История села Ларжанка Измаильского района Одесской области




Скачать 405.46 Kb.
страница1/3
Дата10.05.2016
Размер405.46 Kb.
  1   2   3
История села Ларжанка

Измаильского района Одесской области
Люди появились на территории в незапамятные времена, о чём свидетельствуют многочисленные археологические находки, как на территории нашего района, так и в его окрестностях. Первые памятники эпохи мезолита (15-12 тысяч лет до н. э.) обнаружены в селе Мирном бывшего Измаильского, ныне Килийского района. Памятники эпохи неолита наши археологи нашли обнаружили в районе с. Нагорное (тоже бывшего Измаильского, ныне Ренийского района), у Вулканешт в Молдавии и , наконец, ближе всего к Ларжанке в селе Озёрном и Новой Некрасовке.

Это, так называемая, гумельницкая культура, параллельная раннему Триполью.

В Озёрном найдена керамика, относящаяся к середине 4 тысячелетия до н. э., зернотёрки, каменные топоры. В обмазке полов найдена полова и зёрна злаков, а также вилы из рогов оленя, что позволяет сделать вывод о том, что жившие здесь люди уже переходили к земледелию.

В 1912 году у села Бородино ныне Тарутинского района был обнаружен, так называемый, Бородинский или Бессарабский клад, относящийся к эпохе бронзы. Здесь были найдены топоры из змеевика и нефрита, серебряные инкрустированные золотом наконечники копий, кинжалы и др., всего 17 предметов.

Эпоха бронзы усатовского периода в нашем районе представлена находками у сёл Утконосовка, Новая Каменка, Суворово. Здесь найдені захоронення, так называемой, культуры ямников. Мертвецов хоронили в скорченном состоянии, покрывали красной охрой, которая после разложения трупа оседала на скелете. У посёлка Суворово обнаружено захоронение вождя, в могиле найдено навершие булавы в виде лошадиной головы. Около Утконосовки в кургане найден бронзовый листовидный кинжал. О киммерийцах мы знаем по Геродоту, их курганы есть у пос. Суворово, в них найдены железные орудия.

В районе Новой Каменки и других окрестных сёлах раскопаны скифские курганы, в которых найдены 5 золотых блях, 70 наконечников стрел и др.

По нижнему течению Дуная в древности были древнегреческие эмполиумы (фактории). Некоторые их названия нам известны, например: Антифила, Ликостомон. Точное место, где была Антифила, пока не установлено, но вполне возможно, что это Измаил, хотя есть историки, которые эту версию отвергают.

Склад амфор был, например, уничтожен при строительстве консервного комбината, много керамики было обнаружено при строительстве целлюлозного комбината. В 1967 году в с. Орловка, в прошлом Измаильского, ныне Ренийского района, в образцовом сосуде с ручкой в виде Горгоны обнаружены монеты статеры-кизикины. Сделаны монеты из электры (сплава примерно равных частей золота и серебра), всего было передано в Одесский археологический музей 71 монета 43 типов весов от 15.67 до 16.06 грамм.

Позже, в период римского владычества у села Орловка, где сейчас каменный карьер, находилось укрепление, в котором стояли III италийский и V македонский легионы. На территории современного Измаила, скорее всего в районе крепости (точного места ещё не установлено), находилось римское укрепление Сморнис. На землях измаильщины побывали Сарматы, языги, росколаны, бастерны, готы и другие народы. Около г. Болграда, у с. Сафьян и пос. Суворово есть курганы антов (предков восточных славян (склавинов) предков южных славян, предков западных славян).

На территории самой Ларжанки обнаружен осколок кремневого топора. Как он сюда попал? Скорее всего, из Озёрного или Новой Некрасовки, более близких стоянок древнего человека пока не обнаружено. В школе имеются осколки остродонных амфор, в которых древние греки привозили местным скифам вино и оливковое масло.

Придунайский край – исконная славянская земля, о чём свидетельствует летопись «Повесть временных лет»: «Спустя много времени сели славяне на Дунае, где ныне земли Венгерская и Болградская. И от тех славян разошлись славяне от мест, на которых сели» (Библиотека всемирной литературы, сер. I т. 15, «Изборник», стр. 29).

О том, что эти земли были густо, по тем временам, заселены, свидетельствует та же «Повесть»: «В год 6475/967. Пошёл Святослав на Дунай на Болгар. И бились обе стороны, и одолел Святослав болгар, и взял города их 80 по Дунаю, и сел княжить там, в Переяславце (т.е. в современной Тульче), беря дань с греков» (там же, стр. 48-59).

Городами здесь названы, конечно, не собственного города, а поселения вообще, однако для тех бурных времён в населённых пунктах не так уж и мало. За полторы тысячи лет до Святослава через наши земли прошли войска персидского царя Дария во время его неудачного похода против скифов в 512 г. до н.э.

В 1242 г. орды монголо-татарского хана Батыя, возвращаясь через Болгарию из похода в Европу, пошли через Придунайский край и подвергли его страшному разрушению. Был сожжён и славянский город, возникший на месте римской крепости Сморинс.

Татары называли эту местность «Буджак» (т.е. «угол») в молдавских хрониках она длительное время именовалась «Пэрицеле тэтэрэшть» (т.е. «татарскими краями»).

О пребывании здесь татар свидетельствуют и такие названия, как Татарбунары («татарский колодец»), Ташбунар («каменный колодец»), Ялпуг («низменное место»), Кугурлуй («озеро ракушек») и др. В конце VI века наши края попадают под иго турецких завоевателей, и становятся турецким укреплённым пунктом. Во время антифеодального движения 1593-1595 гг. он был взят казаками под предводительством Северина Наливайко, однако закрепиться здесь запорожцы не смогли.

На месте Смила турки построили крепость Ишмасль, которую постепенно расширили и укрепили, а затем переименовали в Измаил. В XV в. Измаил был первоклассной по тем временам крепостью, которая, однако, не устояла перед силой русского оружия. 26 июля 1770 г. г. Измаил был взят корпусом Н.В. Репина и в 1771 г. был базой русской Дунайской флотилии.

По Кучук – Кайперджийскому миру в 1774 г. он был возвращён Турции, которая снова принялась за его укрепление и с помощью французских инженеров сделала, по словам современников «неприступным». Но во время русско-турецкой войны 1787-1791 гг. Измаил снова не устоял перед военным талантом А. Суворова и мужеством и самоотверженностью русских воинов.

Измаил был взят 22 декабря 1790 г. в результате столь ожесточённого сражения, что великий русский полководец А.В. Суворов, не знавший поражений за все годы своей военной деятельности, говорил в последствии, что на такой штурм можно решиться раз в жизни.

Однако по Ясскому мировому договору 1791 г. Измаил был вновь возвращён Турции.

Во время русско-турецкой войны 1806-1912 гг. Измаил был взят русскими войсками, которыми командовал П.И. Багратион 14 сентября 1809 г. (в осаде принимал участие русский офицер, украинский писатель, автор «Энеиды» И.П. Котляревский) и по Бухарестскому мировому договору 1812 г. возвращён , наконец, России. Древние славянские земли тиверцев, входящие в состав Киевской Руси были освобождены от ига захватчиков.

Около крепости в 1810 г. возник посад, который был назван Тучковым правительственным указом от 14 октября 1812 г. в честь коменданта крепости генерал-лейтенанта С.А. Тучкова.

Указом сената 1820 г. в г. Тучкове было учреждено градоначальство. Так возник нынешний город Измаил.

В декабре 1821 г. здесь бывал великий русский поэт А.С. Пушкин.


Часть I.
В 12 км от Измаила находится село Ларжанка, входящее в состав Новонекрасовского сельского Совета до 1984 года. Найденные здесь, упомянутые выше, осколок каменного топора, бронзовая статуэтка, древнегреческая керамика, молдавские монеты 1772-1775 гг., русские монеты 1770 г. и более позднего периода монеты и т.д. свидетельствуют о том, что место, на котором расположена Ларжанка, пустынным никогда не было. Теперешнее же село основано, сравнительно недавно. У умершего несколько лет тому назад жителя Ларжанки Митаки Прокофия Семёновича имелся документ, что в 1831 г. вдова генерала-лейтенанта Сандерса, Мария Игнатьевна Сандерс, продала за 3000 рублей ассигнациями Василию Татаринову, Василию Семёновичу Кожакору, Георгию Митаки, Василию Онике, Санду Васильевичу Крудову, Антону Лунгу, Ивану Павлу, Стойке Бырке, Константину Харитову, Янку Догару, Семёну Негруце, Фёдору Негруце, Степану Петеу, Василию Маргаринто, Дмитрию Тилияну и Спиридону Назаревичу 120 десятин пахотной земли и виноградника, а также плавневого (заливаемого водой во время наводов, места, на окраине Измаильского предместья Кугурлуй), (нынешней Матроски, около речки Репиды).

Как указано в акте купли-продажи №785 от 9 октября 1837 г. этот участок земли был ранее приобретен генерал-лейтенантом Сандерсом частично в 1814 году у некой Марии Кюрие и частично в 1829 году у подпоручика Могилки. На купленном месте вышеуказанные лица поселились в соответствии плана села, утверждённым Бессарабским областным гражданским судом 10 апреля 1838 года. Поэтому эту дату следует считать годом основания Ларжанки.

Первые жители были молдаване с берегов Ларги, которые сначала поселились в городе, а затем, основав новое село, назвали его Ларжанкой («Ларга» - по-молдавски означает «широкая», «Ларжанка» - уменьшительное от «Ларги», т.е. «широконькая» или «широконькая», малоупотребляемое в русском языке слово). Так село называется и до сих пор.

Постепенно население Ларжанка увеличивалось за счёт новых поселенцев. В отличии от первых поселенцев, которые были в основном, молдаване, это были украинцы, бежавшие на «свободные земли» - окраины Российской империи от крепостной неволи (Бондаренка, Михальченко, Подопригор, Черногор и др.).

Так сложилось, что с. Ларжанка заселялось по частям. Молдаване жили на первых улицах (современная Измаильская и начало Советской). Верхнюю часть села называли старожилы Старыми Вещами. Украинцы жили в Голопузивке, центральная часть села называлась Коробкой.

Молдавская часть села – Старые Вещи, здесь в основном жили основатели села по фамилиям: Скицан, Килиян, Хаджи. В этой части села земель пригодных для сельскохозяйственных работ было достаточно, поэтому жители этой части села занимались огородничеством, садоводством, виноградарством, владели сельскохозяйственными землями за околицей села.

Жители старых Вещей праздновали до 1954 г. рождественские праздники по новому христианскому календарю, что было не принятым для других частей села. Перед Пасхальными праздниками они вместе приводили в порядок площадку, строили карусели. После домашних праздников жители Старых Вещей вместе отдыхали, играли в гылку (метание мяча), проводили соревнования по борьбе, Старый музыкант Тудоран В. Играл на скрипке, победителя награждали пасхальными яйцами.

Ещё была одна традиция оберегать старый турецкий колодец, с историей которого связана легенда: когда турки после битвы 1806-1812 гг. уходили с Придунавья на стыке двух частей села, они соорудили колодец, на дне которого запрятали клад. Ночами, проходя мимо него, жителям казалось, что это место сияет, это наводило страх на прохожих. Для того чтобы его отогнать на противоположной стороне улицы была поставлена икона Божьей Матери, которую жители Старых Вещей оберегали. Она была ликвидирована в 60-х годах, когда была закрыта церковь в селе.

Перпендикулярно Старым Вещам расположена часть села под названием «Урал», подниматься на эту часть села надо было с балки наверх, преодолевая крутой подъём.

Нижняя часть села носила два названия: Коробка и Голопузивка. Коробка – центральная часть села. Здесь находились основные центры культурной и духовной жизни села: церковь, школа, органы самоуправления. В Коробке проживала элитная часть села: лавочники, солидные собственники земель.

Голопузивка – часть села по современным улицам Кирова, Дружбы, Степной, Котовского.

Наше село заселялось потомками задунайцев, беглыми крестьянами с Центральной Украина. Это фамилии: Шевченко, Черногор, Подопригора, Черевченко.

В отличие от других жителей они были очень бедными, семьи – многодетные, безземельные. Многие из них служили у богачей, у которых в последствии жители села выкупали участки предместий Кугурлуй – Ларжанка.

Совместно жители Коробки и Голопузивки на Пасхальные праздники строили карусель в центре села, куда сходилась молодежь для отдыха и развлечений.

В 1866 г. (по Ведомостям Измаильского архива) в селе Ларжанка была построена церковь Святого Михаила Воеводы из кирпича самими жителями села. Каждая семья обязана была отработать на строительстве церкви. Село тогда состояло из 120 дворов. Церковь имела в распоряжении 18 га земель и 1,5 га огородов. Протоиереем церкви был Александр Фетов, а дьяконом Григорий Киртоке. В1882 г. церковь владела 99 десятинами земли.

В Измаильском музее Придунавья есть часть царской благодарности Александра III жителям села Ларжанки за собранные деньги на установление иконостаса.

Церковь была закрыта в 1969 г. по решению облисполкома, т.к. Священный синод русской православной церкви по предложению правительства СССР утвердил специальное решение, согласно которому культурное помещение могло быть уничтожено, если оно подлежало сносу вследствие реконструкции населённого пункта, или через плохое состояние. В 1967 г. на церковном дворе было построено здание 8-летней школы. В 1983 г. церковное здание было разрушено.

Кроме украинцев здесь поселялись русские, болгары, гагаузы, еще греческие семьи (Караяки, Патрики и Митаки). Потомки первых поселенцев молдаван и сейчас заселяют в большинстве случаев улицу Измаильскую и низ улицы Советской, т.е. землю, когда-то купленную у вдовы генерал-лейтенанта Сандерса в 1838 году.

После неудачной для России Крымской войны по Парижскому мировому договору 1856 г. Измаил отошёл к Молдавии, находившейся под игом турков. И вновь возвращён России после взятия его русскими войсками 13 апреля 1877 г. Документальных данных, охватывающих этот период, к сожалению, почти нет. Начиная с 1881 г. кое-какие документы сохранились и сейчас находятся в Измаильском филиале Одесского облгосархива. В 1873 г. Бессарабская область была преобразована в Бессарабскую губернию.
Часть II.
В 1879 г. на окраине села на участке Михаила Чайковского было построено начальное народное училище. Ранее на этом месте стояла ветряная мельница, и её хозяину Чайковскому был выделен другой участок земли для перенесения мельницы (Измаильский филиал Одесского облгосархива, фонд 2, опись 3, Хр. 163, стр. 30).

С 1 октября 1882 года по 1 января 1883 года в Ларжанское народное училище поступило 2 ученика, выбыло 9 учеников, всего обучалось 32 ученика, из них 1 девочка (фонд 2, опись 1, ед. хр. 62, стр. 41).

О бедственном положении учителя свидетельствуют его неоднократные прошения городской управе. Так, например, 2 февраля 1881 г. учитель В.Д. Стоян, ссылаясь на статью 86 инструкции народных училищ, просит управу платить ему за преподавание пения, а также за расходы на освещение (фонд 2, опись 1, ед. хр. 38, стр. 10-11). Управа отказала ему в этом. Немного спустя Измаильский инспектор народных училищ просит городскую управу выделить Стоянову 100 рублей за преподавание пения (там же, стр. 33). Управа снова ответила отказом (там же, стр. 37-38). В том же году В.Д. Стоян пишет жалобу городскому голове Тульчианову на отсутствие в школе сторожа, прислуги и хозяйственных принадлежностей.

5 апреля группа жителей: Михаил Чайковский, Михаил Гончаренко и др. просят управу выделить учителю вознаграждение за добросовестную работу (Фонд 2, опись 1 ед. хр., стр. 122). Ответа на это прошение в документах не сохранилось, его и не было очевидно.

Вместе со Стояновым в Измаильском приходском училище в предместье Ларжанка работали с 20 декабря 1882 г. почётный блюститель Иоким Константинович Константинов, а с 10 апреля 1883 г. почётный законоучитель, священник Иван Иванович Кирилов. Иоаким Константинович Константинов закончил духовную семинарию в Кишиневе, на работу в училище пришёл в возрасте 47 лет, был награждён серебряной медалью на Станиславской ленте, за образцовый труд.

Законоучителем священником работал Иван Иванович Кирилов, который закончил Ясскую духовную семинарию, он находился в этой должности с 10 апреля 1883 г. в возрасте 28 лет. Состоял на государственном содержании и получал заработную плату в размере 500 рублей. По данным Измаильского архива ежегодно на земских, городских и общественных сумм на Измаильское приходское училище предместья Ларжанка отпускалось 1000 рублей.

О развитии народного образования в начале XX столетия свидетельствуют церковные ведомости, в 1910 г. упоминается о работе в Ларжанке городского однокласного училища. А ведомости о церкви за 1913 г. говорят, что в это время в Ларжанке действует церковно-приходская школа и воскресная школа для взрослых.

Первая мировая война 1914-1918 гг. и последовавшая затем румынская оккупация ещё более ухудшила положение Ларжанки. В этот период в Ларжанке работало Ларжанское народное училище. Оно было однокласным смешенным по полу учащихся, т.е. учились и мальчики и девочки. По продолжительности курса училище было 4-ёх годичным. Число учебных дней – 177. Располагалось оно в собственном помещении. Размер училищной усадьбы равнялся 3600 квадратных саженей. Всего работало 1 учитель и 1 учительница. Преподаватель дополнительных предметов тоже был один. Из основных предметов был Закон Божий, преподавал его законоучитель. На 20 декабря 1915 г. в училище насчитывалось 58 учеников и 3 ученицы. До окончания курса весной 1916 г. выбыло 10 учеников. Окончили курс весной 1916 г. 4 ученика и 2 ученицы. Из учащихся 1915-1916 гг. явилось вновь в школу осенью 1916 г. 58 учеников и 19 учениц. Из них вновь приняты осенью 1916 г. 20 учеников и 10 учениц. Отказано было в приёме осенью 1916 г. по тесноте помещения 20 ученикам. Осенью 1916 г. выбыли 1 ученик и 1 ученица, оставались на 1 января 1917 г. в первом классе 47 учеников и 28 учениц. Учащиеся в первых классах были в отделениях: в I – 50, II – 35, ІІІ – 20, а в IV не было. Из учеников в возрасте менее 8 лет было 50 человек, от 8 – 11 лет – 80 человек, от 12 и более лет – 10 человек. Из учащихся живших от училища менее 1 версты – 81 человек, 1 – 3 версты – 24 человека. В 1916 г. на училище было израсходовано из средств казны 1400 рублей, из местных источников – 500 рублей.

В годы I мировой войны сократилось количество учителей, которых призывали в действующую армию или ополчение.

Бедственное положение семей не давало возможности детям обучаться в народном училище, они обходились начальной грамотой.

В январе 1918 г. Румыния, воспользовавшись поддержкой Атланты, захватила Бессарабию, а в декабре 1918 г. присоединение Бессарабии к Румынскому королевству было утверждено румынским парламентом. Новая политическая тенденция тут же отразилась на системе народного образования. Началась политика всеобщей румынизации. Спектр изучаемых предметов значительно расширился: в программу входило обучение закону Божьему, румынскому языку, истории Румынии. Все эти дисциплины были обязательными.

Ларжанка продолжала заселяться. В 1880-1890 гг. городская управа продавала земли на окраине Ларжанки под виноградники. Сохранились прошения: Семёна Просенюка, Гаврила Просенюка (Фонд 2, вели опись 1, хр. 163, стр. 4). Иван Головатенко (там же, стр. 8), Кондрата Ткаченко от 26 августа 1888 г. (там же, стр. 31) и др., датированные 1888 годом, с просьбой выделить им участок земли под виноградник от 2, 25 до 2-х десятин.

Ларжанка продолжала заселяться. По данным Измаильского архива (Фонд 626 и 289) в 1880 г. в Ларжанке было 143 двора, 574 мужчины, 529 женщин, духовенства – 6 человек. Всего населяли 1109 человек. В 1882 г. дворов было 150, мужчин-606, женщин-550. Всего 1161 человек проживало в селе.

В 1883 г. всего жителей в селе было 1131, количество дворов сократилось на 2-е единицы.

Через 10 лет в Ларжанке проживало 1433 человека, дворов было уже 1860 . В 1913 г. в Ларжанке проживало 1929 человек. Эти данные свидетельствуют о том, что Ларжанка, хотя и медленно, но заселялась.

Малоземелье вынуждало население Ларжанки искать в рыбной ловле средства к существованию. Жители села считали, что часть плавни принадлежит им, так как их предки купили часть заливаемого водой побережья Репиды у вдовы генерал-лейтенанта Сандерса. И поэтому ловили рыбу вдоль берегов Репиды, жители Новой Некрасовки и Матроски, сёл возникшим по обеим сторонам Ларжанки примерно на четверть столетия раньше, считали, что царское правительство, разрешив им поселиться на берегу плавни, отдавало тем самым плавни в их распоряжение. Городская управа, как указывалось выше, арендовало плавни купцам, и те рассматривали лов рыбы в них, как своё монопольное право. На этой основе не редко возникали кровавые стычки между жителями прибрежных сёл и охранниками, нанятыми арендаторами. Так, например, арендатор М.А. Атанаску жаловался через управляющего В. Бузиянова городской управе в 1894 году на то, что «… жители предместий города Матроска, Ларжанка, Новая Некрасовка… лезут самоуправно и производят рыбную ловлю разными снастями…, сопротивляются с нами до крови, почти каждый вооружён острыми терпанами». (Фонд 2, опись 1, ед. хр. 296, стр. 1, орфография сохраняется).

В то время (30 июня 1894 г.) жители села С. Чернов, Логин, Ковалёв и др. жалуются на арендатора Атанасиу, что тот не позволяет проезжать им на лодках по реке Репида.

Ещё раньше, в марте 1883 г. Фёдор Шевченко, Данил Шевченко и др. 55 человек жаловались городской управе на арендатора-откупщика Шмуля Нерковича в том, что он им запрещает пасти скот бесплатно на островах между Репидой и озером Кугурлуй, который они издавна считали своим (Фонд 2, опись 23, стр. 27).

Городская управа либо оставляла жалобы крестьян без всяких ответов, либо ограничивалась ничего не значащими отписками, всецело принимая сторону арендаторов-купцов.

С установлением и развитием капиталистического строя в России и в маленькой Ларжанке появляются свои собственные богачи. В то время, как основная масса крестьян разоряется, они начинают богатеть, приобретая в первую очередь землю, как в своём селе, так и в окрестных деревнях, причём часто в обход ст. 8 закона о наделе, разрешавшей отчуждать надельную землю только своим односельчанам при согласии коммунального совета. Так, например, Измаильский уездный исправник докладывал 25 марта 190.0 г. помощнику начальника Бессарабского губернаторского управления о том, что на протяжении четырёх предыдущих лет, житель села Ларжанка Бырка купил (подробно другим перечисленным в докладе лицам – Измаильским помощником) (в селе Бабель) совр. Озёрное (120 десятин, причём сначала на имя подставного лица). Александр Бырка купил землю на имя бабельского поселения Герасима Пеприкоса переуступившего потом Бырке по следующим ценам: 209 десятин по 35 рублей, 20 десятин по 50 рублей, 7 десятин по 55 рублей, 73 десятины по 45 рублей. («Сборник документов и материалов», «Революционные движения в придунайском крае», издательство «Маяк», Одесса 1973 г. стр. 14-15). Кулаки не только покупали, но и арендовали землю на длитеные сроки, от 5 до 8-19 лет, уплачивая вперёд от 2 рублей 25 копеек по 4 рубля в год за десятину. Что делали они с этой землёй? Часть её наиболее плодовитую, обрабатывали они сами при помощи батраков сезонных работников или, как их называли подёнщиков. Зажиточные крестьяне богатели за счёт аренды земли в своём селе или окрестных сёлах.

Однако можно было обойтись и без всяких затрат энергии: уплатив за десятину при покупке 35 рублей, можно было вернуть все затраты через 3 года. Уплатив за 10 летнюю аренду одной десятины земли 22 рубля 50 копеек в год можно было вернуть с лихвой эти деньги за 2 года, а остальные 6 лет получать чистый барыш. Для этого арендованную на несколько лет вперёд землю у крестьян кулаки снова арендовали её бывшим владельцам (ведь тем надо было чем-то кормить семью) сроком на 1 год, причём брали арендную плату выше предусмотренной законом.

О том, как это выглядело, со слов того же уездного исправника Шульги: «Арендная цена на землю большими участками существует в Измаильском уезде от 5 до 6 рублей за десятину. При условии платежа на более как год вперёд или по полугодию, а поселянам отводится под хлебопашество земледельцами и арендаторами по десятине с 1/3 и 2/5 урожая или за деньги от 8 до 12 рублей на один посев». (Там же стр. 18), так путём эксплуатации своих односельчан и жителей окрестных деревень околачивали своё состояние А. Бырка и Кондрат Турченко (последний использовал также и то, что был церковным старостой). Но не все бедняки соглашались кабальные условия кулаков. Наиболее решительные из них захватывали земли городской управы и самовольно засевали их по ночам. А затем отказывались платить арендную плату более чем по 2 рубля 50 копеек за десятину, ссылаясь на предвыборные обещания городского головы Тульчианова (о которых он, конечно, сразу же забыл, как только занял эту должность), что приводило к столкновениям с ватагами (охранниками).

Городская управа нанимает от себя людей, которые называются ватагами, где таковых служит около 25 человек, но эти ватаги не в состоянии воспретить жителям засевать землю, так как, кроме того, что не повинуются никому, да ещё придумали некоторые хитрости, засевать по ночам, дабы из управы никто не знал и не препятствовал им пахать. Их задача состояла в том, чтобы препятствовать захвату земель.

Но около недели тому назад узнали ватаги об этом, которые начали уже наблюдать за жителями, чтобы они не пахали по ночам, встречались некоторые, что и ночью ослушивались и отказывались прекратить работу. Поэтому ватаги вынуждены были действием и силой воспретить пахать землю, были даже такие случаи, что ватаги за сопротивление им в ночное время наносили жителям с. Ларжанка серьёзные побои. А именно 19 октября побили Ивана Сорокина, а 21 – Фёдора Кугутенко, которые даже обращались за медицинской помощью (там же стр. 18-19). Далее унтер офицер сообщает, что после этого случая крестьяне начали выходить в поле для совместной работы группами по 50 и более человек, так что охранники боялись к ним подступиться, а выезды в поле с увещеваниями Измаильского полицейского Доманского, помощника головы Томова и пристава Капацины никакого воздействия на крестьян не оказывали.

Отдаленность от промышленных центров, отсутствие связи с городским пролетариатом, неграмотность и забитость населения Ларжанки не позволяли ему принимать активное участие в революционной борьбе трудящихся царской России. Однако, революция 1905-1907 гг. не прошла бесследно и для этого окраинного пограничного села. В 1906 г. в Ларжанке были случаи самовольного захвата земли крестьянами. Так, например, в документах городской управы упоминается о жителе Ларжанки Никифоре Скрипниченко, который в 1906 г. окопал канавой часть дороги, принадлежащей управе, увеличив тем самым свой скудный земельный участок, за что был привлечён к ответственности. (Измаильский филиал Одесского облархива, фонд 2, опись 1, ед. хр. 435, стр. 9).

Первая мировая война 1914-1918 гг. и последовавшая затем румынская оккупация ещё более ухудшили положение Ларжанки. Единственным источником существования стало изготовление рогож из рогозы (папуры). Молодежь уезжала ежегодно весной и летом на заработки и трудилась на мизерную зарплату у помещиков Добруджи, и так называемого румынами «Старого королевства» Валахии и Молдавии.

Односельчане выезжали на заработки ранней весной, выращивали у румынских бояр овощи и фрукты. Помещики не всегда рассчитывались с односельчанами. В селе жила семья Митаки О.А., жена с мужем и маленьким сыном уехали на заработки, но вернулись домой без ребёнка – утонул в реке. Такие горькие воспоминания свидетельствуют о тяжёлой крестьянской судьбе односельчан в годы румынской оккупации.

Многие односельчане воевали на фронтах I мировой войны на стороне России. Румынские оккупанты всячески старались вытравить дух свободолюбия населения Бессарабии. Лучшие борцы за село рабочего класса были брошены в тюрьмы, многие из них погибли в застенках жандармерии. В период румынской оккупации население было обложено непомерными налогами. И без того отсталая в хозяйственном отношении окраина царской России, Бессарабия во время румынской оккупации стала приходить в ещё больший упадок. В 1910 году в Бессарабии было 76 653 га виноградных лоз, то в 1927 г. осталось 47 603 га, в 1937 г. только 22 319 га. (А. Дальник, «Бессарабия под властью румынских бояр», госполитиздат, 1945 г., стр. 73).

В отсталой Румынии на душу населения приходилось промышленной продукции в 13,5 раза меньше в США, а в Бессарабии почти в 7 раз меньше, чем в Румынии, т.е. в 94,5 раза меньше, чем в США. Доходы даже середняцкого крестьянского хозяйства не покрывали расходов. Так, например, по свидетельству А. Дальника, исследовавшего положение крестьян нашего края в годы временной Румынской оккупации. С хозяйства в 3 га валовой доход составлял в среднем 9 946 лей. Расход на содержание скота и инвентаря – 2 400 лей, расходы на пропитание, одежду и др. (включая налоги 2200 лей) – 7266 лей, дефицит – 5720 лей.

Крестьяне всё больше попадали в кабалу к кулакам и городским ростовщикам, так как заработки у молодёжи у помещиков Добруджи и «Старого королевства» не покрывали этого дефицита.

По сохранившимся документам у Митаки М.А., Тирон С.В. установлено, что в 1930 г. наши односельчане обратились с заявлением в городскую управу, с требованием закрепить за ними земли, ранее принадлежавшие их родителям в населённом пункте, именуемом «Кугурлуй Ларжанка». Земли состояли из 153 га 4950 м2. Они обязывались добровольно разделить земли, установить границы, посадить по одной вербе или установить забор на своей меже во избежание изменения границ в будущем и возможных процессов связанных с нарушением прав собственности. В Ларжанке были случаи незаконного передела земли, которые заканчивались драками и убийствами, поэтому сельчане искали защиту у закона, но её там не находили.

Перчепторы, сборщики налогов, описывали и продавали с молотка скудное крестьянское имущество, самих их жестоко избивали и всячески издевались над ними. Об этом свидетельствуют документы, которые хранятся в семье Митаки М.А., Тирон Н.А. и др.

Политические «деятели», боровшиеся за власть в буржуазной Румынии стремились обмануть тёмного, неграмотного крестьянина, чтобы потом как можно больше выжать из него. Во время предвыборных компаний за право грабить страну, боролись множество больших и малых партий, причём каждая из них всячески старалась очернить другую и выставить себя в наиболее выгодном свете. Наиболее сильными были партии национал-либералов (представлявшая интересы крупного капитала и помещиков), национал-царанистов (так называемая «крестьянская» партия, представлявшая интересы кулачества и союз финансового капитала с помещиками). Аверенская или народная партия во главе с выходцем из с. Озёрное генералом Авереску (проводившего профашистскую политику, итальянской ориентации). Кузовцев (или кузистов) членов фашистской прогитлеровской организации и др.

Коммунистическая партия была запрещена. Однако симпатии населения были на её стороне, и поэтому румынские заправители всячески старались ограничить количество избирателей с тем, чтобы в их число попали лишь наиболее «благонадёжные» граждане. Но даже и те, которые имели право голоса, не всегда попадали в списки избирателей. Так, например, в 1933 г. в г. Измаиле из 20 тысяч избирателей - мужчин (женщины права голоса не имели ) в списки избирателей попало только 5,5 тыс. человек. Неграмотное население находилось под полным контролем властей.

Старожилы села рассказывали, как проводились выборы в с. Ларжанка. Так как избиратели были неграмотны, то бюллетень представлял собой лист со знаками каждой партии (кружок – царанисты, вертикальная палочка – либералы, решётка из трёх вертикальных и трёх горизонтальных черт – железногвардейцы и т.д.). Голосующий входил в кабинку и ставил штамп со словом «проголосовано» на знак партии, которую он хотел избрать. Примарь (староста) прятал своего человека за кабинкой и тот через небольшое отверстие наблюдал, за какую партию голосует избиратель. Если оказывалось, что крестьянин голосует за партию, неугодную заправителю села (хотя любая из них была буржуазной), его незаметно посыпали толчёным мелом через отверстие в потолке кабины. Едва «меченый» выходил из кабины, подготовленные примарем «добрые молодцы» набрасывались на него и избивали до полусмерти. Наблюдавшие со стороны жандармы, наконец, вмешивались в драку, хватали жертву как «зачинщика» скандала во время выборов и волокли в погреб. Во время выборов чуть ли не половина всего взрослого мужского населения сидела в погребах жандармского поста, примарии и других временно приспособленных «холодных помещениях».

Естественно, не смотря на террор, притеснения и обман, население всё же боролось против оккупантов и не теряло надежды на воссоединение с Советским Союзом. Эта борьба нашла своё выражение в Татарбунарском восстании в сентябре 1924 г. охватившем многие сёла юга Бессарабии. Для его подавления румынское правительство перебросило из Измаила, Болграда и Аккермана 9 полков, в том числе 2 кавалерийских и тяжёлую артелерию. Судебный процесс над участниками этого восстания, получивший название «процесс 500», проходил в Кишиневе с 24 августа по 2 декабря 1935 года.

По обвинению за участие в восстании было арестовано 489 человек, из них предано суду 360 человек, в том числе 81 заочно. Военный трибунал 3-го армейского корпуса румынской армии приговорил к каторжным работам сроком до 14 лет и к тюремному заключению от 6 месяцев до 5 лет – 85 человек (сборник материалов «Борьба трудящихся украинских придунайских земель за социальное и национальное освобождение в 1918 – 1940 гг.», Одесса, 1967, стр. 288). Французский писатель коммунист Анри Барбюс просил разрешения выступить на этом процессе в роли защитника, но румынские власти отказали ему в этом. Преступления румынских властей он разоблачил в своей книге «Палачи» в 1926 г. бессарабские коммунисты старались использовать другие формы борьбы, оказывая иногда временную поддержку отдельным буржуазным партиям, если этого требовала обстановка. Так, например, в мае 1926 г. Бессарабский областной комитет «Союз революционных крестьян» обратился к рабочим и крестьянам с воззванием, в котором говорилось:

«…приближаются выборы в парламент. Различные партии представляют свои списки. Только списки коммунистов и революционных крестьян – настоящих борцов за освобождение нашей Бессарабии, не могут быть представлены, потому что буржуазия, стоящая у власти, загнала их в глубокое подполье. При таком положении каждому рабочему – избирателю необходимо разъяснить за кого он должен голосовать…Партия царанистов не лучше остальных…Царанисты не могут принести освобождение Бессарабии. Однако мы должны отдать свои голоса за их списки. Путём голосования, Бессарабия должна показать, что она против либералов и фашистов – авересканцев, а завтра, после выборов, борьба трудящихся масс будет направлена и против царанистов… После выборов вместе с «Союзом революционных крестьян» против оккупации бессарабских румын». (Там же, стр. 119-120).

На Измаильщине нарастает освободительная борьба. Коммунистическая организация Бессарабии до 1922 г. входила в состав РКП/б, на ІІ съезде Компартии Румынии 3-5 октября 1922 г. произошло объединение румынских и бессарабских коммунистов, в 1929 г. Бессарабский обком создал два райкома – Северный с центром в г. Бельцы и Южный с центром в г. Измаиле. В 1931 г. Измаильский подпольный уездный комитет коммунистической партии во главе с С.Д. Бурлаченко объединил 168 коммунистов города и окрестных сёл, под его руководством работало 13 комсомольских ячеек. Шеф Новонекрасовского жандармского поста доносил начальнику Измаильского жандармского легиона, что между 3 и 4 часами утра 8 ноября 1931 г. в Ларжанке были распространены коммунистические листовки. 38 таких листовок было найдено во дворах М. Иващенко (примаря и владельца кабака), А. Лунгу, И. Бассараба, Е. Просенюка и др.

Распространители листовок не были обнаружены (Измаильский филиал Одесского облгосархива, фонд 312, опись 1, ед. хр. 66, стр. 234).

Уже в годы Советской власти стало известно, что листовки распространял Ефим Просенюк. В списках Измаильского жандармского легиона населения Ларжанки в целом числилось неблагоприятным, и в случае военных действий румынам на него нельзя было рассчитывать. (Там же, Фонд 312, опись 1, ед. хр. 81, стр. 4). На особом учёте в жандармерии были жители Ларжанки: Илья Корчмарёв, как бувший красноармеец, Андрей Шевченко, Илья Шевченко, Георгій Хмельниченко, как учасники манефистации робочих 2 февраля 1930 г. в Измаиле и др. (там же, фонд 312, опись 1, ед. Хр. 33, стр. 327-365).

8 ноября 1931 г. листовки антирумынской направленности были найдены во многих дворах села, а на куполе церкви с. Новая Некрасовка был поднят красный флаг, это была деятельность жителей с. Ларжанка: Т. Чумака, Ф. Скрипниченко, С. Патрики.

Жандармерия неистовствовала. По малейшему подозрению людей бросали в тюрьмы, осуждали на длительные сроки заключения. О повышении культурного уровня населения и об улучшении его благосостояния не заботился никто. В селе не было клуба, библиотеки, зато были 4 кабака. В сельской школе было 4 класса, в которых обучались дети наиболее обеспеченной части населения. В 1930 г. в Бессарабии 64, 4% населения было неграмотно. Беднякам было не до школы, в лучшем случае их дети окончили 1-2 класса, затем шли в подпаски к кулакам, а подрастая немного оставались батраками или отправлялись в город на заработки.

  1   2   3


База данных защищена авторским правом ©ekonoom.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница