Конкурс: «о родине, о подвигах, о славе»




страница1/3
Дата11.05.2016
Размер0.73 Mb.
  1   2   3

МИНИСТЕРСТВО ОБОРОНЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ФГКОУ «САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОЕ СУВОРОВСКОЕ ВОЕННОЕ УЧИЛИЩЕ»

Конкурс: «О Родине, о подвигах, о славе».

«Животные на службе в Вооружённых силах»

Выполнили суворовцы 6 класса СПб СВУ:

Байрамов Т. М., Орлов А.В., Рябов Р. М., Тараев М.Д., Белов Д.Р., Ковальчук А. С., Коновалов Д. Д., Кузьмин Н. А., Лепёхин К.Д, Каракчиев З.С.
Руководители проекта: Баканова Елена Юрьевна, преподаватель СПб СВУ,

Деньгачева Нина Владимировна, преподаватель I категории СПб СВУ

Санкт-Петербург

2014


Содержание


№ п/п




Стр.

1

Вводная часть

3

2

Основная часть

I. В глубь веков.



  1. Ковальчук А. Слоны как боевые животные.

II. На войне как на войне…

  1. Байрамов Т. Верблюды - воины. Боевые олени. Лоси как секретное оружие. Мулы на войне.

  2. Тараев М. Лошади на войне. Лошади - участники Великой Отечественной войны.

  3. Рябов Р. История казачества.

  4. Кузьмин Н. Ветеринарная служба в годы Великой Отечественной войны.

  5. Лепёхин К. Неизвестная война. Собачья служба.

  6. Орлов А. Летучие мыши – бомбардировщики. Крысы-сапёры.

  7. Белов Д., Орлов А. Почтовые голуби на войне.

  8. Коновалов Д. Кузьмин Н. Боевые дельфины и ластоногие.

III. Занимательные истории.

  1. Рябов Р. Животные – талисманы.

5

5-7


8

8-19


20-25

26-31


31-33

34-39


40-44

44-48


48-52

52-56


3

Заключение.

57

4

Список источников и литературы.

58-61

5

Приложение.

61-73



1. Вводная часть.

Представляемая на конкурс исследовательская работа «Роль животных на службе в вооруженных силах» выполнена суворовцами 2 курса, 6 класса ФГКОУ «Санкт-Петербургское суворовское военное училище».

Работа исследует опыт использования животных в военных целях в армиях мира в историческом аспекте и в вооруженных силах России и СССР во время боевых действий Великой Отечественной войны.

Предмет исследования – роль животных на войне.

Объект исследования – польза, приносимая животными в военное время.

Актуальность проблемы:

В связи с предстоящим празднованием 70-летия победы в СВУ, как и во всей стране, проводится большая работа по расширения знаний о Великой Отечественной войне. Для исследования мы выбрали малоизученную тему участия животных в героических сражениях. Работая над этой темой, мы совершили исторический экскурс в историю вопроса. С давних времен человечество научилось использовать силу, преданность, верность прирученных животных. Генетическая предрасположенность видов и родов животных и птиц послужила основой при выборе применения их в быту, на службе и на поле брани. Армии древнего мира сокрушали противника многочисленной конницей и наводили ужас на врагов боевыми слонами. Уланы, драгуны, кирасиры, гусары – основой их успеха были кони. Артиллерия не обходилась без лошадей до середины 20 века. Военные обозы, санитарные поезда, полевые кухни также использовали лошадей. Мало кто знает, что на войне использовались, помимо собак и лошадей, ослы и мулы, верблюды, лоси, почтовые голуби, а также дельфины, летучие мыши и пчелы. Существуют уникальные исследования по использованию животных в разведке, диверсионных действиях, связи, минировании и охране объектов. Эта тема расширяет представление о тех направлениях, в которых может реализоваться интерес к профессии военного.



Цель работы:

  • выяснение роли животных при ведении боевых действий.

Задачи исследования:

  • изучить исторический аспект использования животных в военных целях;

  • изучить факты использования животных в ВОВ;

  • выяснить, какие качества и способности животных использовались;

  • оценить какой вклад внесли животные в выполнение военных задач, сохранение человеческих жизней и достижение победы.

Оригинальность и новизна данного исследования заключается в мало изученности вопроса и опосредованном подходе к изучению военной истории через призму интереса к животным.

Планируемые результаты исследования:

  • изучить и обобщить факты использования животных в военных действиях в различные исторические эпохи;

  • исследовать причины, по которым животные использовались в военных целях, опираясь на биологические особенности каждого вида;

  • научиться пользоваться Интернет-ресурсами для поиска необходимых материалов;

  • научиться отбирать интересный материал по теме, систематизировать его, анализировать и создавать вторичный документ;

  • научиться приемам сотрудничества и принятия коллективного решения по организации и выполнению работы;

  • написать статью по выбранной теме, отобрав факты, которые будут доказывать уникальную роль животных при ведении военных действий и спасении человеческих жизней на войне;

Методы и подходы: работа с Интернет-ресурсами, лекция, просмотр видеофильмов, посещение Военно-медицинского музея, поездка в казачье поселение, овладение навыками публичного выступления.
2. Основная часть.

  1. Вглубь веков

Ковальчук Артём

Слоны как боевые животные

Если бы неделю назад нас спросили, каких животных можно считать боевыми, мы бы ответил: ”Собаки, лошади…”. Теперь мы знаем значительно больше: это собаки, лошади, верблюды, летучие мыши, крысы, дельфины, пчёлы.

Из всего прочитанного мне больше всего понравилась история боевых слонов. Боевые слоны — это слоны, которые использовались в античности, средневековье и в новое время для боевых целей в армиях различных государств. В военных целях слоны впервые стали использоваться в Индии. Произошло это, по всей вероятности, в начале первого тысячелетия до нашей эры. В античности и средневековье боевые слоны были грозной силой, благодаря устрашающему эффекту, который они производили на противника.

В древности броня на боевых слонах фактически отсутствовала, в то время её заменяло богатое убранство слона, которое служило показателем могущества и состояния правителя и военачальника. Из элементов брони присутствовали отдельные элементы в виде бронзовых налобников или более широких панцирных наголовьев. В VII веке до н. э. слонов стали облачать в доспехи, сделанные из нескольких слоёв воловьей кожи. Позднее доспехи слона стали составными — из кожи и железных пластин, хобот также прикрывался железными пластинами с острыми шипами. Также улучшилась экипировка махаута (воина, управлявшего слоном), который получил щит и дротики.

В средневековье индийские боевые слоны уже облачались в доспехи. Доспехи слонов обычно состояли из малых и больших стальных пластинок, которые соединялись при помощи кольчужного плетения. Полный комплект доспеха состоял примерно из 8350 пластин общим весом 159 кг.[3]

В роскошных доспехах пластины покрывали чеканными изображениями и позолотой. На крупных чеканных пластинах могли помещаться различные изображения, в частности: идущих слонов, цветов лотоса, птиц, рыб. Также известны случаи использования наконечников для бивней слонов. Считалось, что они могли быть обработаны специальным ядом.

Обучение животных проходило много лет, в течение которых дрессировщикам удавалось избавлять их от страха перед боем и даже развивать в них умение использовать хобот в бою. В армиях Древней Индии, где обитало большое количество слонов, они использовались регулярно, и слон считался основной тяжёлой боевой единицей.

Обученные слоны умели своим хоботом метать копья, в качестве оружия мог применяться меч, прикреплённый к хоботу слона, хотя, скорее всего, мечи крепились к бивням слона. Хоботом слон мог вытаскивать всадников из седла.

В античные времена боевые слоны использовались в основном против конницы. Лошади боялись слонов, и атака конницы захлёбывалась. Слоны, обращали любую конницу в бегство. Например, так было в сражении при Гераклее: царь Пирр, видя фактическое поражение своей армии от римской конницы, бросил в бой слонов и этим обратил исход битвы в свою пользу.

Об уязвимых местах боевых слонов говорит известное библейское предание, согласно которому Елезар Маккавей в битве за Сионскую цитадель проткнул копьем брюхо слона, на котором, как ему показалось, восседал сам сирийский царь, и погиб под рухнувшим на него слоном. Но против слонов тоже можно было бороться. Клавдий Элиан писал о том, как римляне успешно применили свиней против боевых слонов Пирра, так как слоны боятся визга свиней [4].

Распространённой тактикой было использование боевых слонов против пехоты, но такая тактика не всегда была успешной. Если пехота не была обучена вести боевые действия против слонов, то в ходе боя воины сбивались в плотные группы и сразу становились хорошей целью для применения мощи боевых слонов. Рассредоточенная пехота, использующая шумовые приспособления, факелы и прочие методы устрашения, пугала слонов и обращала их в бегство. Обезумевший от страха, разъярённый, обращённый в бегство слон, был более опасен для собственных войск, причём настолько, что его предпочитали умертвить, вбив в голову специальный кол, имевшийся у погонщика, нежели допустить в свои ряды.

Европейская цивилизация встретилась с боевыми слонами во время похода Александра Македонского. В битве при Гавгамелах в 331 году до н. э. персидская армия имела 15 индийских слонов. Персы, сами не привыкшие к боевым слонам, надеялись использовать их для продавливания грозной македонской фаланги и для устрашения противника. Однако слоны были захвачены армией Александра и использовались в ходе дальнейшего похода македонской армии на восток.

Затем македонцы встретили армию царя Пора, в числе которой имелось около 150—200 обученных слонов. Так как в битве при Гидаспе македонцы фактически не сражались с ними, то армия не имела чёткого представления о методах борьбы со слонами и поначалу не могла причинить им существенного вреда, но, начав метать копья в незащищенные ноги слонов, воины Александра обратили их в бегство. И Александр Македонский включил боевых слонов в свою армию [4].

С применением пороха (XV—XVI вв.), преимущества боевых слонов были сведены к минимуму. Мушкеты не могли причинить существенного вреда животному, но уже лёгкая артиллерия выводила боевых слонов из строя. Несмотря на это, слоны еще довольно долго широко использовались в качестве передвижных наблюдательных и командных пунктов.

Несмотря на известные недостатки, боевые слоны использовались в Юго-Восточной Азии вплоть до XIX в., поскольку сложный рельеф местности затруднял использование кавалерии. Сиамская армия использовала боевых слонов, вплоть до франко-сиамской войны (1893). В Китае боевые слоны использовались во франко-китайской войне (1885) [3].

В Первой и Второй мировых войнах слоны использовались в армиях не как боевые единицы, а только как тягловая сила. Они могли передвигаться по участкам, где движение моторизированной техники было бы затруднено.





  1. На войне как на войне…

Байрамов Т.

Верблюды – воины

У восточных народов, от парфян, до татар, вьючные обозы чаще всего состояли из верблюдов. Причем, арабы, например, использовали верблюдов не только для перевозки грузов, но и для перевозки пехоты. Верблюды, несомненно, были одними из наиболее эффективных вьючных животных. Двигались они достаточно быстро, - переходы составляли 30-50 км в день. Имели хорошую грузоподъемность, - до 200 кг. Неделю, не теряя работоспособности, могли обходиться вовсе без пищи и воды, что радикально решало проблему возки фуража. К тому же, и на изменения температуры от +50 до –50 градусов верблюды не реагировали совершенно, что позволяло использовать их как в самых жарких пустынях, так и в тундре. Но проходимость верблюдов оставляла желать лучшего, - преодолевать препятствия и плавать эти животные не могут.

Но самым серьезным недостатком этого средства передвижения, причиной, по которой верблюды не имели применения в Европе, была их неспособность переносить повышенную влажность воздуха. Арабские и берберские племена еще за 1000 лет до новой эры с успехом использовали верблюдов не только для переброски пехоты и грузов, но и в боевых действиях. В этом случае на верблюде помещались два воина – вожатый, направляющий верблюда с длинным копьем, и лучник. Появились верблюды, на которых всадники размещались по одному. Но в качестве боевого животного верблюд не выдерживал грубого обращения. Применение «верблюжьей кавалерии» могло быть оправдано только с точки зрения возможности быстрой переброски войска и оружия через пустыни.







Самым лучшим способом охлаждения является выброс пара, но верблюды не отводят тепло, а только в пределах нескольких градусов повышают температуру тела. Эта особенность очень ограничивает беговые возможности верблюдов. При движении шагом, когда выделение тепла уравновешивается его испарением с поверхности тела, на самой страшной жаре верблюд кажется неутомимым. В результате, верблюды, в сравнении с лошадьми, способными покрывать большие расстояния рысью, показывали плохую тактическую маневренность и невысокую скорость движения. Кроме того, верблюд превосходил самую громадную лошадь. Это затрудняло как посадку (если верблюд не опустится на колени, на него вообще не залезть), так и владение оружием. Бить сверху, конечно, удобно, но, сидя на верблюде, мечом до врага было просто не дотянуться.

Но самым существенным недостатком этих животных была невозможность гнать верблюдов на пехоту. Верблюды не способны к изворотливости, к предвиденью своих активных действий, и на копья верблюды просто не шли, а упершийся верблюд стоил десяти ослов. Верблюд не давил людей, не толкал других животных, что делало его безвредным для врага. Даже заставить верблюда защищаться было невозможно, - если его кололи, он стремился только уйти, - причем, согласие наездника при этом не требовалось.

Эти причины не позволяли всадникам на верблюдах ввести ближний бой. Бедуины только обстреливали врага из луков с дистанции, - длинные копья служили им для самообороны. Если надо было атаковать противника рукопашным оружием, всадники спешивались.[47]

Однако, еще со времен крестовых походов, жители пустынь нашли способ эффективно использовать верблюдов в сражениях. Смешанные с конницей верблюды позволяли арабам выдерживать атаки европейской тяжелой кавалерии, - непривычные к виду верблюдов боевые кони не шли на них.

Позже и булгары пытались напугать русских коней верблюдами. Несмотря на старания всадников заставить коней перебороть свой страх, им не удалось этого добиться, страх перед верблюдами оставался.

Монгольский завоеватель Тамерлан вторгся в Индию в 1398 г., и на подходе к Дели его войско встретило армию султана Махмуд Хана, в которой насчитывалось 120 боевых слонов в доспехах и с гигантскими ятаганами, привязанными к бивням.

Чтобы остановить эти машины для убийства, Тамерлану нужно было действовать быстро, хитро и решительно. Так на линии фронта появились огненные верблюды, повергшие в ужас армию Махмуд Хана. Секрет был прост – Тамерлан приказал собрать всех верблюдов, накрыть их промасленной соломой и поджечь. Горящие животные побежали вперед, до смерти испугав слоновью армию. Отчаянно пытаясь спастись, слоны развернулись и побежали обратно, круша на своем пути индийскую пехоту. Армия Махмуд Хана была разбита в считанные минуты [32].

Тамерлану представилась возможность разграбить и сравнять Дели с землей, но он поступил по-другому: собрав 120 слонов, он заставил их склонить перед ним колени, затем включил их в состав своего войска и с успехом использовал при взятии Анкары [6].

Несмотря на особенную терморегуляцию, верблюды использовались в Великой Отечественной войне, в частности, в Сталинградском сражении.







Дело в том, что осенью 1942 г., еще до начала контрнаступления советских войск под Сталинградом, в спешно формирующуюся в Астрахани 28-ю резервную армию пришел необычный приказ из штаба фронта. Он гласил: отловить в степях верблюдов и в качестве тягловой силы направить в войска. Так, Ахтубинский Берлинский стрелковый полк под номером 902, сформированный в 1942 году, страдая от недостатка лошадей, вынужден был обзавестись верблюдами.[2]

Так, в прямом и в переносном смысле в списках личного состава 902-го стрелкового полка 248-й стрелковой дивизии 9-го стрелкового корпуса появились два верблюда, «мобилизованные» из села Нижний Баскунчак. Позднее этот полк стал знаменит. А формировалась эта часть в Астрахани. По архивным данным, формирование завершилось 3 сентября 1942 года. Это было время, когда тяжелейшие бои шли на ближних подступах к Сталинграду.

Корабли пустыни, прибывшие из Казахстана и Туркмении, уже были приручены. А вот их астраханские собратья, отловленные в степях и в пустынной местности, оказались весьма своевольными. Поначалу они никак не хотели подчиняться дисциплине. Помогли местные мальчишки, умевшие ладить с животными. Они научили бойцов, как запрягать верблюдов в повозки и управлять ими. А главное – тянуть в упряжи пушки. Пригодилась поразительная выносливость «астраханцев»: тяжелое артиллерийское орудие тянули две пары верблюдов. Лошадей же для этого требовалось три пары. За одну поездку верблюжий тандем был способен перевезти на значительное расстояние до 2 т грузов. То есть пара двугорбых по эффективности была равноценна грузовику, которых в то время крайне не хватало. К тому же верблюды до пяти суток могли обходиться без воды, а в степном бездорожье в качестве еды довольствовались высохшей травой перекати-поле. [5]

В 902-м астраханском стрелковом полку 284-й стрелковой дивизии девятого стрелкового корпуса «служило» почти два десятка верблюдов, но историкам удалось проследить путь лишь одной упряжки, отправившейся из прикаспийских степей на Берлин: Машки и Мишки, служивших в боевом расчете командира орудия сержанта Григория Нестерова.

Этот боевой расчёт довёл свою пушку до самого Берлина и не поменял верблюдов на технику. Примечательно, что все номера орудийного расчёта сменились 7-8 раз за войну, но эти два верблюда остались живы.

Бок о бок с людьми они прошли тысячи километров и утром 30 апреля 1945 года вошли в Берлин. Согласно полковому рапорту, боевой расчёт, в составе которого были командир, старший сержант Нестеров, наводчик Кармалюк и Мишка с Машкой, тянувшие орудие, дал один из первых залпов по Рейхстагу. Награждать собак, лошадей или верблюдов традиции не было, но солдаты ради шутки нацепили на грудь Машке и Мишке целый «иконостас» из немецких орденов и медалей. Невозмутимые животные спокойно отнеслись к наградам и к обрушившейся на них популярности. [30]

По рассказам фронтовиков, фашисты в боях не щадили животных, специально убивали их, презрительно называя русскими танками.

Сейчас верблюдов тоже используют во время военных конфликтов на Ближнем Востоке.



Боевые олени

Учитывая суровые природные особенности нашего Северного края, в ноябре 1941 года командованием 14 Армии были сформированы три оленьих транспорта, каждый из которых включал по 1000 оленей и обслуживался 140-150 пастухами и бойцами.

Обстановка на фронте требовала создания дополнительных транспортных отрядов. Коми АССР получила задание на поставку фронту оленей и снаряжения для создаваемых отрядов. 25 ноября 1941 года на заседании Ижемского райкома ВКП(б) обсуждался вопрос «Об организации оленьих упряжек Архангельскому военному округу». Выло решено сформировать два оленьих транспортных отряда. Руководителями отрядов утверждены помощник начальника политотдела Мохченской МТС Василий Осипович Терентьев и зоотехник райсельхозотдела Михаил Николаевич Ануфриев, политруками были назначены мастер Няшабожской судоверфи Федор Федорович Терентьев и работник отдела милиции Иван Александрович Кузнецов. [45]

В конце 1941 года для защиты северных рубежей Советского Союза на Карельском фронте поступил приказ сформировать оленно-транспортные батальоны из числа местных жителей. К концу января 1942 г. батальоны были сформированы. Своим ходом зимой им предстояло с оружием и припасами добраться до Архангельска. Всего на фронт ушло четыре батальона. Задачей оленно-транспортных батальонов была доставка на передовую грузов, в том числе продовольствия, оружие и снаряды, они также вывозить сбитые самолеты. В состав оленно-лыжных и оленно-транспортных батальонов вошли оленеводы - коренные жители Ненецкого округа и республики Коми. Всего с помощью оленей с линии фронта и из глубокого тыла противника было вывезено 10 тысяч 142 раненых солдата. А переднему краю фронта оленьи батальоны перевезли 8 тыс. бойцов и 17 тыс. тонн боеприпасов.



Военные части формировались в Архангельской области, на севере Коми АССР. Сформированная из батальонов 31-я оленно-лыжная бригада через Польшу дошла до Праги. А в 1947 г. была направлена на Чукотку. Именно там бойцы бригады закончили свой боевой путь и смогли вернуться домой.

В летние и осенние месяцы олени выпасались на ягельных и травянистых пастбищах, а небольшая часть животных использовалась на вьючных работах, в основном, по перевозке боеприпасов.

Оленно-транспортные отряды успешно действовали в составе войск Карельского фронта. Об этом свидетельствуют такие данные: только в частях 14 Армии с конца 1941 года до весны 1944 г., было вывезено с поля боя раненых и больных 10142 солдата и офицера, перевезено боеприпасов, продовольствия и других грузов более 17000 тонн, вывезено из тундры 162 аварийных самолета, выполнено много и других работ. Кроме 14-ой Армии олений транспорт использовался и в 19-ой Армии, сформированной в 1942 году. [45]

При обслуживании нужд воинских подразделений бойцы-оленеводы нередко попадали в трудные условия. Как-то на нескольких упряжках перевозились мины, патроны, термосы с едой. При крутом спуске на лед речушки у. одной упряжки поломались сани-нарты. Пока перекладывали груз, на что немало времени ушло, на передний край прибыли с большим опозданием. В обратный путь вышли под утро. Упряжки вскоре обнаружили два вражеских самолета. Оленей они уничтожили, тяжело ранен один пастух.

Известны многие боевые подвиги наших оленеводов-фронтовиков. Так пастух-оленевод. Федор Васильевич Чупров из деревни Гам Мохченского сельсовета на Карельском фронте не раз ходил в разведку. В декабре 1943 года участвовал в составе разведотряда в рейде по тылам противника. За участие в этом рейде Ф. В. Чупров награжден медалью «3а отвагу». В конце апреля 1944 года он с бойцами артиллерийского полка участвовал в другом рейде. Участниками его уничтожено два опорных пункта противника.

С. П. Шерстобитов — участник боев на Севере, уроженец Мурманска в годы войны был командиром взвода, в котором в основном служили уроженцы Ижемского и Усть-Усинского района, вспоминает: «Однажды ранней зимой через водохранилище переправлялся санный поезд с грузом, в котором были задействованы до 300 оленей. Примерно в середине водохранилища поезд настигло шедшее резервное стадо около 500 оленей. И лед не выдержал. Сержант П.Л. Хатанзейский (родом из Кипиева) не растерялся, уверенным голосом ободрял попавших в беду солдат: «Олени не тонут, они держат сани! Стойте на санях! Гоните оленей вперед! Только вперед!» Молодые солдаты из бывших оленеводов крепко стояли на санях, проворно работали хореями. Олени пробивались к прочному льду, выпрыгивали и вытягивали сани. Люди не пострадали и груз был спасен». [46]

В летние и осенние месяцы олени выпасались на ягельных и травянистых пастбищах, а небольшая часть животных использовалась на вьючных работах, в основном, по перевозке боеприпасов.

Оленье-транспортные отряды успешно действовали в составе, войск Карельского фронта. Только в частях 14 Армии с конца 1941 года до весны 1944 года, было вывезено с поля боя раненых и больных 10142 солдата и офицера, перевезено боеприпасов, продовольствия и других грузов более 17000 тонн, вывезено из тундры 162 аварийных самолета, выполнено много и других работ.

Формирование олене-транспортных подразделений (батальонов и рот) происходило вблизи Архангельска. Оттуда пастухов и других воинов, а также животных погрузили в вагоны, нарты и другое имущество — на платформы. Транспорты выгрузились на одной, из станций Карелии и поступили в распоряжение частей и соединений 14 Армии. Транспорты были распределены по дивизиям и бригадам.

Особенно напряженными для воинов, занятых на обслуживании олене-транспортных подразделений, были зимы 1942-1943 и 1943-1944 годов. Работа была поставлена так: едва стемнеет, как десятки оленьих упряжек направлялись на передний край. Транспорты увозили для обороняющихся подразделений боеприпасы, колья, и проволоку для заграждений, продукты питания и теплую одежду. С рубежей обороны вывозили раненых и убитых. [46]

Лоси как секретное оружие

На рубеже 1920–1930-х годов видный советский зоолог, Петр Александрович Мантейфель высказал идею об одомашнивании лося.

В 1932 году СССР и Финляндия подписали договор о ненападении, но война с Финляндией была лишь вопросом времени, и в наркомате обороны отдавали себе в этом отчет. Одна из важных проблем, которую требовалось решить в связи с этим, – транспортная. Малонаселенные территории, на которых предполагалось вести военные действия, были покрыты лесами и болотами. Дорог, пригодных для передвижения техники, практически не существовало, а лошади просто увязли бы в снегу.

Поэтому отчет, написанный одним из учеников профессора Мантейфеля, был внимательно изучен. Там говорилось, что лоси способны питаться подножным кормом, выносливы и могут легко передвигаться по почти непроходимой местности, включая болота, и нести значительный груз. Это показалось советским военачальникам идеальным решением одной из проблем финской войны, и на стол Сталину легла докладная записка Ворошилова следующего содержания: «Необходимо внимательнейшим образом рассмотреть вопрос и в срочном порядке создать специальный питомник… где бы выращивались лоси – не только для народного хозяйства, а специально для кавалерийских подразделений». Такой питомник вскоре был создан под Ленинградом, туда из уже существовавших питомников были переведены лучшие специалисты со своими, уже частично одомашненными питомцами.

Перед коллективом зоологов и военных поставили, казалось бы, совершенно неразрешимую задачу. Лоси действительно имеют множество достоинств, но при этом приручаются с большим трудом. Они не собираются в большие стада и очень пугливы – при малейшем признаке опасности бегут, не разбирая дороги, врезаясь в деревья и снося все на своем пути (и это не преувеличение: взрослый лось может весить более 600 кг и бежать со скоростью более 50 км/ч). У лосей плохое зрение, но хорошо развиты обоняние и слух – они слышат хруст валежника за 2–2,5 км. К тому же летом из-за особенностей терморегуляции организма лоси ведут исключительно ночной образ жизни, а днем практически не двигаются.

С 1934 по 1937 год коллектив питомника (около ста человек) смог буквально совершить невозможное. Лосят с раннего детства приучали к человеку и с помощью специально разработанных методик отрабатывали у них нужные навыки.

Одной из самых сложных задач было приучить лосей не бояться звука выстрелов. Для этого рядом с лосятами ежедневно отстреливали определенное количество холостых патронов с уменьшенной навеской пороха и с каждым днем навеску увеличивали, постепенно переходя к обычным штатным патронам. Кстати, выяснилось, что лоси по-разному реагируют на выстрелы из различного оружия. Как это ни странно, спокойнее всего они относились к очередям из ДП (пехотного пулемета Дегтярева), а вот резкие пистолетные выстрелы их пугали сильнее. Поэтому вооружить лосиные подразделения планировалось именно этими пулеметами.

Были разработаны специальные седла с креплением для пулемета, однако возможность маневра заставляла желать лучшего. Бойцы-кавалеристы, которые работали в питомнике, приспособились опирать сошки пулемета на развесистые рога – этот способ оказался гораздо более удобен (хотя и был невозможен в те периоды, когда лоси сбрасывали свои ветвистые украшения).[28]

Рассказывают даже об использовании способности лосей распознавать звучание человеческой речи. Верится с трудом, но возможно, что такие исследования и проводились. У военных инструкторов питомника появилась новая идея – они решили использовать феноменальный слух животных и научить их отличать интонации, которые в финском и русском языках существенно различаются. В питомник были приглашены несколько военных переводчиков, знающих финский язык, и лосей стали тренировать на «распознавание речи». И небезуспешно: животные, слух которых во много раз чувствительнее человеческого, оказались способными лингвистами и разведчиками. Они могли различать финскую речь с расстояния почти в километр, после чего условным сигналом (типа фыркания) привлекали внимание всадников или даже атаковали противника, затаптывая его ударами копыт мощных передних ног, способных одним ударом убить волка.

К 1939 году в питомнике было подготовлено и обучено более 1500 боевых лосей, прошли соответствующее обучение и кавалеристы (рядом с питомником построили специальные корпуса и площадки для обучения бойцов спецкавалерии). Эксперимент оказался весьма своевременным – с весны 1939 года отношения между Финляндией и СССР начали резко ухудшаться. Необходимо было ускорить подготовку животных. [28]

Лосиная спецкавалерия блестяще проявила себя с первого дня войны. Лоси вели себя послушно, легко пробирались по самым непроходимым лесам и подмерзшим болотам, молниеносно и почти бесшумно возникали в чаще, устраивая переполох, и так же молниеносно и почти бесшумно исчезали. Легковооруженные группы не могли доставить серьезных неприятностей регулярной армии, ограничиваясь уничтожением вражеских разведчиков и снайперов, но психологический эффект был огромен: когда на поляну в морозной тишине вываливался десяток огромных лосей, ощетинившись дулами пулеметов поверх рогов, – даже самые опытные и хладнокровные финские бойцы каменели от страха и сдавались в плен.

22 июня 1941 года началась Великая Отечественная война.

Часть лосей (около полусотни) летом отправили в Белоруссию для действий в тылу врага (где их использовали партизаны, которых обучали инструкторы питомника), а остальных было решено оставить в питомнике. Но к тому времени началась блокада Ленинграда, а во время одного из артобстрелов снаряд попал в склад топлива по соседству с питомником. Произошел взрыв, начался пожар, который почти дотла уничтожил питомник. Михаил Глухов погиб, остались только его записи. А вот лоси в большинстве своем остались живы – они разбежались по окружающим лесам. [28]
Мулы на войне

Мулы играли большую роль на протяжении всей истории ведения войн. Именно на них регулярно подвозились продовольствие, оружие и другие материалы, необходимые войскам. Выносливые и послушные, они оказались незаменимыми в длительных походах. Рождённый от мужской особи осла и женской особи лошади, мул стал пользоваться большей популярностью, чем лошадь из-за его большей выносливости. Он легче переносит жару, менее требователен к корму, более вынослив и спокоен в работе (совершенно не боится выстрелов и разрывов снарядов), менее подвержен желудочно-кишечным и другим заболеваниям, особенно болезням копыт.

Мулы везли поклажу за отрядами крестоносцев, сопровождали испанские войска в войне с маврами во времена реконкисты. При подготовке к походу в Сирию, в 1799 году, во французской армии были созданы обозы из вьючных мулов. [16] В отличие от ослов, мулы более интеллектуальны и упрямы. Древние римские легионы также на каждые 10 римских легионеров использовали одного мула. Наполеон Бонапарт сам пересек Альпы на муле, сотни этих животных были в его обозе. [41]

Мул – это не просто симпатичное ушастое животное, крепыш и трудяга. Говорят что мул, навьюченный съестным провиантом, оружием, боеприпасами, медикаментами, неспешно плетущийся по горным осыпям, в нужном месте и в нужный час может оказаться гораздо эффективнее и дороже авианосца.

Практически все европейские армии использовали мулов для перевозки оружия, боеприпасов и продовольствия по горным дорогам и в трудно - доступных местах, где не могли пройти кони. Медленно, со скоростью 10 км в час, тащили мулы свою ношу к линии фронта.

В русской армии использовались китайские мулы, которые завозились для нужд Дальневосточной армии еще во время японской войны, где они применялись в артиллерии, зарекомендовав себя с хорошей стороны своей необычайной выносливостью и нетребовательностью к корму и уходу.

В России мулов используют на Северном Кавказе и на Дальнем Востоке. Грузоподъемность мулов на вьючной работе превышает грузоподъемность лошади на 20-25% по отношению к весу животного. На узких горных тропах, ступая очень осторожно, мулы двигаются равномерно и могут обходиться без вьюковожатого. Мулы пригодны и для верховой езды.

Немалую роль сыграли и ослы в боях за Северный Кавказ в годы Великой Отечественной войны. В 1942 году германская группа армий «А» овладела большинством перевалов Большого Кавказа. Но прорваться в Закавказье вермахту не удалось. Во время этой битвы за Кавказ мулы и ослы сами, без погонщиков, носили еду и боеприпасы нашим войскам в горах, по крутым обрывистым тропинкам. Сделают ходку — получат корм. И покорно отправляются в обратный путь. Особенно прославился ослик по кличке Яшка. Он обеспечивал огневую позицию, расположенную на вершине горного хребта. Германские снайперы, пытаясь нарушить снабжение наших бойцов, устроили за Яшкой настоящую охоту. Но каждый раз ему удавалось пройти свой маршрут целым и невредимым. Наверное, у животных тоже есть свои ангелы-хранители. Советские солдаты украсили хвост Яшки Железными крестами, и тот ходил, позвякивая высшей наградой рейха, что ещё больше выводило немцев из себя. Но Яшка оставался неуязвимым. Ему повезло. На войне такое тоже бывает. [16]

Мулов использовали и союзные армии в годы Второй мировой войны. Особо важную роль исполняли мулы в войсках, сражавшихся с японцами в 1942 —1945 гг. в Бирманской кампании. Эти вьючные животные тогда служили единственным средством передвижения по джунглям. Мулам надрезали голосовые связки, чтобы своими криками они не привлекли внимания противника. После войны в Лондоне был создан мемориал «Животные на войне» (англ. Animals in War Memorial) , посвящённый памяти всех животных, которые «служили и погибли в британских и союзнических войсках в войнах и конфликтах во все времена». [13]

Тараев Максим



Лошади на войне

Для многих из нас лошади – самые любимые животные. Мы ценим их за ум, красоту, грацию, преданность человеку. Лошади выносливы и трудолюбивы. Без них раньше невозможно было существовать потому, что они перевозили грузы, помогали в работе крестьянам. Это длилось века, пока на смену лошадям не пришли машины.

Думаю, не подлежит сомнению, что среди всех представителей животного мира лошади чаще и успешнее других привлекались к военной службе. История войн с использованием лошадей простирается от древностей Египта и Шумера до ХХ века. Ни одна армия мира раньше не обходилась без кавалерии. С тех пор как люди приручили лошадей, их активно использовали на войне. Для участия в военных походах необходимо, чтобы лошади были выносливыми, способными переносить голод, холод, жару. Древние египтяне запрягали лошадей в боевые колесницы уже в III тыс. до н. э. Скорость и подвижность таких колесниц оказывали существенное влияние на тактику.

В эпоху средневековья рыцарь на коне считался самым могучим и грозным воином средневековья. Рыцарский конь должен был быть сильным, храбрым и послушным. Главными сокровищами рыцаря были доспехи, меч и боевой конь. Хороший боевой конь мог стоить в двадцать раз дороже обычной лошади. У многих рыцарей было несколько таких коней.

В древности военное применение лошадей было сильно ограничено отсутствием важнейшего изобретения: стремян. Пока стремя не распространилось по миру, воевать верхом было крайне непросто: удержаться в седле при нанесении удара крайне тяжело. А конный наскок с пикой, ставший впоследствии основой военной тактики, был и вовсе невозможен: после попадания копья в цель всадник с гарантией вылетит из седла и едва ли останется в живых.

Это оставляло такие способы использования лошадей:



  • перевозка войск;

  • разведка и сообщение;

  • вспомогательные войска;

  • колесницы.

Стремя произвело революцию в конном бою, что. Главное — впервые стало возможно с наскока поразить цель пикой, вложив все силы коня в удар. Против такого удара не спасает никакая броня и никакой щит; и как только это стало ясно, кавалерия окончательно сделалась царицей полей. По классификации конца XVIII века, есть совершенно разные типы войск — кавалерийские и конные (или ездящие). К первому типу относятся, например, кирасиры и гусары, ко второму — драгуны и конная артиллерия. Кто же они такие?

« Ну ж был денек! Сквозь дым летучий

Французы двинулись, как тучи,

И все на наш редут.

Уланы с пестрыми значками,

Драгуны с конскими хвостами,

Все промелькнули перед нами,

Все побывали тут».

М.Ю. Лермонтов

Кирасиры. Тяжелая конница в кирасах и шлемах, с палашами или тяжелыми саблями.

Гусары. Изначально появились в Венгрии и Польше и были средней кавалерией — легче кирасир, но тяжелее казаков. Носили легкие латы. Постепенно доспеха они лишаются вовсе, их оружием остаются сабля и пика, и они окончательно переходят в статус легкой кавалерии. Именно гусары наряду с казаками были ядром «армейских партизан» Дениса Давыдова и других в 1812 году. Характерная деталь гусарской формы XIX века — знаменитая шапка-кивер.

Уланы. Когда-то это были юноши из знатных татарских семей, из которых был создан в Польше этакий «иностранный легион». Постепенно они оформились как легкая конница, отличающаяся от гусар наличием в вооружении пистолета или короткой винтовки. Внешне их отличали каски с квадратным верхом, происходящие от татарских.

Драгуны. В прежние времена под этим же названием понималась пехота, посаженная на лошадей. Основное оружие драгуна — ружье.[1]

Казаки. По сути своей казаки — это сословие, а не род войск, но им соответствовали вполне определенные войска, по тактике своей напоминающие улан. Вооружение казака — сабля, пика, кавалерийский карабин и пистолет; во многом тактика казаков была унаследована от конных лучников.

Конные егеря. Разновидность драгун. Исходно егеря — это мастера-стрелки как в пехоте, так и в коннице; именно их по-английски обозначают словом ranger. Все эти виды конницы представлены в истории российской армии.

Кавалергарды не являются отдельным видом кавалерии. Кавалергардами в России назывались почетные телохранители при царствующей особе. Это был очень малочисленный корпус, состоящий из молодых дворян, высокого роста.

Драгунский полк был сформирован в 1731 году и состоял исключительно из иноземцев — шведов, голландцев и англичан, прибывших в Россию по приглашению. Полк этот участвовал в сражениях под Смоленском.

Успешно действовали драгуны в сражениях Северной войны: под Дерптом, Нарвой, Лесной, Полтавой. Действовали русские драгуны и при Елизавете Петровне (27 полков), и при Петре III (кстати, при нем 5 из этих полков переименовывают в кирасирские). [15]

Русская конница под руководством Суворова, Румянцева и Потемкина достигла блестящих результатов. Наступила пора легкой и подвижной кавалерии.

Гусары как регулярная кавалерия получили в России в царствование Елизаветы Петровны, и первоначально они набирались из сербов, венгров, грузин и молдаван, поступавших на русскую службу или переселявшихся на русские земли навсегда. Они несли пограничную службу на Украине, за что наделялись землей.

В России уланские полки появились только в XIX в., кирасиры появились в середине XVIII в., и то скорее как дань моде, ну или чтобы не отставать от Европы. Россия в то время в основном воевала с Турцией и Крымским ханством, а тяжелые кирасиры не могли угнаться за легкой татарской конницей.

Рассказывая о коннице нельзя не упомянуть казаков. Казаки массово и на постоянной основе служили только в Российской армии. Казачество сложилось из беглых людей, осевших на окраинах Руси, а затем Российской Империи. Чтобы сохранить свои вольности в крепостном государстве казаки должны были нести пограничную охрану на неспокойных южных и отдаленных рубежах, а также служить в армии. В армии они состояли в своих казачьих полках и подчинялись своим командирам. В открытом бою казаки почти не использовали построений, как это делали армейские кавалеристы. Поэтому драгуны, кирасиры, гусары и т.д. в прямом столкновении превосходили казаков. Но последние были более маневренны, им не нужно было беспокоиться о сохранении строя. Казаки быстро нападали, и быстро уходили от преследования. Могли, спешившись, вести огонь по неприятелю, а в случае опасности быстро уходить от погони. А еще казаки в Русской армии несли дозорную службу, вели разведку, наблюдение. Нападали на оторвавшиеся или отставшие отряды врага. Казаков относят к иррегулярной кавалерии. То есть военные силы, которые не состоят постоянно на службе, а созываются по мере необходимости. Закончив компанию, такие войска распускаются по домам.

Во время Первой мировой войны задачи, выполняемые кавалерией, были разнообразны. Для глубокой разведки в расположение неприятеля постоянно высылались разъезды, порой проводившие в пути по нескольку дней и привозившие ценные сведения о передвижениях и намерениях врага. В наступлении эскадроны преследовали отходящего противника, не давая ему оторваться и спокойно закрепиться на следующих рубежах. При отходе наших частей конники до конца держали оборону, выигрывая необходимое время, в последний момент ускользая от наседающего неприятеля в конном строю. [33]

Известный военный писатель генерал фон Позек в работе «Германская конница в Литве и Курляндии» пишет: «Русская конница была достойным противником. Ее состав был прекрасен. Особенно она отличалась в разведке. Ее дозоры и разъезды появлялись повсюду и отличались умением хорошо применяться к местности. Русская конница никогда не избегала ни конного, ни пешего боя. Мы знали, что перед нами достойный и равный противник». [33]

Считается, что история боевого применения лошадей закончилась с появлением на полях сражений в массовом количестве пулеметов. Конь ничем и никак не защищен от пулеметной очереди, а значит, кавалерия автоматически выбыла из дела. Появление на полях сражений танков и самоходной артиллерии довершили дело.

Все-таки, несмотря на то, что Вторую мировую войну называли войной моторов, кони играли в ней немаловажную роль. В Советской Армии лошадей применяли и как транспортную силу, особенно в артиллерии. Именно упряжки в шесть лошадей всю войну тянули орудия. Особенно любили артиллеристы лошадей-тяжеловозов. Примечательно, что когда во время Великой Отечественной войны наши артиллеристы, использовали трофейных упряжных лошадей, то постоянно удивлялись: вроде здоровые кони, а через несколько дней работы почему-то падают.[22]

Невозможно представить себе командиров батальонов и полков без их верных четвероногих помощников. Бойцы, назначенные связными, также часто предпочитали коня мотоциклу. А сколько раненых обязано своей жизнью этим скромным труженикам войны! Ведь большинство лазаретов и медсанбатов также были "на конной тяге". Нередко бывало, что пехота выезжала на позиции не на грузовиках, а на конных подводах. Ну, а перемещения и рейды партизанских отрядов без подобного вида транспорта вообще невозможно представить. Лошади оказались незаменимы для стремительных рейдов по тылам противника, для налетов и диверсий.

Хотя конь и бежит со средней скоростью не более 20 км в час и может преодолеть не более 100 км за сутки, но он может пройти там, где не пройдёт никакая техника — и сделает это незаметно. Иногда советские кавалеристы участвовали и в открытом противостоянии. Так, например, в конце войны кавалерийская дивизия генерала Блинова спасла 50 тыс. военнопленных, заперла дорогу на Дрезден. А 7-й гвардейский конный корпус отличился тем, что взял города Ратенов и Бранденбург. 3-й гвардейский корпус взял Рейнбург и встретил на Эльбе союзников. Так кавалерия доказала свою эффективность.[23] Сколько же лошадей "проходили службу" в рядах Советской Армии в годы войны? По официальным данным штатная численность лошадей в войсках составляла 1,9 миллионов голов. Считается, что за время Великой Отечественной войны на полях сражений было потеряно более миллиона лошадей. Впрочем, потери среди конского состава были бы несравненно больше, если бы не четко организованная ветеринарная служба, действовавшая на фронте.[24] И в отличие от людей, имена этих скромных тружеников фронта практически никому не известны. Погибших лошадей не награждали орденами, не присваивали геройских званий…

«И стучат по планете копыта

Там где войн полыхает гроза.

Сколько бедных их было убито,

Человечьи их плачут глаза…»

В. Люсин [25]

И вот наступил день Парада Победы. Ровно в 10 часов утра, по первому удару Кремлевских курантов из ворот Спасской башни в ореоле славы выезжает на серебристо-белом Кумире легендарный полководец Маршал Советского Союза Г.К. Жуков. Его сопровождает также на белом коне под кличкой Целебес генерал-майор Петр Павлович Зеленский. Не так-то просто проехать верхом по брусчатке по Красной площади под гром военного оркестра, произвести все необходимые по протоколу передвижения, но маршалы - прекрасные наездники, а кони – и здесь не подвели! [30]



Рябов Роман

История казачества

Как оказалось, происхождение слова «казак» полностью не выяснено. Термин «казак» впервые упоминается в источниках XIII в., в частности в «Тайной истории монголов» (1240), и, по разным версиям, имеет тюркское, монгольское, адыго-абхазское или индо-европейское происхождение. Согласно некоторым теориям, предки казаков жили в Кабарде. Значение термина также определяется по-разному: вольный человек, легковооруженный всадник, беглец, одинокий человек.[19]

Как считают ученые, предки казаков — вольнолюбивые русские люди, бежавшие за границы Русского и Польско-Литовского государства. Первые достоверные сведения о казаках содержатся в летописях Донского монастыря («Гребенская летопись», 1471). «Краткая Московская летопись» содержит упоминание об участии донских казаков в Куликовской битве.

Первые общины вольных казаков являлись по-настоящему демократическими общественными образованиями. Принципами их внутренней организации являлись личная свобода всех их членов, социальное равенство, взаимное уважение, возможность каждого казака открыто высказывать свое мнение на казачьем круге, являвшемся высшим органом казачьей общины, избирать и быть избранным высшим должностным лицом, атаманом, который был первым среди равных. Светлые принципы свободы, равенства и братства в ранних казачьих общественных образованиях были явлениями всеобщими, традиционными, само собой разумеющимися.

Процесс образования казачества был долгим и сложным. В ходе его соединялись представители разных народов. В состав казачества входили русские, украинцы, представители некоторых степных кочевников, народов Северного Кавказа, Сибири, Средней Азии, Дальнего Востока

Казаки проживали на Дону, Северном Кавказе, Урале, Дальнем Востоке, в Сибири.

Те или иные казачьи общины входили в состав конкретного казачьего войска. Язык казаков — русский. В казачьей среде отмечается ряд диалектов: донской, кубанский, уральский, оренбургский и другие. Казаки пользовались русской письменностью.

На ранних этапах существования казаков основными видами их хозяйственной деятельности являлись промыслы (охота, рыболовство, бортничество), позже скотоводство, а со 2-й половины XVII века — земледелие. Большую роль играла военная добыча, позже — государственное жалованье.

Казаки быстро освоили громадные пространства окраин России. В XVI —XVII веках казаки во главе с Ермаком Тимофеевичем, В.Д. Поярковым, В.В. Атласовым, С.И. Дежневым, Е.П. Хабаровым и другими землепроходцами участвовали в успешном освоении Сибири и Дальнего Востока.[17]

Казаки объединялись в особые государственно-политические, социально-экономические и этнокультурные образования — казачьи общины, позже трансформировавшиеся в крупные структуры — войска, получавшие наименования по территориальному признаку. Как уже упоминалось, высшим органом самоуправления являлось общее собрание мужского населения (круг, рада). На нем решались все важные дела войска, избирались войсковой атаман (а в период военных действий — походный).

С 1723 года вместо выборных войсковых атаманов вводится институт назначаемых императором наказных войсковых атаманов. С XVIII века для защиты постоянно расширявшихся границ государства правительство образует новые казачьи войска.

Казачьи войска с течением времени включаются в общую систему государственного управления страны. Одновременно происходит и процесс полного законодательного оформления прав и обязанностей казаков и их особой социальной функции.

К началу XX века в казачьих войсках окончательно сложилась довольно стройная структура органов высшего управления и местного самоуправления. Высшим должностным лицом в каждом казачьем войске являлся назначаемый императором войсковой наказной атаман. В его руках находилась высшая военная и гражданская власть на территории войска. Вся земля на территориях казачьих областей передавалась войску как её собственнику. Устанавливался принцип уравнительного землепользования казаков (генералам полагалось по 1 500 десятин, штаб-офицерам — по 400, обер-офицерам — по 200, рядовым казакам — по 30 десятин). Право частной собственности на землю для рядового казачества отсутствовало.

Казачество принимало активное участие во всех крестьянских войнах и многих народных восстаниях. Начиная с XVIII века, казаки непосредственно участвуют во всех войнах России. Казаки особенно отличились в русско-турецких войнах XVII—XVIII вв., Семилетней войне (1756—1763), Отечественной войне (1812) и заграничных походах (1813—1814), Кавказской войне (1817—1864), Крымской войне (1853—1856), Русско-турецкой войне (1877—1878) и в Первой мировой войне. В этот период казачество выставило свыше 8 тыс. офицеров и 360 тыс. нижних чинов, из которых было сформировано: 164 конных полка, 3 отдельных конных и 1 пеший дивизион, 30 пластунских (пеших) батальонов, 64 артиллерийских батарей, 177 отдельных и особых сотен, 79 конвоев, 16 запасных полков и другие запасные части. Казачество поголовно участвовало в Гражданской войне.

К 1917 году в России насчитывалось 4 млн. 434 тыс. казаков обоего пола.

Определяющее влияние на образ жизни казачества оказывал военный фактор (на ранних этапах — постоянная угроза извне, военные походы; позже — длительная всеобщая воинская служба).

Существовал особый военный быт казачества. Большую роль играла сельскохозяйственная производительная деятельность. В облике казака гармонично сочетались черты воина и труженика-земледельца. Для казачества характерен высокий уровень бытовой культуры (строительство и содержание жилья и хозяйственных построек, ведение хозяйства, аккуратность в одежде, чистоплотность) и нравственности (честность, порядочность, доброта, отзывчивость).

Женщины-казачки являлись равноправными членами казачьего общества, хранительницами домашнего очага; они воспитывали детей, заботились о стариках, энергично занимались хозяйством. У казаков была продуманная традиционная система воспитания подрастающего поколения. Часто под одной крышей жили семьи нескольких поколений казаков. В начале XX века для казачества была характерна общероссийская социальная структура.[17]

Казаков отличала высокая веротерпимость. Верующие казаки — православные, также были старообрядцы, немного мусульман, буддистов. В сознании казаков господствовали традиционные мировоззренческие принципы (свободолюбие, верность воинскому долгу, присяге, исполнительность, коллективизм, взаимовыручка и т.п.). Культура казачества вобрала в себя славяно-русские и тюркско-татарские обычаи. Своеобразие казацкой культуры выражалось в исторической памяти, системе ценностей, духовной культуре (устное народное творчество, особенно песенный фольклор, танцы, система воспитания, семейно-бытовые обычаи, календарные праздники и обряды).

Представители казачьей интеллигенции внесли весомый вклад в развитие отечественной и мировой культуры. Например, художник В.И. Суриков, писатель А.С. Попов (Серафимович), полярный исследователь Г.Я. Седов, основатель отечественной киноиндустрии А.А. Ханжонков и другие. [20]

Казаки в массовом масштабе героически сражались с врагом в период Великой Отечественной войны. В середине июля 1941 года был создан Ростовский полк народного ополчения. В его ряды казаки вступали целыми семьями. Ростовский полк показал исключительно высокие качества уже в первых боях за родной город, и 29 декабря 1941 года он был зачислен в ряды Красной Армии. Патриотическое движение по созданию добровольных воинских формирований из граждан непризывного возраста в начале войны получило широкий размах. В начале 1942 года Ставкой Верховного Главнокомандующего было принято решение о сведении кавалерийских дивизий в корпуса. Одним из первых в марте был сформирован 17-й казачий кавалерийский корпус. На фронтах войны 17-й казачий кавалерийский корпус покрыл себя неувядаемой славой, принимая активное участие во многих боевых операциях Красной армии.[43]

Особой стойкостью войска корпуса отличились в ходе битвы за Кавказ в 1942-1943 годах. За успешные бои на Кубани в августе 1942 года этому корпусу присваивается звание гвардейского, и он преобразовывается в 4-й гвардейский Кубанский казачий кавалерийский корпус. Гвардейскими стали и все его подразделения. Дивизии этого корпуса отличились также при освобождении Одессы, Белоруссии, принимали участие в ожесточенных боях в Венгрии, войну закончили в Праге 9-го мая 1945 года. За боевые заслуги 22 воина корпуса были удостоены звания Героя Советского Союза.

О том, как воевал этот гвардейский корпус, свидетельствуют строки письма найденного в ранце убитого под станицей Шкуринской немецкого солдата Альфреда Курца: «Все, что я слышал о казаках времен войны четырнадцатого года, бледнеет перед теми ужасами, которые мы испытываем при встрече с казаками теперь. Одно воспоминание казачьей атаки повергает в ужас и заставляет дрожать. По ночам я галлюцинирую казаками. Казаки - это какой-то вихрь, который сметает на своем пути все препятствия и преграды. Мы боимся казаков как возмездия всевышнего». [7]

Казачество внесло свой героический вклад в славную победу советского народа над фашизмом. На оккупированной территории Северного Кавказа, особенно в областях традиционного проживания донских, кубанских и терских казаков, было развернуто довольно активное партизанское движение. Только на Кубани к началу немецкой оккупации было создано 123 отряда общей численностью 5491 человек, а в Ростовской области к 24 августа 1942 года действовали 8 партизанских отрядов и 5 диверсионных групп общей численностью в 348 человек. Всего за годы войны из казаков было сформировано более 70 боевых частей. [7]

За проявленную отвагу и, мужество и героизм всего личного состава 7 кавалерийских корпусов и 17 кавалерийских дивизий удостоены звания гвардейских дивизий.

Казачьи кадетские корпуса

До революции несколько казачьих кадетских корпусов содержались на средства, отпущенные из войсковых капиталов; они были доступны для детей всех казаков, но первенство приема принадлежало сыновьям офицеров, чиновников и дворян. По времени основания, самым старшим из казачьих кадетских корпусов был Оренбургский Неплюевский, основанный в 1825 г.; следующий за ним – Омский кадетский корпус, преобразованный из Войскового казачьего училища в 1848 г.; затем шли Донской Императора Александра III кадетский корпус, с годом основания 1883-им, Второй Оренбургский кадетский корпус, основанный в 1887 г. И, наконец, самый молодой – Владикавказский кадетский корпус, основанный в 1901 г.[18]

В настоящее время на территории России находится 27 государственных (муниципальных) образовательных учреждений, где воспитываются будущие казаки. [40]

Кузьмин Никита

Ветеринарная служба в годы Великой Отечественной войны.

Роль и значение ветеринарной службы в годы войны определялись наличием большого количества конского состава в Советской Армии, численность которого достигала 2 млн. голов, необходимостью сохранения его боеспособности. Главными задачами службы были: ветеринарное обеспечение конского состава и ветеринарный надзор за довольствием личного состава войск продуктами животного происхождения.

Войсковая ветеринарная служба проводила мероприятия по периодическому обследованию, переучету приписного конского состава, наблюдала за правилами его содержания, кормления и эксплуатации.

Основой в работе военно-ветеринарной службы был кадровый состав, имевший огромный практический опыт, полученный еще в предвоенные годы. Из запаса, за период войны, было призвано в армию 6 507 ветврачей и 10 290 ветфельдшеров.[8]

С образованием органов управления тылом ветеринарная служба в центре, фронтах, армиях и соединениях вошла в подчинение соответствующих начальников тыла, а в полках — осталась в подчинении командиров полков.

Наряду с профилактикой заболеваний животных в действующей армии большой удельный вес занимала лечебно-эвакуационная работа. В ветеринарных лазаретах соединений, армий и фронтов лечилось в первый год войны 46,9 %, во второй — 47,9, в третий — 44,3 и в четвертый — 27,37 % списочного состава лошадей. Первое место в общей заболеваемости лошадей занимал боевой травматизм — от 46,8 до 70,3 % лечившихся в войсковых, армейских и фронтовых лазаретах. [9]

Основными принципами организации и осуществления лечебно-эвакуационного обеспечения войск фронтов являлось оказание немедленной первой помощи раненым лошадям и своевременная эвакуация их в полковые, дивизионные, армейские и фронтовые ветеринарные лазареты, то есть преемственное лечение раненых и больных лошадей на этапах эвакуации и специализация лечения по видам заболеваний (хирургические, терапевтические, инфекционные). Иногда она проводилась с помощью дивизионных ветеринарных лазаретов. Эвакуация раненых и больных лошадей в армейские и фронтовые ветеринарные лазареты проводилась эвакуационными ветеринарными лазаретами, имевшими автомобильный транспорт. Однако вследствие недостатка транспортных средств 48–55 % раненых и больных животных эвакуировалось походным порядком. Четкость работы ветеринарной службы в годы войны вызывала искреннее восхищение. Раненных лошадей никогда не бросали, а собирали после каждого боя и отправляли в специальные ветеринарные лазареты.[42]

Для доставки самых тяжелых раненых и больных во фронтовой тыл использовался автотранспорт, имевшийся в специальных эвакуационных лазаретах. В армейских и фронтовых лазаретах были хирургическое, терапевтическое и инфекционное отделения, которые возглавлялись квалифицированными специалистами. Тяжело раненным лошадям здесь делали операции, а потом много месяцев лечили их и выхаживали до полного выздоровления. Так что раненные лошади были окружены такой же заботой и вниманием, что и бойцы.

Ежегодно в ветеринарных лазаретах лечилось от 30 до 46% лошадей от списочного состава. Через армейские ветеринарные лазареты за время войны прошло более 680 тыс. лошадей со сроками лечения до 30 суток, выздоравливало более 94% лошадей. [8]

Лечение в этих лазаретах проводилось в специализированных отделениях: хирургическом, терапевтическом и инфекционном. В начале войны господство в воздухе авиации противника приводило к высоким потерям в конском составе, тем более что войска еще не научились надежно защищать животных от бомбовых ударов и артиллерийского огня противника. В операциях второго и третьего периодов войны, когда конский состав нес повышенную нагрузку (форсирование крупных рек, бои в горах, в весеннюю и осеннюю распутицу), оправдала себя практика организации ветеринарных контрольно-пропускных постов (ВКПП). В их задачу входила проверка на путях движения состояния упитанности и ковки лошадей, исправности упряжки и амуниции, правильности ее подгонки, закрепления лошадей за повозочными. Эти посты задерживали больных и истощенных лошадей и после оказания им первой ветеринарной помощи направляли в ветеринарные лазареты. Они помогли предотвратить гибель многих тысяч лошадей, особенно истощенных, позволили ветеринарной службе своевременно контролировать и принимать меры по устранению нарушений правил сбережения животных.

За проявленное мужество и самоотверженную работу по ветеринарному обеспечению войск в Великой Отечественной войне награждено орденами и медалями 7.211 служащих ветеринарной службы. [8]

Лепёхин Кирилл

Неизвестная война. Собачья служба.

«Сколько сказано слов.

Может чья-нибудь муза устала

Говорить о войне

И тревожить солдатские сны.

Только кажется мне,

До обиды написано мало

О собаках-бойцах,

Защищавших нас в годы войны…» [11]

Они шли с человеком, бок о бок, а в трудные времена выходили вперед. Они делили с человеком окоп и паёк. Они трудились и гибли вместо человека. Это собаки, собаки на войне.

Существует красивая легенда о Джульбарсе. На историческом Параде Победы 24 июля 1945 года были представлены все фронты Великой Отечественной войны, все роды войск. Вслед за сводными полками фронтов, полком Военно-морского флота и колоннами боевой техники по Красной площади шли ...собаки со своими проводниками. На том историческом параде за «коробкой» солдат с собаками шел главный кинолог страны подполковник Мазовер. Ему было разрешено не чеканить шаг и не отдавать честь главнокомандующему, поскольку он нес на руках бойца 14-й штурмовой инженерно-саперной бригады — собаку по кличке Джульбарс.

Четвероногий боец принимал участие в боях и разминировании местности на территории Румынии, Чехословакии, Венгрии и Австрии. Там Джульбарс обнаружил 468 мин и 150 снарядов, за что был представлен к боевой награде — медали «За боевые заслуги». Ко дню исторического парада Джульбарс еще не оправился после полученного ранения. [37]

Собаки принимали активное участие в Великой отечественной войне. Всего же по военным дорогам от Москвы до Берлина проползло, прошагало, пробежало 68 тысяч Шариков, Бобиков и Мухтаров: породистых и не очень, больших и маленьких, гладких и лохматых. Все они внесли неоценимый вклад в великое дело.

Становление и развитие служебного собаководства в советское время связано, прежде всего, с именем ученого-кинолога Всеволода Языкова, автора многих книг по теории дрессировки и работе собак в ратной сфере. Его научные методы легли в основу теории и практики служебного собаководства в армии, в пограничных и внутренних войсках.

23 августа 1924 года в Москве при Высшей стрелково-тактической школе «Выстрел» был организован Центральный учебно-опытный питомник-школа военных и спортивных собак. Питомник получил название «Красная звезда». Уже к началу 1941 года эта школа готовила собак по 11 видам служб. Немцы с завистью констатировали, что «нигде военные собаки не применялись столь эффективно, как в России».

Люди в давних времён использовали собак для поиска пропавших людей, спасения раненых. Ездовые и санитарные собаки — около 15 тысяч упряжек, зимой на нартах, летом на специальных тележках под огнем и взрывами вывезли с поля боя около 700 тысяч тяжелораненых, подвезли к боевым частям 3500 тонн боеприпасов. Из воспоминаний участника Великой Отечественной войны Сергея Соловьева: «Из-за плотного огня мы, санитары, не могли пробраться к тяжело раненным однополчанам. Раненым нужна была срочная медицинская помощь, многие из них истекали кровью. Между жизнью и смертью оставались считанные минуты… На помощь приходили собаки. Они по-пластунски подползали к раненому и подставляли ему бок с медицинской сумкой. Терпеливо ждали, когда он перевяжет рану. Только потом отправлялись к другому. Они безошибочно могли отличить живого человека от погибшего, ведь многие раненые находились в бессознательном состоянии.

Такому бойцу четвероногий санитар лизал лицо до тех пор, пока он не придет в сознание. В Заполярье зимы суровые, не раз от лютых морозов раненых спасали собаки – они грели их своим дыханием.[37]

В нашем городе, Санкт-Петербурге, есть Военно-медицинский музей, который мы посетили. Военно-медицинский музей - уникальное хранилище исторических и научных традиций российской медицинской науки, в том числе военно-полевой медицинской службы. Экспозиция «Животные в армии» рассказывает о незаменимых помощниках врачей и санитаров - собаках, спасших тысячи раненых. Это, пожалуй, самая героическая и самая полезная работа собак. Но собаки не только спасали бойцов, вместе с солдатами они воевали, жертвуя своими жизнями для достижения победы.



Собаки-миноискатели

Таких обученных собак-миноискателей было около 6 тысяч, они обнаружили, а вожатые саперы обезвредили 4 млн. мин, фугасов и других взрывчатых веществ.

Рассказывают, что был такой знаменитый ленинградский колли Дик. В личном деле записано: «Призван на службу из Ленинграда и обучен минно-розыскному делу. За годы войны обнаружил более 12 тысяч мин, принимал участие в разминировании Сталинграда, Лисичанска, Праги и других городов». Главный подвиг Дик совершил в Павловске. Это было так. За час до взрыва Дик обнаружил в фундаменте дворца фугас в две с половиной тонны и часовым механизмом. После Великой Победы легендарный пес, несмотря на множественные ранения, был неоднократным победителем выставок собак. Пес-ветеран дожил до глубокой старости и был похоронен с воинскими почестями, как и подобает герою. Собаки принимали участие в разминировании городов Белгород, Киев, Одесса, Новгород, Витебск, Полоцк, Варшава, Прага, Вена, Будапешт, Берлин. Общая протяженность военных дорог проверенных собаками составила 15153 км. [37]

У собак на войне было много профессий. Это собака-связист, она протягивала телефонный кабель там, где не могли пройти связисты.


  1   2   3


База данных защищена авторским правом ©ekonoom.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница