Минерально-ресурсный фактор в контексте концепции устойчивого развития




Скачать 115.17 Kb.
Дата07.05.2016
Размер115.17 Kb.
Минерально-ресурсный фактор в контексте концепции устойчивого развития

М.Ш. Алинов, кандидат экономических наук,

научный сотрудник Института экономики

Министерства образования и науки РК, международный эксперт, Алматы

Экономическое развитие страны и региона определяется не столько количеством добытого сырья, сколько умением рационально и инновационно им пользоваться. Например, в Норвегии по мере падения добычи нефти ее сырьевые компании переходят все больше на производство наукоемкой, технологичной и ресурсосберегающей продукции. В казахстанской экономике минеральные ресурсы определяет около 30 % доходной части бюджета, более 70 % экспорта и валютной выручки, 100 % национального фонда, около 60 % объемов производства промышленной продукции. А будет ли у нас как в Норвегии?

Вопросы взаимосвязи социально-экономического развития с наличием и использованием минерально-сырьевого фактора являются предметом широких дискуссий, как на теоретическом, так и на практическом уровне. В последние годы спектр концепций поддержания роста в ресурсно-зависимой экономике достаточно широк: от многочисленных критиков «ресурсного проклятия» до сторонников сырьевой теории роста. Есть исследователи, которые склонны рассматривать нынешнее отношение к богатствам недр как одну из основных причин технической и технологической отсталости, низкой конкурентоспособности экономики на международных рынках. С другой стороны существует реальная практика позитивного развития стран, имеющих высокий уровень добывающего сектора в экономике и являющихся успешным и в мировой хозяйственной системе (США, Канада, Австралия, Норвегия). Очевидно одно: структура природных ресурсов, их запасов, качество, степень изученности и направления хозяйственного освоения не только формируют экономический потенциал, но и в значительной мере предопределяют направления и движущий вектор, магистрального социально-экономического развития страны. Борьба за источники дешевого сырья, увеличение дисбаланса цен между промышленной продукцией и сырьем, на котором во многом базируется экономическое процветание и высокая конкурентоспособность является определяющим фактором не только для отдельных стран, но и мировой экономики. Экономическое развитие страны и региона определяется не столько количеством добытого сырья, сколько умением рационально и инновационно им пользоваться. Например, в Норвегии по мере падения добычи ее сырьевые компании переходят все больше на производство наукоемкой, технологичной и ресурсосберегающей продукции [1].

Казахстан, обладая прогнозными извлекаемыми ресурсами углеводородного сырья в 17 млрд. тонн, входит в число 15 ведущих стран мира. Освоение и воспроизводство минеральных ресурсов создает социально-экономические условия стабильного экономического роста страны и ее регионов. До последнего времени минеральные ресурсы в казахстанской экономике определяло: около 30 % доходной части бюджета, более 70 % экспорта и валютной выручки, 100 % национального фонда, около 60 % объемов производства промышленной продукции (рис. 1).




2000 г.

2010 г.

2000 г. к 2010 г.,

ВВП, млрд.тенге

2600

21 513

8,3 раза

Доля добыв сектора, % ВВП

13,0

18,7

144,0 %

Доля обрабатывающего сектора, % ВВП

16,5

11,5

- 0,30 %

Экспорт топлива и нефтепродуктов, млрд. долл.

4,8

41,4

8,6 раза

Добыча нефти и газового конденсата, млн.тонн

40.1

81

2 раза

Экспорт нефти, млн. т

27,7

73

2,6 раза

Доля углеводородов в экспорте, %

49,8

70,0

1,4 раза

Накопления Национального фонда РК, млрд. долл.

1,2 *

27,3

22,7 раза

ПИИ, млн. долл.

2781

19 517

7 раз

* данные за 2001 г.

Рисунок 1. Основные макропоказатели удельного веса минеральных ресурсов в экономике РК

Большинство крупных предприятий горнодобывающей, металлургической, нефтегазовой промышленности являются градообразующими. Кроме того, освоение минерально-сырьевых ресурсов определяет развитие всех базовых отраслей отечественной экономики, способствует созданию новых рабочих мест, развитию инфраструктуры и является необходимым условием для создания необходимого стратегического запаса и потенциала, защиты отечественных геополитических интересов.

Однако с интенсивным ростом добычи запасы недр угрожающе убывают, со всеми вытекающими из этого негативными последствиями. По расчетам Министерства нефти и газа РК большинство разрабатываемых на суше месторождений углеводородного сырья достигли стадии максимального уровня годовой добычи. Дальнейший рост добычи на суше в первую очередь связан с разработкой месторождений Тенгиз и Карачаганак. В конце 2012 года планируется начало реализации опытно-промышленной разработки месторождения Кашаган. Объем добычи на остальных месторождениях на суше составляет 45,0 млн. тонн или 58,8% от общего объема добычи в 2009 году, в 2014 году этот показатель снизится до 44,9 млн. тонн или 52,8% от общего объема добычи [2].

Такую же тенденцию нефтедобычи в Казахстане подтверждают исследования Всемирного банка, где прогнозируется снижение добычи на суше, начиная с 2011-2012 гг. и падение к 2033 г. до уровня 2000 г. (рис.2 ). А с учетом приращения добычи на морском шельфе Всемирный Банк прогнозирует и снижение общей добычи нефти в Казахстане начиная примерно с 2021г.[3].

Исследования роли минерально-сырьевого сектора в экономике ресурсодобывающих стран показывают, что существует два принципиально разных способа его воздействия на экономику. Первый способ характеризуется экспортной ориентированностью горнорудной промышленности, когда из страны вывозится подавляющее количество природных ресурсов и их влияние на ВВП ограничивается долей экспортных поступлений. Сектор определяет лишь структуру занятости в стране и налоговых поступлений в бюджет. Это не самый эффективный путь развития. Более эффективный способ используют страны с развитым минерально-сырьевым комплексом (США, Канада), где производят глубокую переработку значительной части минеральной продукции.

Рисунок 2. Казахстан: потенциальный уровень добычи нефти, 1999-2035 гг. (млн. баррелей в день)

В этом случае, эффект комплекса, распространяясь по сопряженным цепочкам, многократно усиливается в транспортной и перерабатывающей отраслях, в сфере услуг. Значительно возрастает добавленная стоимость продукции и услуг, инициированных первичным сектором экономики, к которому относится горнорудная промышленность. Для примера можно привести оценки мультипликаторов добычи полезных ископаемых на ВВП в ЮАР и Канаде. Для первой коэффициент мультипликации составляет 6,5, а для второй — 9,3 [4].

Между тем рост экономики Казахстана за годы независимости «привязан» к объемам добычи и экспорту минеральных ресурсов и их международной цене. При этом рост доходов от повышения цен на энергоносители на мировом рынке не тождествен экономическому росту, поскольку полученные при этом валютные средства не всегда вкладываются в экономику, на ее модернизацию. Так, ВВП казахстанской экономики в с 2000 г. по 2007 г. (докризисный период) возрос в 4,4 раза. Начиная с 2003 года можно наблюдать быстрое повышение удельного веса ценового фактора на минеральные ресурсы, который составил: 2001 – 48,8%, 2002 – 30,3%, 2003 – 50,4%, 2004 – 59,7%, 2005 – 72,2%, 2006 – 78, 9%, 2007 – 82,3%. Эту же тенденцию подтверждает рост доли нефти в экспорте с 48,2% в 2000 г. до 62.4% в 2007 г. При этом, удельный вес обрабатывающего сектора в ВВП не только не вырос, а даже снизился с 14.2% в 2003 г. до 13,0% в 2007 г. Таким образом, императивом последних лет стала тенденция – «рост без развития». При стабильном 8-10-процентном росте экономики практически не повышается доля обрабатывающего сектора, не происходит реальной диверсификации экономики, не решаются задачи достижения конкурентоспособности производства, товаров и капитала на мировых рынках [5].

Мировой кризис еще раз подтвердил уязвимость нашей экономики в силу, прежде всего, её исторически сложившейся моносырьевой зависимости. Президентом Республики Казахстан Назарбаевым Н.А. дана принципиальная оценка такой ситуации: «Доля обрабатывающей промышленности в ВВП остается низкой. Медленными темпами идет развитие науки, внедрение наукоемких технологий. Диверсификация экономики так и не стала реальным приоритетом всех органов власти и общенациональной идеей страны»[6]. Казахстану предстоит определить свою траекторию дальнейшего развития и стратегии в отношении использования минерально-сырьевых ресурсов в экономике. От этого будет зависеть: сможет ли он эти природные ресурсы сделать основой устойчивого развития и войти в число развитых стран либо оставаться навсегда «сырьевым придатком» более сильных экономических систем. По заключению Всемирного банка Казахстану потребуется наитий ответы на острейшие вопросы относительно стратегического использования нефтяных ресурсов, поставленных в результате всего предыдущего хода развития, замкнувшегося глобальным кризисом:


  1. как повысить конкурентоспособность ненефтяных отраслей и диверсифицировать экономику;

  2. как передать часть грядущих нефтяных доходов населению в условиях того, что нефтяной сектор дает рабочие места лишь для очень ограниченного числа людей;

  3. как принять мировые стандарты, гарантирующие участие в глобальной экономике; и, в целом как избежать так называемого «проклятия нефти». [3].

Отсюда вытекает один путь – диверсификация экономики, глубокая переработка сырьевых ресурсов с получением добавленной стоимости на основе инновационных технологий и расширением товарного экспорта. И крайне важно делать это в наиболее благоприятные в экономическом отношении моменты, в периоды высоких цен на мировых рынках. В Казахстане наиболее приемлема модель, когда развитие ресурсного сектора на экспорт стимулировало рост отраслей, производивших средства производства для сырьевого сектора (нижних этажей производственного цикла), и отраслей, связанных с переработкой сырья (верхних этажей), экономика, основанная на ресурсном экспорте, постепенно диверсифицировалась.

Стратегическим планом развития РК предусмотрено достижение следующих ключевых показателей развития страны: доля обрабатывающей промышленности в структуре ВВП составит к 2015 году не менее 12,5%, к 2020−му — не менее 13%. При этом доля несырьевого экспорта в общем объеме экспорта возрастет с 10 до 40% к 2015 году и до 45% к 2020 году. Для реализации этих макропоказателей требуются, прежде всего, определение источников масштабных инвестиций, а также механизмов трансформации доходов от нефтедобычи в развитие несырьевых отраслей. За период с 1995 по 2010 годы в углеводородный сектор Казахстана вложено почти 104 млрд. долларов США иностранных и внутренних инвестиций. Новые стратегические приоритеты требуют переориентации потоков инвестиции в обрабатывающий сектор экономики. Обновление промышленности на основе новых технологий и обеспечение занятости граждан своих стран — основной мировой тренд ближайших лет, которые станут годами бума для инжиниринговых компаний и компаний, производящих продукцию нового машиностроения. Создание новых производств требует не только денег, но и комплекса сервисных услуг, которые предполагают использование дорог, электроэнергии, отопления, воды, газа, квалифицированных специалистов и т.д. В нефтяном секторе необходимо направить больше нефти на переработку, в металлургии — создать новые переделы. Однако до последнего времени сырьевые компании стремились вывозить сырье, но не поддерживать проекты по его переработке на территории Казахстана. И это понятно: абсолютное большинство добываемых стратегических ресурсов в стране контролируется иностранцами, которые не заинтересованы вкладывать значительные средства в модернизацию основных фондов для перехода к следующим переделам и повышения конкурентоспособности. Национальная компания КазМунайГаз добывает только 24% производимой в стране нефти. Остальной объем – добывается компаниями частного сектора, международными нефтяными компаниями. Похожая ситуация и в медном гиганте — корпорации «Казахмыс». Ее производственные фонды изношены на 40—60%, но китайский кредит в 2,7 млрд. долларов она предполагает вложить не в создание новых переделов, а в добычу сырья с последующим его экспортом преимущественно в Китай. За границу уходят 95% всей произведенной в стране меди, 82% цинка, 77% свинца.

Однако при гибком и прагматическом построении государственной политики, основанных, прежде всего, на экономических механизмах иностранные компании могут повернуться лицом к отечественным перерабатывающим и смежным производствам. Показательным примером служит формирование реального металлургического кластера в Павлодарской области. Введение мощностей электролиза алюминия создала возможность приступить к следующим этапам освоения технологических переделов: проката, точного литья, смежным производствам. Тем самым происходит не только значительное увеличение добавленной стоимости и создание большого количества рабочих мест, но, в конечном счете, существенно растет выход диверсифицированной продукции с одной тонны руды, реально повышается тем самым эффективность использования рудного сырья.

Как заявил Глава государства, Казахстан в ближайшие пять лет намерен инвестировать до 20 млрд. долларов в несырьевой сектор. Казахстан имеет в Национальном фонде 29 млрд. долларов, эти активы предполагается нарастить к 2020 году до 90 млрд долларов (30% к ВПП). Эти огромные внутренние инвестиционные ресурсы необходимы, прежде всего, для реализации перехода от ресурсно-сырьевой к индустриально-инновационной модели развития экономики в долгосрочной перспективе. В стратегическом плане важно целенаправленно переходить к Концепции устойчивого развития. Устойчивое развитие предполагает, как известно, единство решения экологических, социальных, политических и экономических проблем. При этом на этапе экстенсивного роста минеральные ресурсы выступают мощным ускорителем социально-экономического прогресса. Высокий уровень экономического развития в большинстве развитых стран достигнут за счет интенсификации добычи и переработки собственных природных ресурсов. Другая принципиальная проблема, также связанная с расширением масштабов разработки и добычи это нарастающая техногенная нагрузка на окружающую среду. Предприятия нефтедобычи в течение 100-летнего освоения нефтегазовых месторождений Казахстана значительно ухудшили экологическую обстановку ряда районов Прикаспия. Остается проблемной ситуация с нефтяными загрязнениями, имеющими, так называемый, исторический характер. Остро стоит вопрос создания эффективной системы предупреждения и ликвидации возможных разливов нефти на море. Проблемным остается вопрос утилизации серы на Тенгизе, а в перспективе, при разработке месторождения Кашаган. Особенно актуален вопрос обеспечения экологической безопасности на Каспии, в связи с активизацией поисково-разведочных работ, а в дальнейшем с разработкой морских нефтяных месторождений на шельфе.



Практические действия Правительства показывают, что Казахстан привержен идее развития своих энергетических ресурсов по устойчивому пути, поскольку долгосрочное экономическое процветание страны зависит от устойчивого производства и потребления энергии. В этом отношении, Правительство инвестирует значительные средства на модернизацию и реконструкцию местного оборудования по производству электроэнергии, используя последние технологии и ноу-хау, приняты и реализуются целый пакет государственных программ, направленных на диверсификацию и снижению ресурсоемкости экономики. Успешное функционирование минерально-сырьевого комплекса, особенно в последнее время, обеспечивает государству возможность решать социально-политические задачи, обслуживать внешний долг, инвестировать в реальный сектор, осуществлять диверсификацию, техническое перевооружение и развитие всего народного хозяйства, и обеспечивать тем самым увеличение доли высокотехнологичной продукции, конкурентоспособной на мировых рынках. Минеральное сырье может служить фактором экономического развития только при последовательном и сбалансированном развитии и добывающего, социального и технологического секторов.

ЛИТЕРТАТУРА

  1. Петров О.В. Об эффективноси использовании минерально-сырьевого потенциала недр России. Вестник Челябинского государственного университета. 2010. № 2 (183). Экономика. Вып. 23. С. 20–28.

  2. Отраслевая программа по развитию нефтегазовой отрасли в Республике Казахстан на 2010 – 2014 годы. Министерство нефти и газа РК. Астана, 2009 г.

  3. Документ Всемирного банка. Достижение конкурентоспособности, сохранение конкурентоспособности: задача управления нефтяным бумом в Казахстане. 2005 . 49 с.

  4. Захарова, Т. В. Служат ли минеральные ресурсы фактором экономического роста? / Т. В. Захарова // ЭКО. 2002. № 7. С. 112–121.

  5. Алинов М.Ш. Трансформация и развитие инвестиционного рынка Казахстана: специфика, механизмы, приоритеты. Алматы. 2009 г., 146 с.

  6. Назарбаев Н.А. Индустриально-технологическое развитие Казахстана ради нашего будущего. – Выступление Президента Республики Казахстана на внеочередном съезде XII съезде НДП «Нур отан», 15 мая 2009, Астана.


База данных защищена авторским правом ©ekonoom.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница