Монография владикавказ 2014 ббк 65 Г15 Рецензент: доктор экономических наук




страница1/8
Дата05.05.2016
Размер2.2 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8
МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РФ
Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение

высшего профессионального образования

«СЕВЕРО-КАВКАЗСКИЙ ГОРНО-МЕТАЛЛУРГИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ

(ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ТЕХНОЛОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ)»
* * *
С. В. ГАЛАЧИЕВА, С. А. МАХОШЕВА, А. М. АМИРАМОВА, Е. Р. ХАЧЕТЛОВА, Т. В. ПОПОВА, М. Ф. БАРАНСКАЯ

ОРГАНИЗАЦИОННО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ


АСПЕКТЫ РЕСТРУКТУРИЗАЦИИ
ПРЕДПРИЯТИЙ ЛЕГКОЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ
(на материалах Кабардино-Балкарской Республики)

Монография

ВЛАДИКАВКАЗ 2014


УДК 338.45


ББК 65

Г15
Рецензент:

доктор экономических наук,

профессор Северо-Кавказского горно-металлургического института

(государственного технологического института)

Камбердиева С. С.
Галачиева С. В.

Г15 Организационно-экономические аспекты реструктуризации предприятий

легкой промышленности (на материалах Кабардино-Балкарской Республики): Монография / С. В. Галачиева, С. А. Махошева, А. М. Амирамова,
Е. Р. Хачетлова, Т. В. Попова, М. Ф. Баранская; Северо-Кавказский горно-металлургический институт (государственный технологический университет). – Владикавказ: Северо-Кавказский горно-металлургический институт (государственный технологический университет). Изд-во «Терек», 2014. – 162 с.
ISBN 978–5–901585–82–5

В условиях рыночной экономики возрастает значение формирования и совершенствования стратегии инновационного развития предприятий легкой промышленности, учитывающей соизмерения собственного потенциала с условиями внешней среды. Именно такая стратегия современной организации позволяет обеспечивать конкурентоспособность предприятий легкой промышленности на длительную перспективу. Решение этой задачи заключается в целенаправленной и научно обоснованной разработке и внедрении эффективных методов в управление деятельностью предприятий, большинство из которых в эпоху сокращающейся цикличности кризисов остро нуждается в инвестициях и инновациях.

Значительный интерес к реструктуризации проявляют и руководители стабильных предприятий, сталкивающихся с кризисом в стратегии собственного развития, что связано с расширением сферы их деятельности или изменением условий управления. Поэтому разработка теоретических положений и практических рекомендаций по реструктуризации предприятий легкой промышленности является необходимой и актуальной.

Монография представляет не только научный интерес, но что особенно важно, имеет практическую значимость для руководителей предприятий легкой промышленности и региональных ветвей власти при принятии решении о стратегическом развитии предприятии легкой промышленности.

Кроме того, она представляет интерес для преподавателей, аспирантов, магистров и бакалавров при их работе над курсовыми и дипломными проектами, так как несет в себе практические рекомендации по обеспечению эффективной работы предприятий легкой промышленности.

УДК 342.(470.65)


ББК 66.01


ISBN 978–5–901585–825

© Галачиева С. В. и др., 2014

© ФГБОУ ВПО «Северо-Кавказский

горно-металлургический институт

(государственный технологический

университет)», 2014



ОГЛАВЛЕНИЕ


Введение ……………………………………………………………..

4







ГЛАВА 1. Теоретико-методические аспекты реструктуризации

предприятий легкой промышленности………………..


7


1.1. Сущность и результаты реализации структурных

преобразований в легкой промышленности РФ….


7


1.2. Реструктуризация предприятий реального сектора

экономики…………………………………………..


17


1.3. Использование законов организации и разработка

концепции реструктуризации предприятий лёгкой промышленности…………………………………..



26








ГЛАВА 2. Оценка результатов структурных преобразований

в легкой промышленности РФ………………………….


40


2.1. Особенности спроса на продукцию текстильной

и легкой промышленности РФ……………………..


40


2.2. Анализ предприятий легкой промышленности КБР

54

2.3. Варианты реструктуризации предприятий легкой

промышленности……………………………………


69








ГЛАВА 3. Совершенствование организационно-экономических

аспектов реструктуризации предприятий легкой

промышленности…………………………………………


85


3.1. Методы выбора реструктуризации на основании

концепции определения потенциала предприятия


85


3.2. Разработка методики оценки и мониторинга

потенциала предприятий легкой промышленности, как фактора их системной реструктуризации……..



106


3.3. Методы классифицирования для обоснования

показателей мониторинга и оценки потенциала


реформируемого объекта легкой промышленности

130








Заключение……………………………………………………….....

145







Литература…………………………………………………………...

153


ВВЕДЕНИЕ
Промышленные предприятия, осуществляющие свою хозяйст-венную деятельность в специфических условиях российской экономики, характеризующейся особыми условиями: жёсткой конкурентной борьбой, повышенным числом рисков, последствиями мирового финансового кризиса, сталкиваются с необходимостью структурного переосмысления своей деятельности, что, в свою очередь, актуализирует проблему их системной реструктуризации.

Все эти причины, характерные для всей экономики в целом, определяются рядом особенностей конкретно для предприятий легкой промышленности. Первоочередные из них это таможенная политика, которая практически не обеспечивает защиту отечественных потребителей от проникновения на рынок не декларированного товара, отсутствие квалифицированных рабочих кадров, позволяющих обеспечить современный уровень организации производства, высокая степень зависимости отдельных подотраслей от иностранных поставщиков сырья, а также непростое положение в агропромышленном комплексе страны только усиливают значимость ресурсного вопроса. В этой связи требуется мобильная реакция на эндогенные и экзогенные факторы, влияющие на эффективность деятельности предприятий легкой промышленности: возможность проведения различных вариантов реструктуризации, позволяющей адаптироваться в изменяющихся условиях и тем самым разрешать все перечисленные проблемы.

Более углубленное изучение особенностей системной реструк-туризации промышленных предприятий, структурное их реформирование и дальнейший вывод на траекторию устойчивого развития, предопределил выбор темы исследования.

Изучение, переосмысление и критический анализ всех проводимых научных исследований трансформации промышленных предприятий позволит предложить модифицированные возможные направления реструктуризации предприятий легкой промышленности, что продиктовано многоаспектностью рассматриваемой проблемы.

В первую очередь необходимо выделить исследования отечественных и зарубежных представителей экономической науки, таких как Алпатова А.А., Ансоффа И., Балуковой В.А., Белых Л.П., Беекена Т., Бинштока Ф.И., Гальперина С.Б., Глазьева С.Ю., Гончарова В.В., Долгопятовой Т.Д., Ильдеменова С.В., Ирикова В.А., Красновой В.Б., Кондратьева В.В., Клейнера Г.Б., Мазура И.И., Питера Т., Ригера Ф., Робсона М., Серикова В.А., Стрикленда А.Дж., Томпсона А.А., Тойфсена Л., Тренева В.И., Фрезе Э., Хаммера М., Хокканена Т., Чампи Дж., Шапиро В.Д. и др.

Развитие предприятий и направления их интеграции в структуры корпоративного типа рассматривались в трудах Аганбегяна А.Г., Азиевой Р.Х., Баликоева А.А., Беллмана Р., Бочарова В.В., Галачиевой С.В., Гвишиани Д.М., Джигитяна Э.П., Ермоленко А.А., Жданова С.А., Илларионова А.И., Кацмана Д., Леонтьева В.К., Махошевой С.А., Мильнера Б.З., Оулпаха Ф., Уотермена Р., Фостера Р., Цыгичко А., Чалепи Д Ю., Якутиной В.С. и др.

Проблемам трансформации промышленных предприятий посвящены работы Аликаевой М.В., Белых Л.П., Гранберга А.Г., ГэлбрейтаДж.К., Егоршина А.П., Иванова Ю.В., Ирикова В.А., Кабисова К.А., Камбердиевой С.С., Карлика А.Е., Киргуева А.Т., Козырева Е.Н., Куршаевой Ф.М., Мазура И.И., Попова Э.В., Тутунджяна А.К., Федотовой М.А.

Проблемы реструктуризации предприятий промышленного комплекса получили отражение в работах Алексеева А.А., Гончарова В.В., Дедегкаева В.Х., Дулина А.Н., Дзанайты Х.Г., Егоршина А.П., Ирикова В.А., Кравченко Н.А., Комарова В.Ф., Львова Д.С., Мазура И.И., Мисакова В.С., Попова Э.В., Тутунджяна А.К., Федотовой М.А., Шапиро В.Д., Шевлокова В.З. и др.

Несмотря на сформированный в настоящий период теоретико-методический базис в области исследования реструктуризации предприятий легкой промышленности, тем не менее остается потребность в системном изучении проблем организационно-экономического обеспечения этого процесса.

Недостаточная теоретическая и методическая проработка проблем формирования организационно-экономических аспектов реструктуризации предприятий легкой промышленности, предоп-ределила выбор темы, исследования.

В процессе решения поставленной проблемы использовалась совокупность следующих теоретико-методологических подходов: системный, комплексный, концептуальный подходы, методы: фактор-ный, структурный, экономико-статистический анализ, метод эксперт-ных оценок, законодательные и нормативные акты субъектов РФ.

Информационную базу исследования составили: материалы Федеральной службы государственной статистики и ее терри-ториальных отделений, законодательные и нормативно-провавые акты федерального и регионального уровня, отчетность отдельных предприятий легкой промышленности, а также материалы монографических исследований отечественных и зарубежных ученых.

При разработке решения проблемы эффективного развития легкой промышленности использован широкий гносеологический инструментарий, в том числе методы: абстрактно-логический, гипотезно-дедуктивный, системный, категориальный, метод контент-анализа, а также проведенное исследование было представлено с помощью метода графического отображения функциональных зависи-мостей и схематического представления взаимосвязей рассматриваемых экономических категорий.

Исходная информация обрабатывалась при помощи пакета прикладных программ EXCEL и Statistica 6.1.

Информационно-эмпирическую базу исследования составили данные ФСГС РФ и ее территориального отделения по КБР, материалы Министерства экономического развития Кабардино-Балкарской Республики, Министерства промышленности и торговли Кабардино-Балкарской Республики, публикации, представленные в отраслевых изданиях и аналитических обзорах, официально опубликованные данные «Стратегии развития промышленного комплекса Кабардино-Балкарской Республики на период до 2025 года», Республиканской Целевой Программы «Развитие в Кабардино-Балкарской Республике отраслей промышленности: машиностроения и металлообработки, цветной металлургии, медицинской, легкой и деревообрабатывающей на 2012–2016 годы», эмпирико-фактологические данные ежегодных финансовых и статистических отчетов, полученные в ходе авторского исследования предприятий легкой промышленности, как приоритетного сектора экономики региона.

Нормативно-институциональную базу составили: Конституция РФ, Гражданский кодекс РФ, Федеральные законы, Указы и нормативные акты Президента и Правительства РФ, региональные законодательные акты Правительства КБР.



Глава 1. ТЕОРЕТИКО-МЕТОДИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ

РЕСТРУКТУРИЗАЦИИ ПРЕДПРИЯТИЙ ЛЕГКОЙ

ПРОМЫШЛЕННОСТИ
1.1. Сущности и результаты реализации структурных

преобразований в легкой промышленности РФ
Особенностью концептуального подхода мероприятий промышленной политики является попытка следования рекомендациям Вашингтонского консенсуса. Основные требования Вашингтонского консенсуса предусматривали либерализацию торговли, макроэкономическую стабилизацию и рыночное ценообразование, что теоретически создает здоровую основу для роста частных фирм.

Во многом отталкиваясь от этих представлений, в 1997 г. правительство РФ прокламировало, что для экономического роста созданы «решающие предпосылки» в виде либерализации цен, хозяйственных связей, массовой приватизации, снижения инфляции и финансовой стабилизации [53; 11]. Август 1998 г. сделал эти заявления лишенными оснований.

Следующий важный аспект связан с конкретизацией целевых показателей государственного регулирования. Представляется целесообразным согласиться с профессором А. М. Фоломеньевым по поводу утверждения о необходимости конкретизации и возможности использования и применения в процессе разработки промышленной политики понятия экономический рост (ЭР) [83]. ЭР связан с явлениями увеличения объемов общественного производства, расширением возможности экономики удовлетворять возрастающий платежеспособный спрос народного потребления. Экономисты Массачусетского технологического института предложили систему показателей ЭР [112; 653–655].

К ним отнесены прирост ВВП или индекса роста, рост реальных доходов на душу населения, увеличение личного потребления товаров и услуг, темпы прироста реальных совокупных доходов.

Фактически изменения этих показателей часто не совпадают. ВВП может расти за счет внешнего спроса на сырье и энергоносители, одновременно внутреннее потребление сокращается или ухудшается качественно. При этом ВВП не растет, а потребление растет временно за счет снижения накоплений. Кроме этого, возможен вариант, когда ВВП растет, безработица снижается, доходы растут, а потребительский спрос удовлетворяется за счет экстенсивного фактора и одновременно национальный производственный аппарат стареет и технологически деградирует. Исходя из этого, очень важно зафиксировать признаки ЭР. Профессор А. М. Фоломеньев в ходе научной дискуссии в клубе молодых исследователей кафедры теории и практики государственного регулирования рыночной экономики РАГС при Президенте РФ (октябрь 1998 г.) подчеркивает, что очень важна совокупность количественных и качественных показателей, раскрывающих критерий возрастания научно-производственного потенциала и эффективность его использования [83; 5].

В основе ЭР лежит наращивание и обновление производственного аппарата, его эффективное использование. За базу ЭР обоснованно принимается научно-промышленный потенциал России и в дальнейшем ЭР детерминируется и планируется по рынку инновационной продукции, что позволяет автору в дальнейшем использовать понятие «инновационный потенциал». Мировой рынок наукоемкой продукции формируют около 50 макротехнологических систем. РФ, по прогнозам, может вести успешно конкурентную борьбу по 10–15 макротехнологическим системам, по которым уже созданы научно-технические предпосылки. Если рассматривать инновации, свойственные текстильной, швейной и обувной промышленности, то правомерно говорить о дифференцированном оживлении инновационной активности производителей, и, на этой основе, формирование налогооблагаемой базы с целью пополнения бюджетов различных уровней.

Указанные особенности промышленной политики связаны с тем, что при осуществлении преобразований в СССР и РФ излишние надежды возлагались на силу рыночных процессов и встроенных автоматических стабилизаторов. Ставка была сделана на монетаристскую схему осуществления преобразований. Уместно подчеркнуть, что весь арсенал средств использован не был, а толкование наиболее «простых» рекомендаций было излишне однозначным и прямолинейным, что усугубило масштабность отрицательного результата.

Отрицательные последствия мультиплицированы тем обстоятельством, что при разработке плана внедрения данного вида ДКР не использовались возможности синтеза, в т. ч. – с неоклассическим подходом, что, например, не позволило использовать эффект богатства и арсенал передаточных механизмов. В этих условиях промышленность России, прежде всего ее обрабатывающие отрасли, за годы реформ (1992–1998 гг.) пришла в состояние упадка и деградации. Особенно негативную роль в этом процессе сыграло отсутствие промышленной политики государства.

Разработка и осуществление действенной промышленной политики должны иметь теоретической предпосылкой увеличение предложения высококонкурентоспособных отечественных товаров. Задача этой политики – развитие реального сектора экономики, возрождение отечественной промышленности, особенно ее обрабатывающих отраслей. Государство обязано взять на себя функции поддержки и регулирования отечественного производства, содействовать формированию в промышленности подлинных конкурентоспособных субъектов рынка. Государственный спрос должен заменить рыночный там, где последний отсутствует, а необходимость сохранения предприятия существует.

В промышленной политике должен преобладать принцип опоры на собственные силы, курс на импортозамещение, принцип государственного протекционизма отечественной промышленности. Интеграция России в мировое хозяйство должна рассматриваться прежде всего сквозь призму самодостаточности и неуязвимости ее экономики.

Необходимо стимулировать на новой основе резервы отраслевых объединений в виде финансово-промышленных групп. Их необходимо формировать как естественным путем концентрации и централизации капитала, так и путем «принудительного картелирования», а также, используя госпакеты акций как инструмент формирования и управления ФПГ. Крупные корпорации могут стать ключевыми партнерами правительства, выступая в роли заказчиков и подрядчиков федеральных программ, обеспечивая лизинговые схемы работы.

Для этого необходимо индикативно-договорное планирование. Государственный заказ вместе с лизинговой торговлей могут стать не просто прогрессивной формой рыночной торговли, но формой государственного регулирования производства и торговли. Государственный лизинг вместе с бюджетом развития призваны обеспечить «неимущих» производителей средствами для производства продукции и одновременно кредитовать производителей-эксплуатацион-ников средствами производства.

Кроме этого, необходима замена элитной модели потребления импортных товаров мирового качества на модель массового потребления добротных и недорогих отечественных товаров. В этой связи возможно ограничение импорта товаров, аналогично производимым в стране.

Как отмечалось ранее, осуществленные модели промышленной политики не были ориентированы на обеспечение экономического роста. Вместе с тем необходимо отметить, что анализ итогов реформирования позволяет считать аксиоматичным положение о том, что экономический рост не возможен без создания и эффективного освоения инновационного потенциала. Поэтому анализ инновационных аспектов промышленной политики представляется безусловно актуальным.

Для РФ чрезвычайно важны выработка и проведение промышленной политики, обеспечивающей такие структурные преобразования, которые позволят ей сформировать высокоэффективный промышленный комплекс, выпускающий конкурентоспособную продукцию мирового уровня. Ядром структурных изменений служит инновационная сфера, поскольку эффективно функционирующая экономика должна обеспечивать непрерывную замену устаревших технологий более прогрессивными. Более того, без инновационного рывка, обновления основного капитала невозможен ЭР. Это подтверждается и опытом промышленно развитых стран, экономический рост которых на 90 % обеспечивается за счет внедрения в промышленность новых знаний и технологий. Эти страны уже осознали значимость определенных ключевых технологий. Отставание в области биотехнологии, микроэлектроники, информационных и коммуникационных технологий на пороге XXI века практически закрывает перспективы формирования конкурентоспособной экономики.

Необходимость государственного вмешательства в инновационный процесс объясняется длительностью научно-производственного цикла, высокими затратами и неопределенностью конечного результата. Рынок не может решить проблему долгосрочных рисковых инвестиций. Это функции государственного регулирования. В ориентированной на инновации промышленной политике преимущества перевешивают вероятностные ошибки. Инновации способны порождать динамичные эффекты, затрагивающие различные области знаний. Например, базовый инновационный процесс производства проводников тянет за собой серию последующих инновационных процессов в области производства микрочипов, компьютеров и т. д. Ориентация на инновации в легкой промышленности дает значительное преимущество уже на старте производственного цикла, что бесспорно приносит производителю экономическую выгоду. Национальные интересы России также зависят от реализации собственной промышленной и инновационной политики, отвечающей новым экономическим и социально-политическим реалиям и обеспечивающей крупномасштабный приток капитала для модернизации производства.

Анализ промышленной политики, проводимой российским правительством с 1992–1997 гг., свидетельствует о том, что этим вопросам не уделялось должного внимания. В ходе реформ не произошло вымывания ненужных производств, утяжеляющих и деформирующих экономику, снизился удельный вес в основных производственных фондах оборудования и машин, отвечающих мировому уровню, новейшие технологии по-прежнему не обеспечивают конкурентоспособности выпускаемой продукции. Концепция инновационной политики РФ на среднесрочную перспективу (1998–2000 гг.) затерялась в стенах правительственных кабинетов, принимаемые отдельные нормативные документы и постановления носят фрагментарный характер и как правило не выполняются из-за отсутствия финансовых ресурсов. В результате в научной и инновационной сферах сложилось критическое положение, создающее угрозу полного разрушения научно-технического потенциала и технологической безопасности России.

Резко упали масштабы внедрения научно-технических результатов в экономику. Свыше 80 % научно-технической продукции отраслей науки остаются невостребованными. Отечественная промышленность – основной потребитель инноваций сегодня не имеет ресурсов для технологического переоснащения и освоения новой продукции.

Анализ опыта успешно работающих предприятий показал, что успех предприятия зависит не только от исключительно удачной рыночной конъюнктуры, но, во все большей степени, от своевременного освоения и развития инновационного потенциала предприятия.

Поэтому в основе современных методов разработки промышленной политики лежат не только организационно – технологический подход, но и инновационный подход, которые учитывают такие тенденции развития инновационной управленческой мысли, как:

– интернационализация менеджмента, производительных сил;

– рост международной конкуренции и влияния международного разделения труда;

– ориентация на такие ценности, как экономическая и социальная эффективность, реализация потенциала работника и системы, растущая готовность к нововведениям, повышение качества жизни;

– сочетание различных типов систем управления как жестко


регламентированных, так и основанных на внутренней свободе человека, как специалиста, так и руководителя.

Общее ускорение экономического развития мирового рынка требует иных подходов к развитию возможностей для эффективного функционирования предприятия. Одной из таких возможностей является наличие инновационного потенциала у предприятия и его быстрая реализация.

Реализация инновационного потенциала не может происходить случайно, без целенаправленного воздействия и управления этим процессом. Для этого предлагается соответствующая система целевых показателей, в число которых включены следующие:

– разработка системы модулей изменений, отражающих действительные сдвиги в инновационном потенциале и тенденция НИОКР;

– разделение каталога инновационных проблем на блок перспективных и текущих задач на предприятии, в регионе, в отрасли;

– разработка системы взаимодействия персонала при решении текущих и инновационных задач;

– разработка системы информации об управлении внедрением и его эффективности с точки зрения стратегических и рыночных целей на разных стадиях жизненного цикла инноваций;

– формирование системы целевых показателей инновационной деятельности.

Для решения указанных задач необходимо шире использовать понятие жизненного цикла инноваций. Отметим, что концепция жизненного цикла обычно рассматривается локально и распространяется на производство и спрос, что не позволяет в полной мере оценить и совместить временные рамки разработки и внедрения тех или иных достижений с реальностями рыночной среды.
Инновации, как и любой другой фактор производства и его результат, проходит все стадии жизненного цикла, требующие затрат и сроков реализации. Поэтому в контексте общих экономических требований необходимо определить основные целевые показатели по функциям инновационной деятельности: цели, производство, продажи, персонал, финансы и др. и сроков их достижения.

Комплексные показатели инноваций включают в себя такие параметры, которые характеризуют степень обновления факторов производства и производимого продукта, отражают рост конкурентоспособности производства в целом, ускорение процесса производства и относительную экономию ресурсов, повышение квалификации персонала, развитие корпоративной культуры.

Легкая промышленность России – старейшая отрасль ее экономики, которая во многом определяет экономическую независимость страны. Россия не только обеспечивала себя текстилем, одеждой и обувью, но при этом была крупнейшим экспортером ряда сельскохозяйственных видов сырья (льна, шерсти, кожи, меха и др.) и готовых изделий. Россия имела динамично развивающуюся разноотраслевую легкую промышленность (в том числе текстильную, кожевенно-обувную, пушно-меховую, переработку сельскохозяйственной продукции). При этом выступала в роли независимого и более или менее равноправного партнера. Легкая и пищевая промышленность стали исходным пунктом индустриализации и преимущественного развития ВПК, которые осуществлялись исключительно за счет финансовых источников легкой и пищевой промышленности, что серьезно ущемляло интересы гражданского сектора экономики. Это привело страну к утрате самообеспеченности продовольствием и многими товарами широкого потребления. Ориентация на регулярный их импорт из-за границы вызывала необходимость в дополнительных валютных средствах, а при недостатке собственных валютных поступлений – в займах за рубежом. Со временем зависимость от импорта распространилась на ряд существенно важных промышленных
отраслей.

Даже в таких условиях развития легкая и текстильная отрасли промышленности всегда играли заметную роль в формировании госбюджета – доля направляемых средств в доходную часть бюджета составляла почти треть. С распадом Союза сузилось национальное территориальное хозяйственное пространство, отпали многие источники промышленного и сельскохозяйственного сырья. Итогами курса реформ явились глубочайшее падение национального производства, почти полное исчезновение целых отраслей национальной промышленности (текстиль, одежда, обувь), что предопределило глубокую зависимость экономики России от вынужденного ввоза иностранных товаров в страну и нерационального и малоэффективного сбыта российской продукции за границей.

Проводимая правительством в перестроечные годы политика практически «выдавила» эти отрасли из экономической системы. В начале 90-х годов в концепции правительства выделялись 3 главных момента: либерализация внутренних цен, снижение дефицита госбюджета, либерализация внешнеэкономических отношений и привлечение иностранного капитала. Концепция экономической реформы не предусматривала никаких конкретных мер для существования легкой и текстильной промышленности. Структурные сдвиги в пользу 2-го подразделения, группы Б не были предусмотрены.

В результате деятельности властей потребительский рынок отечественных товаров практически был полностью разрушен, произошло изъятие ресурсов из отраслей по их производству, что вызвало катастрофический спад производства потребительских товаров и продуктов питания. Валютная либерализация привела к массированному росту закупок товаров по импорту.

При проведении экономических реформ в легкой промышленности в наибольшей степени проявились общие негативные тенденции, определившие спад производства. За период реформ производство продукции легкой промышленности сократилось в 10 раз (это вдвое превышает темпы падения по промышленности в целом), в том числе, выпуск тканей хлопчатобумажных – в 4,8 раза; шелковых – в 8,2; шерстяных – в 10,9; льняных и пенько-джутовых – в 5,4; изделий трикотажных – в 16,1; чулочно-носочных – в 5,5; пальто, плащей, сорочек – в 13–15; обуви – в 10,8 раза.

Характерной особенностью рынка товаров легкой промышленности становится все более четкая дифференцированность, т.е. выделение самостоятельно существующих и функционирующих рынков отдельных товаров. В последнее время четко обозначились как самостоятельно существующие – рынки меховой одежды; женского, мужского и детского белья; одежды и обуви для спорта, отдыха, туризма; форменной одежды и др. Предложение товаров на перечисленных рынках представлено, в основном, импортной продукцией, но отмечается возрастающий интерес к российским производителям. В качестве положительной тенденции отметим импортозамещение. Это в полной мере относится к выпуску отечественного белья, модной одежды и, частично, меховой одежды. Еще одной причиной переключения спроса населения на отечественные товары является насыщение потребителей низкокачественной дешевой зарубежной продукцией, прежде всего из Китая, Вьетнама и других стран.

На российском рынке, наряду со значительным снижением объемов производства отечественной продукции, наблюдается постоянный рост псевдоимпорта, что особенно характерно для одежды всех видов. Все большее количество одежды, предлагаемой и реализуемой на внутреннем рынке в качестве импортной, производится либо подпольно, либо легально под импортной торговой маркой. Одной из причин быстрого роста продукции, произведенной в России и продаваемой под западной торговой маркой, является скорость оборачиваемости денежных средств. У фирм, размещающих заказы на отечественных предприятиях, цикл денежного оборота составляет 2–3 месяца, тогда как у фирм, заказывающих изготовление одежды за рубежом, он составляет полгода. Кроме того, в первом случае фирмы не сталкиваются с таможней и валютными операциями, у них практически не бывает просчетов в прогнозах спроса на проектируемые изделия. Многие регионы, «завязанные» на текстильном производстве (где оно является градообразующим), подлежат социально-экономической санации по примеру ряда территорий, где расположены убыточные и подлежащие закрытию угольные бассейны и шахты. Наиболее негативные последствия подобного перепрофилирования ожидают Ивановскую область – текстильную «сердцевину» РФ, многие районы Владимирской, Ярославской, Вологодской, Смоленской, Тверской областей.

Одна из причин тяжелого положения текстильной промышленности – действующие квоты на экспорт-импорт товаров между Россией и Европейским Сообществом. Экспорт российского текстиля может быть увеличен в случае договоренности с Европейским Союзом о снятии квот на поставку нашей продукции. Переговоры по этому поводу ведутся довольно длительное время и достаточно активно. В настоящее время уже достигнута договоренность о размере квот по коврам и ковровым изделиям, что значительно укрепило статус России на мировых текстильных рынках. Но пока еще остаются квоты на поставку текстиля по 34 товарным категориям. Нынешняя годовая квота российского текстильного экспорта в ЕС составляет лишь 140 млн. долл., а импорта РФ из Евросообщества – 750 млн. долл.

До сих пор ведутся переговоры о подписании соглашения с ЕС о полной отмене квот на поставки странам Евросообщества российского текстиля. Но и после подписания этого соглашения указанные квоты подлежат отмене лишь по истечении 3,5 лет. Анализ работы предприятий показал, что относительно небольшой круг стабильно работающих предприятий отрасли сумел найти свою нишу на внутреннем и внешнем рынке. Так, в производстве хлопчатобумажных тканей около 20 % предприятий вырабатывают более 70 % объемов тканей по России, по шерстяным тканям соответственно 19 % – 59 %, по льняным – 35 % – около 60 %. Постепенно появляются и примеры позитивных сдвигов, хотя их немного. Например, второй год наращивают производство товаров легкой промышленности предприятия Рязанской области и Республики Саха (Якутия), а всего XX век закончили с положительными темпами 12 регионов против 7 в 1995 г. Возник целый ряд региональных «точек роста», особенность которых состоит в том, что они связаны с динамикой не только отдельных, но и целых групп отраслей. Обеспеченность торговли тканями, одеждой и обувью всех видов остается высокой – в среднем по России более 80 %. На рынке тканей всех видов (кроме шелка) основное место занимают отечественные товары. Среди импортных шелковых тканей особой популярностью пользуются ткани из стран Дальнего Зарубежья (Кореи, Вьетнама и Китая). На рынке одежды и обуви влияние импорта особенно велико, доля отечественных товаров пока остается незначительной. Более низкий уровень розничных и оптовых цен на отечественные товары остается пока для отрасли основным экономическим аргументом в конкурентной борьбе с зарубежными товарами и делает более доступным их для средне- и низкооплачиваемой категории покупателей.

Увеличилось число регионов, где насыщенность потребительскими товарами составляет более 90 %: гг. Санкт-Петербург, Москва,


Татарстан, Нижегородская, Волгоградская, Саратовская, Пензенская, Омская, Новосибирская область и Алтайский край. Региональный аспект цен на товары характеризуется значительным разбросом (разница 1,5–2 раза).

Для разработки вариантов реструктуризации необходимо провести анализ достоверной информации за ряд лет по достаточно широкому кругу показателей. Практика такой работы требует создания специализированных баз данных и систематического сбора и анализа информации.

Нерешенность многих вопросов формирования информационных потоков и практически полное отсутствие специальных работ по указанной проблематике дает возможность считать актуальными и необходимыми задачи разработки концепции мониторинга процессов реформирования предприятий реального сектора экономики и модели определения их рейтинговой позиции.

В РФ промышленная политика не может иметь целью увеличение масштаба и объектов воздействия. По результатам анализа ее теоретических вариантов и особенностей состояния предприятий представляется правомерным считать низкоэффективными все варианты фронтальных схем ГРЭ. Эффективными в разрезе реального времени являются селективные варианты воздействия на промышленные предприятия. В первую очередь это предприятия с высокими характеристиками потенциалов и рейтинговых позиций. В данном контексте мероприятия ГРЭ можно сместить на субфедеральный уровень, что позволяет учесть особенности региональных рынков, приоритетов отраслевого и территориального (городского развития).

  1   2   3   4   5   6   7   8


База данных защищена авторским правом ©ekonoom.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница