Информационный поиск и анализ вторичных источников о проектах, реализующих принципы социального предпринимательства в российских регионах




Дата04.05.2016
Размер233 Kb.
ИНФОРМАЦИОННЫЙ ПОИСК И АНАЛИЗ ВТОРИЧНЫХ ИСТОЧНИКОВ О ПРОЕКТАХ, РЕАЛИЗУЮЩИХ ПРИНЦИПЫ СОЦИАЛЬНОГО ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА В РОССИЙСКИХ РЕГИОНАХ
Авторский коллектив: Н. П. Возжова (руководитель), А. А. Комисаров, Л. В. Шубина
Настоящий обзор представляет собой часть аналитического отчета по результатам информационного поиска и анализа вторичных источников о проектах, реализующих принципы социального предпринимательства в российских регионах, подготовленного АНО «Социологическая мастерская Задорина» (группа ЦИРКОН) в январе – феврале 2008 г.
В рамках исследования осуществлен сбор и анализ экспертной информации путем опроса руководителей ресурсных центров НКО в 10 регионах России1, в результате чего были сформулированы базовые критерии социального предпринимательства и получен обзор, отражающий современное состояние социального предпринимательства в России и перспективы его развития (экспертные оценки).
Содержание обзора:
1. Социальное предпринимательство: понятие и критерии

2. Практика социального предпринимательства в российских регионах: оценки экспертов

Приложение 1. Сведения об экспертах – участниках опроса по теме «Перспективы развития социального предпринимательства в России»

1. Социальное предпринимательство: понятие и критерии

Термин «социальное предпринимательство» является относительно новым для российской практики и допускает широкую трактовку. Для того чтобы четко определить теоретические и методологические основания настоящей работы, необходимо коротко обратиться к рассмотрению понятия «социальное предпринимательство» и сформулировать его основные критерии.


Социальное предпринимательство занимает промежуточное положение между сферами традиционного предпринимательства и благотворительности: от первого оно отличается своими целями – направленностью на социальные изменения, разрешение социальных проблем; а от второй – коммерческим характером деятельности (цели достигаются не путем разовых финансовых вливаний, а посредством организации предпринимательской деятельности). Можно дать следующее определение социального предпринимателя – это субъект, осознающий некоторую социальную проблему и использующий принципы предпринимательства для организации предприятия и управления им с целью решения этой проблемы / производства социального изменения.
Область социального предпринимательства начала выделяться и формироваться за рубежом в середине 70-х гг. ХХ века, хотя, как указывают многие исследователи, образцы такой деятельности были известны и намного ранее. Теоретико-методологические дискуссии по терминологии социального предпринимательства активно ведутся и в настоящее время, при этом единое общепринятое определение этого явления так и не сформировалось. В сущности, при определении социального предпринимательства речь идет о проведении границ между ним и, с одной стороны, чистой благотворительностью или некоммерческой общественной деятельностью, а с другой стороны, бизнес-структурами, пусть и исповедующими принципы социальной ответственности. Переходы между этими типами организаций хорошо иллюстрирует таблица 1.
Таблица 1


Традиционная некоммерческая организация

Некоммерческая организация, ведущая деятельность, приносящую доход

Социальное предприятие

Социально ответственный бизнес

Корпорация, исповедующая принципы социальной ответственности

Традиционное коммерческое предприятие

Цель – миссия

Цель – прибыль

Принцип отчетности перед партнерами – стейкхолдерами

Принцип отчетности перед акционерами

Доход реинвестируется в социальные программы

Прибыль распределяется между пайщиками

Предметом рассмотрения в настоящей работе являлись два типа организаций, выделенные в таблице 1: НКО, ведущие деятельность, приносящую доход, и социальные предприятия.


Вопрос основных критериев отнесения той или иной организации к социальным предпринимателям также дискутируется, однако очевидно, что двумя основными характеристиками социального предприятия являются:


  1. социально-ориентированная цель или миссия, ориентация на производство социального изменения, решение социальных проблем;

  2. предпринимательский характер: деятельность, приносящая доход и построенная на основе бизнес-технологий.

Специалисты выделяют также такие дополнительные критерии, как:




  1. ограниченность ресурсов, приводящую к заинтересованности организации в дополнительных инвестициях;

  2. выполнимость заявленных проектов;

  3. измеримость результатов деятельности;

  4. стратегический характер деятельности;

  5. финансовая устойчивость.

В настоящее время в России социальное предпринимательство как практика только начинает развиваться, число реально действующих социальных предприятий невелико, и зачастую они даже сами не воспринимают себя в таком качестве. Какие-либо существенные меры государственной или общественной поддержки данного движения также пока отсутствуют. В этой ситуации, на наш взгляд, важно выделить не только критерии социального предпринимательства, но и сформулировать критерии готовности к социальному предпринимательству, тем самым задавая направление поиска потенциальных социальных предпринимателей, способных ответить на меры поддержки в данной области и предложить обществу свои проекты.

Очевидно, что основные характеристики социального предприятия – ориентированность на социальные цели и опыт ведения собственной хозяйственной деятельности – должны быть свойственны и тем субъектам, которые можно отнести к потенциальным социальным предпринимателям. В сфере бизнеса такое сочетание практически невозможно, так как коммерческие принципы по определению являются приоритетными (см. таблицу 1), и социальная направленность может проявляться, максимум, как социально-ответственный бизнес. В определенном сегменте некоммерческих организаций, которые развивают свою хозяйственную деятельность, обе эти характеристики встречаются. Таким образом, именно этот сегмент может быть базой для формирования и развития социальных предприятий. Дополнительной характеристикой таких НКО является сфера их деятельности: она должна допускать возможность реализации предпринимательских принципов.
Для того чтобы лучше представить себе текущую практику и потенциал социального предпринимательства в России, обратимся к мнениям экспертов по данному вопросу.
2. Практика социального предпринимательства в российских регионах: оценки экспертов
С целью изучения актуальной ситуации в сфере социального предпринимательства в России был проведен опрос экспертов – представителей (руководителей) ресурсных центров НКО в 10 регионах РФ: Архангельске, Барнауле, Краснодаре, Калининграде, Нижнем Новгороде, Новосибирске, Санкт-Петербурге, Улан-Удэ, Ульяновске и Челябинске. В задачи интервью входило изучение степени осведомленности экспертов о теме социального предпринимательства, их оценка текущей практики социального предпринимательства, перспектив и барьеров ее развития, а также характеристика организаций, уже являющихся социальными предприямтиями или способных ими стать, и составление базы данных (получение контактов) подобных организаций в каждом из 10 регионов.

2.1. Информированность о теории и практике социального предпринимательства

Результаты опроса свидетельствуют о том, что на сегодняшний день даже экспертное сообщество не вполне владеет проблематикой социального предпринимательства: два эксперта впервые услышали данный термин в ходе интервью, еще четверо имеют о нем только самые общие представления. Остальные четверо представителей ресурсных центров оказались знакомы с термином, но скорее теоретически, на примерах зарубежной практики. В любом случае, даже те эксперты, которые считают себя осведомленными в вопросах социального предпринимательства, подчеркивают, что эта терминология только начинает осваиваться в России, при этом ее однозначное понимание отсутствует, а практические примеры мало распространены и пока не характерны для нашей страны.


Чаще всего ресурсные центры занимаются анализом и поддержкой благотворительной деятельности, а направление социального предпринимательства для них либо является фоновой деятельностью, либо пока вовсе не включается в горизонт восприятия.
«Я знакома с термином “социальное предпринимательство”, так как в последнее время это термин все чаще употребляется в некоммерческой среде. Вместе с тем, я бы хотела отметить, что однозначного понимания, что стоит за социальным предпринимательством, среди НКО нет» (Ю. В. Трифонова, Калининград).

«Термин был известен, в основном, из зарубежных источников… В нашей стране… эта проблематика еще мало изученная и практика мало применимая» (Е. К. Верба, Нижний Новгород).

2.2. Распространенность практики социального предпринимательства в регионах

Экспертам было предложено оценить, насколько распространена практика социального предпринимательства в их регионе («даже если сам термин еще не принят, есть ли так называемые “социальные предприятия” или организации, работающие в соответствии с принципами социального предпринимательства»). Большинство экспертов смогли назвать отдельные примеры «социальных предприятий» в своем регионе, но считают, что подобная практика на массовом уровне пока не распространена. Даже существующие примеры не объединены общим термином «социальное предпринимательство»: таким образом, ни сами социальные предприниматели не воспринимают себя в таком качестве, ни остальные субъекты общественных отношений не осознают их таковыми.


«В России пока либо нет примеров такой деятельности, либо они еще не собраны» (С .Б. Чуракова, Барнаул).

«(Социальные предприниматели) существуют, но, к сожалению, их мало. Практически никто из тех, кто этим занимается, не знает термина “социальное предпринимательство“. Как правило, это руководители некоммерческих организаций, которые делают все для устойчивости своих организаций – стараются освободиться от зависимости от грантов, найти собственные источники доходов, за счет которых и финансировать социальные проекты» (М. В. Савва, Краснодар).

2.3. Представления экспертов о практике социального предпринимательства

Как показал опрос, на настоящий момент как в общественном сознании, так и во взглядах разных субъектов общественных отношений и самих экспертов, непосредственно взаимодействующих с НКО, нет единой трактовки практики социального предпринимательства. Об этом свидетельствуют как прямые оценки экспертов по этому поводу, так и приведенные ими примеры реальной практики социального предпринимательства.


В общем и целом, обнаруживаются четыре подхода к пониманию практики социального предпринимательства.
(1) Социальное предпринимательство как способ социальной поддержки определенных групп населения.
По мнению экспертов, в общественном сознании термин «социальное предпринимательство» чаще всего ассоциируется с трудоустройством социально-незащищенных групп на коммерческие предприятия. Но и сами эксперты, иллюстрируя свои представления о социальном предпринимательстве, часто приводили примеры, относящиеся именно к данной категории: производственные предприятия Всероссийского общества инвалидов, Всероссийского общества слепых2.
К данной группе можно отнести и организации, предоставляющие услуги в сфере образования, культуры, досуга по льготным ценам для малоимущих категорий населения, для молодежи (например, центр по обучению молодежи компьютерным технологиям по низким ценам с целью облегчения ее профессиональной адаптации).
(2) Социальное предпринимательство как механизм содействия экономическому развитию, поддержки предпринимательства:


  • организации, ориентированные на поддержку и развитие малого предпринимательства (кредитование малого бизнеса, поддержка женского предпринимательства, институты микрофинансирования, кредитные союзы);

  • фонды, оказывающие консультационные услуги в области развития ТСЖ, управления жилым фондом;

  • организации, ориентированные на развитие отдельных направлений региональной экономики (например, фонд, разрабатывающий комплексные программы развития туризма в Бурятии, с использованием международного опыта и привлечением зарубежных консультантов).


(3) Социальное предпринимательство как альтернативный государственному механизм решения социальных проблем
В качестве такого подхода можно привести пример эксперта из Краснодарского края: Южный региональный ресурсный центр разрабатывает услуги по поддержке трудовых мигрантов, в том числе их легализации по низким расценкам, пытаясь вытеснить из этого сегмента (формально относящегося к государственным функциям) его реальных «хозяев» – теневых посредников.
(4) Социальное предпринимательство как социально-ориентированный бизнес.
Некоторые эксперты склонялись к широкой трактовке понятия социального предпринимательства, приводя примеры коммерческих и государственных организаций, развивающих свои социальные программы или проекты, имеющие социальную значимость. Так, Е. В. Мачнев из Санкт-Петербурга относит к социальным предпринимателям «государственные предприятия или предприятия, имеющие государственные корни, от “Газпрома” до каких-нибудь региональных “водоканалов”… как правило, это предприятия, которые обеспечивают какую-то социальную инфраструктуру, начиная от электричества, воды и газа, и заканчивая, например, жилищно-коммунальным хозяйством, обеспечивают те или иные территории. Их социальность заключается в том, что они берут на себя многие виды бизнеса, которые им невыгодны с точки зрения прибыли, но нужны конкретной территории».
«…Социальную ориентацию деятельности можно отнести к 50% предприятий. Например, если предприниматель занимается сельским хозяйством, а наш край сельскохозяйственный, то это социально ориентированное предприятие. Если он занимается бытовыми услугами, которые востребованы у населения, то это тоже социально направленная деятельность. Может быть, конечно, из социально направленных предприятий можно убрать торговлю. А все, что производится на благо людей, на благо социума – социально ориентировано» (С. Б. Чуракова, Барнаул).
Однако, в соответствии с принятыми теоретическими подходами, практика социального предпринимательства отличается от социально-ответственного бизнеса, базируясь на иных целях и принципах, поэтому их смешение неправомерно. Сами эксперты отмечали, что чрезмерное расширение рамок понятия «социальное предпринимательство» несет в себе риск причисления к этой области многих предприятий, на самом деле имеющих к этой сфере лишь косвенное отношение. В такой ситуации принятие специальных мер по развитию социального предпринимательства чревато возникновением множества «формальных социальных предпринимателей» (см. приведенную ниже цитату).
«подвести под социальное предпринимательство можно, в том числе, и павильон или шаговой доступности магазин, потому что, действительно, если в центре больше негде купить булку, кроме как в нем, то, соответственно, вы и не сможете опровергнуть социальную значимость этого павильона. И аптека, например, как место встречи ветеранов, которым больше негде встретиться и поговорить. И, например, торгово-развлекательный комплекс, который делает детскую комнату, куда дети просто приходят поиграть… Я думаю, что если будут специальные программы поддержки социального предпринимательства, то, например, вот эти три упомянутых учреждения или предприятия сферы услуг непременно постараются войти в эту программу и будут доказывать, что то, что они делают – это социальное предпринимательство, хотя это не так» (Е. В. Мачнев, Санкт-Петербург).

2.4. Общие характеристики «социальных предприятий»

В условиях, когда и практика, и понимание социального предпринимательства только формируются, было бы полезно выявить некоторые общие характеристики, свойственные уже сложившимся или потенциальным социальным предпринимателям.


Некоторые эксперты считают, что это поле игроков пока настолько не определено и разрозненно, что единственной объединяющей их чертой является «моральная сторона», а именно «блеск в глазах и желание помочь людям» (М. Артемьева, Челябинск).
«…Пока сходства нет никакого, потому что многие организации только нащупывают эту область, ищут формы, пытаются понять, в какой организационно-правовой форме лучше действовать – общественной некоммерческой или, наоборот, как коммерческая организация» (Е. К. Верба, Нижний Новгород).
Но большинство экспертов придерживается той точки зрения, что в роли социальных предпринимателей сегодня выступают, в основном, некоммерческие организации, либо организации, знакомые со сферой НКО:
«…На сегодняшний день большинство тех, кто занимается тем, что можно условно назвать социальным предпринимательством – это неправительственные некоммерческие организации, которые начинают пытаться самостоятельно зарабатывать деньги. Они поставлены в такие условия, в которых они вынуждены сами зарабатывать деньги и находить возможности оказания этих услуг. При этом их основной целью остается та цель, ради которой они созданы, поэтому большую часть своей предпринимательской деятельности они подстраивают под эту цель» (М. Е. Михайлова, Архангельск).
«…Правовой статус – все-таки изначально это некоммерческие организации. Я не знаю примеров, чтобы бизнесмены сами решили стать социально ориентированными. И я их понимаю: влияние власти на них очень высоко. И та часть прибыли, которая в нормальной ситуации могла бы быть направлена на социальные проекты, в настоящее время уходит чиновникам через коррупционные схемы. Уровень коррупции очень высок. В Краснодарском крае это серьезный тормоз для социального предпринимательства. Поэтому в нашем регионе этим занимаются некоммерческие организации.» (М. В. Савва, Краснодар).
При этом в качестве ключевых характеристик тех организаций, которые уже занимаются социальным предпринимательством (здесь речь идет в основном об НКО), были названы следующие:

  • хорошая репутация в местном сообществе, широкий круг партнеров на местном уровне из органов власти, бизнеса, СМИ, других НКО;

  • ориентированность на наиболее актуальные, «злободневные для территории» социальные темы (например, образовательные программы, реформирование ЖКХ);

  • обеспеченность базовыми техническими и административными ресурсами (помещением, штатом постоянных сотрудников, офисной оргтехникой)3, и в то же время ограниченность финансовых ресурсов, диктующая мотивацию к поиску внешних инвестиций;

  • особенности руководителей таких организаций: их высокая активность, владение инновационными технологиями, наличие опыта работы в бизнес-секторе («…это действительно инновационные менеджеры, которые видят все вызовы времени и реагируют на них» (М. В. Савва, Краснодар);

  • очевидный формальный признак – возможность заниматься предпринимательской деятельностью должна быть зафиксирована в уставных документах организации. Другим характерным признаком таких предприятий часто является применение упрощенной системы налогообложения, что позволяет повысить доходность коммерческой деятельности.

2.5. Потенциал развития социального предпринимательства

Учитывая актуальную ситуацию в сфере социального предпринимательства в России, большинство экспертов затруднились дать точный прогноз перспектив его развития, но в то же время склонялись скорее к сдержанным оценкам. По мнению представителей ресурсных центров, потенциал развития социального предпринимательства в России, безусловно, существует, однако для его реализации требуются специальные меры поддержки. От эффективности этих мер и от того, насколько удастся преодолеть имеющиеся в этой области проблемы, и будет зависеть реальное будущее социального предпринимательства.


«…Потребуется много времени, прежде чем эта тема станет актуальной в полной мере. <…> Требует таких значительных, беспрецедентных мер поддержки, на которые не верится, что пойдет наше государство в ближайшее время» (Е. К. Верба, Нижний Новгород).

«Это направление – социальное предпринимательство – перспективно. Но на сегодняшний день коммерческих организаций, бизнес-организаций, предпринимателей на социальном рынке нет. Их нет, так как они не могут конкурировать с государственными структурами, имеющими огромные материальные базы, кроме того, нет отработанных механизмов, которые бы гарантировали предпринимателям получение определенных тендеров, государственных заказов» (С. Б. Чуракова, Барнаул).

«Потенциал развития, у этой сферы достаточно серьезен. Во-первых, быстрый рост экономики. Начинают появляться серьезные финансовые средства, которые некоторые бизнесмены готовы вложить не в рост производства, например, или в личное потребление, а в свой имидж, в частности, и в решение социальных проблем» (М. В. Савва, Краснодар).

«Я считаю, что потенциал развития социального предпринимательства в России есть. Есть потенциал в виде руководителей организаций, которые уже сейчас внедряют все больше бизнес-технологий в процессы управления организацией, в продвижение услуг и продуктов организации целевым группам (маркетинг, PR)» (Ю. В. Трифонова, Калининград).

2.6. Характеристики организаций – потенциальных социальных предпринимателей

Большинство экспертов видит наибольший потенциал развития социального предпринимательства в НКО, которые, сохраняя свою социальную ориентированность, зачастую имея опыт оказания социальных услуг, уже начинают осваивать коммерческую деятельность и внедрять бизнес-технологии. Безусловным преимуществом НКО является то, что они хорошо знают социальный сектор, актуальные социальные проблемы, потребности населения.


Среди характеристик потенциальных социальных предпринимателей (из числа НКО) были названы:

  • опыт коммерческой деятельности;

  • бизнес-образование или опыт работы в бизнесе у руководителей организации;

  • устойчивость организации, наличие у нее определенной материальной и кадровой базы;

  • интегрированность организации в местное сообщество (хорошая репутация на местном уровне, прозрачность организации перед местным сообществом, доверие с его стороны, нацеленность на долгосрочную деятельность в локальном контексте);

  • соответствие деятельности организации всем требованиям современного законодательства (хорошая репутация в налоговых и других контролирующих органах).

Некоторые эксперты выделяли специфические области деятельности, к которым, по их мнению, относятся потенциальные социальные предприниматели:



  • организации, которые помогают «новым» целевым группам, то есть таким целевым группам, помощь которым нельзя отнести к традиционной сфере благотворительности (товарищества собственников жилья, молодежная журналистика, молодежные международные обмены, жилищное просвещение граждан);

  • работа в сфере образования, досуга, просветительских программ.

Коммерческие компании также рассматриваются экспертами как важный ресурс социального предпринимательства. По мнению многих представителей ресурсных центров, бизнес-структуры сегодня созрели для развития социальных программ: «С точки зрения бизнеса, есть немало людей, которым не безразлично развитие социума, многие готовы откликнуться и помочь в их решении проблем» (С. Б. Чуракова, Барнаул). Вместе с тем реальные условия пока затрудняют ведение ими социально-предпринимательской деятельности и вынуждают заниматься скорее чистой благотворительностью:


«Совместить благотворительность и предпринимательскую деятельность не получается. Приходится искать дополнительную нишу, позволяющую заработать средства, часть из которых направляется на благотворительность» (С. Б. Чуракова, Барнаул).
В одном интервью прозвучала и интересная идея о том, что наиболее эффективным для развития социального предпринимательства было бы сотрудничество НКО и малого бизнеса. НКО и ассоциации предпринимателей могли бы выступать равноправными партнерами при разработке программ поддержки социального предпринимательства. Важно также поддерживать НКО, нацеленные на содействие предпринимательству: так, в Бурятии был реализован ряд программ и проектов именно НКО, направленных на развитие малого предпринимательства, в частности проект «B&B&B» – «Bed and Breakfast and Baikal» в сфере гостиничных услуг, оказываемых на дому.

2.7. Основные проблемы на пути развития социального предпринимательства

Эксперты определили широкий круг проблем, возникающих на пути развития социального предпринимательства в России.


(1) Первая группа проблем, которую упомянули практически все эксперты, связана с непониманием природы социального предпринимательства со стороны основных групп общества. Социальное предпринимательство является на сегодняшний день новым явлением, его логику не понимают ни общество, ни основные субъекты общественных отношений, в том числе органы налогового и законодательного регулирования, и именно с этим связаны основные барьеры на пути его развития.

Так, в общественном сознании существуют стереотипы о несовместимости предпринимательства и общественных организаций.


«Самая большая трудность – это отношение и восприятие со стороны общества. Ведь как только речь идет о предпринимателях, большая часть населения думает о получении прибыли, и есть опасность, что восприятие социальной направленности этой предпринимательской деятельности в глазах общества может отойти далеко на второй план» (Ю. В. Трифонова, Калининград).

«У нас в сознании общественности некоммерческая или общественная организация - это те, кто, во-первых, не имеет отношение к зарабатыванию денег совершенно, и во-вторых, не получают зарплату. Вот эти все стереотипы, конечно, тоже могут быть трудностями при организации такого предприятия» (Е. В. Максимова, Ульяновск).

«…Огромным препятствием является неосознанность идеи. В общественном сознании нет пока понятия “социальное предпринимательство”. Отсутствие об этом информации, серьезно тормозит внедрение этих моделей. …Необходимо интегрировать эту идею в общество и заниматься просветительской работой в этом направлении» (М. В. Савва, Краснодар).
Серьезной проблемой могут стать также высокие издержки во взаимоотношениях с властью:
«Социальное предпринимательство для власти так же непонятно, как и для всех остальных. Поэтому власть ищет в нем какую-нибудь темную сторону» (М. В. Савва, Краснодар).
Многие эксперты отмечали вероятность появления дополнительных проблем с налогообложением и коммуникацией с контролирующими и проверяющими органами.
«Боязнь более пристального внимания и контроля над деятельностью организации со стороны подобных органов может стать преградой для некоторых организаций» (Ю. В. Трифонова, Калининград).
Эти опасения вызваны тем, что даже в текущей практике представители ресурсных центров зачастую не находят понимания своей деятельности со стороны налоговых органов.
Кроме того, необходима работа по правильному позиционированию в местном сообществе, интеграция в которое является одним из условий успешности работы социального предприятия, а также среди самих НКО.
«Очень важно перестроить управленческие подходы и сознание руководителей НКО. У нас в регионе существует мнение, что НКО, самостоятельно зарабатывающая средства для своей деятельности (не гранты и не пожертвования), – это НКО, ориентированная исключительно на деньги. При использовании бизнес-терминологии многие НКО считают, что речь идет только о получении наживы, и не готовы воспринимать, что за счет этих средств организация может выйти на другой уровень развития, расширить свои услуги, стать более устойчивой» (Ю. В. Трифонова, Калининград).
(2) Вторая группа проблем отражает трудности законодательного и административного продвижения идеи социального предпринимательства. Во-первых, от принятия законов на федеральном уровне до их внедрения на уровне регионов, местных сообществ обычно проходит очень много времени; а во-вторых, на местах просто может не оказаться достаточных ресурсов для реализации законодательных актов.
«У нас много законов принимаются, спускаются на региональный уровень, но региону, особенно дотационному, как Алтайский край, взять эти ресурсы для поддержки направления негде. В итоге получится, что это формально, так как фактически у нас нет ни административных, ни финансовых ресурсов» (С. Б. Чуракова, Барнаул)
Е. К. Верба из Нижнего Новгорода считает, что для реального внедрения и развития практики социального предпринимательства необходимы: во-первых, законодательная база, во-вторых, поддержка на уровне налоговой системы и, в-третьих, продвижение, обучение со стороны организаций и общественных институтов; и программа будет успешной только при наличии всех трех составляющих.
«Есть опасность, что общественная составляющая пойдет впереди, будет активно это продвигать, всячески пытаться это предлагать даже секторам: бизнес-сектору и общественному сектору, но затормозится на включении двух других составляющих: законодательной и налоговой/нормативной и налоговой, то есть тех самых рычагов, которыми практически уже можно было бы действовать при развитии этой темы».
(3) Третья группа проблем связана с противоречиями в психологии социального предпринимательства, а именно с объективными различиями в логике предпринимательской и общественной деятельности, которые, соответственно, воплощаются в разном типе людей, склонных ими заниматься.
«…Часто на предпринимательскую стезю встают люди с идеалами социального плана, думая, что, имея благие намерения, им удастся заработать средства и изменить ситуацию в лучшую сторону, так или иначе социальные проблемы какие-то решить. …А если это бизнес, неравнодушные предприниматели, тогда у них не всегда хватает терпения следовать вот этой выбранной линии, поскольку принципы бизнеса диктуют немножко другие законы, и очень тяжело остаться на ниве социального творчества, когда нужно зарабатывать деньги. Вот это, как коня и трепетную лань, очень трудно совместить» (Е. К. Верба, Нижний Новгород).
(4) Наконец, последняя группа проблем, также отмеченная многими экспертами – проблема привлечения финансовых средств на первом этапе развития предпринимательства, отсутствие специальных кредитных и займовых программ. В некоторых регионах существуют и свои дополнительные «локальные» трудности; так, эксперт из Краснодарского края, например, отметил крайне высокие ставки арендной платы в регионе.

Приложение 1


Сведения об экспертах – участниках опроса по теме «Перспективы развития социального предпринимательства в России»

Регион

Эксперт

Должность эксперта

Архангельская область

Михайлова Марина Евгеньевна

Директор «Архангельского Центра социальных технологий “Гарант”»

Алтайский край

Чуракова Светлана Борисовна

Председатель Правления Алтайской краевой общественной организации «Поддержка общественных инициатив»

Калининградская область

Трифонова Юлия Владимировна

Исполнительный директор фонда местного сообщества «Калининград»

Краснодарский край

Савва

Михаил Валентинович

Директор грантовых программ Южного регионального ресурсного центра

Нижегородская область

Верба

Евгения Карловна

Исполнительный директор Нижегородской ассоциации неправительственных некоммерческих организаций «Служение»

Новосибирская область

Малицкая

Елена Павловна

Президент межрегионального общественного фонда «Сибирский центр поддержки общественных инициатив» (МОФ СЦПОИ)

Санкт-Петербург

Мачнев

Евгений Владимирович

Исполнительный директор СПбБОО «Центр развития некоммерческих организаций»

Улан-Удэ (Бурятия)

Ильина

Елена Кимовна

Заместитель председателя Совета Республиканской общественной организации «Клуб Фирн»

Ульяновская область

Максимова Екатерина Викторовна

Директор НО «Региональный информационно-ресурсный фонд»

Челябинская область

Артемьева Мария Сергеевна

Заместитель директора муниципального учреждения «Информационно-аналитический центр» (МУ «ИАЦ»)



Москва
Февраль 2008

1 Опрос руководителей ресурсных центров реализован с привлечением Агентства социальной информации (Москва).

2 При этом несколько экспертов отметили, что расцвет предпринимательской деятельности при обществах инвалидов наблюдался в прошлом, когда такие предприятия обладали существенными налоговыми и иными льготами; после сокращения льгот многие подобные предприятия не смогли продолжать свою деятельность или существенно ухудшили свое финансовое положение.

3 При этом распространена модель, когда эти ресурсы приобретаются за счет средств грантов, а далее организация начинает вести собственную хозяйственную деятельность.





База данных защищена авторским правом ©ekonoom.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница