Конкурентоспособность и модернизация предприятий: соотношение и выводы для государственной политик




Скачать 309.25 Kb.
Дата07.05.2016
Размер309.25 Kb.

Пеникас Г., Веселов Д.

Конкурентоспособность и модернизация предприятий: соотношение и выводы для государственной политики. 1

Такое абстрактное понятие «конкурентоспособность»


Существует несколько проблем, связанных с оценкой и измерением конкурентоспособности. Главная состоит в том, что конкурентоспособность является интегральной оценкой результативности предприятия или отрасли. Данная оценка подобна функции полезности в экономической теории, которая приводит каждому набору благ в соответствие определенное значение, оставаясь в действительности ненаблюдаемой функцией.

Ряд работ (например, Ahrend [1], Angelucci et al. [2], Симачев [3]), посвященные конкурентоспособности, ставят цель декомпозиции интегрального показателя. Варианты такой декомпозиции чрезвычайно разнообразны. Можно задавать вопрос, в какой степени преимущество над конкурентами связано с издержками (ценовая конкурентоспособность), а в какой – с качеством производимой продукции в широком смысле слова (неценовая конкурентоспособность). Либо в какой степени конкурентоспособность предприятия или отрасли есть следствие изначальной наделенности естественными преимуществами, а в какой она является результатом усилий по повышению конкурентоспособности. Разновидностью последнего вопроса является попытка выделить в общем уровне конкурентоспособности вклад, принадлежащий общему уровню экономической среды (того, что часто называют инвестиционным климатом или фактором конъюнктуры). Использование альтернативных показателей конкурентоспособности должно способствовать решению этих исследовательских задач.

Однако еще и до выделения индикаторов отдельных компонентов конкурентоспособности, существует проблема выбора интегрального показателя. На первый взгляд, естественным интегральным показателем конкурентоспособности может служить прибыль. Этот выбор был бы безоговорочно хорош, если бы не два обстоятельства. Во-первых, на прибыль оказывает влияние рыночная власть. Связь между рыночной властью и конкурентоспособностью нетривиальна: если рыночная власть получена благодаря преимуществу продукта, она отражает конкурентоспособность. Однако связи между рыночной властью и конкурентоспособностью нет, если первая вызвана искусственными или естественными ограничениями входа на рынок. Во-вторых, для эмпирических работ важно то, что прибыль может искажаться, являясь предметом налогообложения. Организации будут стремиться минимизировать выплаты по налогу на прибыль при ужесточении налогового бремени, соответственно, снижая бухгалтерскую прибыль и одновременно продолжая успешно реализовывать свою продукцию. Поэтому в части статистического анализа предпочтение отдается показателю валовой добавленной стоимости (ВДС), который является нейтральным к инструментам фискальной политики государства и, как следствие, позволяет более объективно отражать уровень конкурентоспособности.

Отдельной проблемой, как для исследователя, так и для государственной политики является соотношение между понятиями «конкурентоспособность» и «модернизация». Основой конкурентоспособности является как качество тех ресурсов, которыми первоначально наделены агенты, так и повышение эффективности их использования. В долгосрочном периоде модернизация как повышение эффективности использования ресурсов должно быть главным фактором роста конкурентоспособности. Однако в краткосрочном периоде конкурентоспособность может быть связана и с качеством тех ресурсов, которыми наделены агенты (предприятия, отрасли и др.). В этом состоит одна из главных проблем государственной политики повышения конкурентоспособности: чем больше вклад в конкурентоспособность качества ресурсов, тем в меньшей степени конкурентоспособность зависит от стратегий участников рынка.

В работе вначале рассматриваются «объективные» показатели конкурентоспособности (уровень производительности труда; изменение эффективности и качества используемых ресурсов) и «субъективные» (оценка эффективности производства руководством предприятий). Далее будет рассмотрено, как самооценка в терминах конкурентоспособности связана с её «объективным» уровнем, оцененным на основе статистических данных. Затем будет проанализировано, как меры по модернизации влияют на «объективную» и «субъективную» оценку конкурентоспособности. В итоге будет сделан вывод о том, каким образом меры государственной промышленной политики могут способствовать повышению реальной («объективной») конкурентоспособности предприятий по средствам стимулирования модернизации на уровне отдельных предприятий.

Характеристика данных


Основным источником эмпирических данных являются результаты выборочного обследования предприятий в рамках проекта «Конкурентоспособность и инвестиционный климат России» (Всемирный банк и ГУ-ВШЭ, 2005-2006). Сбор данных, их обработка и формирование общей базы было осуществлено не авторами, а сторонней организаций, специально привлеченной для этой цели..

Для отбора предприятий был выбран метод случайной стратифицированной выборки. В качестве первого классифицирующего признака был выбран код отрасли по ОКВЭД. Далее вводился второй критерий – размер предприятия. Были отобраны предприятия с численностью сотрудников более 100 и менее 10 000. Таким образом, из примерно 28 тысяч предприятий генеральной совокупности было отобрано 1002 единицы наблюдения.



Таблица 1. Итоговое распределение опрошенных предприятий по коду ОКВЭД.

Вид деятельности

Число наблюдений

Доля в выборке (%)

Генеральная совокупность

Доля в генеральной совокупности (%)

Производство пищевых продуктов

248

24.75

1886

28

Текстильное и швейное производство

92

9.18

665

9.87

Обработка древесины и производство изделий из дерева

84

8.38

346

5.14

Химическое производство

88

8.78

390

5.79

Металлургическое производство и производство изделий из металла

103

10.28

766

11.37

Производство машин и оборудования

155

15.47

1096

16.27

Производство электрооборудования, электронного и оптического оборудования

142

14.17

1031

15.31

Производство транспортных средств и оборудования

90

8.98

556

8.25

Всего

1002

100

6776

100

Итоговая база данных помимо непосредственных ответов, полученных из анкет опроса предприятий, включала ряд финансовых показателей из общероссийской базы данных СПАРК в ретроспективе с 1999 по 2004 гг.

Метод анализа


Основными подходами стали методы описательных статистик, корреляционного и регрессионного анализа. Работа была проведена как с непосредственными данными опросов, так и с преобразованными данными (например, такими как индекс совокупной факторной производительности)..

Метод анализа должен в принципе излагаться подробнее. Какие показатели использовались из СПАРК, что они должны демонстрировать, ответы на какие вопросы анкеты использовались и т.д. Именно здесь должны быть перечислены используемые показатели (в т.ч. удельные расходы на труд) и описано, как они интерпретировались. Например, следовало бы описать преимущества, связанные с использованием показателя добавленной стоимости (а не выручки) для измерения производительности.


Оценка эффективности использования ресурсов: индекс Торнквиста


Первым этапом исследования стала оценка изменения эффективности производства по сравнению с объемом затраченных ресурсов (труда и капитала), что позволило наблюдать, какой из факторов – меры по модернизации или эффект используемых ресурсов – доминировал при развитии предприятий на выбранном промежутке времени. Для соответствующего анализа было решено оценить совокупную факторную производительность (СФП). Но учитывая проблему эмпирических данных, которые слабо удовлетворяют производственной функции вида Кобба-Дугласа, в качестве меры СФП был взят индекс Торнквиста.

Индекс Торнквиста2 является способом оценки СФП, когда в качестве веса для каждого из факторов производства применяются расходы на него.



,

Где ,



Предприятия разбиты на четыре группы. Было бы нелишним прокомментировать, какой смысл вкладывался в выделение четырех групп.



  • Группа 1. Эффективные и растущие предприятия (>0, ΔF>0)

  • Группа 2. Реструктуризирующиеся путем снижения выпуска с повышением эффективности(>0, ΔF<0)

  • Группа 3. Растущие со снижением эффективности. (<0, ΔF>0)

  • Группа 4. Сжимающиеся со снижением эффективности. (<0, ΔF<0)


Рис.1. Нужны подписи рисунков и ссылки на них в тексте

Данный график позволяет сделать определенный вывод о доле предприятий, которые повышали эффективность использования ресурсов, и потенциально – конкурентоспособность. .

Для сопоставления результатов измерения динамики эффективности использования ресурсов и субъективной оценки изменения конкурентоспособности был проведен срез по отраслям на периоде 2002 – 2004 гг. Ярко выделяются нефтехимическая отрасль (в которой существенно преобладает доля эффективных и реструктуризирующихся предприятий) и металлургия (где велика доля предприятий, сокращающих выпуск и повышающих эффективность). Возможно, полученный результат для металлургической отрасли является следствием ограничения выборочной совокупности предприятиями с численностью занятых от 100 до 10 000, что не позволило наблюдать динамику развития металлургических «гигантов».

Из сопоставления графиков также прослеживается тенденция сохранения неэффективных предприятий, что косвенно указывает на то, что механизм конкуренции недостаточно работает в экономике России. Учитывая также, что 56% опрошенных предприятий считают свою позицию на рынке лидирующей на протяжении 2002-04 гг., то можно предположить, что отдельные предприятия обладают монопольной властью (особенно, в рамках региона своей деятельности).

Субъективная оценка конкурентоспособности


В ходе опроса руководителям предприятий предлагалось ответить на вопрос «Как изменилась конкурентоспособность Вашего предприятия по отношению к ведущим отечественным компаниям за 2002-04 гг.?». Распределение предприятий по вариантам ответов приводится ниже.

Как видно из графика (при сопоставлении с распределением предприятий по индексу Торнквиста, который может быть интерпретирован как показатель конкурентоспособности) следует явно завышенная самооценка уровня конкурентоспособности. Подробнее о том, что сопоставлялось. Возможно, это также следствие наличия монопольной власти, которая позволяет руководству предприятий считать себя лидерами отрасли, даже если объективно результативность использования ресурсов не повышается. Наконец, полученный результат может интерпретироваться как доказательство того, что конкурентоспособность российских предприятий зависит не от усилий по повышению эффективности использования ресурсов, а исключительно от внешних обстоятельств.


Взаимосвязь субъективной оценки конкурентоспособности и показателей производственной деятельности


Данные о субъективной оценке конкурентоспособности были получены из анализа ответов руководителей предприятий на вопрос «Как Вы оцениваете изменение конкурентоспособности Вашего предприятия по отношению к ведущим отечественным компаниям?», который предполагал следующие варианты ответов:

  1. Сохраняли лидирующие позиции;

  2. Отставали, но отставание сокращалось;

  3. Отставание не изменялось;

Отставание увеличивалось;

Исходные гипотезы предполагали, что мнение руководителей зависит от размера предприятия, его производительности (в терминах изменения выручки на занятого), эффективности его работы (на примере удельных затрат на труд и индекса Торнквиста). Распределение предприятий, руководители которых выбрали соответствующие ответы об изменении конкурентоспособности, в разрезе разных индикаторов приводятся ниже.



Таблица 2. Самооценка конкурентоспособности и размер предприятия.

1.Сохраняли лидирующие позиции

2.Отставали, но отставание сокращалось





3.Отставание не изменялось

4.Отставали, и отставание увеличивалось





Приводимые графики отражают отсутствие явно выраженной взаимосвязи между размером предприятия и мнением менеджеров о характере изменения конкурентоспособности. Поэтому в дальнейшем при проведении регрессионного анализа гипотеза будет уточнена, и в качестве определяющий переменной будет взято не абсолютный размер предприятия по численности, а относительный – по сравнению со среднеотраслевым значением.

Таблица 3. Самооценка конкурентоспособности и изменение выпуска (в реальном выражении? На одного занятого?)

Наблюдался рост выручки

Отсутствовал рост выручки






Таблица 4. Самооценка конкурентоспособности и изменение выручки.

1.Сохраняли лидирующие позиции

2.Отставали, но отставание сокращалось





3.Отставание не изменялось

4.Отставали, и отставание увеличивалось





Прослеживается, что предприятия, сокращавшие отставание от лидеров, в среднем увеличивали свою выручку. Одновременно, у тех агентов, которые увеличивали отставание, наблюдалось сокращение выручки. Таким образом, складывается впечатление, что именно рост выручки, в отличие от повышения эффективности использования ресурсов, рассматривается самими предпринимателями в качестве индикатора, однако и с определенными оговорками

Таблица 5. Самооценка конкурентоспособности и эффективность использования ресурсов.

1.Сохраняли лидирующие позиции

2.Отставали, но отставание сокращалось





3.Отставание не изменялось

4.Отставали, и отставание увеличивалось





В отличие от ситуации с выручкой, эффективность использования ресурсов оказалась практически не связана с самооценкой уровня конкурентоспособности. ИНТЕРПРЕТИРОВАТЬ?

Таблица 6. Самооценка конкурентоспособности и удельные затраты на труд

1.Сохраняли лидирующие позиции

2.Отставали, но отставание сокращалось





3.Отставание не изменялось

4.Отставали, и отставание увеличивалось





Анализ удельных затрат на труд позволяет предположить лишь, что для предприятий, увеличивавших отставание от лидеров отрасли, в среднем были характерны более высокие затраты на труд.

Таким образом, рассмотрев взаимосвязь различных производственных показателей с субъективным пониманием уровня конкурентоспособности, становится очевидным отсутствие явной взаимосвязи. Поэтому становится интересным попытаться узнать, что же может влиять на мнения менеджеров о степени конкурентоспособности. В качестве основного фактора будут рассмотрены меры по модернизации..


Эффективность мер по модернизации


Для анализа эффективности модернизации были рассмотрены меры по улучшению корпоративного управления. Для этой цели были рассмотрены ответы о том, какие действия были предприняты руководством в течение последних трех лет для улучшения производительности. Предлагалось выбрать любое количество ответов из 13 вариантов. Однако, как обычно, меры по модернизации обнаруживают существенную положительную корреляцию между собой. Это дает возможность Ниже приведен результат факторного анализа мер по модернизации качества корпоративного управления по методу главных компонент, который позволил сгруппировать их следующим образом.

Явно оформились три группы мер, которые имеют сходство на содержательном уровне, что отражено в названии этих групп:



  1. повышение мотивации (46.1 – 46.5, 46.9) – переменная motivation;

  2. операционные улучшения (46.7 – 46.8) – переменная operation;

  3. структурная реорганизация (46.10 - 46.13) – переменная structure;

Для проведения дальнейшего регрессионного анализа были введены фиктивные переменные, отражающие отраслевую принадлежность, а также размерные переменные, учитывающие численность предприятия относительно среднеотраслевой. Далее приводятся результаты оценки исходных регрессий до удаления незначимых переменных.
Таблица 7. Введение фиктивных переменных на отрасль.3

ОКОНХ

наименование

D1

D2

D3

D4

D5

D5

12

металлургия

1

0

0

0

0

0

13

нефтехимия

0

1

0

0

0

0

14

машиностроение

0

0

1

0

0

0

15

Лесная

0

0

0

1

0

0

17

Легкая

0

0

0

0

1

0

18

Пищевая

0

0

0

0

0

1


Таблица 8. Среднеотраслевые показатели занятости.

ОКОНХ

наименование отрасли

среднегод. числен.

(тыс. чел)*

число предпр.**

средн. занятость (чел)

12

металлургия

1191

1299

917

13

нефтехимия

811

628

1291

14

машиностроение

4262

2412

1767

15

лесная

939

780

1204

17

легкая

596

1733

344

18

пищевая

1412

5129

275




ИТОГО

9211

11981

769

Примечание:










* Росстат. Сборник Промышленность России. 2005




** Данные о генеральной совокупности (из методики проведения опроса)





Регрессия 1. Объясняемая переменная – самооценка изменения конкурентоспособности. Порядковая логит-модель.
Значимость модели

Model

-2 Log Likelihood

Chi-Square

Df

Sig.

Intercept Only

1977,781







Final

1916,786

60,995

8

,000

Link function: Logit.


Goodness-of-Fit



Chi-Square

df

Sig.

Pearson

2439,445

2386

,218

Deviance

1915,399

2386

1,000

Link function: Logit.

Pseudo R-Square

Cox and Snell

,073

Nagelkerke

,080

McFadden

,031

Link function: Logit.

Оценка параметров







Estimate

Std. Error

Wald

df

Sig.

95% Confidence Interval

Threshold

[v47_1 = 1]

1,611

,545

8,747

1

,003

,543

2,678



[v47_1 = 2]

2,926

,552

28,097

1

,000

1,844

4,007



[v47_1 = 3]

4,480

,568

62,316

1

,000

3,368

5,593

Location

motivation

-,237

,070

11,495

1

,001

-,375

-,100



operation

-,176

,067

6,897

1

,009

-,306

-,045



structure

,037

,068

,289

1

,591

-,097

,171



N_relat_04

-,168

,069

5,852

1

,016

-,304

-,032



[D1_metal=0]

,672

,259

6,746

1

,009

,165

1,180



[D1_metal=1]

0(a)

.

.

0

.

.

.



[D2_oil=0]

0(a)

.

.

0

.

.

.



[D3_machine=0]

1,045

,174

35,915

1

,000

,703

1,386



[D3_machine=1]

0(a)

.

.

0

.

.

.



[D4_forest=0]

,404

,259

2,438

1

,118

-,103

,912



[D4_forest=1]

0(a)

.

.

0

.

.

.



[D5_light=0]

,506

,240

4,432

1

,035

,035

,976



[D5_light=1]

0(a)

.

.

0

.

.

.

Link function: Logit.

a This parameter is set to zero because it is redundant.



N_relat_04 – Размер предприятия по численности занятых относительно среднеотраслевого уровня в 2004 г.
Оценка модели показала значимость переменных мотивации, операционных улучшений, относительного размера предприятий, отраслевых dummy (в том числе для металлургических, машиностроительных и предприятий легкой промышленности). Причем важно прокомментировать содержание полученных отрицательных коэффициентов. С учетом того, что ответ (1) соответствовал лидирующим позициям, а (4) – отставающим, следует, что чем больше проведено мер, направленных на повышение мотивации и операционные улучшения, а также чем крупнее предприятие в отрасли – тем выше субъективно оцененный уровень конкурентоспособности. Причем последнее позволяет предположить, что руководители скорее всего считают эффект масштаба имеющим место, т.е. предполагают, что если предприятие относительно отрасли крупное, то оно уже более конкурентоспособно.

Регрессия 2. объясняемая переменная – ВДС на занятого (тыс.руб. / чел.). Метод – МНК.

Model

R

R Square

Adjusted R Square

Std. Error of the Estimate




1

,173(a)

,030

,021

303,89050




Model



Unstandardized Coefficients

Standardized Coefficients

t

Sig.





B

Std. Error

Beta

B

Std. Error

1

(Constant)

170,945

16,138



10,592

,000



D1_металлургия

80,197

37,245

,077

2,153

,032



D4_лесная

34,482

37,407

,033

,922

,357



D5_легкая

-76,169

37,684

-,074

-2,021

,044



D6_пищевая

47,779

27,199

,069

1,757

,079



относит. Занятость

6,798

10,443

,024

,651

,515



повышение мотивации

24,164

10,817

,078

2,234

,026



операционные улучшение

6,679

10,424

,022

,641

,522



Структурная реорганизация

12,291

10,492

,040

1,172

,242

Во-первых, прослеживается очевидная взаимосвязь между мерами по повышению мотивации и уровнем производительности. Во-вторых, немаловажным является межотраслевое различие, которое проявилось в значимости фиктивных переменных на отрасли металлургии и легкой промышленности. Таким образом, учитывая знаки коэффициентов регрессии, получаем, что металлургическое предприятие в среднем создает большую добавленную стоимость на занятого, чем предприятие легкой промышленности. Для остальных отраслей отсутствуют такие яркие зависимости.
Как видно из приводимых результатов оценки регрессий на уровень «субъективной» и «объективной» конкурентоспособности, меры по повышению мотивацию имеют как реальный эффект на рост производительности труда, так и способствуют повышению уровню конкурентоспособности в самосознании менеджеров. С другой стороны, осуществление операционных улучшений значимо не влияет на реальную производительность, хотя повышает конкурентоспособность с точки зрения самооценки менеджеров. Возможно, существует следующее объяснение – повышение мотивации дает краткосрочный эффект, который возможно наблюдать на статистических данных в данном отчетном периоде, а реорганизация и структурные изменения приносят долгосрочную отдачу, но по прошествии определенного времени, что становится невозможным зафиксировать в рамках статистического года. Однако существует и альтернативная интерпретация, которая состоит в том, что некоторые модернизационные меры действительно не влияют на конкурентоспособность, поскольку последняя зависит преимущественно от внешних факторов. Тем не менее в сознании руководителей выполнение определенных мер связывается с ростом конкурентных преимуществ.

ВЫВОДЫ


Конкурентоспособность отечественных предприятий обрабатывающей промышленности из отраслей, включенных в обследование, слабо основана на усилиях руководителей по повышению эффективности использования ресурсов., Эффективность производства существенно снизилась после окончания постдевальвационного цикла (причинно-следственная связь в предыдущем предложении выглядела ложной). Одновременно, конкурентоспособность сильно зависит как от внешней конъюнктуры (что ярко проявилось для металлургической и нефтехимической отраслей), так и от степени монопольной власти предприятия.

«Субъективная» и «объективная» конкурентоспособность слабо взаимосвязаны, что следует из отсутствия четкой взаимосвязи между самооценкой конкурентоспособности руководством и рядом производственных показателей, которые можно трактовать как отражающие конкурентоспособность.

Меры по модернизации, особенно направленные на повышение мотивации сотрудников, способствуют росту реальной конкурентоспособности, равно как и «субъективной». Однако анализ показывает разную степень влияния различных мер по модернизации на самооценку конкурентоспособности и показатели динамики эффективности использования ресурсов предприятий.
Таким образом, имея целью государственной промышленной политики повышение конкурентоспособности предприятий, неэффективно стимулировать предприятия проводить меры по модернизации. Тем более, подобные действия будут производить искажающий эффект, поскольку центральный планировщик не сможет принять решение о том, какие меры необходимо единственно проводить всех так, чтобы это было оптимальным. Например, в 70-х годах во Франции было директивно введено, что предприятия должны тратить на переподготовку сотрудников 1,5% от фонда оплаты труда (ФОТ). В Англии такой закон принят не был. В итоге, английские предприятия сами, осознав пользу от переподготовки через десятилетие стали, тратить на неё 7% от ФОТ, просто потому что это стало для них оптимумом. Поэтому неэффективно обязывать все предприятия проводить какие-либо конкретные действия по модернизации. Намного более позитивного результата можно достичь, если поставить все предприятия в такие условия, что они сами (подобно английским из примера выше) поймут необходимость проведения таких мер. Данными условиями является стимулирование конкуренции. На этом этапе можно выделить три принципиальных шага, которые должна включать государственная промышленная политика: развитие инфраструктуры, привлечение новых игроков, предотвращение нечестной конкуренции.

Во-первых, развитие инфраструктуры – а именно сети авто- и ж/д дорог, улучшение их качества и повышение пропускной способности – приведет к формированию единого рынка по средствам открытия доступа к локальным рынкам и снижения транспортных издержек. Это позволит ликвидировать локальные монополии, заставляя предприятия направлять финансовые потоки не на поддержание и сохранение своей монопольной позиции, а на повышение эффективности производства. В результате будет запущен механизм естественного отбора, который начнет выводить с рынков неэффективных производителей.

Во-вторых, привлечение новых игроков предполагает открытие доступа на внутренние рынки иностранным производителям. Стабильность (предсказуемость) экономической политики сделает отечественные рынки привлекательными для зарубежных игроков, развитие инфраструктуры сделает их доступными, снижение импортных пошлин сделает это выгодным как для внешних агентов, так и для Правительство (для оценки эффекта изменения суммарных сборов от ввозимых товаров необходимо учесть, что снижение ставки пошлины будет компенсировано возросшим объемом импорта). Необходимо учесть, что привлечение игроков может иметь две формы – как непосредственный импорт иностранных товаров, так и открытие иностранных производств на территории России. Итогом также станет стимулирование наиболее перспективных отечественных предприятий к активному повышению эффективности производства и к удалению с рынка неэффективных.

В-третьих, после развития инфраструктуры и привлечения новых игроков, необходимым становится отслеживание того, что «играют» по одним правилам. Соответственно, в зоне ответственности Федеральной Антимонопольной Службы будет недопущение роста степени монополизации рынков выше естественной (когда процессы слияний и поглощений в среднем уравновешиваются регулярным притоков новых игроков через создание или отделение от прежних), не допущение нечестной конкуренции в сфере рекламы и т.п.



Таким образом, государственная промышленная политика должна быть направлена на формирование общих и равных условий хозяйствования, в которых предприятиях вынуждены повышать эффективность производства. Только тогда возможно уменьшить роль ресурсной составляющей в уровне конкурентоспособности и перевести экономический рост страны на качественно новый уровень.

Библиография


  1. Ahrend R. Russian Industrial Restructuring: Trends in Productivity? Competitiveness and Comparative Advantage. Economics Department Working Papers NO. 408. OECD. France. Paris. 22-Oct-2004.

  2. Angelucci M., Bevan A., Estrin S., Fennema J., Kuznetsov B., Mangiarotti G., Schaffer M. The Determinants of Privatized Enterprise Performance in Russia. 2001. William Davidson WP No. 452

  3. А как бы вставить еще ссылку на мою статью, ведь я тоже использовала индекс Торнквиста для анализа эффективности использования ресурсов?

  4. Симачев Ю.В. Направления и факторы реформирования промышленных предприятий // Экономический журнал ВШЭ. № 3. 2001. стр. 328 – 348.

  5. Структурные изменения в российской промышленности / под ред. Е.Г.Ясина – ГУ-ВШЭ, 2004.




1 Работа подготовлена на основе материалов проекта «Учитель-ученики» Государственного университета – Высшей школы экономики 2006-2007 гг. на тему «Модернизация в российской промышленности: стратегии, динамика, факторы успеха» (грант 06-04-0049). Авторы благодарят за замечания, высказанные в ходе подготовки работы: Авдашеву С.Б., Голикову В.В., Гончар К..Р., Долгопятову Т.Г., Капралову Н.Л., Кузнецова Б.В., Симачева Ю.В., Яковлева А.А., Ясина Е.Г.; а также за вопросы и комментарии во время обсуждения доклада на конференции: Крутикова Д.В., Кузнецова П.В., Рощину С.Ю., Шаститко А.Е.

2 Источник: [4], глава 3, стр. 98.

3 Фиктивная переменная D6 вводилась для случая рассмотрения моделей без пересечения (константы). Естественно, в случаи наличия константы данная dummy избыточна.



База данных защищена авторским правом ©ekonoom.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница