Мировоззренческо-методологические основы постижения культуры: проблема концептуализации 24. 00. 01. Теория и история культуры




страница1/4
Дата04.05.2016
Размер0.59 Mb.
  1   2   3   4
На правах рукописи


Ларин Юрий Викторович

Мировоззренческо-методологические основы постижения культуры:

проблема концептуализации
24.00.01. – Теория и история культуры

Автореферат диссертации на соискание ученой степени

доктора философских наук

Тюмень – 2004 г.
Диссертация выполнена на кафедре культурологии Тю­менского государственного института искусств и культуры
Официальные оппоненты:
доктор философских наук, профессор Губин Валерий Дмитриевич

доктор исторических наук, профессор Еманов Александр Георгиевич

доктор философских наук, профессор Полищук Виктор Иванович

Ведущая организация: Уральский государственный уни­верситет имени А.М. Горького


Защита состоится 17 декабря 2004 года в 10.00 часов на за­седании диссертацион­ного совета Д 212.274.02 по защите диссертаций на соиска­ние ученой степени док­тора философских наук при Тюменском госу­дарственном универ­си­тете (625003 Тюмень, ул. Перекопская 15а, ауд. 215)


С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Тюменского госу­дарственного универ­ситета


Автореферат разослан 12 ноября 2004 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета,

доктор философских наук,

профессор Халин С.М.



ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. По мере своего развития культура все более и более перемещается на авансцену че­ловеческой истории. Явления, свойст­венные данному процессу, так же как и наблюдающийся крайний «разброс» их оценок и интерпретаций, делают задачу ее осмысления в особенности необ­ходимой и актуальной.

С одной стороны – чуть ли не трюизм – констатации «кризиса культуры», особенно на фоне реалий последнего века минувшего тысячеле­тия, которые к ней, культуре, в ее собственном смысле, казалось бы, никакого отношения не имеют и, в крайнем случае, могут быть истолкованы как извращения самой при­роды чело­века: мировые войны, соци­альные революции и потрясения, господство тоталитар­ных режимов, терроризм, угроза ядерного апокалипсиса и всеобщей эко­логической катастрофы, вымирание от голода и болезней миллионов людей, пароксизмы бес­культурья и крайних форм вандализма и т.д., и т.п. (И. Хейзинга, П.А. Сорокин, Э. Левинас, П.А. Сапронов и др.). Достаточно показательным явля­ется и разрабаты­ваемый в самых разнообразных формах постмодернистский по­стулат о «закате» и даже «смерти» человека как субъекта, «автора» со­временной культуры, под ре­прессивным воздействием этой самой культуры (Р. Барт, М. Фуко и др.).

С другой стороны, целый ряд исследователей считает возможным занимать в этом отноше­нии более оптимистичную позицию, настаивая на необходимости при­знать в качестве состоявшегося и вполне очевидного факта не только «решающий сдвиг от социально-структурной к социально-культурной истории» (Л.П. Репина), но и, более того, «всеобщность» культуры как основы бытия чело­века в мире (В.С. Библер, В.П. Визгин и др.).

Что представляет собой культура как понятие и как реальность? Каков исход­ный принцип ее сущностного постижения? Каково ее место в системе бытия как такового? Каковы ее собственные формы бытия и механизмы вос­производ­ства? Каковы ее истоки, возможности, угрозы и перспективы? Присущи ли культуре ка­кие-либо специфические особенности, которые бы ограничивали или вообще ис­ключали возможность ее научного постижения? – Таков далеко не полный пере­чень вопросов, императивно требующих решения.

Современное состояние разработки проблематики, связанной с изучением культуры, способно поразить даже самое смелое и богатое воображение. Доста­точно отметить, что только для фиксации представленных в литературе определе­ний культуры необходимо, пожалуй, уже четырехзначное число. Данное обстоя­тельство можно, как это чаще всего и делается, оценивать в качестве положитель­ного, говоря о «многогранности», «всеохватности» и т.п. этого термина. При этом, однако, невольно возникает целый ряд весьма и весьма не простых вопросов. Как возможна наука, претендующая на выявление закономерностей изучаемого пред­мета, при такой его неопределенности и расплывчатости? Если справедливо мне­ние о том, что «движение» науки, взятое в его собственной внутренней определен­ности, есть, в конечном счете, не что иное как процесс развертывания ее исходного понятия, то не находится ли культурология как наука о культуре в плохо осозна­ваемом кризисе? Может быть, если говорить по существу, речь должна идти уже не только и не столько о «многообразии интересов», сколько о вполне определенных трудностях и проблемах современного состояния научного постижения культуры?

Не разделяя, даже сколько-нибудь отдаленно, стремления драматизировать си­туацию, следует все же отметить, что мировоззренческо-методологические ос­новы изучения культуры настоятельно требуют рефлексии на предмет их концеп­туали­зации. Более того, по мере развития любой науки ее внутренняя потребность в рефлексии относительно своих оснований не только уменьшается, но и, наоборот, возрастает. Всякое действительное движение вперед здесь с необходимостью пред­полагает постоянное возвращение к своим собствен­ным первоистокам, их воспро­изводство и развитие. Культурология как наука в этом отно­шении, очевидно, не может быть исключением.



Степень разработанности темы. Анализ освоенной автором отечественной и зарубежной литературы позволяет выделить четыре достаточно определенно сло­жившихся направления концептуального представления культуры: теоцентризм, натуроцентризм, социоцентризм и антропо­центризм.

В рамках теоцентристского направления культура трактуется как реализация сверхъестественных, божественных сил; основа ее возникнове­ния и развития ус­матривается в разнообразных формах культовой деятельности; ее подлинным субъек­том, но­сителем считается та или иная религиозная общность; основной чер­той – сакральность; основной формой бытия – символ; основной функцией – сиг­нифи­кационная, или символическая (Ж. Маритен, П. Тейяр де Шарден, П. Тил­лих, В.С. Соловьев, В.В. Розанов, П.А. Флоренский, И.А. Ильин, А.В. Мень, П.А. Са­пронов и др.).

В рамках натуроцентристского направления культура трактуется как реализа­ция ес­тественных, природных сил; основа ее возникновения и развития усматрива­ется в разнообразных формах биофизических процессов; ее подлинным субъек­том, носителем считается та или иная природная общность; основной чертой – виталь­ность; основной формой бытия – вещь, или «артефакт»; основной функцией – за­щит­ная, или жизнеобеспечивающая (Ф. Ницше, В. Дильтей, А. Берг­сон, Г. Зим­мель, З. Фрейд, О. Шпенглер, Дж. Фейблман, Л.Н. Гумилев, А.И. Пуш­карь, М.Н. Эпштейн и др.).

В рамках социоцентристского направления культура трактуется как реализа­ция общественных, социальных сил; основа ее возникновения и развития усматри­вается в разнообразных формах трудовой деятельности; ее подлинным субъек­том, носителем считается та или иная социальная общность; основной чертой – соци­альность; основной формой бытия – норма; основной функцией – нормативная, или регулятивная (К.Г. Маркс, Э. Дюркгейм, К. Леви-Стросс, П.А. Соро­кин, А. Моль, Б.С. Ерасов, Л.А. Зеленов, Н.С. Злобин, Л.Е. Кертман, Л.Н. Коган, Э.С. Маркарян, А.А. Радугин, А.Ф. Ере­меев, К.Г. Рожко, А.Я. Флиер и др.).

В рамках антропоцентристского направления культура трактуется как реали­зация сущностных сил человека; основа ее возникновения и развития усматрива­ется в разнооб­разных формах игровой деятельности; ее подлинным субъек­том, но­сителем считается отдельно взятый человек; основной чертой – элитарность, или индивидуальность; ос­новной формой бытия – ценность; основной функцией – че­ловекотворческая (М. Шелер, Х. Плеснер, А. Гелен, А. де Бенуа, Й. Хей­зинга, Х. Ортега-и-Гассет, Ж.-П. Сартр, Г. Риккерт, Г. Гессе, П.С. Гуревич, А.В. Павлов, К.А. Свасьян и др.).

Ка­ждое из данных направлений заключает в себе достаточно емкий мировоз­зренческо-методологический потенциал и должно быть со всей тщательностью «взвешено» на предмет свойственной ему претензии быть единственно истинным или более истинным по сравнению с другими. Необходима, следовательно, выра­ботка такой исследовательской позиции, которая позволила бы осуществить дан­ную методологическую процедуру вполне корректно, исходя из достаточно стро­гого и концептуально выверенного основания. Это тем более важно, поскольку, так или иначе, наблюдаются и разнообразные варианты промежуточных подходов и точек зрения: тео-натуроцентристские (Н.Я. Данилевский), тео-антропоцентрист­ские (Н.А. Бердяеев, Г. Марсель,), тео-социо­центрист­ские (А.Дж. Тойнби), социо-нату­роцентристские (Л.А. Уайт) и другие, в особенно­сти, социо-антропоцентрист­ские (В.М. Межуев, В.В. Сильвестров, М.Б. Туровский, Э.Е. Платонова).



Проблема диссертационного исследования – концептуализация мировоззрен­ческо-методологических основ постижения культуры; цель – разработка «культу­роцентристской», системно-синтетической по своему характеру, концепции куль­туры.

Проблема и цель исследования предопределили постановку и решение сле­дующих его основных задач:

– выявить основные этапы становления научного способа постижения куль­туры;

– оценив эвристические возможности основных направлений исследования культуры, найти надежное основание для выработки системно-синтетического их представления;

– определить статус культуры в структуре бытия как такового и, исходя из этого, рассмотреть статус и структуру культурологии как науки;

– обосновать возможность системного представления основных форм бытия и функционирования культуры;

– выработать основание для системного представления основных видов куль­туры и механизмов ее воспроизводства;

– разработать мо­дель становления и развития культуры, позволяющую вы­явить ее истоки, основные исторические типы и перспективы.



Объектом исследования является наличное многообразие мировоззренческо-методологических основ постижения культуры, а его предметом – концептуализа­ция культуроцентризма как системно-синтетического направления, нацеленного на сущностное постижение культуры.

Гипотеза исследования: культура – это некоторая специфическая реальность, обладающая своей собственной сущностью и принадлежащими ей формами бы­тия, струк­турой, функциями, механизмами воспроизводства, генезисом, историче­скими типами, тенден­циями и перспективами развития. Сложившиеся направле­ния кон­цепту­ального представления культуры не могут быть одинаково полно­стью ис­тинны, но в то же время каждое из них не может быть и абсолютно лож­ным, со­дер­жит в себе опреде­ленный «момент истины», который может быть выяв­лен, удер­жан и сопряжен с подобными моментами всех других направлений.

Методологические основы исследования. Концептуализация мировоззрен­ческо-методологических основ постижения культуры предполагает использование такой методоло­гии, которая учитывала бы уровень сложности проблемы. Как след­ствие, в диссер­тации сочетаются два основных подхода: деконструктивный и диа­лектический. Первый, понимаемый как рефлексивно-аналитическое отношение к наличному многообразию мировоззренческо-методологических основ постижения культуры, позволяет привести каждую из рассматриваемых точек зрения к ее так или иначе проявляющимся основным концептам; выявить меру ее методологиче­ской прора­ботанности и адекватности исследуемому содержанию. Второй, пони­маемый как рефлексивно-синтетическое отношение к содержанию исследуемого предмета, по­зволяет реализовать достаточно широкий набор основных методоло­гических прин­ципов, необходимых для достижения цели исследования: объектив­ности, тождества противоположностей, взаимосвязи, развития, всесторонности, системности, конкретности истины, единства абстрактного и конкретного, логиче­ского и исторического и т.п.

Научная новизна исследования определяется как самой сущностью автор­ского подхода к рассмотрению проблемы, так и содержанием вытекающих из него основных положений и выводов. Названная выше цель исследования, конкретизи­руемая в целом ряде его задач, ранее другими авторами специально не ставилась. Диссертация является первой системно-синтетической концеп­туализа­цией «куль­туроцентризма» как мировоззренческо-методологи­ческой ос­новы пости­же­ния культуры в качестве исходного, центрального и пре­дельного по­нятия.

Автор полагает, что элементами новизны в настоящей работе явля­ется также то, что в ней:

– с учетом последних достижений в области методологии науки рассмот­рено становление и место культурологии как науки о культуре в общей системе со­вре­менного научного знания, выявлена ее внутренняя и внешняя структура;

– исходя из единых параметров, определено и изложено концептуальное со­держание основных направле­ний, сложившихся в изучении культуры, предложено ос­нование их системно-син­тетического пред­ставления;

– выявлены основные подходы к определению онтологического ста­туса куль­туры; в качестве методологического требования сформулирован исход­ный прин­цип ее сущностного постижения как многообразного, но неразрывного в своих проявлениях единства материального и духовного;

– проанализированы подходы и выработано единое основание для определе­ния основных видов культуры и механизмов ее воспроизводства;

– предложена «троичная» структура челове­ческой деятельности, исходя из ко­торой выявляется неразрывное единство культуры как субъективированного объ­екта и объективированного субъекта, характеризующее специфический способ ее бытия;

– проанализированы подходы и выработано единое основание для системного представления основных форм бытия и функционирования культуры;

– в сопряжении с представлением о биосоциокультурной природе человека и в соответствии с триадой «еди­ничное – особенное – общее» разра­бо­тана общая мо­дель становления и динамики развития культуры.

На защиту выносятся следующие основные положения:

1. В становлении культурологии как науки о культуре выделяются четыре ос­новные стадии: формирование исходных предпосылок (до середины XVII века) – фиксация и описание отдельных разнообразных форм проявления культуры; на­чало процесса становления (середина XVII века) – выделение культуры в качестве самостоятельного объекта изучения; собственно процесс становления (середина XVII века – семидесятые годы XIX века) – формирование предметных и методоло­гических основ изучения культуры; оформление (семидесятые годы XIX века) культурологии как науки, имеющей свой собственный предмет, исходный методо­логический инструментарий и некоторую совокупность базисных понятий.

2. В системе современного научного знания может быть выделено четыре ос­новные подсистемы, каждая из которых имеет предметом своего изучения один из основных ви­дов бытия как такового: естествознание (естественные науки), предме­том изучения кото­рого является природа; социология (социальные науки), предме­том изучения кото­рой является общество; ан­тропология (гуманитарные науки), предметом изучения кото­рой является че­ловек; и куль­турология (науки о куль­туре), предметом изучения которой яв­ляется культура.

3. Структуризация культурологии предполагает два основных «среза»: внут­ренний (метатеоретическая культурология, или философия культуры; теоретиче­ская культурология, или теория культуры; эмпирическая культурология, или фено­мено­логия культуры) и внешний, формирующийся как результат взаимопроник­но­вения культурологии и естествознания (экология культуры и культурная экология, география культуры и культурная геогра­фия), культурологии и социологии (куль­турная социология и социальная культурология), культурологии и антропологии (культурная антропология и гуманитарная культурология). Историю культуры (ис­торическую культурологию) вполне логично рассматривать, во-первых, как собст­венно культурологическую дисцип­лину, во-вторых, – как «переходную» между теорией культуры и феноменологией культуры.

4. При всей своей «несводимости друг к другу» основные направления изуче­ния культуры могут быть поняты как имеющие один и тот же объект, но на разных уровнях его предметного постижения. Будучи изначально результатом реализации сущностных сил человека («истина антропоцентризма»), культура является осно­вой его бытия в мире и, тем самым, реальностью, опосредующей взаимодействие человека и с природой («истина натуроцентризма»), и с обществом («истина со­циоцентризма»), выступая одновременно предпосылкой его становления и разви­тия как существа «заданного» самим собою самому себе в качестве своего собст­венного «идеального проекта» («истина тео­центризма»), – таковы возможные кон­туры «культуроцентризма» как искомого синтеза основных направ­лений постиже­ния культуры.

5. Как один из основных видов бытия, культура в своем исходном сущност­ном определении есть единство материального и духовного, а каждый ее вид – практический (в модусах блага и справедливости), ценностно-ориентационный (в модусах добра и красоты), познавательный (в модусе истины), – будучи специфи­ческим единством того и другого, есть результат деятельной реализации соответст­вующей сущностной силы че­ловека.

6. Поскольку в «S – OS/SO – O»-модели человеческой деятельности культура по способу своего бытия и функционирова­ния есть в своей асимметрич­ной «дву­ипостасности» единство объективированного субъекта и субъективиро­ванного объекта, следовательно, и любая ее форма – «вещь», «норма», «ценность», «сим­вол» – также должна быть по­нята и представлена как единство того и другого, а специфика каждой из них – как тот или иной вид этого един­ства;

7. Среди возможных моделей, позволяющих выявить становление, основные исторические этапы и возможные перспективы развития культуры, наиболее емкий эвристический потенциал присущ модели, несущую конструкцию которой состав­ляет представление о биосоциокультурной природе человека, разворачивающейся в историческом контексте в соответствии с триадой «единичное – особенное – об­щее».



Апробация основных результатов исследования. Результаты диссертаци­онного исследования представлены в двух авторских монографиях «Пролегомены к культурологии» (Тюмень: Издательство Тюменского государственного универси­тета, 2002. – 144 с.) и «Онто-логика культуры» (Тюмень: Издательство Тюменского государственного университета, 2004. – 164 с.), в главе первой «Эпистемология культуры» и главе второй «Онтология культуры», опубликованных автором в кол­лективной монографии «Культура и ее виды» (Тюмень: Вектор Бук, 2002. – С. 3-51), а также в коллективном учебно-методическом пособии «Бытие и небытие» (Тюмень: Издательство ТГИИК, 2004 г.). Положения и основные идеи исследова­ния отражены в статьях, докладах и сообщениях автора на научных и научно-прак­тических кон­ференциях, среди которых – Международная конференция «Про­блемы культуроге­неза и культурное наследие» (Санкт-Петербург, 1993 г.), Между­народная научная конференция «Межкультурные коммуникации как фактор от­крытости региональ­ной культуры» (Томск, 15-17 октября 2003 г.), Международная научно-техническая конференция «Нефть и газ Западной Сибири» (Тюмень, 12-13 ноября 2003 г.), I Международная научная конференция «Деятельностное понима­ние культуры как вида человеческого бытия» (Нижневартовск, 17-18 декабря 2003 г.), Интернет-кон­ференция «Историческая культурология: предмет и метод», орга­низованная Инсти­тутом «Открытое обще­ство» (Фонд Сороса) – Россия и Россий­ским институтом культурологии Ми­нистерства культуры РФ с 1 ноября по 30 де­кабря 2002 года на информационно-образовательном портале www.auditorium.ru., II Всероссийская кон­ференция «Культура как способ бытия человека в мире» (Томск, 12-14 октября 1998 г.), Всероссийская конференция «Загадки жизни и па­радоксы познания» (Тю­мень, 31 мая 2003 г.), Всероссийская конференция «Язык культуры и культура языка» (Тюмень, 15-16 марта, 2001 г.), Всероссийская научно-методическая конфе­ренция «Культура: личность и общество» (Тюмень, 21-23 марта 1996 г.), Всерос­сийская научно-методическая конференция «Социальная ан­тропология на пороге XXI века» (Москва, 20-21 ноября 1997 г.), Всероссийская на­учно-практическая конференция «Культура Тюменской области: история, совре­менное состояние, проблемы и перспективы» (Тюмень, 15-16 апреля 2004 г.), Все­российская научно-практическая конференция «Культура. Литература. Искусство. Регион» (Тюмень, 13-14 апреля 2000 г.), Всероссийская научно-практическая кон­ферен­ция «Социокультур­ные и культурологические аспекты развития Западной Сибири» (Тюмень, 24-26 марта 1998 г.), Республиканская научно-теоретическая конферен­ция «Русская фи­лософия и духовная культура современности» (Иркутск, 1991 г.), Российская науч­ная конференция «Человек в истории: теория, методоло­гия, прак­тика» (Челябинск, 1998 г.), а также целый ряд региональных, областных и межву­зовских конферен­ций.

Две работы опубликованы в рецензируемых изданиях, рекомендованных ВАК.



Научно-практическая значимость. Результаты апробации диссер­тационной работы показывают, что в своем общем виде или в его отдель­ных положе­ниях «культуроцентризм» как мировоззренческо-методологическая основа пости­жения культуры находит определенный положи­тельный от­клик в научном сооб­ществе.

Материалы диссертационного исследования частично вошли в «План меро­приятий по реализации Федеральной целевой программы "Культура России 2000–2005 гг."» (р. № 920-32/72-27).

Результаты диссертационного исследования послужили методологической основой для анализа существующего состояния, разработки концепции, прогноза потребности и плана мероприятий по профориентации, подготовке, переподготовке и повышению квалификации кадров для учреждений культуры юга Тюменской об­ласти до 2010 г. (Профессиональное образование в Тюменской области: анализ и прогноз. – Тюмень: Вектор Бук, 2003. – С. 137-154; Профессиональное образование в Тюменской области: программа модернизации. – Тюмень: Вектор Бук. – 2004. – С. 126-133).

Основные положения диссертационного исследования были использованы ав­тором в учебном процессе при чтении базового курса «Философия» для сту­ден­тов специальностей «Библиотечно-информационная деятельность» и «Соци­ально-культурная деятельность» Тюменского государственного института искусств и культуры, «Теория и методология культуры» для студентов специальности «Куль­турология» Тюменского государственного института искусств и культуры, а также при чтении базового курса «Культурология» для студентов специальностей «Биб­лиотечно-информационная деятельность» и «Народное художественное твор­че­ство» Тюменского государственного института искусств и культуры и для студен­тов специальностей «Государственно-муниципальное управле­ние» и «Юриспру­денция» Тюменского государственного университета.

Главным итогом, определяющим научно-практическую значимость проведен­ного исследования, является обоснование мировоззренческо-методологических ос­нов изучения культуры, не только позволяющих органично сохранить достигнутые в этом отно­шении результаты, но и открывающих возможность цело­стного и внут­ренне согласованного ее концептуаль­ного представления.

Структура исследования. Диссертация состоит из введения, двух частей, че­тырех глав, заключения и библиографии.

Структура диссертации обусловлена необходимостью рас­смотре­ния как эпи­стемологического (часть первая), так и онтологического (часть вторая) аспектов «культуро­цен­тризма» как системно-синтетической по своему характеру концеп­туали­зации ми­ровоззренче­ско-методологических основ постижения куль­туры. В свою очередь, каждый из данных аспектов потребовал сопряжения логиче­ского и историче­ского подходов к рассматриваемой проблематике, что предопреде­лило со­ответствующее членение частей по главам и параграфам.



ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во «Введении» обосновывается актуальность темы исследования, определя­ется степень ее разработанности, формулируются объект, предмет, цель и задачи диссертации, ее методологические основы, научная новизна и практическая значи­мость. Приведены сведения об апробации работы.

«Проблемным полем» первой части диссертации является эпистемоло­гиче­ский аспект концептуализа­ции культуроцентризма. Фокусирующей точ­кой содер­жательного наполнения данного поля, является, конечно же, культуро­ло­гия, кото­рая, собственно го­воря, и призвана изучать культуру, и именно культуру. Что пред­став­ляет или мо­жет пред­ставлять собой культурология как спо­соб пости­жения куль­туры? Можно ли считать культу­роло­гию наукой и воз­можно ли в принципе строить ее как науку? Когда и как она воз­никла? Какое место в общей сис­теме на­учного знания она за­ни­мает? Каков ее предмет и методо­логиче­ский инст­румента­рий? Какова структура культу­рологии, ка­ковы ос­новные состав­ляющие ее дисцип­лины, что об­щего между ними и чем они отли­чаются друг от друга? – Таков да­леко не полный пере­чень вопро­сов, требую­щих рас­смот­рения.

  1   2   3   4


База данных защищена авторским правом ©ekonoom.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница