.2016
Размер101.1 Kb.
НОВЫЕ РЕСУРСЫ В ЭКОНОМИКЕ ЗНАНИЙ

Дучинская Н.И.



Днепропетровск, Украина

Осаул А.А.



Днепропетровск, Украина

В течение всей истории человечества экономика основывалась на знаниях. Не правильным было бы преуменьшать значение знаний для эпох, которые предшествовали постиндустриальной. В доиндустриальную и индустриальную эпохи созданию материального капитала предшествовали генерирование и производство знаний. Накопление и передача знаний всегда были залогом социально-экономического прогресса. В каждый момент времени в распоряжении общества была определенная сумма знаний о способах производства. Знания являлись либо результатом работы предшествующих поколений либо были получены из внешних источников.



Идея существования экономики знаний активно дискутируется в научной литературе. Речь идет, прежде всего, о влиянии информационной волны технологической революции на хозяйственную жизнь общества. В основе изменений, которые охватили мир, лежат процессы глобализации, распространения информационных технологий, рост количества компьютерных сетей, сокращение размеров организаций, сокращение числа рабочих мест 1. Экономика знаний, рост интереса к которой связан с именами Ф. Махлупа, Ф. Хайека, И. Шумпетера, в современных условиях представляет собой тип экономики, в которой знания играют решающую роль, а производство знаний является источником экономического роста. Экономика знаний – это экономика сетевых структур, в том числе, это взаимодействие между наукой, образованием и бизнесом. Разнообразию подходов к определению «экономики знаний» соответствует ряд понятий, которые претендуют на описание экономики нового типа, следующей за индустриальной экономикой, или же представляющей собой ее новую фазу. Например, А. Дынкин описывает общество, которое объединяет две реальности не противоречащие друг другу. С одной стороны это научно-технологические прорывы, общество знаний, с другой стороны – «энергетический бум». Автор характеризует экономику знаний по следующим признакам: отличительные черты, сырьевые ресурсы, закономерности, инфраструктура, финансовые институты, кредитные ресурсы, институты 2. Ф. Шелов-Коведяев предлагает выделять приоритетность фундаментальных знаний, культурных традиций, доминирующей роли женщины в сферах творчества и культуры 3. Характерными признаками экономики постиндустриальной эпохи стали идеи «электронного коттеджа», глобального села, глобальных городов. Э. Тоффлер предсказывал, что организационная структура современности будет радикально изменена. На смену экономике, которая состоит из государственных и частных предприятий придут электронные корпорации, религиозные и семейные производственные команды; произойдет переориентация деятельности заводов с такими присущими этому процессу свойствами как демассифицированность, дистанционное управление потребителями; увеличится доля интеллектуального труда, а также роль творческого начала в повседневной деятельности 4. Л. Мальков видит в мечтах об использовании возможностей сети Интернет самостоятельную силу, двигатель экономического роста новой экономики. Доминирующим классом с точки зрения исследователя становится класс людей, умеющих создавать «бизнес-мечты»5. Следование за лидерами привело к значительным изменениям в жизненных мотивациях общества. Социологами было отмечено, что образованный современный человек в процессе повышения социального статуса преследует цель не столько преумножить свое благосостояние, сколько стать частью насыщенной и интересной жизни класса интеллектуалов. В. Иноземцев, как и П. Дракер, соглашается с тем, что все больше людей из рабочей среды получают достаточное образование, чтобы перейти в группу работников умственного труда. Ученые связывают данную тенденцию с неденежными поведенческими мотивациями 6. З. Бауман отмечал в связи с этим, что современная работа перестает быть той осью, вокруг которой группируются самоопределение, идентичность, жизненные планы. Работа «оценивается способностью быть интересной и занимательной, удовлетворять не столько эстетическое, прометеево призвание производителя и творца, сколько эстетические потребности и желания потребителя, искателя острых ощущений и коллекционера переживаний 7.

Актуальным становится определение катализаторов развития постэкономических процессов. Р. Аваков доказывает, что невозможно выделять первичные или вторичные факторы развития, будь то материальные или духовные параметры. Они представляют собой элементы целостного процесса и деятельности субъектов. Выделение «развитиеобразующего фактора» зависит исключительно от духовной культуры народа. «С учетом этого развитие можно представить как совокупность трех групп факторов – материально-культурного, духовно-культурного и социального» 8. Экономика индустриального типа зависела в первую очередь от материальных ресурсов, а их ограниченный характер определял главную цель ее развития, которая заключалась в преодолении дефицитности ресурсов ради удовлетворения многочисленных утилитарных потребностей. Набор массовидных, стандартизованных, воспроизводимых ресурсов, согласно аргументации А. Бузгалина, А. Колганова, определялся или традицией или рынком.

В свою очередь экономика нового типа означает отход от известного потребительского отношения человека к природе. Перед человечеством возникает задача по определению системы гуманитарных, социальных, экологических нормативов и границ жизненного пространства. Новыми ресурсами экономики знаний можно считать информацию, знания, социальные новации, человеческие качества, прочее. Отметим специфические особенности новых ресурсов, наиболее полно охарактеризованные А. Бузгалиным, А. Колгановым. В первую очередь, появляется возможность решить проблему дефицита ресурсов. Новый тип ресурсов имеет всеобщую ценность, не подлежит уничтожению. Для таких ресурсов характерен новый тип потребления, который проявляется в диалоге человека с феноменами культуры. Во-вторых, была выявлена уникальная природа новых ресурсов: невозможность многоразового воспроизводства нематериальных ресурсов и доступность тиражирования их материальных носителей. В-третьих, новый тип ресурсов не подлежит конечному потреблению 9. Творческий диалог накладывает ряд ограничений на потребителя новых ресурсов в условиях экономики знаний, в том числе речь идет о естественных физических свойствах человека.

Считаем, что накопление новых ресурсов проявляется не благодаря их аккумуляции (например, в банках данных), а путем их рассеивания, «распредмечивания» среди потребителей. Таким образом, накопление капитала, которое в индустриальной экономике проявлялось через превращения добавленной стоимости в капитал, а также концентрацию и централизацию, в постиндустриальной экономике самоотрицается, модифицируется, видоизменяется.

Согласимся с выводами В. Иноземцева о том, что процессы, которые развиваются в постиндустриальном обществе, объективно приводят не столько к ограничению потребления материальных благ, сколько к вытеснению материальных стимулов их производства мотивами самореализации, наращивания интеллектуального потенциала10.

В результате анализа научной литературы было выявлено, что нематериальным ресурсам развития отводится или второстепенная роль, или им отводится определяющее влияние на экономику знаний. Например, С. Климов считает интеллектуальные ресурсы факторами «второго плана», которые определяют качество материальных факторов11. Для того чтобы знания как главный элемент интеллектуальных ресурсов оказали влияние на процесс производства, они должны быть воплощены в капитале. Знания – это динамичная, быстроразвивающаяся система. Именно знания являются тем феноменом, который превращает капитал в открытую систему, становится основой для появления новых форм капитала, их последующей конвертации.

Р. Кроуфорд, Т. Мульган, Т. Сакайя, Т. Стоуньер, Т. Стюарт считают знания, информацию основными ресурсами и продуктами развития постиндустриальной экономики. Постоянное производство знаний в процессе сотворчества, его неотчуждаемость при обмене и продаже, может привести к появлению излишка знаний. Человек как субъект творческого труда использует знания, выступающие в качестве уникальных ресурсов. В экономике знаний именно человек рассматривается как главный субъект, активный участник, мера социально-экономического развития.

Нам импонирует идея А. Добрынина, С. Дятлова про актуализацию творческих производительных сил экономики знаний в форме человеческих информационных ресурсов. Ученые рассматривают современного человека как главный информационный ресурс общества. В информационном обществе личность все в меньшей мере становится носителем человеческого капитала и все в большей степени – носителем человеческих информационных ресурсов, «… главного фактора, который обуславливает динамизм социального прогресса человеческого общества и высокие темпы экономического роста» 12.

Знания – это первая из глубинных основ, от которой зависит богатство наций. Способ доступа к знаниям и его организация непосредственно влияют на денежную экономику. Та скорость, с которой знания передаются от индивида к индивиду и что Э. Тоффлер называет «глобализацией пространства», уменьшение стоимости доступа к знаниям, способность аматоров на профессиональном уровне овладевать знаниями в новых сферах деятельности, сетевой характер получения знаний, – это то, что изменяет природу распределения знаний в обществе. Природная склонность людей к производству и накоплению знаний лежит в основе различий в современном уровне жизни по сравнению с нашими предками, жившими 35 000 лет назад 13. Схожую точку зрения высказывает Т. Стюарт: «Знания имеют большую ценность и обладают большей мощью, чем природные ресурсы, гигантские предприятия или солидные счета в банке» 14.

Знания всегда проявляли свойства, которые исследователи считают источниками деятельности человека. С. Климов характеризует знания и их роль в структуре деятельности человека, и делает вывод о том, что знания присутствуют на всех уровнях иерархии деятельности. Это социальный продукт, важнейший инструмент, определяющий взаимоотношения человека и окружающей среды 15. В. Попков обращает внимание на знания как источник деятельности способный к трансформации. Ученый представляет модель эволюции знаний в виде линейной цепочки: данные – информация – знания – понимание – мудрость. Главная особенность модели заключается в поведенческих свойствах последней стадии, в наличии связи между необходимостью сохранения накопленных знаний и увеличением их ценности 16.

Знания, как и любой другой ресурс подвержены старению. Рутинизация знаний, их постепенный износ, происходит по мере повторения стандартных ситуаций. Шаблонное поведение, рутинизация знаний приводит к потере части накопленных знаний. Э. Тоффлером был сформулирован закон старения, согласно которому «по мере ускорения темпов изменений, увеличивается скорость накопления утиля» 17. Утиль представляет собой груз устаревших знаний.

Необходимо признать, что знания требуют соответствующего метода управления. Управления знаниями открывает широкий спектр перспектив, как для отдельных индивидов, так и для общества в целом. Речь идет, прежде всего, о быстрой адаптации к изменениям во внешней среде, о потенциальном источнике снижения транзакционных издержек.



Следует отметить, что формирование культурных ценностей индивидами на микроуровне является решающим, однако не достаточно исследованным социально-экономическим явлением. Объединение усилий домохозяйств и фирм может дать более точное представление об уровне накопления нематериального капитала общества, об источниках формирования нематериальных форм капитала. Требует проверки идея о взаимосвязи между созданными сообществами и улучшением развития человеческих взаимоотношений, склонностью экономических субъектов вкладывать инвестиции в нематериальные формы каптала, накапливать нематериальное богатство. Кроме того, выявление существующих национальных особенностей создания сообществ может положительно повлиять на решение региональных проблем. Изучение бизнес – коммуникаций будет способствовать выяснению характерных особенностей межличностных коммуникаций, изменяющегося баланса времени проведенного на работе и дома.


1 Стюарт Томас А. Интеллектуальный капитал. Новый источник богатства организаций / Пер. с англ. В. Ноздриной. – М.: Поколение, 2007. – С. 31.

2 Дынкин А. Экономика знаний менее очевидное явление. – Режим доступа: http://www.intertrends.ru/thirteen/011.htm

3 Шеловов-Коведяев Ф. Какая экономика нам нужна // Мир России. – 2005. – №1. – С. 165.

4 Социум XXI века: рынок, фирма, человек в информационном обществе / Под ред. А.И. Колганова. – М., 1998. – С. 29-30.

5 Мальков Л. «Некоторые черты «новой экономики»: взгляд с близкого расстояния // МЭиМО. – 2001. – №12. – С. 16.

6 Иноземцев В.П. Современное постиндустриальное общество: природа, противоречия, перспективы: учеб. пособие для студентов вузов. – М.: Логос, 2000. – 304 с. – Режим доступа: http://filosof.historic.ru/books/item/f00/s00/z0000946/st027.shtml

7 Бауман З. Текучая современность / Пер. с англ. под. ред. Ю.В. Асочакова. – СПб.: Питер, 2008. – С. 151.

8 Аваков Р. Духовно-культурная доминанта развития // МЭиМО. – 2001. – № 12. – С. 82.

9 Бузгалин А., Колганов А. Глобальный капитал. Изд. 2-е, стереотипное. – М.: Едиториал УРСС, 2007. – С. 53, 54.

110 Иноземцев В.П. Указ. Труд.

111 Климов С.М. Интеллектуальные ресурсы общества. – СПб.: Питер, 2002. – С. 28.

112 Добрынин А., Дятлов С., Цыренова Е. Человеческий капитал в транзитивной экономике: формирование, оценка, эффективность использования. – СПб.: Наука, 1999. – С. 15, 18.

113 Тоффлер Э. Революционное багатство / Э.Тоффлер, Х.Тоффлер: -- М.: АСТ: АСТ МОСКВА: ПРОФИЗДАТ, 2008. – С. 160, 260, 275, 289.

114 Стюарт Томас А. Указ. Труд. – С. 9, 11.

115 Климов С.М. Указ. Труд. – С. 54.

116 Устойчивое экономическое развитие в условиях глобализации и экономики знаний: концептуальне основы теории и практики управления / Под ред. В.В. Попкова. – М.: ЗАО «Издательство «Экономика», 2007. – С. 285.

117 Тоффлер Э. Указ. Труд. – С. 169.


База данных защищена авторским правом ©ekonoom.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница