Концепция устойчивого развития «зеленой» экономики: трудности и возможности ее реализации в россии




Скачать 202.67 Kb.
Дата07.05.2016
Размер202.67 Kb.


Сдасюк Г.В.

д.геогр.н., профессор, в.н.с. Института географии РАН


КОНЦЕПЦИЯ УСТОЙЧИВОГО РАЗВИТИЯ «ЗЕЛЕНОЙ» ЭКОНОМИКИ: ТРУДНОСТИ И ВОЗМОЖНОСТИ ЕЕ РЕАЛИЗАЦИИ В РОССИИ
Концепция устойчивого развития «зеленой экономики» (КУРЗЭ) – ведущая тема третьей мировой конференции ООН по устойчивому развитию, Рио-де-Жанейро, 2012 (Рио+20). Доклад ЮНЕП «Зеленая экономика на путях перехода к устойчивому развитию и искоренению бедности», 2011, подготовленный к Рио+20,. содержит основные положения КУРЗЭ. Это – продолжение в новых условиях концепции устойчивого развития, принятой на конференции ООН в Рио-де-Жанейро, 1992 г. Инновационные подходы и принципы концепции зеленой экономики направлены на решение проблем многосторонних кризисов современности.

Провозглашенный в России курс на модернизацию требует научного обоснования программ, планирования развития, что должно учитывать инновационную модель устойчивого развития зеленой экономики (ЗЭ), которая предлагается мировому сообществу.



Концепция зеленой экономики – ответ на вызовы многосторонних кризисов

Итоги двадцатилетия со времени принятия мировым сообществом в 1992 г концепции устойчивого развития (КУР) как стратегии, необходимой в 21-м столетии, оказались негативными. Хотя отдельные страны достигли значительных успехов в переходе к устойчивому развитию, тенденции развития, противоположные КУР, господствуют, кризисная ситуация обостряется. В докладе ЮНЕП констатируется: «Несколько одновременно протекающих кризисов возникли или ускорились в течение последнего десятилетия: кризисы изменения климата, биоразнообразия, топлива, продовольствия, воды, а также в последнее время – финансовой системы и экономики в целом». За финансово-экономическим кризисом 2008-2009 гг. последовала текущая рецессия, выход из которой займет, вероятно, десятилетие.

Модель зеленой экономики предлагается мировому сообществу как выход из многостороннего глобального кризиса. Согласуясь с принципами и основными положениями КУР, концепция ЗЭ отличается конкретизацией - фокусированием внимания на проблемах структурной трансформации экономики как ведущего фактора перехода к устойчивому развитию, искоренению бедности, увеличению социальной справедливости.

Анализ причин усугубления глобальной ситуации приводит к выводу, что главным фактором кризисных процессов является нерациональное распределение капитала (Capital Misallocation). «Хотя причины этих кризисов различны, они имеют фундаментальное сходство: громадную нерациональность распределения капитала. В течение двух последних десятилетий большие средства вкладывались в недвижимость, добычу ископаемых видов топлива и структурированные финансовые активы с производимыми доходами, но сравнительно мало – в развитие возобновляемой энергетики, повышение энергоэффективности, общественный транспорт, устойчивое сельское хозяйство, охрану экосистем и биоразнообразия, земли и воды».

В России, более двадцатилетия идущей по пути либерального реформирования, резко выражена нерациональность распределения капиталовложений. В стране большие средства вкладываются в недвижимость (включая зарубежную), расширяется финансовый сектор (получивший наибольшую государственную поддержку в период кризиса) и торговля, упадок обрабатывающих производств сочетается с увеличением добычи углеродного топлива, зависимостью экономического роста от минерально-сырьевого экспорта.

В мире распространяются «разочарование в преобладающей экономической парадигме, беспокойство, связанное со многими одновременно протекающими кризисами и недостатками рынка, которые проявились в первое десятилетие нового тысячелетия». Исходная позиция Рио+20 - необходимость «фундаментального переосмысления существующих подходов к развитию»1. В качестве новой модели развития выдвигается концепция «Зеленой экономики»2 - переход от углеродной, «коричневой» энергетики, истощительного природопользования к «зеленой» экономике устойчивого развития, рационального природопользования. Официально декларируемая в России политика модернизации и инноваций должна рассматриваться в контексте КУРЗЭ.



Основные направления перехода к ЗЭ:

1. снижение ресурсоемкости производств;

2. «озеленение» ключевых секторов экономики - рационализации природопользования;


  1. повышение энергоэффективности и увеличение использования возобновляемых источников энергии;

  2. распространение малоотходных и безотходных технологий;

  3. переработка отходов.

ЗЭ рассматривается как основа социально-экологического прогресса, «которая повышает благосостояние людей и обеспечивает социальную справедливость, и при этом существенно снижает риски для окружающей среды и экологическое обеднение».

В Докладе ЮНЕП опровергаются широко распространенные «мифы» о том, что (1) эффективность экономики и устойчивое природопользования взаимно противоположны и одно достигается за счет другого; (2) «зеленая» экономика отвечает интересам только развитых стран.



Целостность восприятия мега-системы «общество-природа-экономика» и интегральные индексы ее измерения

Мировоззренческая сущность концепции устойчивого развития – восприятие целостности мега-системы «общество–природа–экономика». Ее устойчивость определяется гармонизацией систем на следующих принципах взаимодействия:



экономики и природы – жизнеспособность;

общества и природы – приемлемость;

экономики и общества - справедливость 1.

Устойчивость есть результат и центр многостороннего взаимодействия. Целостность мега-системы определяет содержание оценки результатов развития – богатства - как сочетания экономического, природного и человеческого капиталов. Для измерения реальных тенденций и результатов развития необходимо использовать адекватные - интегрированные индикаторы. Традиционные показатели ВВП и другие экономические данные односторонне отражают процесс развития. В докладе ЮНЕП подчеркивается, что ВВП и другие привычные экономические показатели - это искажающие линзы, не отражающие, насколько экономическая деятельность истощает природный капитал.

Об этом свидетельствует сопоставление объективных данных. За последнюю четверть столетия объем мировой экономики вырос вчетверо, что повысило уровень жизни сотен миллионов людей. Однако экономический успех был достигнут в основном за счет истощения природных экосистем в объемах, превышающих их возможности регенерации. Мировые экосистемы подверглись за этот период деградации на 60%. Некоторые экосистемы (например, морские биоресурсы) приблизились к порогу необратимых изменений 1.

Природные и социальные изменения, воздействующие на экономическое развитие, обычно рассматриваются как «внешние факторы» (external variables). В действительности они должны учитываться как составляющие целостного социо-эколого-экономического процесса развития.

Интегральные (агрегированные) индексы, сочетающие производственно-экономические, социально-демографические и природно-экологические показатели, разрабатываются уже длительное время. Хотя пока нет общепринятой системы агрегированных индексов, учреждения ООН, Всемирный банк, ВВФ, отдельные страны используют системы такого рода.

Статистический отдел Секретариата ООН разрабатывает Систему экологической и экономической отчетности - СЭЭО (System of Environmental and Economic Accounting – SEEA). Задача состоит в совершенствовании оценки в денежном эквиваленте изменений природного капитала, что должно отражаться в национальных счетах. Разрабатываются методы «Зеленого учета» и «Всестороннего учета богатства» (Inclusive Wealth Accounting). Всемирный банк использует такие показатели при оценке истинных сбережений или скорректированных чистых национальных накоплений.

По официальным данным, до кризиса ежегодный рост ВВП в России достигал 6-7% . Но по данным Всемирного банка, при экологической коррекции (учете истощения природного капитала, загрязнения окружающей среды) изменения в этот период оцениваются как негативные – минус 10-13%.

К сожалению, российские официальные документы не включают интегральные показатели, отражающие реальное состояние и тенденции развития страны и ее районов. В то же время важность их использования подтверждают отечественные исследования. Так, расчеты показали, что стоимость ущерба, причиняемого загрязнением окружающей среды здоровью населения, сопоставима с 4-6% ВВП. На Урале (в Свердловской и Челябинской областях), в Кемерово этот показатель поднимается до 8-10% ВВП2, что свидетельствует о крайнем социально-экологическом неблагополучии, связанном с загрязняющими, «коричневыми» производствами.



Слабость информационного обеспечения противоречит национальным интересам России. Для оздоровления народнохозяйственного организма страны необходим безошибочный диагноз, основанный на анализе адекватной информации.

В России главные составляющие национального капитала – социально-демографического, экономического, природного - находятся в чрезвычайной дисгармонии, что отражает антиустойчивый характер развития и требует изменений.



Природный капитал страны уникален по богатству и разнообразию топливно-энергетическими, водными, лесными и другими природными ресурсами. Однако минерально-сырьевая база наиболее развитых районов в значительной мере истощена. Предстоит освоение ресурсов в отдаленных, труднодоступных районах Восточной Сибири, Дальнего Востока, Арктики, что требует колоссальных капиталовложений. Возобновляемые природные ресурсы – лесные, почвенные, водные, биологические - во многих районах находятся в стадии деградации.

Экономический капитал России поныне не достигает уровня 1990-го года. В стране разрушены отрасли обрабатывающей промышленности, скрепляющие звенья народнохозяйственного комплекса.

Уровень 2008 г. по отношению к 1990 г. составлял: по промышленной продукции – 88,2%; сельскохозяйственной продукции – 68,0%; капиталовложениям – 62,7%1. По данным Ростехнадзора, российская техносфера находится в аварийном состоянии: уровень износа оборудования российских АЭС – 60-80% (в среднем на них происходит более 40 аварий в год), химических заводов 60-100%, нефтеперерабатывающих предприятий – 80%, предприятий угольной и горнодобывающей промышленности 80-95%. Недофинасирование народного хозяйства в течение последних 20 лет привело к старению основных фондов, что влечет неизбежные аварии и катастрофы.

Экономические достижения последнего времени обычно сравниваются с «докризисным» периодом 2007 года, тогда как для объективной оценки степени рациональности проводимой политики необходимо сопоставление нынешних результатов с уровнем развития начала 1990-х гг.

Российский человеческий капитал находится в опасном состоянии. Численность населения России неуклонно сокращается. С 2002 г. по 2010 г. она уменьшилась на 2,3 млн. и составила 142,9 млн. человек, опустившись с седьмого на восьмое место в мире. Усиливаются тенденции постарения и генетической деградации при нарастании эмиграции высококвалифицированных кадров. Нашу страну называют «исчезающей великой державой».

По оценкам МВД, в России усиливаются социальное расслоение и напряженность, расширяются маргинальные слои, распространяются алкоголизация населения и криминализация общества. Это связано со снижением авторитета государственной власти, высокой коррупцией, "декларативностью мер политических элит", их бесконтрольностью1.

Десять ключевых секторов зеленой экономики

Результаты макро-моделирования, проведенные по заказу ЮНЕП, приводят к выводу, что переход к ЗЭ требует ежегодных вложений в объеме 2% ВВП, при этом ожидается, что через 5-10 лет экономический рост ускорится по сравнению с обычным ходом развития. Потенциальные источники финансирования перехода к ЗЭ - отмена (сокращение) государственных субсидий на неустойчивое развитие в добычу ископаемого топлива, химизацию сельского хозяйства, рыбную ловлю, нерациональное использование водных и других природных ресурсов. Приводимые расчеты заслуживают внимания при разработке программы модернизации России, при оценке потенциала «озеленения» в контексте мировых тенденций развития.

Десять секторов, имеющих высокий зеленый потенциал, играют ключевую роль в многоотраслевом «озеленении» всей экономики: это энергоснабжение и энергоэффективность, сельское хозяйство, строительство, рыболовство (включая сокращение мирового флота), лесное хозяйство, туризм, транспорт, переработка отходов, управление водными ресурсами (включая очистку). В России эти секторы имеют значительный зеленый потенциал, подлежащий освоению.

Деградация природно-экологических систем все с большей силой влияет на все сферы жизнедеятельности общества. Особенно болезненно это проявляется в снабжении человечества продовольствием и обеспечении пресной водой. Производственный потенциал сельского и рыбного хозяйства непосредственно зависит от состояния природно-экологических систем, деградация которых сокращает возможности их развития. При этом подрываются главные источники существования бедных слоев населения. Экологический дефицит и социальная несправедливость — характерные черты современного общества, пока далекого от «зеленой» экономики.

В мире усиливается дефицит водных ресурсов, который по остроте сравнивают с проблемами обеспечения нефтью многих стран. При продолжении нынешних систем хозяйствования в 2030 г. воды будет достаточно для удовлетворения лишь 60% потребностей. Россия, обладающая 1/5 ресурсов мировых ресурсов пресной воды, имеет благоприятные возможности для развития водоемких производств, ценность продукции которых возрастает на мировом рынке. Но реализация этих возможностей требует оптимизации водопользования, комплексного развития речных бассейнов страны.

Необходимость переработки отходов

В мире истощающегося природно-экологического потенциала КУРЗЭ фокусирует внимание на использование ресурсов, объемы поступления которых возрастают - это мусор и отходы. Утилизация мусора, распространение малоотходных и безотходных производств определяются как магистральный путь перехода к зеленой экономике.



Современную цивилизацию не без основания иногда именуют «мусорной». Быстрое увеличение объемов производства и потребления сопровождается быстрым ростом и объемов мусорных отходов. В мире ежегодно производится около 4 млрд. тонн мусора, в т.ч. примерно половина - это бытовые отходы. По оценкам, при продолжении современных тенденций количество ежегодных отходов в мире в 2050 г. превысит 13 млрд. тонн. Центральным звеном перехода к устойчивому развитию зеленой экономики признается разъединение - декаплинг (decoupling) материального производства, экономического роста и возникающих при этом мусорных отходов.

Отходы, источник загрязнения окружающей среды, в то же время содержат большое количество полезных материалов, представляют ресурсы вторичного сырья, которые могут перерабатываться с большой экономической выгодой. Так, потребление энергии сокращается при переработке пластмасс на 70%, стали – на 60%, бумаги – 40%,



В России ежегодно производится 250 млн. тонн отходов, в США – 1 млрд. тонн 1. На первый взгляд, «мусорное» положение нашей страны относительно благополучно. Но сопоставление величин отходов с объемами ВВП говорит обратное. ВВП США - 14 527 млрд. долл. (2010), что составляет около четверти мирового ВВП, то есть эта доля равняется доле производимых отходов. ВВП России – 1480 млрд.2 - менее 3% мирового ВВП, но доля производимых отходов достигает 16%. Это - свидетельство неблагополучия: неспособности к глубокой переработке используемых ресурсов, повышенных количествах отходов, растущих масштабах загрязнения окружающей среды.

В России отсортировывается и перерабатывается менее 10% отходов. В стране существуют всего 10 мусороперерабатывающих заводов, 37 мусоросортировочных комплексов и 8 мусоросжигательных предприятий.

Чрезвычайное положение сложилось в стране с хранением просроченных боезапасов и стареющего вооружения, представляющих опасность для жизни людей. На складах промышленных предприятий, арсеналах и базах министерства обороны накоплены 20 миллионов тонн боеприпасов, которые размещаются более чем в 150 местах хранения. Свыше половины всех боеприпасов имеют просроченный срок годности. Ежегодно на хранение выведенного из эксплуатации военного имущества тратится до 2 миллиардов рублей.

Утилизация устаревшего вооружения регламентируется новой федеральной целевой программой "Промышленная утилизация вооружения и военной техники на 2011-2015 годы и на период до 2020 года". Спикер ФС Валентина Матвиенко предложила принять специальный закон, регулирующий переработку различных отходов. В стране необходима «генеральная уборка» территории.



Повышение энергоэффективности - магистральный путь перехода к ЗЭ

В России, крупнейшей энергетической державе мира, первостепенного внимания заслуживает рассмотрение перспектив развития энергетического хозяйства. При этом должны учитываться мировые энергетические тенденции, включая программу ООН «Устойчивая энергетика для всех», которая осуществляется с 2012 г. В программе определены цели, которые должны быть достигнуты к 2030 г.:

- обеспечение всеобщего доступа к современным энергетическим услугам;

- снижение интенсивности мирового энергопотребления на 40%;

- увеличение доли возобновляемых источников энергии до 30%.

Россия, занимающая первое место в мире по запасам природного газа (23% достоверных мировых ресурсов), является и его крупнейшим мировым экспортером, поставляющим 25% газа на мировом рынке. Гораздо скромнее - восьмое место по нефтяным ресурсам (12% достоверных запасов). Разведанные запасы нефти - 21,7 млрд. т, из которых только половина технически доступна и экономически рентабельна. Имея ограниченные запасы нефти, Россия занимает лидирующие позиции по объему добычи сырой нефти, обеспечивая 12% мировой торговли нефтью и уступая по этому показателю только Саудовской Аравии, а в некоторые годы и обгоняя ее. В сумме на газ и нефть приходится 81,8% (2006 г.) общего производства первичной энергии России. Вывоз углеводородного топлива превышает три четверти экспортных доходов страны. Энергетическая «моно-специализация» российского хозяйства произошла при распаде СССР и последовавшей деиндустриализации – беспрецедентного в мирное время экономического упадка 1990-х гг., особенно тяжело поразившего обрабатывающую промышленность и сельское хозяйство.

Энергетическая стратегия России на период до 2030 г., утвержденная правительством 13.11.2009 г., предусматривает дальнейшую интеграцию в мировую энергетическую систему в этом качестве. В ней подчеркиваются особенно значимые «позиции страны на мировом рынке углеводородов», но при этом практически не учитываются новые принципы «озеленения» энергетики и цели, которые ставятся Энергетической программой ООН. В российской программе определяется: «Стратегической целью внешней энергетической политики является максимально эффективное использование энергетического потенциала России для полноценной интеграции в мировой энергетический рынок, укрепления позиций на нем и получения наибольшей выгоды для национальной экономики».

Для обслуживания функций энерго-сырьевого придатка в России ведется крупномасштабное строительство трубопроводов. Прокладка ориентированных на экспорт трубопроводов представляет главный и почти единственный вид крупномасштабного промышленного строительства в России. Расширяющаяся система трубопроводов все сильнее привязывает российское хозяйство к зарубежным рынкам. Трубостроительство поглощает основной объем капиталовложений страны, тормозит модернизацию всех других секторов хозяйства.

Работа громадной трубопроводной сети требует бесперебойного обеспечения нефтью и газом. К этому обязывают заключенные международные соглашения. Однако это все более осложняется, поскольку сырьевая база России истощается и качественно ухудшается. В Энергетической стратегии в качестве одной из основных проблем развития признается «отставание ежегодных объемов прироста запасов топливно-энергетических ресурсов, осуществляемых за счет геолого-разведочных работ, от объемов добычи топливно-энергетических ресурсов».

Доказанных запасов нефти, по оценкам экспертов, в России хватит примерно на 30 лет. При нынешнем уровне добычи и экстенсивных методах эксплуатации страна обеспечена нефтяными ресурсами на 12-15 лет. На Западе коэффициент извлечения нефти достигает 50-70%, в России он составляет лишь 28-30%.



Ситуация с развитием производства газа в России более благополучна, но и она осложняется меняющимися внутренними и внешними факторами. Высокопродуктивные, залегающие на небольших глубинах запасы газа истощаются. Прогнозные ресурсы газа оцениваются в 164,2 трлн. куб. м, в т. ч. на континентальном шельфе России - 63,8 трлн. куб. м. Запасы газа главных западносибирских месторождений (Медвежье, Уренгойское, Ямбургское) выработаны на 65-75% - они перешли в стадию активно падающей добычи. Повышается доля сложных и трудно извлекаемых запасов.

В России перерабатывается всего 10-11% добываемого газа. В США эта доля составляет 78%, в Канаде и Иране добываемый газ перерабатывается практически полностью. По уровню потребления продукции нефтегазохимии мы отстает от Китая, Индии, Южной Кореи и всех промышленно развитых стран.

В мире активно совершенствуется технология производства и перевозок сжиженного природного газа (СПГ), цена которого может стать ниже трубопроводного газа. Благодаря технологическому прогрессу США приступили к массовому производству сланцевого газа и заняли позицию мирового лидера, достигнув в 2009 г. объема добычи в 745,3 млрд. куб.м газа против 582,9 млрд. куб.м, произведенных в России. Добыча газа из нетрадиционных источников (сланцевого газа, метана из угольных пластов) поднялась в США с 10% в 1990 г. до более 40% в 2009 г и должна составить 60% к 2020 г. Конкуренция на мировом рынке возрастает. Действие этих факторов ведет к снижению российских доходов от углеводородного экспорта. Это определяет угрозы, связанные с чрезвычайной зависимостью России от экспорта углеводородов.

Попытки увеличить внутреннее потребление газа трудно реализуемы без структурных изменений экономики страны. По мнению главного аналитика Московского энергетического форума «ТЭК России в ХХ1 веке» А.Епишова, «запланированное повышение внутренних цен на газ может не сработать, - производство вне зоны ТЭК находится в глубочайшем кризисе. Инвесторы в Россию не спешат. За относительной макроэкономической стабильностью скрывается целый клубок проблем, главная из которых – отсутствие реальных структурных изменений и связанных с ними внутренних факторов экономического роста, неспособность правительства выстроить новую экономическую модель»1 Повышение внутренних цен на энергоносители тормозит и без того медленный рост экономики.

Один из тяжелых пороков хозяйства России – его чрезвычайно высокая энергоемкость. По заключению международных экспертов, повышение энергоэффективности в России могло бы удовлетворить потребление энергии до 2020 г, на что понадобилось бы лишь 1/3 инвестиций в генерирующие мощности.

Демонтаж единой системы электроэнергетики страны сопровождается усилением рисков и опасностей регионального развития.

Электроэнергетика как наиболее универсальная форма энергетической инфраструктуры оказывает прямое воздействие на социально-экономическое развитие на всех уровнях - от макро-регионального до локального. Ее состояние в России вызывает большое беспокойство. Этому было посвящено заседание президиума Госсовета РФ «О повышении устойчивости функционирования электроэнергетического комплекса», Саяногорск, 11 марта 2011 г. Президент Д.А.Медведев подчеркнул, что вопрос о состоянии электроэнергетики в России «превратился в наиважнейший. Это вопрос номер один … у нас с этим все очень и очень сложно… Реальной угрозой нашего экономического роста стало увеличение цен на электроэнергию»1.

Результатом демонтажа ЕЭС России стала ликвидация вертикальной интеграции генерирующей и сетевой деятельности. РАО ЕЭС была раздроблена на 23 независимые компании, две компании - ОАО «РусГидро» и ОАО «Концерн Росэнергоатом» - остались в государственном владении. Почти половина электростанций и 22 сбытовые компании перешли в частную собственность.

Скачкообразный рост тарифов на электроэнергию тормозит экономическое развитие. Если эта тенденция сохранится, по словам президента, «к 2014 году цена на электроэнергию в России будет выше, чем в США, Финляндии и ряде других стран». Углубление межрегиональных диспропорций развития в большой мере связано с резкими различиями тарифов на электроэнергию (в 2-3 раза и более) между субъектами РФ. По оценкам, 60% роста тарифов происходит на региональном уровне – в распределительных сетях и сбытовых компаниях, в результате деятельности многочисленных участников процесса передачи электроэнергии2.

В «Энергетической стратегии» признается «несоответствие производственного потенциала топливно-энергетического комплекса мировому научно-техническому уровню, включая экологические стандарты». ТЭК – крупнейший поставщик загрязнения окружающей среды. Его гнетущее воздействие испытывают все компоненты экосистем.

Техногенные и социально-экологические риски в регионах нарастают - многие из них определяются состоянием электроэнергетики. Известный эксперт по проблемам энергетики В.В.Кудрявый, главный оппонент политики реформирования электроэнергетики «по Чубайсу», констатирует, что дезинтеграция отрасли в результате реформы привела к повышенной аварийности: «последние 10 лет российской электроэнергетики — сплошная череда аварий, подобных которым в советской электроэнергетике не было»1.

Комиссия экспертов, исследовавших причины беспрецедентной катастрофы 17 августа 2009 г. на крупнейшей в стране Саяно-Шушенской ГЭС, подчеркивает опасное состояние, в котором находится энергетическое хозяйство страны в целом. «Большинство причин аварии носит системный многофакторный характер, обусловленный коренными недостатками существующей системы организации и функционирования отечественной энергетики». Цель максимизации прибыли заслоняет приоритет безопасности и надежности природно-техногенных систем.



Роль энергетики в хозяйстве страны изменилась. Экспортная ориентация энергетики, резко ослабив ее функции консолидирующей основы интеграции страны и районов, выдвинула в качестве приоритета обслуживание мирового рынка. Недостаточное энергообеспечение, нехватка генерирующих мощностей, повышение цен на энергоносители (регионально резко дифференцированное) ведут к фрагментации социально-экономического пространства страны, порождают тенденции сепаратизма.

Экономика знаний – ведущий фактор развития и реализации КУРЗЭ.

При обосновании концепции устойчивого развития как стратегии, реализация которой необходима в 21-м столетии, было признано, что это требует «…покончить с прежними тенденциями. Попытки поддержания социальной и экологической стабильности на основе устаревших подходов к проблемам развития и охраны окружающей среды только увеличат нестабильность»2. Это справедливо и весьма актуально в современной России.

Переход к устойчивому развитию требует модернизации всех сфер производства, потребления, природопользования. Модернизация представляет всестороннее совершенствование развития на уровне лучших достижений современности. Реализация отдельных секторных программ развития не может решить эти стратегические, взаимосвязанные задачи. Опыт успешной модернизации стран переходного этапа развития – Китая и Индии – подтверждает необходимость комплексного планирования процесса модернизации, базирующегося на научном фундаменте.

Переход к устойчивому развитию и модернизация страны невозможен без активного использования экономики знаний - основы прогресса 21-го столетия. Атрофия связей между наукой и властными структурами – один из главных тормозов развития России. При научном обосновании перспектив развития, в чем остро нуждается наша страна, необходимо определение целей и выделение приоритетов, поддерживаемых экспертным сообществом, понятных и приемлемых народом. Однако реалии пока далеки от этого.

На фоне аварийного состояния техносферы и отсутствия промышленно-энергетических новостроек, бедственного положения большинства населения трудно объяснить обоснованность избрания приоритета России – возведение комплекса зимних Олимпийских игр в Сочи, крупнейшего строительства в Европе, которое из-за постоянно растущей стоимости называют «бесценным»1. Хотя организаторы обещают, что в 2014 г. в Сочи пройдет самая «зеленая» олимпиада, в действительности ее подготовка сопровождается разрушением уникальных субтропических экосистем, что вызывает протесты и местного населения, и специалистов-экологов.

Высокозатратное создание Сколково, которому приписывают роль будущего главного центра инноваций России (без ясной программы и ожидаемых результатов), происходит при скудном финансировании системы знаменитых наукоградов страны.



Восстановление научного потенциала имеет первостепенное значение для России, если страна действительно (а не декларативно) вступает на путь инноваций и модернизации, включая переход к зеленой экономике.

1 Towards a Green Economy. Pathways to Sustainable Development and Poverty Eradication. 2011. – P.37.

2 Понятие «Зеленая экономика» все более широко распространяется в последние годы. С 2006 г. в Оксфорде публикуется международный журнал «Зеленая экономика». Идея «зеленой» экономики обсуждается не только в академических кругах, но и на политических форумах. О зеленой экономике говорится, например, в совместных заявлениях Большой двадцатки.

1 Графическое изображение схемы взаимодействия систем «природа – общество – экономика» и принципов этого взаимодействия стало логотипом концепции устойчивого развития, помещенным, например, на обложке книги - четвертого выпуска серии «Устойчивое развитие: проблемы и перспективы» ИГ РАН, 2010.

1 Ecosystem and Human Well-Being. Millennium Ecosystem Assessment. 2005. World Resources Institute. Washington.

2Бобылев С.Н., Соловьева В.В., Мекуш Г.Е. Определение реальных тенденций развития на основе интегральных индикаторов устойчивости // Рациональное природопользование. Международные программы, российский и зарубежный опыт. - М., 2010. - С. 59-81.

1 Российский статистический ежегодник / Росстат.

1Переход к ЗЭ требует повышение эффективности производства в сочетании с рационализацией ресурсопользования на всех стадиях жизненного цикла: начиная от добычи сырья, его переработки, транспортировки, производства готовой продукции и заканчивая переработкой после использования. Распространение замкнутого производства – наиболее рациональный путь развития, ведущий к повышению экономической и экологической эффективности.

 Проект государственной программы РФ "Обеспечение общественного порядка и противодействие преступности», 2011.

1 Социальные и технологические аспекты экологического развития. Аналитический доклад к четвертому Невскому международному экологическому конгрессу. - М., 2011. - С. 17.

2 List of Countries by GDP. 2011.

1 Епишов Александр. Единая Европа определила контуры своего энергетического будущего. 20 февраля 2011 www.atomic-energy.ru/statements/2011/.../18892.

1 Заседание президиума Госсовета РФ «О повышении устойчивости функционирования электроэнергетического комплекса», Саяногорск, 11 марта 2011 г.

2 Подробнее см.: Сдасюк Г.В. Демонтаж ЕЭС России – усиление рисков развития страны и регионов // Социально-экономическая география: история, теория, методы, практика. – Смоленск, 2011. - С. 557-561.

1 Кудрявый В. Это профанация. 19.02.2010. - http: // www.flb.ru/info/47042.html.

2 Наше общее будущее. Доклад МКОСР. - М.: Прогресс, 1989. - С. 33.

1 Бесценная олимпиада, 02.07.2010. – http://www.rbcdaily.ru.





База данных защищена авторским правом ©ekonoom.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница