Минимальная заработная плата как экономическое и юридическое понятие




Скачать 190.14 Kb.
Дата10.05.2016
Размер190.14 Kb.
Яковлев Р.А., к.э.н., главный научный сотрудник

Управления заработной платы и доходов населения

НИИ труда и социального страхования

Минздравсоцразвития России




МИНИМАЛЬНАЯ ЗАРАБОТНАЯ ПЛАТА КАК ЭКОНОМИЧЕСКОЕ И ЮРИДИЧЕСКОЕ ПОНЯТИЕ1
Мировой опыт организации заработной платы в моделях экономики, основанных на наемном труде и рыночном производстве, показывает, что одной из ее черт на определенном этапе развития этих моделей становится установление так называемой минимальной заработной платы (МЗП). Приходя на смену ранее действующим моделям экономики и даже на первых порах после их вытеснения, капитализм вполне успешно развивался без такого экономического явления как МЗП. Тот факт, что МЗП возникла не сразу, не одновременно с возникновением капиталистических трудовых отношений и форм хозяйствования, а на определенном этапе развития капитализма, требует объяснения. Представляется, что без такого объяснения невозможно понять как природу, так и причины возникновения явления МЗП.

Капитализм как экономическая, социальная и политическая модель общества складывался постепенно. Капиталистические отношения сначала развиваются изолированно друг от друга, как множество самостоятельных отношений, которые, даже став преобладающими в обществе, не связывают друг друга. Но постепенно эти отношения превращаются во взаимозависимые, требующие согласования интересов владельцев капитала, предприятий, владельцев рабочей силы, представителей интересов различных социальных групп и общества в целом. В стремлениях и действиях по получению прибыли на отдельно взятом предприятии по производству продукции или услуг, либо в целых отраслях (сферах деятельности) могут настолько затрагиваться интересы других предприятий, отраслей и сфер деятельности, что это может отрицательно сказаться на жизни не только того или иного общества в целом, но и (как показывает современный мировой экономический кризис) жизни многих государств. Поэтому, достигнув определенной степени развития, капитализм не может развиваться без взаимного согласования интересов различных социальных слоев общества, и, прежде всего, собственников капитала и средств производства, отвечающих за экономический социальный прогресс общества, и собственников рабочей силы, непосредственно обеспечивающих производство материальных благ и услуг. Согласование интересов этих двух движущих сил общественного развития при капитализме базируется на оптимизации распределения между ними произведенного валового продукта на прибыль (для капиталистов) и заработную плату (для работников). Это согласование и эта оптимизация достигаются при помощи организации и взаимодействия различных общественных институтов, представляющих интересы различных социальных групп (союзы работодателей, профессиональные союзы, координационные советы, различного рода комитеты и т.п.). Постепенно они охватывают все аспекты жизни в той или иной модели общественных отношений: производство, финансы, торговлю, трудовые отношения и т.п.). Основной формой реализации достигнутого согласования интересов (распределения доходов) являются соглашения (договора), заключаемые на определенный период времени и регулярно уточняемые, дополняемые и взаимоизменяемые.

Органы государственной власти играют важнейшую роль в обеспечении выполнения принимаемых соглашений. Одновременно органы государственной власти являются выразителями так называемых общих для той или иной модели экономики интересов и для их реализации призваны использовать адекватные механизмы принуждения. Договорной механизм регулирования отношений в капиталистическом обществе является преобладающим, поскольку он позволяет сторонам этих отношений во всей полноте охватить соответствующие интересы и принять конкретные взаимоустраивающие решения. В принудительных действиях государства необходимость возникает только тогда, когда заинтересованным сторонам договориться не удаётся, а отсутствие такой договоренности наносит ущерб общим интересам. Все вышесказанное относительно согласования интересов полностью касается отношений, которые возникают между капиталистами и наемными работниками по поводу оплаты труда в обществе.

При установлении заработной платы капиталисты как работодатели и наемные работники на современном этапе зрелости капиталистических отношений договариваются об уровнях оплаты за выполняемую работу с учетом всех факторов, влияющих на дифференциацию такой оплаты и о пределах такой дифференциации от низшей (минимальной) оплаты до высшей. Установление уровней и диапазонов дифференциации заработной платы в соглашениях являются исходными для непосредственных процессов установления связи между произведенной работником работой и размером его заработной платы. Однако договоренности по заработной плате достигаются тем ни менее не всегда. Как правило, причиной этого является организационная слабость представителей интересов сторон трудовых отношений. К примеру, во многих отраслях производств товаров и услуг в значительном объеме обеспечивается малыми предприятиями численностью до 5 - 10 человек, работники которых не объединены в профсоюзные организации. Переговорный процесс или просто отсутствует или осуществляется на индивидуальном уровне. Практика капиталистических отношений и привела к вмешательству государства в этот процесс путем установления МЗП.

Принято считать, что объективной причиной для такого вмешательства является уязвимое положение наемного работника по сравнению с преимущественным положением работодателя (собственника организации). МЗП в такой трактовке имеет целью не допустить установления работникам такого уровня заработной платы, который не обеспечивал бы им (используя терминологию МОТ) «удовлетворительный уровень жизни»2.

К такому пониманию подталкивает и то обстоятельство, что защитная функция МЗП выдвинута на первый план в Конвенции № 131 Международной Конференции, названной «Конвенция об установлении минимальной заработной платы с особым учетом развивающихся стран», и в Рекомендации № 135 Международной Конференции с таким же названием. В частности, в Конвенции № 131 среди её целей указывается: «настало время принять… акт, …, предусматривающий защиту работающих по найму лиц от неоправданно низкой заработной платы» и дополняющей другие акты «по защите обездоленных групп работающих по найму»3. Эта же цель указана в Конвенции № 135. «Основной целью установления минимальной заработной платы должно быть установление лицам, работающим по найму необходимой социальной защиты в отношении минимально допустимых уровней заработной платы»4.

В том, что МЗП несет в себе определенную защитную функцию, вряд ли следует сомневаться. Вопрос только в том, единственная ли эта функция МЗП и можно ли её рассматривать как главную при наличии у МЗП других функций. Установление МЗП как нижней допустимой границы оплаты труда без необходимых для этого оговорок означает на самом деле сигнал работодателям, что они вправе стремиться к этой величине и что интересам общества такое стремление не противоречит. Отсутствие организации, защищающей интересы работников, снимает преграды для такого стремления. Чтобы такого стремления со стороны работодателей не было, условия установления заработной платы (на уровне не ниже минимальной) должны быть строго оговорены в законодательном порядке (например, при наличии уровня рентабельности, существенно отстающего от средней нормы рентабельности, характерной для данного вида деятельности). Такие условия будут обязывать других работодателей устанавливать нижний уровень оплаты работников выше МЗП. В законодательстве РФ нет ограничителей (условий для установления заработной платы) на уровне (не ниже) минимальной. Это означает, что любой работодатель имеет право установить условия оплаты, обеспечивающие только минимальный уровень оплаты труда. Конечно, в Российской Федерации во внебюджетном секторе экономики действует соглашение на уровне отраслей и коллективные договоры на уровне предприятий, в которых нижняя граница основной (тарифной) оплаты выше уровня минимальной заработной платы (которая до недавнего времени по существу представляла собой не МЗП, а минимальную тарифную оплату). Однако соблюдение этих соглашений является для работодателя делом практически добровольным. Он может выйти из соглашения в любой момент или установить в коллективном соглашении более низкие уровни тарифных ставок по разрядам оплаты труда. Государство не гарантирует работникам соблюдение работодателем достигнутых соглашений с работниками.

Только минимальная заработная плата (МЗП), установленная государством, является в РФ всеобщей гарантией. Минимальная заработная плата, установленная в отраслевых соглашениях и в коллективных договорах, гарантией для работающих не является.

В модели экономики рыночного типа уровень заработной платы, в том числе и минимальной, отражает интересы как наемных работников так и работодателей (собственников). Эти интересы находят отражение в ходе торгов по заработной плате, совокупности ставок заработной платы, учитывающих различия в стоимости рабочей силы различной квалификации. Величина минимальной заработной платы, устанавливаемая государством для соответствующих групп работников или видов деятельности, не может быть безразличной к ставкам заработной платы, устанавливаемых на основе договоренностей, достигнутых без участия государства, особенно в отношении ставок заработной платы за простой труд. Если МЗП будет сильно отличаться от ставок, устанавливаемых в ходе переговоров, в низшую сторону, то это будет означать создание отдельным работодателям, попавшим в сферу действия условий применения МЗП, конкурентных преимуществ по сравнению с теми, кто устанавливает нижний уровень заработной платы выше МЗП. Это означает, что неэффективно работающие собственники окажутся в более выгодном положении. Поэтому размер МЗП не может ориентироваться на предельно низкий уровень удовлетворения потребностей работников. МЗП должно быть достаточно высокой, чтобы побуждать владельцев предприятий с низкой эффективностью к совершенствованию производства и достижению прибыли хотя бы в минимальных размерах.

Линия на связь МЗП с экономическими факторами в широком смысле этого слова, ориентирование МЗП на задачи развития экономики хорошо прослеживается в резолюции № 135, где в разделе 2 «Критерии для определения уровня минимальной заработной платы» указывается на необходимость принимать во внимание следующие критерии:

- потребности трудящихся и их семей;

- общий уровень заработной платы в стране;

- стоимость жизни и изменения в ней;

- пособия по социальному обеспечению;

- сравнительный уровень жизни других социальных групп;

- экономический факторы, включают требования экономического роста, уровень производительности труда и желательность достижения и поддержания высокого уровня занятости.5

Минимальная заработная плата (по российской юридической терминологии – минимальный размер оплаты труда, сокращенно МРОТ), как вид государственной гарантии представляет собой требования общества к собственникам организации относительно нижнего уровня оплаты труда неквалифицированного работника, отработавшего полностью законодательно установленный фонд рабочего времени и выполнившего свои трудовые обязанности (нормы труда). Согласно российскому законодательству это требование должно быть и является одинаковым для всей территории Российской Федерации и не подлежит никакой дифференциации: ни по видам деятельности, ни по территории, ни по профессиям. Это означает, что собственник любой организации, где бы она не находилась (в труднодоступных и неблагоприятных территориях Севера или в курортных зонах Юга), к какому бы виду деятельности она не относилась (высокодоходное производство и продажа алмазов или низкодоходное сельское хозяйство) и к какой бы форме собственности не относилось (государственная, частная, акционерная, смешанная), имеет право оплачивать труд неквалифицированного работника на уровне минимальной заработной платы или максимально приближенной к ней. Тот факт, что многие собственники организаций этим правом не пользуются и труд неквалифицированных работников они оплачивают в гораздо более высоком размере, чем МРОТ, не означает, что они никогда таким правом не воспользуются, в том числе и для целей введения «серых» форм оплаты труда, позволяющих уменьшить размеры налоговых выплат и работодателям, и работникам. Как некий эталон оплаты минимальная заработная плата всегда имеет количественное выражение. Этот эталон оценивается и работником и собственником организации. Работник, - всегда с позиций дохода, который гарантируется за его нормальную работу, а собственник организации – с позиций издержек, которые ему придется нести на оплату неквалифицированного труда. Поэтому для понимания (восприятия) каждым из них установленных количественных параметров минимальной заработной платы, чем же руководствовалось общество (в нашем случае в лице государства) устанавливая эту величину, насколько при этом и как учитывались интересы работников, собственников организаций и самого государства.

Следует сразу сказать, что действующая в России величина минимальной заработной платы никаких обоснований с точки зрения названных интересов не имеет. Она сложилась как продукт трансформационных преобразований советской минимальной заработной платы и является следствием спонтанных корректировок, осуществляемых органами государственной власти под влиянием инфляционных процессов и кризисных явлений в экономике в течение перестроечного и постперестроечного этапов. Строго говоря, советская модель экономики в минимальной заработной плате как особой форме гарантии нижней границы заработной платы не нуждалась. В ней действовала, развиваясь и укрепляясь, общегосударственная, охватывающая все организации и учреждения, система тарифных ставок и должностных окладов, гарантируемая фондом потребления страны и результатами деятельности всего народного хозяйства. Минимальную тарифную ставку этой системы, равную в 1986 г. 80 руб. в месяц, и, предназначенную для тарифной оплаты рабочего 1-го разряда, работающего в нормальных условиях труда и исполняющего работы, не имеющие повышенной общественной значимости, и обозначили как минимальную заработную плату. Тарифная оплата в советской модели экономики представляла собой гарантированную работникам оплату различий в квалификации с учетом значимости того или иного вида деятельности для народного хозяйства. Решения по количественным параметрам тарифной системы принимались органами власти СССР после проведения достаточно подробных и тщательных расчетов и согласований с отраслевыми, территориальными и общесоюзными профсоюзными органами. Минимальная тарифная ставка рабочего 1-го разряда в советской модели организации заработной платы имела, как мы видим, и количественное обоснование и свое функциональное назначение - быть основой для выстраивания всей системы дифференциации тарифных ставок и окладов в рамках средств, которые общество направляло на оплату труда. Обозначение минимальной тарифной ставки 1-го разряда, одновременно и как минимальной заработной платы, было вызвано не экономическими и не внутренними, а скорее внешнеполитическими причинами (для международных сравнений уровней заработной платы, ее организации, для обеспечения соответствующего международного имиджа СССР в социальной политике и т.п.).

Минимальная тарифная ставка в СССР, как и любая тарифная оплата, была только частью заработной платы рабочего 1-го разряда, составляющей чуть больше половины получаемого им действительного заработка. Вторая часть заработной платы начислялась работнику с учетом результатов труда (личных и коллективных) и гарантировалась работнику фондом заработной плата организации, представляющего собой составную часть общегосударственного фонда потребления.

Российская модель организации заработной платы, как принято говорить «с точностью до наоборот», отличается от советской. Все нормы оплаты решаются на уровне организации. Собственник организации формирует фонд заработной платы, он уже в локальном акте устанавливает системы тарифных ставок (окладов), премий, доплат, надбавок и т.д. Корректируя вошедшую в российскую экономическую систему из советской модели экономики величину минимальной тарифной ставки под названием минимальная заработная плата, Российское государство на самом деле обязывает собственников организаций устанавливать не ниже скорректированного уровня только тарифную ставку первого разряда. Регулирования минимальной заработной платы в том виде, как она понимается в странах рыночной экономики, в России на самом деле еще не было. Для подавляющего числа собственников организаций небюджетного (его иногда называют реальным) сектора экономики корректировки государством величины минимальной заработной платы 1-го разряда по мере развития новой модели экономики все более и более теряли свой смысл, особенно если собственник организаций не прибегал к «серым» схемам оплаты труда. Но для бюджетного сектора экономики, финансируемого за счет государственных средств, корректировка величины минимальной заработной платы была абсолютно необходима, особенно в условиях действия в бюджетном секторе экономики организации оплаты на основе единой тарифной сетки. Зная бюджетные ассигнования на оплату труда, коэффициенты единой тарифной сетки и распределение работников бюджетной сферы по разрядам ЕТС, легко было получить необходимое значение ставки 1-го разряда и соответственно объявить новое ее значение под названием минимальной заработной платы. Таким образом, корректируя величину минимальной заработной платы, государство приводило оплату труда работников бюджетного сектора экономики в соответствие со своими возможностями по оплате труда. Проделав такую операцию для себя и в своих интересах, государство обязывало кое-какие корректировки осуществить и в небюджетном секторе экономики, особенно в организациях с низким уровнем заработной платы и высокой долей тарифной оплаты в нем. Если учесть, что бюджет российского государства на протяжении длительного времени был исключительно низким, нетрудно понять, что и величины скорректированных минимальных заработных плат также были низкими, как были низкими и все ставки единой тарифной сетки, и заработная плата бюджетников. Ее реальное содержание в период с 1991 по 2000 гг. постоянно снижалось. Низкие уровни минимальной заработной платы оказывали и оказывают в то же время отрицательное влияние на бюджетный сектор экономики. Они позволяют сохраняться и даже процветать за счет низкой оплаты труда малоэффективно работающим предприятиям или предприятиям с «серыми» схемами оплаты труда.

Мысль о том, что в механизме регулирования заработной платы надо отказаться от регулирования минимальной заработной платы как минимальной тарифной ставки первого разряда и перейти к регулированию минимальной заработной платы как величины, независимо от ее структурного деления на гарантированную и негарантированную части, высказывались нами уже давно6. Но обретать реальное признание она начала совсем недавно, и, к сожалению, в неудачной форме. По инициативе группы депутатов в составе Б.В.Грызлова, А.К.Исаева, Ю.И.Булаева и Т.В.Яковлевой Государственная Дума внесла изменения в редакцию статьи 129 Трудового кодекса РФ. Положение о том, что в величину минимального размера оплаты труда «не включаются компенсационные, стимулирующие и социальные выплаты» теперь исключены. В новой редакции статьи 129 ТК РФ минимальная заработная плата включает все виды выплат, в том числе компенсационные, стимулирующие и социальные. Вместе с тем, по своей природе компенсационные выплаты связаны или с отклонениями от нормального использования рабочей силы (работа в выходные и праздничные дни, простои по вине работодателя, перерывы в работе кормящим матерям и т.д.), или с повышенным расходованием рабочей силы под влиянием тех или иных обстоятельств (тяжелые, вредные, опасные условия труда). Минимальная заработная плата должна исходить из нормального использования рабочей силы и нормальных условий ее расходования. Что же касается социальных выплат, то они вообще не относятся к заработной плате. Поэтому при общей положительной оценке нового подхода законодателей к пониманию минимальной заработной платы, нельзя не отметить, что в нем обозначился перекос в другую сторону – отягощение содержания минимальной заработной платы ненужными составляющими.

Установив содержание минимальной заработной платы как объекта регулирования, следует затем дать ответ на вопрос, чему должна быть равна ее количественная величина. На первый взгляд вопрос представляется чисто риторическим, ведь в Трудовом кодексе РФ указано, что величина минимального размера оплаты труда не может быть ниже величины прожиточного минимума трудоспособного населения. Поскольку при принятии Кодекса такого равенства не было, в ст. 421 ТК РФ предусмотрено поэтапное повышение минимальной заработной платы с целью достижения такого соответствия. С позицией о том, что минимальная заработная плата должна быть не ниже прожиточного минимума трудоспособного трудно спорить, но некоторые сомнения тем не менее высказать необходимо.

Во-первых, речь идет о некоем общероссийском прожиточном минимуме, т.е. о стоимости потребительской корзины, рассчитанной по усредненным общероссийским ценам. К примеру, в потребительскую корзину включено потребление молочных продуктов. Между тем цены на молочные продукты на территории Российской Федерации различаются только для городских жителей в 4-5 раз, а если учесть еще и сельские районы, то разница возрастет еще больше. Стоимость набора продовольственной части потребительской корзины в Якутии примерно в 6 раз выше, чем в Воронеже. Каким условиям проживания будет соответствовать общероссийская величина стоимости продовольственной части потребительской корзины? По одним товарам больше, по другим меньше, но регионы России различаются друг от друга и их усреднение при расчете прожиточного минимума делает этот минимум величиной чисто абстрактной. Минимальная заработная плата, установленная исходя из величины общероссийского прожиточного минимума, не соответствует условиям проживания ни на одной территории России. Практически ее установление будет означать дискриминацию и в требованиях государства к работодателям, и в гарантиях по отношению к работникам.

В свое время специалистами по заработной плате Института труда Минтруда РФ (сейчас Росздрава РФ) высказывалось предложение об установлении минимальной заработной платы равной величине территориального прожиточного минимума трудоспособного гражданина, рассчитываемого по каждому субъекту Российской Федерации. Это предложение находит сейчас поддержку у ряда научных и практических работников. Величина территориального прожиточного минимума конечно более конкретна, чем общероссийского, так как реальное потребление трудоспособных граждан значительно отличается от того, на что рассчитана потребительская корзина в целом по РФ. Как известно, трудоспособный возраст охватывает период от 16 до 60 лет у мужчин и до 55 лет у женщин, а в некоторых случаях при работе во вредных условиях он сокращается на 5 лет. Трудно себе представить, что нормальные потребности у молодого работника в возрасте 18-23 года, такие же как у пожилого работника в возрасте 50-55 лет. На какого трудоспособного гражданина рассчитана минимальная потребительская корзина (какого он пола, какой национальности, какими физическими качествами обладает). Но самая привлекательная в потребительской корзине – некое денежное выражение набора потребительских товаров и услуг, включенных в нее. А далее логика простая: минимальный набор товаров и услуг и соответствующая ему денежная сумма средств должны быть доступны работнику, занятому простым трудом в нормальных производственных условиях. Следовательно, стоимость прожиточного минимума должна определять величину минимальной заработной платы. Но любое научно-логическое обоснование должно иметь хоть какое-то практическое подтверждение. Например, провели бы статистическое обследование уровня потребления работников неквалифицированного труда и сопоставили бы его состав со структурой и нормами минимальной потребительской корзины. Ведь любой, в том числе и неквалифицированный, работник определяет требования к работодателю (или собственнику организации), руководствуясь не навязанной ему абстрактной научной посылкой, а своими конкретными потребностями, своими представлениями о стандартах жизни работников, занятых простыми работами. Работодатель в свою очередь будет рассматривать эти потребности с учетом своих потребностей в той или иной трудовой отдачи и возможностей, которыми он располагает.

Высказывая сомнения в целесообразности использования прожиточного минимума работника трудоспособного возраста, автор не подвергает сомнению ценность исчисления различных видов потребительских бюджетов. Бюджеты на некоего абстрактного представителя трудоспособного населения являются ценной базой для исследования различий в уровнях жизни по территориям России. Без этих бюджетов нельзя выявить различия в уровнях реальной заработной платы работников. Но использовать бюджеты трудоспособного населения при расчете минимальной заработной платы следует, только если нет ничего лучшего, более реально отвечающего интересам отношений работников и работодателей на формирующемся рынке труда, а не в процессе распределения бюджетных или небюджетных средств, направляемых на оплату труда.

В мировой практике, в частности, есть и иные подходы к определению минимальной заработной платы. Например, минимальная заработная плата устанавливается в некоей пропорции со средней заработной платой. В европейских странах она составляет не менее 50% от средней заработной платы. Эта практика российским специалистам, участвующим в принятии решений по минимальной заработной плате, известна. Но они увязывают ее применение не с современным этапом развития экономики. В одной из статей И.В.Ильина (Заместителя Директора Департамента трудовых отношений и государственной гражданской службы Минздрава РФ) говорится, что «в дальнейшем по достижении минимальным размером оплаты труда экономически и социально значимой величины, обеспечивающей прожиточный минимум, возможна переориентация методов, определения этого норматива.

В качестве основы для установления оптимального уровня минимальной заработной платы может быть использовано ее соотношение со средней заработной платой. Использование этого показателя позволит применять минимальный размер оплаты труда, с одной стороны, как минимальную социальную гарантию для работающего населения и, с другой стороны, как один из важных элементов регулирования рынка труда.

При этом возможны различные варианты регионального регулирования минимальной заработной платы в зависимости от сложившихся на определенном этапе развития экономических условий. Такой метод регулирования минимальной заработной платы применяется в большинстве стран с развитой рыночной экономикой»7.

Соглашаясь с автором процитированного высказывания в том, что возможна переориентация сложившейся практики определения минимальной заработной платы с величины прожиточного минимума на иные методы, хотелось бы предложить некоторые подходы к определению размера минимальной заработной платы, отвечающие сегодняшним реалиям нашей экономики.

Первый вариант состоит в том, чтобы определить величину минимальной заработной платы рабочих простого труда, отправляясь от средней заработной платы рабочих и среднего квалификационного значения этой средней заработной платы. Если, к примеру, средняя заработная плата рабочих составляет 10000 руб., а средний уровень квалификации близок четвертому разряду, тарифный коэффициент которого относительно первого разряда равен 1,5, то средняя заработная плата рабочих первого разряда составит 6670 руб. (10000:1,5). Учитывая, что не все собственники организаций в состоянии оплачивать неквалифицированных рабочих на таком уровне, можно принять, что минимальную заработную плату следует учитывать по данной территории на уровне 70% от среднего значения - 4670 руб. (6670 х 0,7).

Второй вариант состоит в том, чтобы определить величину минимальной заработной платы неквалифицированного работника, отправляясь от средней заработной платы по профессии - представителю. (Например, по данным о фактических средних заработных платах подсобных рабочих 1-го разряда, работающим в нормальных условиях труда и отрабатывающих полную норму рабочего времени за месяц). Взяв 70% от полученной средней заработной платы рабочего 1-го разряда по профессии - представителю, можно тоже выйти на значение минимальной заработной платы.

Величину минимальной заработной платы, установленную таким образом, следует ежегодно корректировать на планируемый индекс роста потребительских цен..

Из высказанных соображений со всей очевидностью вытекает вывод о том, что величина минимальной заработной платы в РФ должна устанавливаться по территориям на основании соответствующих территориальных нормативных актов. Какие при этом следует внести изменения в процессы определения бюджетных средств для государственных учреждений, является вопросом, не относящимся к сфере трудовых отношений. Однако он должен обеспечить реализацию нового порядка регулирования минимальной заработной платы.

Вопрос о дифференциации минимальной заработной платы по другим признакам должен решаться также исходя из позиции прагматизма, а не абстрактных теоретических представлений. На наш взгляд, было бы правильно территориальные минимальные заработные платы дифференцировать по следующим признакам: труд сельскохозяйственный и несельскохозяйственный, а также труд в бюджетном секторе экономики и в небюджетном. Необходимость устранения имеющихся перекосов в заработной плате по этим видам труда предопределяют и необходимость введения в них регулирования минимальной заработной платы территориальными государственными органами управления.





1 Исследование выполнено при финансовой поддержке РГНФ в рамках научно-практической конференции РГНФ «Минимальная заработная плата: обоснование размеров, принципы установления и регулирования», проект № 09-02-14058г.

2 «Конвенции и рекомендации, принятые Международной Конференцией Труда», том I, Международное бюро труда, 1991 (напечатано в СССР), стр. 169

3 Там же, Том II, стр. 1605.

4 Там же, Том II, стр. 1609.

5 Там же, стр. 1610

6 См., например, Яковлев Р.А. Реформирование отношений в сфере оплаты труда: содержание задачи, механизм реализации. Ж. «Экономика и коммерция» № 1 1993 г., стр. 7.

7 И.В.Ильин. Ситуация в области заработной и трудовых отношений. Ж. Труд и страхование № 2 (11) – 2007 г.





База данных защищена авторским правом ©ekonoom.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница