Конспект лекций по дисциплине «Экономическая теория»




страница1/4
Дата04.05.2016
Размер0.86 Mb.
  1   2   3   4


ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ФГОУ СПО ДАЛЬНЕВОСТОЧНЫЙ ЭНЕРГЕТИЧЕСКИЙ ТЕХНИКУМ

Конспект лекций по дисциплине

«Экономическая теория»

для студентов дневного отделения

(всех специальностей)

Разработала

преподаватель Тихонова И. А.
Рассмотрено и утверждено

цикловой комиссией гуманитарных дисциплин

Протокол № от

Владивосток-2009



Содержание

Лекция №1 - Объект экономической теории

Лекция №2 - Система экономических наук

Лекция №3 - Предмет экономической теории

Лекция №4 - Методы экономической теории, системный метод

Лекция №5 - Труд, производство, присвоение

Лекция №6 - Потребности, интересы, цели

Лекция №7 - Отношения индивидуального процесса труда

Лекция №8 - Отношения общественного процесса труда

Лекция №9 - Собственность - отношение безусловной принадлежности

Лекция №10 - Закон формирования отношений собственности

Лекция №11 - Владение и пользование - отношения условной принадлежности, система отношений принадлежности

Лекция №12 - Отношения распределения

Лекция №13 - Товарный обмен и товарные отношения



Литература

Лекция №1 - Объект экономической теории
Что такое экономика? С какой стороны ни подходить к этому вопросу, нельзя отвлекаться от того, что она есть прежде всего определенная форма человеческой деятельности, поэтому, для того чтобы правильно понять сущность экономики, необходимо определить ее место в системе других видов деятельности. Прежде всего, следует сказать, что общество есть совокупность исторически сложившихся форм совместной деятельности людей, которые можно разделить на две категории: 1) потребительная деятельность - потребление; 2) созидательная деятельность - труд, или работа.
Что бы ни делал человек на протяжении своей жизни, он либо удовлетворяет и развивает свои многочисленные материальные и духовные потребности, либо создает средства и условия для их удовлетворения. Ни по каким внешним признакам трудовую деятельность человека нельзя отличить от нетрудовой, потребительной. Полностью к последней можно отнести разве только сон и еду, да и то с оговорками, так как при определенных условиях даже сон и еда могут оказаться работой: при испытании психофизиологической реакции организма на длительное состояние покоя, при дегустации пищи и напитков или во время деловых обедов бизнесменов и политиков. Например, известный русский физиолог И.М. Сеченов однажды несколько дней подряд пил запоем. Но это был не акт удовлетворения его порочных потребностей, как думала его возмущенная домохозяйка, а серьезная научная работа: так великий физиолог на себе испытывал влияние действия алкоголя на организм человека.
Во всех остальных случаях как по содержанию процесса, так и по его результатам труд от нетрудовой деятельности отличается незначительно. Главными критериями различия между трудом и потреблением являются цели деятельности. Цель потребления состоит в удовлетворении потребностей, цель труда - в создании предметов и условий потребления. В связи с этим охота, рыбная ловля, выращивание цветов, оперирование топором или рубанком, вождение автомобиля и самолета, не говоря уже о таких действиях, как пение, пляска, игра в футбол или чтение молитвы, могут быть трудом или удовлетворением потребностей, т.е. процессом потребления, в зависимости от того, какую цель сознательно или подсознательно ставит перед собой человек. В тех случаях, когда труд сам по себе является источником удовлетворения потребностей, он не становится потреблением, но теряет свою страдательную характеристику, превращаясь в приятный труд.
Различные цели во внешне одинаковых процессах, таких, как ловля рыбы, охота или езда на автомобиле, определяют прежде всего выбор людьми различных средств и организации деятельности. Организация потребле╜ния имеет в основном обособленные и необязательные формы, потому что цель потребления каждый индивид определяет самостоятельно. В противоположность этому цель создания предметов и условий потребления является общей для группы совместно проживающих людей, что вызывает к жизни сложные формы общественной организации с применением в большей или меньшей мере принуждения к участию в совместной деятельности.
Любая экономическая деятельность является трудовой, но не любая трудовая деятельность является экономической. Отличительными признаками экономической и неэкономической трудовой деятельности являются цели труда. В одном случае труд совершается для того, чтобы удовлетворить уже имеющиеся потребности индивидов и общества в целом. В другом случае он направлен на развитие потребностей, возвышение и обогащение человеческой сущности новыми потребностями, в ряде случаев даже вопреки желанию людей, с известной долей насилия над существующими у них потребностями. Таким является труд в сфере политики, религии, образования, науки, искусства, культуры, правовой деятельности. Особенностью этого рода труда является то, что его определяющей целью является развитие и преобразование потребностей, а не удовлетворение их. Конечно, неэкономический труд тоже создает полезности, которые могут удовлетворять чьи-либо потребности в настоящем, но чаще они оказываются объектами потребительского спроса в будущем. В любом случае определяющей целью неэкономического труда является не создание этих полезностей, а самовыражение создателя, удовлетворение его внутренней потребности в развитии и преобразовании самого себя и своего окружения. Если эта цель меняется и художник, например, ставит своей главной целью удовлетворение рыночного спроса на свои картины, его труд, оставаясь прежним по форме, можно сказать, по его технологии, принципиально меняет свое общественное содержание, а именно подчиняется другому режиму труда, другой организации, другим принципам и критериям оценки количества и качества результатов труда.
Любая трудовая деятельность подчиняется закону минимизации затрат как всеобщему закону природы. В экономике он выражается, в частности, в форме закона экономии времени, в физике - в форме принципа наименьшего действия, в биологии - как принцип экономизации энергии, согласно которому "совершенство любого приспособления определяется не только его функциональной эффективностью, но и энергетической стоимостью. При прочих равных условиях эффективнее то приспособление, которое не требует дополнительных затрат энергии" [1].
Будучи формой выражения объективного закона природы, закон минимизации затрат присущ любому труду, но в экономической сфере в отличие от неэкономических форм труда он превращается в сознательно поставленную и специально преследуемую цель. Таким образом, экономика является сферой труда, преследующего осуществление двоякой цели: создание продукта или услуг, удовлетворяющих какую-либо потребность, и минимизация затрат труда (экономия времени). Художник, создающий произведение искусства, или ученый, работающий над решением захватившей его научной проблемы, не связывают себя рамками определенного времени и затрат труда. Но если один пишет картину, а другой проводит научное исследование для удовлетворения чьих-то определенных потребностей, то они вынуждены думать о сроках и затратах, принося в жертву этим экономическим целям качество результата своего труда.
Лекция №2 - Система экономических наук

Как объект исследования экономика настолько обширна, что следует говорить не об экономической науке, а об экономических науках. При этом очевидно, что, как любой другой объект, экономику можно рассматривать в целом, с точки зрения общих законов ее существования и развития, а можно наблюдать ее отдельные стороны.


Как уже было сказано, в самой общей форме экономика есть сфера общественной деятельности, направленной на удовлетворение потребностей и организованной на основе принципа минимизации затрат используемых ресурсов: времени, энергии, материалов. Нацеленность на достижение обоих результатов отличает экономику от неэкономических форм деятельности, которые объективно направлены на развитие, обогащение человеческих потребностей и не ограничены меркантильной целью экономии ресурсов. Конечно, ограниченность ресурсов и, соответственно, необходимость заботиться об их экономном использовании имеют место везде, что обусловливает распространение экономических принципов на все сферы человеческой деятельности. Однако чрезмерная "экономизация" науки, культуры, здравоохранения, образования, воинской службы, постановка их преимущественно на экономическую основу уничтожают их собственные цели, а вместе с ними и их специфические, неэкономические общественные функции. В результате этого отрасли неэкономической деятельности при недостатке ресурсов просто"свертываются", прекращают свое существование или вырождаются в отрасль производства по обслуживанию наличных духовных потребностей, включая самые низкие и примитивные, как это и случилось в России в постперестроечное время.
В зависимости от того, какая именно сторона объекта, именуемого экономикой, привлекает внимание людей и подвергается целенаправленному изучению, возникает совокупность экономических наук, которые классифицируются по следующим критериям.
По степени охвата объекта исследования экономические науки делятся на общие и конкретные. К общим относятся политическая экономия, экономическая история, история экономической мысли, управление экономическими процессами. Специфическое место занимают экономические науки, изучающие количественные взаимосвязи и закономерности: статистика, бухгалтерский учет, анализ хозяйственной деятельности, эконометрика. Конкретные экономические науки разграничиваются по функциональному, отраслевому и региональному признакам. Функциональным аспектом экономики занимаются такие науки, как финансы, кредит, денежное обращение, ценообразование, демография, экономика труда, торговли, материально-технического снабжения. Отраслевые экономические науки включают экономику промышленности, транспорта, отраслей сферы услуг и т.д. В региональном аспекте предметом изучения выступает экономика отдельных стран и регионов.
С точки зрения практического значения исследований экономические науки подразделяются на фундаментальные и прикладные. Фундаментальные науки изучают объективные законы функционирования национальных экономик или мировой экономики. Это прежде всего политическая экономия и макроэкономика, а также та часть микроэкономики, которая в какой она рассматривает объективные закономерности поведения производителей и потребителей в условиях рынка. Прикладные науки решают локальные и частные задачи применения фундаментальных знаний на практике. К ним относятся все конкретные, специфические общие науки и различные рыночные теории.
К названным общепринятым критериям необходимо добавить еще один: социально-политическую направленность. Представители разных научных школ обвиняют друг друга в "ошибочном" объяснении экономических явлений, например стоимости или собственности. В действительности следует говорить не о "правильных" или "ошибочных" экономических теориях, а о теориях, описывающих практические проблемы с разных социально-политических позиций. В качестве примера можно назвать учения меркантилистов и физиократов, первые из которых выражали взгляды торговой буржуазии и потому связывали национальное богатство с торговлей, а вторые отражали позиции земледельческой буржуазии и свободного крестьянства в стране со слабо развитым промышленным и купеческим капиталом и считали основным источником богатства земледелие.
Социальную востребованность экономических наук можно проиллюстрировать на примере трактовки категории производительного труда как труда, производящего национальное богатство. Меркантилисты считали таковым труд в сфере торговли, физиократы - в земледелии, классики буржуазной политической экономии - в сфере материального производства. Экономической теорией рабочего класса, возникшей в период его выхода на арену революционной политической борьбы, стал марксизм, идеологи╜ческая задача которого состояла в том, чтобы обосновать ненужность для общественного производства класса буржуазии и на этом основании отказать ему в праве на существование. На рубеже веков антагонизм между трудом и капиталом достиг своего апогея. Наступательная позиция рабочего класса в теории выразилась в ленинизме с его непримиримой убежденностью в паразитизме и загнивании капитализма. Растерянность обороняющегося класса буржуазии охарактеризовалась возникновением различных экономических школ (лозаннской, кембриджской, австрийской) и теорий, ищущих выход из проблем, вызванных общим кризисом капитализма, и нашедших его в теории государственно-монополистической экономики, выразившейся наиболее отчетливо в кейнсианстве.
В период государственного противостояния двух систем по мере бюрократизации социалистического государства творческий марксизм стал вырождаться в марксизм догматический. Буржуазные теории продолжали строить "оборонительные укрепления", которые должны были доказать вечность и незыблемость капитала. К ним относятся распространенные ныне в России микро- и макроэкономика и объединяющая их экономике. Характерными общими признаками этих теорий являются отрицание определяющей роли труда в создании общественного богатства и подмена анализа сложного взаимодействия системы общественных производственных отношений спекулятивными теориями рыночного обмена.
Кризис социализма вполне доказал несостоятельность догматического марксизма. Но ущербность чисто рыночных концепций современной экономики тоже очевидна. Американский экономист Р. Карсон справедливо считает, что микроэкономика "идеализирует несуществующую реальность" [2] и именует ее вкупе с макроэкономикой "помрачением экономической теории" [3]. По мнению С. Холланда, макроэкономика также является абстрактной наукой, оторванной от социальной среды [4]. То же следует сказать и об экономике. Дж. Гэлбрейт справедливо утверждает, что экономике, оставаясь в узких рамках рыночного микро- и макроанализа, абстрагирующегося от реальностей социально-политической жизни, перестает быть наукой и превращается в "консервативно используемую систему верований, претендующую на наименование наукой" [5]. Как "курьез экономической науки" Дж. Гэлбрейт отмечает, "что в ней часто подвизаются люди, чрезвычайно гордые тем, что виртуозно владеют аналитическими и математическими методами, и готовые при случае выставить себя блюстителями научной морали" [6]. В свою очередь "блюстители морали" пренебрежительно отзываются о Дж. Гэлбрейте как "социологе", а не экономисте, тем самым демонстрируя свое непонимание социальной сущности экономики. Закономерности связи экономических отношений еще слишком слабо изучены наукой, чтобы большинство из них могло быть выражено в математических формулах. В связи с этим сам факт перегруженности Экономикс формулами и графиками говорит о том, что эти науки охватывают лишь малую часть закономерностей экономической системы. Уместно привести слова Рональда Коуза: "В дни моей молодости говаривали, что если глупость слишком велика, чтобы произнести, ее можно спеть. В современной же эконом6ической науке ее можно высказать на языке математики" [7].
Современный период истории - это период симбиоза социализма и капитализма, период осознания неизбежности длительного сосуществования труда и капитала, того, что социалистическая формация не может появиться вдруг, а подобно всем предшествующим формациям вынуждена долго вызревать в недрах капитализма, прежде чем окончательно и повсеместно занять в обществе господствующие высоты. Вся современная экономическая история подтверждает факт сосуществования капиталистических и социалистических отношений как в международном масштабе, так и внутри промышленно развитых стран. Задача экономической теории - объяснить этот факт и сделать из него полезные практические выводы.
Лекция №3 - Предмет экономической теории

Углубление специализации - характерная особенность многих современных наук. Как заметил однажды Норберт Винер, "в настоящее время лишь немногие ученые могут назвать себя математиками, или физиками, или биологами, не прибавляя к этому дальнейшего ограничения. Ученый становится теперь топологом, или акустиком, или специалистом по жесткокрылым. Он набит жаргоном своей специальной дисциплины и знает вcю литературу по ней и все ее подразделы. Но всякий вопрос, сколько-нибудь выходящий за эти узкие пределы, такой ученый чаще всего будет рассматривать как нечто, относящееся к коллеге, который работает через три комнаты дальше по коридору. Более того, всякий интерес со своей стороны к подобному вопросу он будет считать совершенно непозволительным нарушением чужой тайны" [8].


Специализация - великая сила, двигающая прогресс и повышающая производительность общественного труда. Но каждый специалист, должен иметь и цельное представление о своем объекте. Особенно это касается общественных наук, так как на основе их выводов политики берутся управлять обществом. При отсутствии цельного представления о функционировании общественной экономической системы у политиков остается единственно доступный способ решения экономических проблем, который в теории называется методом проб и ошибок, а на практике - набиванием шишек. Избавить современное общество от такой перспективы может только системная экономическая наука, дающая представление как о внутренних взаимосвязях экономических систем, так и их внешних связях со своим окружением. В прошлом столетии такую задачу успешно выполняла марксистская политическая экономия, опирающаяся на принципы диалектического и исторического материализма. К сожалению, введение марксизма в ранг государственной идеологии великой державы превратило его из творческой теории в набор мертвых догм, отрицать которые было равносильно покушению на государственные устои. Это стало одним из факторов кризиса социализма, который освободил марксизм от оков догматизма. В результате появилась возможность второго рождения творческого марксизма, ибо, как и прежде, преимущество марксизма перед другими научными школами заключается в "понимании экономической эволюции как особого, обусловленного самой экономической системой процесса" [9]. Методология марксизма, его инструментарий наилучшим образом соответствуют методологии науки, порожденной диалектикой двадцатого столетия, - общей теории систем.
Современные буржуазные школы, такие, как экономикс, микро- и макроэкономика, принципиально игнорируют эволюционную природу экономических отношений, преходящий характер любых общественных систем. В этом они родственны догматическому марксизму и потому, наверное, так легко заменили его в качестве новой государственной идеологии периода рыночных реформ. Их задача сводится к анализу и обобщению выработанных практикой методов разрешения "конфликта между фактически неограниченными человеческими потребностями в товарах и услугах и ограниченными ресурсами, которые могут быть использованы для удовлетворения этих потребностей" [10]. При этом подразумеваются современные общественные условия, которые выдаются за вечные условия экономической деятельности.
Ограниченность рыночных теорий не является основанием для их порицания или, тем более, отрицания. В области современной рыночной хозяйственной практики они представляют безусловную научную ценность. Но для объяснения закономерностей экономической эволюции они большей частью непригодны. Впрочем, они и не претендуют на это, предпочитая исходить из постулата, что рынок - лучшее, что изобрело человечество в экономической области и никогда от него не откажется. Российские догматики, сменившие марксистскую веру на рыночную, и эту нелепость сумели довести до законченного абсурда. Так, авторы одного из учебников утверждают, что ни в первобытном, ни в рабовладельческом обществах "экономики в собственном смысле слова не было", как не было ее в феодальном обществе и в эпоху военного коммунизма. По их мнению, "экономика появляется там и тогда, когда производство материальных благ "управляется" такими механизмами, которые основаны на ценовых сигналах, т.е. колебаниях рыночных цен, динамике прибылей и убытков и т.п." и поэтому, "строго говоря, экономика - это синоним не слова "производство", а синоним категории "рыночное хозяйство"" [11]. Рассмотрим, как трактуют предмет рыночных экономических теорий зарубежные экономисты.
"Экономикс - это наука о том, как общество использует ограниченные ресурсы для производства ценных товаров и распределяет их между различными группами населения... Большое различие существует между макроэкономикой, которая изучает функционирование экономики в целом, и микроэкономикой, которая анализирует поведение отдельных компонентов, таких, как промышленность, фирмы и хаусхолды" [12], - пишут П. Самуэльсон и В. Нордхаус. "Предмет экономикс - поиск эффективного использования редких ресурсов в производстве товаров и услуг для удовлетворения материальных потребностей", - подтверждают К. Макконнелл и С. Брю [13]. "Микроэкономика - раздел экономики, изучающий выборы, совершаемые малыми экономическими единицами, такими, как хаусхолды, фирмы и правительственные агентства... Макроэкономика - раздел экономики, изучающий крупномасштабные явления, в частности такие, как инфляция, безработица и экономический рост", - вторят им Э. Долан и Д. Линдсей [14].
В этих определениях нет даже намека на желание авторов ответить на главный вопрос любой фундаментальной науки - почему? Почему существуют такие явления, как рынок, инфляция, безработица, экономические кризисы, почему они не всегда существовали в прошлом и что может помочь от них избавиться в будущем? Еще со времен Аристотеля известно, что "для знания важнее всего исследование причины, почему есть" [15]. Теория, которая не ставит перед собой такого вопроса и не ищет на него ответа, сама себя помещает в лучшем случае в ряд прикладных наук. То, что в настоящее время принято называть экономической теорией, на самом деле есть только рыночная теория как по содержанию своего предмета, так и по ее востребованности предпринимательским капиталом. Фундаментальной экономической наукой может считаться лишь такая наука, которая изучает взаимодействия людей в процессе любой экономической деятельности в их историческом развитии и в связи с непрерывно меняющейся окружающей средой. Конкретной формой выражения такого взаимодействия являются общественные производственные, или экономические, отношения.
Введение в научный оборот категории "общественное отношение" - одно из существенных достижений философии и политической экономии ХVIII - XIX веков. Ее базисная форма - "производственное отношение" - стала самостоятельным предметом исследования марксистской политической экономии. Однако после Г.В. Плеханова вплоть до 60-х годов нашего столетия эта научная школа мало что добавила к анализу производственных отношений, а в части понимания их внутренней структуры даже откатилась назад. В итоге сам термин "производственное отношение" превратился в малопонятную отвлеченную категорию.
Авторы рыночных теорий безразличны к термину "отношение", предпочитая использовать его внешнее, субъективное выражение: "соглашение". Они сознательно отвлекаются от объективной природы производственных отношений, не останавливаясь перед прямым искажением исторической действительности. Так, П. Самуэльсон и В. Нордхаус утверждают, что "во все времена перед человеческим обществом стоят одни и те же универсальные экономические проблемы. Эти фундаментальные вопросы сегодня являются такими же решающими, какими они были во времена Древнего Рима и Древней Греции. И они точно так же будут стоять перед будущим лучшим новым миром". Это вопросы: "какие товары производить", "как эти товары производить" и "для кого они должны быть произведены" [16].
В этих словах ярко выражается суть экономикс, т.е. ее отношение к историческим фактам и ее отличие от марксистской политической экономии. Любой грамотный человек знает, что подавляющее большинство древних римлян вовсе не задавались вопросами, какие товары и для кого производить, потому что они производили не товары, а продукты, обменивая только излишки своих натуральных хозяйств на заморские блага. Когда своих товаров для обмена не хватало, они не ломали голову над проблемой увеличения объема производства, а снаряжали армию и попросту грабили население прилегающих стран от Пиренеи до Кавказа и от Египта до Британии. Дело в том, что ни в Древнем Риме, ни в Древней Греции не было товарного производства, хотя и был товарный обмен, или оно было в таком зачаточном, "штучном" состоянии, в каком в современной Европе или США существует рабовладение. Принципиальная ошибка П. Самуэльсона и В. Нордхауса или, скорее, сознательное извращение истории заключается в том, что древние римляне и греки жили в иных экономических условиях, при иных экономических отношениях, чем современное общество, и поэтому иначе, иными способами, решали действительно вечную проблему удовлетворения потребностей.
Может быть, поведение древнеримских купцов и ростовщиков в какой-то мере и отвечало современным рыночным теориям спроса и предложения, но поведение подавляющего большинства населения (свободных земледельцев, воинов и рабов) определялось совсем иными отношениями. Если рассматривать ценность экономикс с точки зрения соответствия описываемого ею экономического поведения людей реальному поведению большинства общества, то из 40000 лет существования человечества такое соответствие придется едва ли на 400, да и то в основном лишь для Западной Европы, а для остального мира и двух сотен лет не наберется. Каким же нужно обладать историческим невежеством, чтобы считать, что будущее общество будет пользоваться теми же законами рынка, денежного обращения, процента, найма рабочей силы и т.д., какие описываются современными рыночными теориями. Напротив, опираясь на законы диалектики, прежде всего на закон отрицания отрицания, можно уверенно утверждать, что еще через 400 лет отношения производства и обмена будут так же отличаться от современных, как современные отношения отличаются от существовавших в Древнем Риме и Древней Греции.
Из общей теории систем известно, что определяющей характеристикой всякой системы является взаимодействие элементов системы, т.е. их взаимное отношение. Категория "отношение" в экономической теории имеет вполне объективное содержание, потому что, хотя люди взаимодействуют друг с другом сознательно и по собственной воле, они это делают чаще всего под воздействием обстоятельств, не зависящих от их воли и сознания. По определению Гегеля, "отношение есть взаимосвязь двух сторон, которые, обладая самостоятельным существованием, отчасти равнодушны друг к другу, отчасти же существуют только благодаря друг другу и только в единстве этой взаимной определенности" [17]. Согласно Аристотелю "всякий порядок есть отношение" [18]. Исходя из этих определений, можно утверждать, что экономическое отношение - это порядок взаимосвязи людей, которые при всей своей самостоятельности могут существовать в данной определенности только благодаря друг другу и этому взаимно признаваемому порядку. Например, товар как экономическое отношение есть порядок, вне которого люди при одном уровне разделения труда не могут наиболее целесообразно удовлетворять свои потребности, при более высоком не могут существовать вообще. Все экономические отношения своими причинами имеют стремление к удовлетворению потребностей при минимальных затратах сил и средств. Но помимо причин, заставляющих людей взаимодействовать друг с другом, существуют еще конкретные условия, вынуждающие их взаимодействовать определенным образом, ставя конкретные общие цели и вырабатывая конкретный общий порядок, конкретные экономические отношения. Эти отношения и составляют предмет исследования экономической теории, а выявление условий их существования является ее первоочередной фундаментальной задачей.
Как общесистемная и философская категория "отношение" обладает своими особенностями, с которыми необходимо считаться при ее использовании в экономических науках. С точки зрения процесса познания отношение есть результат сравнения вещей по какому-либо основанию. Отсюда общественное отношение есть выражение сравнения людей по их деятельности в обществе, экономическое отношение - выражение их сравнения по экономической деятельности, производственное отношение - выражение по производственной деятельности и т.д.
"Отношение отличается от соотнесенных вещей". Например, отношение "отец" отличается от носителя этого отношения - человека, оно только "прибавлено к субстанции, или человеку, и относится только к тому действию существа, называемого "человек", которым он способствует рождению существа, себе подобного..." [19]. Точно так же отношение "товар" отличается от носителя этого отношения - продукта труда, а отношение "капитал" - от его вещественных носителей.
"Отношения могут измениться без изменения соотносящихся предметов". Например, некто, "кого я считаю сегодня отцом, завтра перестанет им быть только вследствие смерти его сына, без всякого изменения в нем самом" [20]. Так и деньги перестают быть деньгами вследствие их ввоза в страну, в которой они не пользуются спросом.
Несмотря на то, что отношение "не содержится в действительном су╜ществовании вещей и представляет собой нечто внешнее и прибавленное", оно "бывает часто более ясным и определенным", чем соотносящиеся вещи [21]. Это свойство отношений представляет их главную научную ценность. Действия людей сами по себе мало что говорят о вызывающих их причинах. Мотивы, которыми руководствуются люди в своих поступках, скорее скрывают, чем объясняют эти причины в силу их субъективного характера, не говоря уже о том, что люди часто не признаются в истинных мотивах даже самим себе. Тем не менее существуют и объективные причины их действий, и определенный порядок, который не зависит от воли и сознания отдельных индивидов. Этот порядок складывается в результате разнонаправленных действий всех людей, составляющих данное общество, и выражается в виде определенных общественных отношений.
Действия, деятельность людей в обществе есть причина всех форм их взаимодействия, но слишком общая и потому непонятная. Отношения - следствия действий и потому они интересны и важны как объекты научного наблюдения. Общественная деятельность есть целостность, некий "черный ящик", устройство и принципы функционирования которого скрыты от непосредственного наблюдения. Отношения - многочисленные характеристики этой целостности, позволяющие изучить ее отдельные свойства, а затем осмыслить всю в целом. "Отношений - бесчисленное множество", - замечает Локк. Понятие отношения "разнообразно и случаев его... столько же, сколько может быть случаев сравнения вещей друг с другом" [22]. Для сравнения вещей должно быть определенное "основание, или повод" [23], которое служит критерием группировки отношений.
Отношения отражают не только движение вещей, но и их взаимное расположение во времени и пространстве. Соответственно, общественные отношения отражают помимо самой деятельности людей и их положение в обществе, т.е. место в процессе той или иной деятельности, определяемое сравнением их функциональных ролей и общественных значимостей по поводу применения средств и принадлежности продукта деятельности.
Независимость общественных отношений от сознания и воли людей не означает, что они складываются неосознанно. Она означает, что отношения складываются под определяющим воздействием объективных обстоятельств, первым из которых следует назвать различие сознания, намерений и воль взаимодействующих индивидов. Эту закономерность в свое время хорошо сформулировал Ф. Энгельс: "Столкновения бесчисленных отдельных стремлений и отдельных действий приводят в области истории к состоянию, совершенно аналогичному тому, которое господствует в лишенной сознания природе. Действия имеют известную желаемую цель; но результаты, на деле вытекающие из этих действий, вовсе не желательны. А если вначале они, по-видимому, и соответствуют желаемой цели, то в конце концов они ведут совсем не к тем последствиям, которые были желательны. Таким образом, получается, что в общем и целом случайность господствует также и в области исторических явлений".
Функция сознания в мире случайности и объективной реальности заключается в познании закономерностей, которые скрываются за видимой случайностью, ибо, "где на поверхности происходит игра случая, там сама случайность всегда оказывается подчиненной внутренним, скрытым законам. Все дело лишь в том, чтобы открыть эти законы" [24].
Рыночные теории даже не ставят перед собой такой задачи, что и обусловливает их ограниченность и прикладной характер решения проблем текущей экономической политики. Что, как и для кого производить - далеко не самые первые и не самые главные экономические вопросы. Первый и главный вопрос, который люди ставят перед собой в своей деятельности, - как обеспечить удовлетворение непрерывно растущих потребностей. Вопрос о том, чьи потребности следует удовлетворять, решается однозначно: свои и своей социальной группы. Именно этот вопрос во все времена решается посредством напряженной борьбы социальных групп за доминирование своих интересов. Меняются только методы борьбы - от грубых, варварских методов физического насилия до правовых. Последние принято называть цивилизованными, хотя значительная их часть основана на манипулировании законами благодаря близости к аппарату общественной власти и финансам, использованию того и другого в частных интересах за счет общественных, монополизации экономически значимой информации, закулисным сговорам и коррупции. Но какими бы ни были эти методы, именно они составляют основу отношений распределения общественного продукта. Отношения товарного обмена играют лишь минимальную и дополняющую роль.
С точки зрения понимания экономической действительности также совершенно неправильно сводить предмет экономической науки к "поиску эффективного использования редких ресурсов в производстве товаров и услуг". В действительности первый вопрос, который задают себе люди при ограниченности ресурсов: где найти и как заполучить дополнительные ресурсы. Лишь столкнувшись с невозможностью получить их путем освоения новых земель или ограбления соседних сообществ, они приступают к решению вопросов, составляющих предмет рыночных теорий.
  1   2   3   4


База данных защищена авторским правом ©ekonoom.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница