Конспект лекций ливны 2007 содержание № п/п Ст




страница11/13
Дата22.04.2016
Размер2.58 Mb.
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   13

ТЕМА ЛЕКЦИИ




СОЦИАЛЬНЫЕ ИЗМЕНЕНИЯ


СОДЕРЖАНИЕ



1. СОЦИАЛЬНЫЕ ИЗМЕНЕНИЯ: СУЩНОСТЬ И ТИПЫ. КОНЦЕПЦИИ СОЦИАЛЬНОГО ПРОГРЕССА.

2. СОЦИАЛЬНЫЕ ДВИЖЕНИЯ. СОЦИАЛЬНЫЕ РЕВОЛЮЦИИ И РЕФОРМЫ.
3. МИРОВАЯ СИСТЕМА И ПРОЦЕССЫ ГЛОБАЛИЗАЦИИ.
4. МЕСТО РОССИИ В МИРОВОМ СООБЩЕСТВЕ.
«Прогресс – не случайность, а необходимость».

Г. Спенсер



1. СОЦИАЛЬНЫЕ ИЗМЕНЕНИЯ: СУЩНОСТЬ И ТИПЫ. КОНЦЕПЦИИ СОЦИАЛЬНОГО ПРОГРЕССА.

В обществе непрерывно происходят различные социальные процессы, которые могут приводить к возникновению новых элементов и исчезновению ранее существовавших элементов и отношений между ними. В этом случае мы говорим, что система подвергается изменению. Проблемы социальных изменений находились в центре внимания ученых с момента возникновения социологии как самостоятельной науки.

Социальные изменения - одно из наиболее общих и широких социологических понятий. В зависимости от исследовательской парадигмы, под социальным изменением понимается переход социального объекта из одного состояния в другое, смена общественно-экономической формации, существенная модификация в социальной организации общества, его институтах и социальной структуре, изменение установленных социальных образцов поведения, обновление и рост многообразия институциональных форм и др.

Социологи выделяют четыре вида социальных изменений:


  • структурные социальные изменения (касающиеся структур различных социальных образований);

  • процессуальные социальные изменения (затрагивающие социальные процессы, отражающие отношения солидарности, напряжённости, конфликта, равноправия и подчинённости между различными субъектами социальных взаимодействий);

  • функциональные социальные изменения (касающиеся функций различных социальных систем, структур, институтов, организаций и т.д.);

  • мотивационные социальные изменения (происходящие в сфере мотиваций индивидуальной и коллективной деятельности).

В процессе развития социума просматриваются две основные модели поведения общественных систем, две основные формы социальных изменений — эволюция и революция.
Революция

Относительно быстрые и глубокие качественные изменения, коренной переворот в жизни общества


Эволюция


Постепенные и плавные изменения в общественной жизни, происходящие естественным образом

Основные формы развития общества

Реформа


Комплекс мероприятий, направленных на преобразование, изменение, переустройство тех или иных сторон общественной жизни

Под эволюционными понимают постепенные, плавные, частичные изменения общества. Эволюционный подход берет свое начало и методологические опоры в исследованиях Ч. Дарвина. Представители эволюционной социологии (О. Конт, Г. Спенсер и др.) пытались доказать единство законов развития в физическом и социальном мирах. Спенсер, подобно биологам, различающим «высшие» и «низшие» по уровню организации организмы, представляет эволюцию как внутренне направленный процесс появления все более сложных социальных форм.

При эволюционных изменениях преобладает ориентация на сотрудничество, компромисс, достижение консенсуса. Так, например, Т. Парсонс, видя в обществе самоорганизующуюся и саморазвивающуюся систему, именно в стабильности системы, консенсус в области ценностных ориентаций считает естественным состоянием общественной жизни. Источник социальных изменений Парсонс видит, прежде всего, во внутреннем взаимодействии тесно связанных элементов социальной системы. Стабильность и консенсус не означают идеального равновесия социальной системы и не исключают социальных изменений, в том числе и радикальных.

Эволюционные изменения чаще всего принимают форму социальных реформ, которые предполагают проведение различных мероприятий по преобразованию тех или иных сторон общественной жизни. Социальные реформы, как правило, не затрагивают основ социальной системы общества, а изменяют лишь отдельные её части и структурные элементы.

Социальная революция - способ перехода к новому качеству, при котором социальная система оказывается в крайне неравновесном состоянии. Революция — комплексное изменение всех или большинства сторон общественной жизни, затрагивающее основы существующего строя. Она носит скачкообразный характер и представляет собой переход общества из одного качественного состояния в другое. В условиях революционных изменений развитие общества имеет преимущественно конфликтный характер. При этом социальные конфликты достигают такой остроты, что перерастают в выступления против социальной системы в целом. Формы и способы их проявления зависят от конкретно-исторических условий данной эпохи и данной страны. Революционные взрывы это, прежде всего, следствие, результат объективно складывающегося отношения и характера взаимодействия противоборствующих социально-политических сил, а также политики властных структур.

В целом можно сделать вывод, что в истории философии и социологии отчётливо прослеживается преобладание эволюционизма, стоящего на позициях признания оптимальным постепенного, более или менее плавного и медленного изменения и развития общества и рассматривающего революционные общественные преобразования как отклонения от нормального, естественного хода истории, как её аномалию. Социальные изменения, если они происходят эволюционным путём, не нарушают стабильность в обществе. Скорее, напротив, повышают её. Если же социальные изменения назрели, но они не осуществляются, это грозит нарастанием конфликтов или даже революционным взрывом. Так было в своё время в нашей стране.

Важным является вопрос о направленности социальных изменений и о факторах, обусловливающих их. Если сумма позитивных последствий крупномасштабных изменений в обществе превышает сумму негативных, то говорят о прогрессе. В противном случае имеет место регресс.

Идея прогресса начала утверждаться в науке с XVII-XVIII столетий (Бэкон, Вольтер), впоследствии она стала общепризнанной. Социальный прогресс следует понимать как одну из форм развития общества, основанную на таких необратимых изменениях в нем, в результате которых осуществляется переход к более высокому уровню материального производства и благосостояния людей, осуществляется и развивается человеческая личность. Прогресс как понятие можно применять к системе в целом и к отдельным ее элементам.

Для определения уровня прогрессивности того или иного общества в социологии традиционно используются два критерия: уровень производительности труда и степень свободы личности в обществе. Как прогрессивное, соответственно, характеризуется то общество, в котором достаточно высоки (по сравнению с другими обществами) оба эти показателя, первый из которых порой называют «базисным», а второй — «надстроечным». Однако в современной ситуации все очевиднее становится недостаточность использования этих двух критериев при определении уровня прогрессивности социальных изменений.

В последнее время в социологии выявляется третий критерий, позволяющий определять уровень прогрессивности того или иного общества - уровень нравственности в обществе. По-видимому, именно третьему критерию прогресса предстоит, развившись и оформившись, стать интегральным критерием, сводящим воедино все многообразие подходов к проблеме прогресса, отражающим тенденцию гармонизации социальных изменений. В третьем критерии прогрессивности социальных изменений отражены также два критерия, которые выделил А. Эйнштейн для характеристики научного познания: критерий изящества (соответствие научного познания внутреннему совершенству) и критерий красоты (соответствие научного познания внешнему оправданию, сочетающемуся с внутренним совершенством). Социальные изменения прогрессивны при условии, что они отвечают «критерию изящества», т. е. внутренне совершенны, оптимально (по времени, по затрате социальной энергии) решают определенную социальную задачу, и «критерию красоты», т.е. эти изменения не только позволяют решить определенную социальную проблему, но и получить позитивную суммарную «отдачу» в общественном организме от предпринятого изменения.

В целом ведущей тенденцией является стремление придать критериям социального прогресса гуманистический смысл. Прогрессивными могут быть признаны такие изменения, которые способствуют подлинной гармонии между личностью, обществом и природой.


2. СОЦИАЛЬНЫЕ ДВИЖЕНИЯ. СОЦИАЛЬНЫЕ РЕВОЛЮЦИИ И РЕФОРМЫ.
Выдающиеся социологи XIX в. рассматривали социальные движения как совокупность усилий, действий, направленных на поддержку социальных изменений. Другими словами, социальные движения должны способствовать нововведениям в различных сферах социальной жизни. Современные социологи, однако, считают, что социальные движения представляют собой усилия, направленные не только на поддержку социальных изменений, но и против них. Например, Р. Тернер определяет социальное движение как «совокупность коллективных действий, направленных на поддержку социальных изменений или поддержку сопротивления социальным изменениям в обществе или в социальной группе». Это определение объединяет широкий круг социальных движений: религиозные, эмигрантские, молодежные, феминистские, политические, революционные и др.

Следует помнить, что социальные движения - это не социальные институты. Социальные институты относительно устойчивые и стабильные общественные образования, в то время как социальные движения высокодинамичны и имеют неопределенный жизненный цикл. Социальные движения не имеют устойчивого институционального статуса, в них задействовано ограниченное число индивидов, и большинство членов общества не втянуто в них и относится к ним равнодушно или с неприязнью. Если же какое-либо движение получает более или менее общую поддержку со стороны членов общества, его деятельность в виде социального движения обычно заканчивается, и оно превращается в социальный институт, становится необходимым элементом общественной жизни.

Социальные движения не следует смешивать и с организациями, В большинстве случаев организация является формальным социальным образованием с ярко выраженным официальным членством и фиксированными правилами, инструкциями и жестко закрепленными статусами и ролями. Социальное движение может включать в себя организации, но основой его деятельности служат усилия людей, поддерживающих идеи и ценности этого социального движения и сочувствующих им. Наблюдения за ходом развития многих социальных движений показывают, что значительная их часть практически полностью лишен признаков организованности. В ходе своего развития многие движения достигают стадии формальной организации, постепенно обрастая формальными правилами поведения, устоявшимися нормами, системой упорядоченных статусов и ролей. В этом случае движение прекращает свое существование, превращаясь в организацию, распадаясь на несколько организаций.

Типы социальных движений. Далеко не всегда легко классифицировать социальные движения, так как одно движение может быть лишь промежуточным этапом для другого, несколько движений могут смешаться друг с другом в различные периоды своего развития. Поэтому при анализе применяют классификацию наиболее общих признаков движений и выделение их «идеальных типов».

Экспрессивные движения. Когда люди находятся внутри ограниченной социальной системы, из которой они не в силах вырваться и которую не в силах изменить, обычно возникают экспрессивные социальные движения. Каждый участвующий в таком движении индивид соглашается с существующей непривлекательной действительностью, модифицируя свое отношение к ней, но не модифицируя саму реальность. С помощью мечтаний, видений, ритуалов, танцев, игр и других форм эмоциональной экспрессии он находит долгожданное эмоциональное облегчение, что делает его жизнь терпимой.

Экспрессивные движения возникли в глубокой древности. К ним можно отнести, например, мистерии, существовавшие в Древней Греции, Древнем Риме, Персии и Индии. В наше время экспрессивные движения наиболее ярко проявляются в молодежной среде. Часто экспрессивные движения связаны с верой в лучшую прошлую жизнь. Подобного рода движения отвергают, игнорируют несправедливую действительность и обращают свой взор к славному прошлому и подвигам предков. Это движение ветеранов войны, монархические движения, возрождающие ушедшие ритуалы, символику и находящие эмоциональное удовлетворение в ношении старой военной формы или в возврате к старым обычаям и стилю поведения. Такие движения чаще всего связаны с пассивным поведением, уходом от действительности путем воспоминаний или мечтаний.



Движения реформ можно рассматривать как попытки изменить отдельные стороны общественной жизни и структура общества без полной его трансформации. Чтобы индивиды объединялись для борьбы за реформы, необходимы два условия: участники таких движений должны позитивно относиться к порядку в данном обществе, сосредоточив внимание только на отдельных негативных сторонах общественного устройства, а также иметь возможность для высказывания своего мнения и активных действий в поддержку какой-либо реформы. В связи с этим можно сказать, что движения реформ в законченном виде возникают лишь в демократических обществах, когда люди имеют значительную свободу и могут критиковать существующие социальные институты и изменять их по желанию большинства. Многочисленные типы движений реформ, такие, например, как аболиционистские (движения за отмену какого-либо закона), феминистские (движения за равноправие женщин), запрещающие (порнографию, строительство атомных электростанций и т.д.), не могут развиваться в условиях тоталитарных режимов, при которых попытка любых социальных изменений расценивается как угроза существующей системе власти. Опыт нашего государства показывает, что в настоящее время мы еще только начинаем привыкать к существованию подобных движений и, не опасаясь, участвовать в них.

Революционные движения. Революционное движение пытается свергнуть, разрушить существующую социальную систему и установить новый социальный порядок, в значительной степени отличающийся от прежнего. Если реформаторы стремятся исправить лишь некоторые недостатки и дефекты в существующем социальном порядке, то революционеры считают, что система не заслуживает того, чтобы ее спасали. Революционные движения процветают там, где реформы блокируются в такой степени, что единственным способом устранения недостатков социальной системы служит революционное движение.

Любое революционное движение развивается постепенно в атмосфере всеобщей социальной неудовлетворенности. Американские исследователи Л. Эдварде и К. Бринтон смогли выделить наиболее типичные стадии успешного развития революционных движений: 1) накопление глубокого социального беспокойства и неудовлетворенности в течение ряда лет; 2) неспособность интеллектуалов успешно критиковать существующее положение так, чтобы основная масса населения понимали их; 3) появление побуждения к активным действиям, к восстанию социального мифа или системы верований, оправдывающих это побуждение; 4) революционный взрыв, вызванный колебаниями и слабостью правящей верхушки; 5) период правления умеренных, которое вскоре сводится к попыткам контроля за различными группам революционеров или к уступкам с целью погашения взрывов страстей в народе; 6) выход на активные позиции экстремистов и радикалов, которые захватывают власть и уничтожают всякую оппозицию; 7) период режима террора; 8) возврат к спокойному состоянию, устойчивой власти и к некоторым образцам прежней предреволюционной жизни.



Движения сопротивления. Если революционные движения возникают среди людей, которые не удовлетворены тем, что социальные изменения протекают слишком медленно, то движения сопротивления возникают среди тех неудовлетворенных, которые считают, что изменения в обществе происходят слишком быстро. Другими словами, движения сопротивления - это усилия определенных групп людей, направленные на блокирование возможных или искоренение уже происшедших изменений. Подобные движения всегда сопровождают движения реформ и революционные движения. Примером этого могут служить оппозиционные движения во многих обществах.

Жизненные циклы социальных движений. Нет двух социальных движений, которые полностью совпадали бы по всем характеристикам. Однако обычно движения в процессе своего развития проходят четыре одинаковые стадии: беспокойства, возбуждения, формализации и институционализации.

Стадия беспокойства. Истоки всех без исключения социальных движений можно видеть в возникновении состояния социального беспокойства. Когда люди испытывают неуверенность в завтрашнем дне, или когда повсеместно развивается чувство социальной несправедливости, или когда некоторые изменения в обществе ломают привычный жизненный ритм, у людей возникает чувство боязни, нестабильности своего положения в социальной среде, которые мы называем социальным беспокойством. Если люди попадают в ситуации, которые они не могут объяснить в терминах традиционной идеологии, они начинают испытывать крайнее неудобство, неуверенность, которые переходят в устойчивое чувство социального беспокойства.

Стадия возбуждения. Социальное беспокойство видится исследователям как неопределенное, несфокусированное и общее чувство, охватывающее определенные части общества. Когда беспокойство фокусируется на определенных условиях и причины несчастий и неудач идентифицируются с реальными социальными объектами так, что возникает побуждение к активным действиям, наступает стадия возбуждения. Сторонники движений собираются вместе для обсуждения существующего положения, и повсеместно появляются агитаторы движений. Дальнейшее развитие движения во многом зависит от популярности лидеров, успешных действий агитаторов и эффективности деятельности социальных институтов. Иногда красноречивый и популярный агитатор, затрагивающий насущные потребности многих людей и, может сформировать основы движения буквально за один день. Превращение массы недовольных в эффективное социальное движение зависит также от мастерства организаторов, направляющих усилия недовольных членов общества в определенное русло. Обычно стадия возбуждения охватывает незначительный промежуток времени и заканчивается либо активными действиями, либо потерей у людей всякого интереса к этому движению.

Стадия формализации. Очень многие движения проходят весь свой жизненный цикл, не оформляясь в организации, но те из социальных движений, которые действительно пытаются добиться значительных изменений в обществе, должны быть организованы. Возбужденные массы последователей движения не могут ничего создавать и совершать, кроме разрушения, если их энтузиазм не упорядочен и не направлен на достижение строго определенных целей. На стадии формализации возникает ряд деятелей движения, которые систематизируют его активность и идеологию, делают ее ясной и определенной. Идеология строится таким образом, чтобы постоянно напоминать людям об их неудовлетворенности, определять причины такой неудовлетворенности, устанавливать объекты, стратегию и тактику движения для оптимального достижения целей и стремиться морально оправдать их действия, Формализация превращает возбужденные массы в дисциплинированных членов движения, а неопределенную причину движения - в реальную и видимую цель. Стадия формализации занимает также короткий промежуток времени и довольно быстро сменяется стадией институционализации.

Стадия институционализации наблюдается практически во всех движениях, которые длятся достаточно долго. При этом движение кристаллизуется в определенных культурных образцах, включая традиции поддержки и защиты интересов его членов. На этой стадия эффективные бюрократы замещают усердных агитаторов как лидеров и члены движения чувствуют, что они поддерживают достойную, с устойчивой идеологией, организацию, в которой они занимают строго определенные позиции и выполняют соответствующие социальные роли. Институционализация придает социальным движениям законченность и определенность. На этой стадии движение настолько организовано, настолько обладает собственной разработанной символикой, кодексами и идеологией, что практически становится организацией. Не случайно говорят, что приобретение разработанных правил, специальных зданий и униформы является доказательством того, что институционализация движения закончилась. В принципе стадия институционализации может продолжаться сколь угодно долго.

Стадия распада движения. Большинство ученых-социологов полагают, что социальное движение заканчивается стадией институционализации. Но в действительности для многих социальных движений это еще не окончательный этап. Следует помнить, что движение может прекратиться на любой стадии своего развития. Под влиянием внешних условий, внутренних сил или после достижения поставленных целей многие движения распадаются или превращаются в социальные институты или организации. В случае распада движение может превратиться в ряд автономных образований, часто конфликтующих или конкурирующих друг и другом. При этом социальный эффект их воздействия на различные сферы общественной жизни значительно ослабевает или сходит на нет. Те движения, которые превращаются в социальные институты, наоборот, закрепляют свое влияние в обществе, становятся его неотъемлемой частью (как, например, политические движения, достигшие своих целей и получившие доступ к государственной власти).
3. МИРОВАЯ СИСТЕМА И ПРОЦЕССЫ ГЛОБАЛИЗАЦИИ.

Анализ критериев социального прогресса позволяет выделить специфические особенности современного мира, тенденции и перспективы его развития. Прежде всего, необходимо отметить глобальный, всемирный характер современной цивилизации, ее единство и целостность. Планетарные процессы современности определяются термином «глобализация». Глобализация мира – объективный процесс, обусловленный растущей интернационализацией всех сторон жизни стран и народов. Под глобализацией в социологии, политологии, культурологии на рубеже XX - XXI веков понимается процесс унификации социальных и экономических, финансовых и технических, художественных и научных явлений во всех странах и регионах мира в соответствии с некоторым набором общеобязательных требований, выработанных в развитых странах мира.

Основные тенденции глобализации связаны, как иногда считают, с окончанием холодной войны и завершением ядерного противостояния Америки и Советского Союза, делившего мир на две полярные системы (биполярный мир). Это одна сторона феномена глобализации.

Другая, не менее существенная, связана с завершением в мировой истории индустриальной эры и формированием постиндустриальной цивилизации, основанной на преобладании информационных технологий и соответствующих культурных форм.

Третья сторона глобализации тесно связана с решением множества так называемых глобальных проблем.

Среди разнообразных концепций глобального общества наибольшую известность получила теория мировой системы, разработанная И. Валлерстайном (р. 1930) – американским исследователем, возглавляющим с 1994 г. Международную социологическую ассоциацию. Основные положения этой теории сводятся к следующему:

экономическая организация современного капитализма имеет глобальную, а не национальную основу;

эта мировая система состоит из экономически и политически господствующего центра и зависимой от него периферии;

центр развивается как индустриальная система производства, тогда как периферия поставляет сырьё, находясь в зависимой от цен, устанавливаемых на него центром;

существует также полупериферия, обладающая социальными и экономическими характеристиками как центра, так и периферии.

В качестве ядра мировой системы выделяются постиндустриальные страны, представленные тремя основными центрами (США и Канада, Западная Европа, Япония). Это высокоразвитые страны с новым ресурсо-, энерго- и трудосберегающим производством, базирующимся на технике микропроцессорной и наукоёмких технологиях.

Полупериферию образуют индустриальные страны (Россия и страны СНГ, Китай, некоторые страны Восточной Европы и др.) с обычным ресурсо-, энерго- и трудосберегающим производством. При этом большинство новейших технологий не разрабатывается самостоятельно, а приобретается у высокоразвитых стран первой группы.

Страны периферии – это развивающиеся страны Латинской и Центральной Америки, Азии и Африки с господством традиционных индустриальных и доиндустриальных производств. Для национальных экономик этих стран характерны технологическая отсталость и низкая производительность труда.

Большинство авторов рассматривают глобализацию как форму интернационализации хозяйственной жизни. Так, академик О. Богомолов в работе «Глобализация - вызов мировому экономическому порядку» выделяет следующие качества экономической глобализации:

взаимосвязанность хозяйственной деятельности охватила почти все страны мира, став глобальной;

обострилась проблема соотношения сырья и населения;

с распадом мировой социалистической системы рыночные отношения стали универсальной формой организации хозяйственной жизни и экономического взаимодействия стран;

произошли существенные изменения в самой структуре глобальной экономики. Менее ярко выраженным стало деление мира на богатый Север и отсталый Юг. Из числа развивающихся стран выделилась группа новых индустриальных государств.10

В экономической политике погоду все больше определяют и будут определять транснациональные корпорации. Количество денег, ежедневно пересекающих границы государств вне контроля правительств, составляет 1,5 трлн. долл. (Для сравнения, российский бюджет - порядка 60-70 млрд. долл.) В XXI веке экономическая мощь отдельных корпораций превысит мощь даже ведущих государств.

Еще одна отличительная черта глобализации - огромный рост неправительственных организаций и усиление их влияния. Бизнес, транснациональные корпорации, государств на планете. Например, компания Microsoft или международная экологическая организация Greenреасе воздействуют на мир гораздо больше, чем добрая половина стран - членов ООН.

Конкурентоспособность государств все больше зависит от того, насколько страна может обеспечить своих граждан всей полнотой информации, насколько страны вписаны в процессы информационной глобализации. К сожалению, по этим показателям Россия находится пока на очень слабых позициях.

Радикально повышаются и будут повышаться требования к качеству образования. Уже сейчас говорят не о бедных и богатых странах, а о странах с избытком или дефицитом интеллекта, и чем дальше, тем больше это будет так. Обладание высоким интеллектуальным потенциалом - главный капитал страны, который обеспечивает рывки в экономическом развитии. Учитывая, что будет продолжаться «утечка мозгов» из менее развитых стран в более развитые, можно предполагать, что в XXI веке вырастет разрыв между богатыми и бедными странами.

В XXI веке начнут стираться границы между внешней и внутренней политикой. Если раньше грань была очевидна, то уже сейчас ее практически нет. Изменение климата, озоновые дыры, наступление пустынь, выбросы углекислого газа, экология, международная преступность, эпидемии, неуправляемость мегаполисов, нарастание отчуждения индивидуума от общества - это проблемы одной страны или всего человечества? Ясно, что в них переплетены и внутренняя, и внешняя политика. Энергетическая, научно-техническая, транспортная политика также превращаются из внутренней в международную.

Дипломатия традиционно делилась на «высокую» (встречи на высшем уровне, международные конфликты, сокращение вооружений и т.д.) и «низкую» (проблемы мировой экономики, регулирования международной финансовой системы, торговли, обмена технологиями и т.д.). В XXI веке значение «низкой» дипломатии будет возрастать, а «высокой» - падать. Проблемы экономики окажут гораздо большее влияние на отношения между государствами, чем проблемы национальной безопасности.

Безопасность тоже традиционно делится на две категории: «жесткую» - военную, и «мягкую» - все остальное. В XXI веке, очевидно, снизится значение проблем «жесткой» безопасности при увеличении роли проблем безопасности «мягкой», связанных с этническими конфликтами, экономикой, финансами, бедностью и так далее.

В ближайшие десятилетия усилятся споры о системе глобального управления, о создании мирового правительства. Что и кто может претендовать на эту роль? Один вариант, устраивающий нас больше всего, - ООН. При этом ее Совет Безопасности становится своеобразным мировым правительством, а Генеральная Ассамблея ООН - своего рода мировым парламентом. Однако такой вариант слишком хорош для нас, чтобы осуществиться. Очевидно, ведущие западные страны не захотят ограничивать себя решениями большинства государств, при том государств гораздо более слабых.

Проблема создания нового мирового порядка рассматривается исследователями и специалистами не только в экономическом, но и гуманитарном смысле. Речь идёт о таком переустройстве международных отношений, при котором зависимость будет заменена взаимозависимостью, а доминирование одних стран над другими уступит место солидарности между людьми и народами. Это предполагает разработку системы этических ценностей, основанных на идее справедливости, а также развитие международного сотрудничества в области культуры, науки, образования. Уважение национального суверенитета каждого народа, его прав и культурной самобытности – основа для строительства многополярного мира с несколькими сильными центрами, которые обеспечивали бы равновесие сил и интересов в мировой политике.
4. МЕСТО РОССИИ В МИРОВОМ СООБЩЕСТВЕ.

С выходом на международную арену в качестве самостоятельного государства Россия оказалась перед необходимостью определения своего места в современном мире. Россия – самое крупное по территории и седьмое по численности населения государство в мире. Находясь на перекрёстке Европы и Азии, она занимает благоприятную геополитическую позицию. Россия располагает большими запасами природных ресурсов, имеет высокий научно-технический потенциал. Всё это объективно определяет её влиятельное положение в современном мире.

В то же время после распада СССР Россия вместе с вхождением ее в мировые глобализационные процессы оказалась в жестких тисках противоречий. Она столкнулась с целым рядом серьезных вызовов и угроз.

Во-первых, Россия неотделима от развития всего человечества, поскольку она есть его часть. Судьба России воплощает общую судьбу человечества. Вместе с тем Россия есть такая часть человечества, которая по своему геополитическому положению, размерам территории, количеству населения, историческому, культурному, научному, образовательному, духовному и нравственному потенциалу, природным богатствам, своеобразиям развития, особенностям менталитета может не только слушать музыку в общем хоре человеческого мира, но и заказывать свою. И поэтому она вправе делать собственный выбор, а не принимать нечто навязанное извне то ли силой оружия, обстоятельств, то ли под прикрытием демократических процедур и институтов, путем манипулирования.

Во-вторых, Россия - особая цивилизация, особый внутренний мир со своими особыми интересами, собственной логикой развития в истории, культуре, идеологии, политике, праве, экономике, в национальных отношениях, в семье, государстве. Вместе с тем современная Россия начинает подчиняться такому глобальному мироустройству, в котором господствует финансовый капитал, а человек уходит на периферию социального заказа. В сокращающемся духовном пространстве нашей планеты возникает проблема взаимоотношения процессов глобализации мира и национальной автономизации России, усложняется проблема диалога культур Запада, Востока и Юга.

В-третьих, этноисторическое, национально-административное, этнопсихологическое развитие России объективно ориентирует ее народы на возрождение и развитие вековых традиций, связанных с культурным своеобразием и духовностью как основой всякой цивилизации, в том числе и российской.

В-четвертых, с официальным возвратом религии (прежде всего православия и мусульманства), с возрождением православной и мусульманской культуры в России создаются возможности для традиционного общинного, соборного, коллективистского проявления человека. Но с приходом в российское общество западных ценностей устанавливаются либерализм, индивидуализм, примат материального над духовным, индивидуального над общим, порожденные не православной культурой, а системой ценностей, основанной на римском праве и на идеях протестантизма и католицизма. Все это ведет к потере российской духовности, к нравственной деградации ее народов, к расчеловечиванию человека и как следствие — разложению и вымиранию этносов и наций.

Привлекательность (западно-) европейской цивилизационной принадлежности России, на первый взгляд, очевидна. Уровень и образ жизни, сложившиеся в Западной Европе, не могут не быть притягательными. Это та самая привлекательность индустриальной (ныне в постиндустриальной оболочке) цивилизации, которая служит материальной основой для аргументов в пользу линейной концепции социально-экономического прогресса. Кстати, развитие России в рамках (западно-) европейской цивилизации в силу размеров российской территории, количества населения, величины ее материально-ресурсного потенциала и т.д., хотя и будет способствовать практической реализации этой концепции, отнюдь не предопределит линейность общественного прогресса в масштабах всего человечества, так как сохранятся цивилизации Китая, Индии, цивилизационные потенциалы Африки и Латинской Америки. Другой вопрос, возможен ли такой вариант и при каких условиях?



Россия не станет Западом, но она не должна быть антизападом или островом в мировом океане. Россия должна сконцентрироваться на задачах национального возрождения, не допуская самоизоляции и конфронтационных элементов во внешней политике. Целью должна стать максимально возможная и реалистически достижимая интеграция в мировую экономику и качественный рывок на основе привлечения большого объема инвестиций, новейших технологий для повышения конкурентоспособности на мировых рынках, поскольку шансов сделать такой рывок на собственной ресурсной основе у России нет


1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   13


База данных защищена авторским правом ©ekonoom.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница