«Идеократическая традиция в российской политической мысли»




страница1/19
Дата10.05.2016
Размер4.74 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   19
Правительство Российской Федерации
Федеральное государственное автономное образовательное

учреждение высшего профессионального образования

«Национальный исследовательский университет

"Высшая школа экономики"»
Санкт-Петербургский филиал федерального государственного

автономного образовательного учреждения высшего профессионального образования

«Национальный исследовательский университет "Высшая школа экономики"»

Отделение прикладной политологии Факультета менеджмента
Кафедра прикладной политологии


БАКАЛАВРСКАЯ РАБОТА
На тему: «Идеократическая традиция в российской политической мысли»

Направление 030200.62 Политология

Студент группы № 640

Панкратов Владислав Владимирович


Научный руководитель

Профессор, д. филос. н. Тульчинский Григорий Львович

Санкт-Петербург

2013

Аннотация. Работа посвящена исследованию идеократических идеологий. В научной литературе данная тема не получила широкого распространения, хотя слово «идеократия» иногда употребляется в социально-политическом и публицистическом дискурсе. Автором было произведено конструирование идеального типа идеократической системы смысла, а также рассмотрено его историческое становление на примере идеологий В.С. Соловьева, Л.А. Тихомирова, К.Н. Леонтьева, Н.В. Устрялова, раннего Евразийства. Анализ «постсекулярного» общества позволил сделать прогноз ближайшего будущего идеократического типа. Результаты исследования расширяют знания в области истории консервативной политической мысли России; вносят вклад в развитие теории идеологии; позволяют представить идеократическую идеологию как целостную, различенную в себе, систему смысла.

Abstract. The survey is devoted to a study of an ideocratic ideology. In scientific literature there is a lack of understanding regarding the topic, though ideocracy as a word sometimes used in socio-political and publicist discourse. The author has conducted designing of ideal type of ideocratic system of meaning, as well as examined its development through history of Russian thought, building on ideologies of V.S. Soloviev, L.A. Tikhomirov, K.N. Leontiev, N.V. Ustrialov, and early Eurasianism. Analyses of the «postsecular» society allow us to make prognosis of ideocratic type development in the near future. The results expand our knowledge in the sphere of Russian conservative political thought; contribute to improvement of the theory of ideology; allow us to represent ideocratic ideology as a holistic and divided in itself system of meaning.

Оглавление


Введение 4

Первый путь к идеократии 19

Второй путь к идеократии. 38

Третий путь к идеократии 56

Идеократия и постсекуляризм 81

Заключение 114

Список литературы 129

Приложение №1 160

Приложение №2 200

Приложение №3 225

Приложение №4 265

Приложение №5 309

Приложение №6 358



Введение


Актуальность работы: Обращение к творческому наследию прошлого актуально всегда. Изучение идеологий, сконструированных представителями отечественной мысли, представляет важность для понимания настоящего положения дел в обществе, заданного историей его становления, хранящей в себе преодоленные, исчерпанные, отброшенные и вовсе незамеченные социальные идеалы и преобразовательные проекты. Данная работа посвящена идеократическим идеологиям, исследование которых представляется необходимым для разработки следующих областей научного знания.

Во-первых, наличествует настоятельное требование внести существенные коррективы в научный дискурс, вбирающий в себя нечто, обозначаемое различными авторами термином «идеократия». Таким образом, это нечто должно быть единым и целостным, чтобы избежать проблем непонимания между исследователями. Появление трудов, посвященных исследованию «идеократии», внесет ясность в ее толкование членами научного сообщества, а также даст основания пресекать попытки публицистов и публичных деятелей играть этим ярким словом в статьях и выступлениях, вводя публику в заблуждение относительно смысла сказанного.

Во-вторых, предпринятая попытка конструирования и анализа, схватывания смысла идеократизма представляется значимой для развития методов изучения идеологий в целом. Кроме этого, внедрение в пространство идеологий новой позиции, идеократической, позволит взглянуть по-иному на само это пространство, а значит лучше понять действующие в нем полюса силы и выявить разделительные линии.

В-третьих, обращение к трудам выдающихся отечественных мыслителей видится нам самоценным. Изложение соответствующих систем идей посредством вписывания их в определенный контекст, предоставляемый в данном случае выдвижением понятия идеократии, открывает перспективы выявления иных граней интеллектуального творчества представителей российской социально-политической мысли. Исполнение различных проектов конструирования изложенных идеологий есть важнейший шаг, приближающий нас к пониманию не только преходящих «мнений», высказанных этими идеологами, но и схватыванию тех прозрений в Истину, которые на страницах их произведений содержатся по ту сторону видимого.

В-четвертых, исследование основывается на данных, предоставленных отечественной мыслью, рассматриваются идеологии российских авторов. Как мы знаем, любой одаренный человек бессознательно служит зеркалом своей эпохи, а для нас является летописцем, не только фиксирующим изложением своих «мнений» эпоху, но выносящим ей приговор с позиции вечности. Прикасаясь к их наследию, мы углубляемся в «почву» национальной культуры, обретаем материал, требуемый для созидания интеллектуальной истории России, без которой современная интеллигенция не сможет преодолеть своего духовного отчуждения и по справедливости исполнять миссию «совести» и «судьи» народа и его правителей.

Наконец, неопределенность современной обстановки в сфере идеологий и осмысления социальной реальности, заявленная тезисом о «постсекулярности», настоятельно требует преодоления, достижения некоторой ясности в полагании ценностного единства. Если идеократия хотя бы теоретически может быть явлена в современном мире, хотя бы в России, то крайне важно определить предлагаемый ее сторонниками выход из кризиса «конца идеологий».

В заключение отметим, что, несмотря на то, что автора данного текста нельзя назвать первопроходцем в этой теме, однако «идеократическая идеология» все еще представляется чем-то туманным и ускользающим, вернее балансирующим на грани, отделяющей кристальную ясность смысловой пустоты от вязкого болота неразличимой тотальности.

Объект исследования: Системы смысла, созданные российскими консервативными мыслителями.

Предмет исследования: Идеократические идеологии в российской консервативной мысли.

Цель работы: Определить существование и природу идеократического вектора в российской консервативной политической мысли.

Для ее достижения необходимо решение следующих задач:

Во-первых, выяснить концептуальную структуру идеократической идеологии посредством применения адаптированного морфологического метода изучения идеологий. Требуется произвести целостную интеллектуальную конструкцию, обозначив базовые аксиомы системы смысла и проследив их разворачивание в завершенную идеологию.

Во-вторых, совершить сканирование отечественной консервативной мысли на предмет выявления систем смысла, в общих чертах воспроизводящих теоретический шаблон, задающий идеократическую идеологию. Важно подчеркнуть, что мы не предписываем себе задачу предоставления исчерпывающего обзора подобных конструкций. Целесообразным представляется обращение к наиболее значимым для российской политической традиции мыслителям, в творчестве которых оказались отчетливо проявлены идеократический принцип и его неизбежные социально-политические следствия. Кроме этого, нам видится важным, конструирование именно таких идеологий, которые в предельно возможной степени продемонстрировали бы внутреннюю неоднородность идеократии, которая заключается во всеобщем любой идеологии, выведенным для идеократии исполнением первой задачи данного исследования.

В-третьих, подвергнув рассмотрению сконструированные системы, определить наличие идеократического вектора, то есть, изменения самой «идеократии», проявляющейся в изложенных особенных идеологиях отдельных мыслителей в процессе исторического развития России. Определить отношение этого вектора и идеократии в целом к таким направлениям консерватизма, как традиционализм и консервативная революция.

Источниковедческая база. В исследовании представлены идеократические системы следующих российских мыслителей: В.С. Соловьев, Л.А. Тихомиров, К.Н. Леонтьев, Н.В. Устрялов, а также изложены основания «Евразийства». Автор стремился основываться преимущественно на первоисточниках, то есть, оригинальных работах мыслителей. К сожалению, мы столкнулись с существенными пробелами, изучая работы представителей русской эмиграции. Не все опубликовано, многое остается лежать в архивах, расположенных за пределами России. Безусловно, привлекалась и вторичная литература - научные статьи и исследования, посвященные интересующим нас проблемам. Морфологический подход к изучению идеологий частично заимствован у М. Фридена, изложившего свой подход к исследованию в работе «Ideologies: A Conceptual Approach». Специфика идеократического принципа и его философских оснований выявлялась посредством их осмысления через призму воззрений таких мыслителей как: Платон, Т. Гоббс, Ж.Ж. Руссо, И.Г. Фихте, Ф.Г.В. Гегель, Ф. Ницше, Х. Ортега-И-Гесет, Н.А. Бердяев, Н. Н. Лосский, С. Франк, И.А. Ильин, Л.Н. Гумилев. Для ориентации в поле консервативной мысли автор обращался к трудам Э. Никиша, К. Шмитта, О. Штрассера, Э. Юнгера, О. Шпенглера, М. Брука, Р. Генона, Ю. Эволы, К. Маннгейма, С. Хантингтона, С. Льюкса и других. Схватывание специфики современной эпохи оказалось бы невозможным без обращения к феномену «постсекуляризма» и научной литературе, преимущественно статьям на английском языке, посвященным его рассмотрению.

Методы. Исследование базируется на принципах историзма, системности, целостности. Основано на междисциплинарном подходе с использованием общенаучных методов (анализ, синтез, аналогия, типология, классификация). Предполагается, что наше исследование будет проводиться в рамках универсалистской научной парадигмы, не отрицающей, однако, значения и необходимости учета культуральной и исторической специфики сознания исследуемой человеческой общности и отдельных ее представителей.

«Традиция», представленная в названии работы, не призвана отсылать к статичному, лишь утверждающему себя в тождестве с собой комплексу социально-политических институтов и совокупности догм и положений. Наоборот, традиция здесь есть нечто динамичное в себе, развивающееся, становящееся, поэтому можно говорить не только о «идеократической традиции», но и о «идеократическом векторе».

Настоящее исследование в рассмотрении идеократических систем опирается на работы представителей российской консервативной мысли.

Идеократия предписывается исследованию как идеология, идея в моменте субъективности. Таким образом, здесь не будут исследоваться режимы, и подвергаться анализу социально-политические институциональные дизайны.

Автор сознательно воздерживается от приведения внешней критики идеократическим систем. Излагать подобные критические высказывания, во-первых, неконструктивно, ибо они не расширяют наши познания идеократических систем, а освещают позиции, с которых происходит критика этих систем. Во-вторых, это не научно, так как сталкиваются не некие факты с изучаемой идеологией, а две разные, а потому, априори, враждующие системы смысла. В-третьих, это невозможно, так как критика требует данности объекта критики, а именно в его выявлении и конструировании и заключается цель данного исследования.

Наконец, самое главное: идеократическая идеология изучается именно как система смысла, то есть целостная, относительно самодостаточная и различенная в себе. Идеология, согласно данному исходному положению работы, должна быть исследована изнутри ее самой, то есть, не прибегая к внешним объяснениям, задающим подчиненность идеологии, например, условиями социальной среды, классовой принадлежностью автора («ложное сознание»), структурой системы угнетения, особенностями психического склада автора или фактами (немыслимыми вне интерпретации) его биографии. Наиболее адекватным поставленным задачам и выставленным условиям представляется морфологический метод исследования идеологий.

Идеологии исследовались на основе морфологического анализа, согласно которому для выработки адекватного понимания определенной системы необходимо выстроить ее концептуальную структуру, сконструировать систему смысла и представить ее как различенное в себе единое.

Здесь важно провести существенное для всего труда различение. Очередным исходным положением исследования является принятие идеократии не только как идеологии, но и как типа, то есть полагание идеократии свободной от единственного и отдельного воплощения. Иными словами, идеократия считается выходящей за пределы трудов одного некоего мыслителя или относительно единого коллектива авторов. Таким образом, возникает необходимость выявить момент всеобщности, который будучи оторванным от особенности, безусловно, представляет нечто лишь формальное и сущее только как мысль, однако, оказываясь раскрытым, есть закономерность, выстраивающая рассудком различенные моменты идеологии в единство. Тип есть внутренняя сила, полагающая идеологию чем-то большим, нежели совокупностью отдельных высказываний. Знание типа позволяет выяснить необходимые связи между концептами, преодолеть хаос, к которому приводит произвол мыслителя. Идеократия есть нечто разумное, подчиняющее действенностью своего субстанциального принципа течение мысли автора. Моментом особенности в данном случае становится творчество отдельных мыслителей, а конкретной единичностью окажется сущая как определенная идеология идеократия.

Исследование идеократии как типа. Учитывая отсутствие целостных и полноценных исследований, посвященных именно «идеократическим идеологиям», автор вынужден был подойти к предмету, используя трехступенчатый метод схватывания идеологии, где каждая ступень основывается на выводах предыдущей, но появляется лишь в том случае, если эти выводы недостаточны для проектирования законченной системы смысла или слишком произвольны. Эти ступени мы называем «путями». Лишь последовательное прохождение трех путей, ведущих исследующего субъекта к пониманию объекта, создает идею данной идеологии, не только существующей, будучи различенной в себе и отражаемой в отдельных своих моментах рядом мыслителей и публицистов, но и существующей необходимо, то есть занимающей определенное, лишь ей свойственное место в пространстве идеологий.

Исследование отдельных систем: «Ядро», «периферия», «периметр».

Идеология есть система смыслов, охватывающих, как всю реальность, так и некоторые ее аспекты, предлагающих ответы на вызовы современности и варианты решения проблем определенного сообщества, или человечества в целом, человека, как психосоциального существа, взаимодействия социальной среды с физической и определяющих границы и методы взаимодействия со сложившимися и функционирующими в обществе институтами. Идеология создает модели «реальностей», благодаря которым индивид ориентируется в социальном информационном мире и мыслит себя и окружающую его среду. Под «реальностями» будем понимать образы Прошлого (во всей его временной множественности), Настоящего – «истинный лик действительности», Будущего – различные изображения вариантов предстоящего, среди которых могут быть как Идеальные миры1, так и антиутопии. Творение нового в сфере Смыслов и Идей, порождение мыслью воображаемых «реальностей» невозможно вне иерархий Ценностей, исповедуемых мыслителем и формирующих его мировоззрение, которому он стремится придать форму истинного через воплощение системы взглядов в текстах и последующее распространение их на сообщество. Именно Ценности порождают Идеологии, создавая системы идеального и определяя допустимость и целесообразность использования тех или иных методов и инструментов для трансформации реальности.2 Отличность восприятий реального мира от идеального видения этого мира побуждает идеолога, мыслителя искать способы сведения этой отличности к минимуму. Идеология предлагает методы превращения реальности.

Являясь системой, идеология должна стремиться к искоренению внутренних противоречий и гашению негативного воздействия окружающей, в интеллектуальном3 и реальном плане, среды4 путем распространения себя на «пространство» и внутреннего развития, углубления. Проводить анализ идеологии необходимо, опираясь на признание важности их морфологии5, а именно, той формы, в которую выстраиваются различные идеи, смыслы, их конституирующие. С точки зрения морфологии, всю систему смыслов можно разделить на группы концептов, а именно, «ядро», «периферию» и «периметр».



«Ядро» представляет собой набор наиболее важных идей, представляющих саму сущность всей идеологии. Оно отстранено от действительности, абстрактно. Безусловно, возникает «ядро» и его «идеи» на основе восприятия мыслителем некоторой заданной действительности, однако, впоследствии сам факт укорененности в «конкретном» должен «забыться», ибо развернутая и претендующая на разрешение основных вопросов человеческого и общественного существования система смысла обязана ставить себя в над-временное и сверх пространственное положение, превозмогая мощью мысли преходящее и относительное. «Ядро» системы смысла содержит в себе наиболее философски-отстраненные смыслы и идеи, они возвышаются над социально-политической сферой отношений, как правило, попадающей в фокус внимания исследователей идеологических систем. По нашему мнению, анализировать идеологию лишь на уровне ее оценок и рекомендаций только в области «общественного» не совсем корректно. Хотя, на первый взгляд, многие идеологии интеллектуально «обитают» лишь в этой среде, однако, по нашему мнению, несмотря на то, что идеология посвящена ответам именно на вопросы, связанные с существованием «общества» и, соответственно, помещает их в фокус мысли, она не может извлекать «идеи», оправдывающие и формирующие «социальное», из собственно сугубо «социального». Иными словами, для выстраивания общественных систем и «реальностей» необходимо выйти за пределы «социального» и «политического», в узком смысле этого термина. В данной работе «ядром» будут именоваться именно такие «идеи», которые позволяют схватывать мыслью все человеческое, общественное развитие, разворачивание Истории, отвечать на основные вопросы бытия. Только те идеологии, которые хранят в своих основаниях подобные идеи, способны претендовать на применение своих аксиологических иерархий к действительности и воображение других «реальностей». Безусловно, не каждый мыслитель разрабатывает данные Идеи, иногда их присутствие может даже не упоминаться в работах. Идеолог может быть столь одержим политико-социальной сферой, что «идеи», обусловившие его ответы и предложения, относящиеся к области «общественного», остаются в тени, являясь своеобразным интеллектуальным бэкграундом, который непременно наличествует, но не всегда находит свое символическое оформление на страницах работ погрузившегося в «конкретное» мыслителя. К счастью, все идеологи-конструкторы систем смысла, попавшие в эпицентр данного исследования, в большей или меньшей степени, освещали те «идеи», на которых базируется социально-политический слой их идеологии, и которые автор этой работы именует «ядром» системы смысла. Безусловно, подобный подход, включающий в «идеологию» проблемы, выходящие далеко за пределы собственно отношений, возникающих в некотором социуме, и касающийся проблем «существования» и «Смысла», как такового, может подвергаться критике за неправомерное расширение термина «идеология». Мы осознаем возможные замечания, однако, считаем, что в целях адекватного и полноценного познания социально-политического слоя системы смысла данный подход к интеллектуальному наполнению термина «идеология» приемлем. Конечно, возможно и целесообразно разделение Системы Смысла на уровни, например «философский», затрагивающий «идеи», включенные нами в «ядро» идеологии, и собственно «идеологический», включающий в себя воззрения на социально-политические аспекты существования сообщества. В рамках данной работы, подобного разделения не предусмотрено, и термин «идеология» объединяет оба указанных выше уровня и в этом контексте приравнивается «системе смысла». Беглое изложение идеи «ядра» проливает свет на содержание концептов «периферии» системы смысла. Сущность социально-политических воззрений мыслителя обозначается этим термином.

Однако здесь целесообразно сделать различение между «периферией» и «периметром». Последний обеспечивает связывание системы в целом с конкретной действительностью, и поэтому его содержание определяется интеллектуальным столкновением между «ядром-периферией» и восприятием с точки зрения данной системы смысла действительности. Стоит ли подчеркивать непостоянство и изменчивость идей, входящих в «периметр», связанных с трансформацией окружающей среды? «Периметр» постоянно должен подстраиваться под состояние наличествующего мира, адекватно отвечать на вызовы, которые «среда» бросает интеллектуальной конструкции. «Периметр» не только оберегает, защищает идеологию в целом, но и позволяет ей оказывать влияние на среду, преобразовывать ее по своим шаблонам. Действенность идеологии гарантируется именно этим ее, сугубо прикладным, слоем. В этом отношении система, глубоко развитая в «философском» отношении, но слабая в деле признания и трансформации «реальности», неминуемо проигрывает более простым системам, обладающим грубой силою скорой исполнимости и способностью завлекать активные слои населения ясной и «свободной» от «длинных мыслей», коренящихся в сложившейся действительности и обещающих скорое разрешение проблем. Безусловно, сильный и интеллектуально и практически «периметр», не изменяющий основным идеям «периферии» и, в тоже время, адекватно воспринимающий реальность, знающий способы ее изменения, спроектировать крайне непросто. Подводя итоги, скажем, что «периметр» отвечает на вопрос «Что делать здесь и сейчас?».

Очертив «ядро» и «периметр», вернемся к «периферии», смысловое содержание которой практически полностью прояснено предыдущим беглым изложением. «Периферия» есть Центр идеологии. Образы «идеального», содержание «политического» в широком смысле («Друг-Враг»), проблемы общности – все это содержание «периферии». Именно к этому слою системы смысла, или идеологии, мы относим вопросы, связанные с Государством, Властью, Нацией-Империей, Экономикой, Культурой. Однако здесь стоит заметить следующее: нельзя четко обозначить перечень проблемных вопросов, ответы на которые входят в «периферию» идеологии. Каждая идеология формирует свои ценностные иерархии и структуры смыслов и идей, и соответственно, самостоятельно определяет содержание «периферии» и «периметра». Иными словами, с абсолютной точностью нельзя, до проведения исследования, определить набор заполняемых смыслом категорий, составляющих содержание слоев идеологии. Можно лишь с некоторой долей вероятности предполагать это содержание, очерчивая мыслью круг вопросов и проблем.

В заключение стоит отметить, что смысловое содержание каждого концепта необходимо рассматривать лишь в общей структуре системы смысла. Концепты наполняются смыслами в зависимости, как от времени и культурной традиции, так и от места, занимаемого в структуре системы смысла, и влияний, оказываемых на него другими концептами в рамках данной системы. Нельзя ограничиваться анализом вырванных из контекста «идей», важно рассмотреть систему в ее целостности, что позволит обнаружить и объяснить некоторые аспекты «идей», возникающих лишь в связи с включенностью их в Целое.

Идеологии будут подвергнуты рассмотрению с точки зрения ключевой и основополагающей идеи данного метода, а именно, через выстраивания их смысловой структуры. Необходимо выявить концепты «ядра», а затем разворачивать их через анализ идей мыслителей, относящихся к «периферии» разрабатываемой ими системы смысла. Идеология должна быть выстроена в качестве своеобразного нисходящего смыслового потока – от ключевого смысла к частному и преходящему. Переходы между идеями должны быть обоснованы с точки зрения логики всей системы, определяемой во многом смыслами «ядра». Жесткого разделения между идеями, концептами не будет, ибо задача заключается в точной передаче той тонкой органической интеллектуальной связи, соединяющей различные смыслы между собой. Исходя из выявления скрытых потенций и требований ключевой идеи, определяется некоторая группа перекликающихся между собой смысловых конструкций, существование и сущность которых предопределяется базисом и системообразующими идеями.

«Схватив» сознанием и символами Идеи, необходимо выявить характер их взаимоотношений, обозначить ведущего и ведомого, а именно, понять их внутреннюю ценность для автора системы. Исходя из этого, определить анализируемым идеям место в структуре идеологии по отношению к ключевому смыслу, который в силу своей абсолютной, с точки зрения идеологии, значимости является самоценным, а значит, принимаемым на «веру в качестве аксиомы, и пронизывающим все другие смыслы своим Духом.

Итак: знание типа требуется для выработки понятия идеократии. Без него отсылки как к «идеократии как таковой», так и называние определенных систем смысла идеократическими было бы немыслимым. Конструирование реально существующих идеологий требуется не только для определения ее соответствия критериям идеократизма, но и обоснования действительности идеократических систем, их возможности существовать не только в пространстве мысли об идеологиях, но и в пространстве самих идеологий.

Научная новизна. Исследование вносит в научный дискурс термин «идеократическая идеология». Идеократия преподносится именно как целостная и развернутая система, имеющая своих апологетов, дополнивших моментом особенности всеобщность чистой идеократии и, тем самым, создавшим единичное, то есть реально действовавшие на арене мысли, идеологии.

Значимость исследования. Значимость работы «Идеократическая традиция в российской политической мысли» может быть раскрыта через рассмотрение целостного текста с двух точек зрения. Он может быть рассмотрен как самостоятельная работа и как составная часть, включенная в более масштабные исследования. Его ценность, во-первых, заключается в том, что рассмотренные нами идеологии были представлены в форме целостной Системы. Идеологии возводились как самостоятельные и независимые структуры, они сознательно не вписывались в «контекст» индивидуальной биографии мыслителя или в интеллектуальное «поле» некоторого времени. Безусловно, мы учитывали и «контекст» их возникновения, обстановку, в которой они развивались, а также личности мыслителей, однако, все эти факторы носили в нашем исследовании подчиненный характер по отношению к идеям и смысловым структурам.

Более важным представляется понятие идеократической идеологии. Вся работа посвящена выяснению сущности данной системы смысла, что представляется крайне необходимым сегодня для пресечения произвольных и глубоко ложных употреблений данного понятия в научной, и, особенно, публицистической литературе.

Кроме этого, выявление идеократии в пространстве консервативной мысли позволяет по-иному взглянуть на все идеологическое пространство. Знание идеократии заключает в себе новую позицию, с которой можно обращаться не только к сфере мысли о социальном, но и к общественной действительности в ее объективности.

Возможность включения настоящего исследования в некий более масштабный научный проект открывает многочисленные перспективы расширения нашего знания идеологий в целом и отечественных систем, в частности. Этот текст может стать составной частью, элементом сравнительно-исторического научного исследования, в ходе которого можно будет проследить трансформацию форм, которые приобретал идеократический принцип на протяжении истории. Многообещающим видится проект, посвященный изучению идеократических идеологий в иных странах. Подобное предпринималось нами ранее в работе, посвященной изучению Германского и Российского опыта производства идеологий «национал-большевизма». Здесь мы не затрагиваем современные российские идеологии, а лишь размышляем о способности среды породить идеократические системы и об определенности, которую они могут принять. Поэтому исследование, посвященное изучению работ, появившихся в России после распада СССР, на предмет отражения в них идеократического вектора, лишь намеченного нами, еще ждет своего автора. Наконец, рассмотрение советского интеллектуального наследия может представлять значительный интерес, так как, обращение к идее в моменте ее объективности представляется необходимым для формирования законченного понимания идеократичкской идеологии.

Выводы, представленные автором этой работы, требуют дальнейшего уточнения и проверки. Исследования других идеологий позволят внести коррективы не только в измышляемый образ идеократического вектора, пронизывающего историю России последних ста пятидесяти лет, но и в само понятие идеократии, воображение идеократического типа.

Мы считаем, что наличествует множество путей развития данной тематики и интегрирования результатов данного исследования, воплощенных в этом тексте, в научную разработку большего масштаба. Однако это, все же, не отменяет самодостаточности и самостоятельной ценности данной работы, хотя явно промежуточный характер ее выводов заставляет искать и разрабатывать пути ее дальнейшего творческого развития и осмысления.



Структура работы. Работа состоит из четырех глав, введения и заключения. Первые три главы в отдельности представляют различные, но дополняющие друг друга, пути, ведущие к формированию идеократического типа. В последней главе предпринимается попытка разрешения судьбы идеократии в эпоху постсекулярности. Заключение содержит выводы о наличии и сущности идеократического вектора. Весомую часть работы составляют приложения, отдельные тексты, в которых излагаются сконструированные нами системы отдельных российских мыслителей. Дано пять приложений, отражающих системы В.С. Соловьева, Л.А. Тихомирова, К.Н. Леонтьева, Н.В. Устрялова, Евразийцев.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   19


База данных защищена авторским правом ©ekonoom.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница