Глобальное экономическое регулирование новые вызовы для международных экономических организаций




Скачать 314.96 Kb.
Дата07.05.2016
Размер314.96 Kb.

Правительство Российской Федерации



Государственный университет – Высшая школа экономики


Факультет мировой экономики и мировой политики

Кафедра международных экономических организаций и европейской интеграции

ГЛОБАЛЬНОЕ ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ

НОВЫЕ ВЫЗОВЫ ДЛЯ МЕЖДУНАРОДНЫХ ЭКОНОМИЧЕСКИХ ОРГАНИЗАЦИЙ



Ответственный редактор – профессор ГУ-ВШЭ В.Н. Зуев vzuev@hse.ru

Редакционная коллегия: к.э.н. Островская Е.Я., к.э.н. Злоказова Н.В.

Рецензент: д.э.н. Фаминский И.П.

Москва 2009


ОГЛАВЛЕНИЕ
Предисловие………………………………………….. 4

Введение

Глава 1. Проблемы формирования глобальной системы экономического регулирования …………………………………. 5


Раздел 1. Международные экономические организации: поиск путей решения глобальных проблем мировой экономики

Глава 2. Фундамент глобальной системы.

Организация Объединенных Наций ……………………… 19

Глава 3. Задачи общеэкономического характера в деятельности международных



институтов.

Организация Экономического Сотрудничества и Развития 80

Глава 4. Возрастание роли неформальных институтов в международной системе.

Группа восьми…………………… 113 Группа двадцати ………………………… 134


Раздел 2. Обеспечение экономического развития в системе институтов ООН

Глава 5. Утверждение принципов и норм международного экономического



сотрудничества

ЮНКТАД…………………………………………. 146 Глава 6. Стимулирование структурной перестройки.

ПРООН………… 166

Глава 7. Обеспечение промышленного развития и экономического роста.

ЮНИДО………… 178

Глава 8. Международная стандартизация и сертификация

ИСО………………………………………………………… 192

Глава 9. Проблема охраны авторских прав.

ВОИС…………………………………………………………. 205

Глава 10 Международная продовольственная проблемы и пути ее решения

ФАО……………… 217
Раздел 3. Регулирование международной торговли

Глава 11. Либерализация на перепутье.

ГАТТ/ВТО………………… 228

Глава 12. Организационное обеспечение международной торговли

Международный торговый центр……………… 264

Глава 13. Правовое обеспечение международной торговли

Комиссия ООН по праву международной торговли (ЮНСИТРАЛ) 267

Глава 14. Интересы бизнеса в международной торговле

МТП………………………... 275
Раздел 4. Современная система международных финансовых организаций

Глава 15. История формирования системы финансовых



институтов………………………………… 285

Глава 16 Реформа международных финансовых организаций

Международный валютный фонд………………… 291

Глава 17. Новые вызовы для глобальной финансовой системы

Группа Всемирного банка…………………………. 321

Глава 18. Усложнение задач для региональных финансовых систем

Региональные банки развития………………. 342
Раздел 5. Выработка новых подходов к решению современных проблем мировой энергетики.

Глава 19. Мировая ядерная энергетика: новые возможности и новые угрозы.

МАГАТЭ………… 357

Глава 20. Вызов времени: энергетическая нестабильность.

ОПЕК…………… 370

Глава 21. Проблема экологической безопасности.

Киотский протокол…… 390
Раздел 6. Гуманитарные аспекты деятельности международных институтов.

Глава 22. Развитие экономического сотрудничества в безопасной среде

ОБСЕ……………………………………… 399

Глава 23. Укрепление демократии: предпосылка общего экономического



процветания?

Совет Европы…………………………………… 413

Глава 24. Задачи международной системы по сохранению мирового культурного

наследия

. ЮНЕСКО……………........... 429

Глава 25. Обеспечение развития международного туризма

. ЮНВТО…………………….. 435

Глава 26. Экономика и управление международным спортом: футбол без границ

ФИФА и УЕФА ………… 449

Глава 27.. Новые вызовы века для международных институтов: поиск выхода из

кризиса……. 468

Авторский коллектив:

Глава 1 - Зуев В.Н.

Глава 2 - Злоказова Н.Е.

Глава 3 – Мешкова Т.А., Безнаева О.В.

Глава 4 - Зуев В.Н., Ларионова М.В.

Глава 5 – Михайлова И.О., Островская Е.Я

Главы 6-8 - Островская Е.Я.

Глава 9 - Тузикова Е. С.

Глава 10 – Литвинова Ю.В.

Глава 11 - Данильцев А.В..

Глава 12-14 – Островская Е.Я.

Глава 15–18 - Андронова И.В.

Глава 19 – Астахова А.В., Зуев В.Н.

Глава 20 - Галицкая Н.В., Гончаров Н.А., Головачев С.С., Зуев В.Н.

Глава 21 - Дзюба М.А., Зуев В.Н.

Глава 22 – Жигайло Г. Ю.

Глава 23 - Зуев В.Н

Глава 24 – Боев П.А.

Глава 25 - Островская Е.Я

Глава 26 - Овечкин А.И.

Глава 27 – Зуев В.Н. – материалы по влиянию глобальных институтов экономического управления на развитие мировой экономики подготовлены в рамках специального проекта при поддержке Ректора ГУ-ВШЭ (08-01-0023).

Глава 27. Новые вызовы века для международных институтов: поиск выхода из кризиса


1. Кризис институтов или кризис системы?

Система глобальных институтов экономического регулирования в 2008 -2009 годах столкнулась с совершенно новыми масштабными вызовами времени. Эти вызовы заключены в одном емком и грозном слове – кризис.

При характеристике состояния той или иной сферы мировой экономики все чаще можно было встретить именно это определение – «кризис».

Кризис мировой финансовой системы, который разразился осенью 2008 года, начавшись с «легкого» ипотечного кризиса в США, затем перекинулся на инвестиционные фонды и банки ведущих стран мира и привел к обвалу крупнейших фондовых бирж. Акции ведущих корпораций стремительно падали вниз, словно осенние листья. И казалось, что этому падению не будет конца.

Энергетический кризис, который первоначально выразился в стремительном росте цен на углеводородные энергоносители до отметки более 150 долл. за баррель в августе 2008 года, затем в столь же стремительном их падении примерно в два раза той же осенью. Его правильнее было бы называть как кризис системы обеспечения международной энергетической безопасности.

Мировой продовольственный кризис, который выразился в нехватке продовольствия для развивающегося мира и стремительном росте цен на продукты питания.

Экономики многих стран мира стали вползать в рецессию и демонстрировать близкие к нулю темпы роста. Прежде всего, - экономики США и стран ЕС. Появились сопоставления с кризисом 30-х годов прошлого столетия.

Досталось и международным экономическим институтам, которые были обвинены в неспособности отреагировать на вызовы времени и которые сами прибывали в кризисном состоянии перед лицом новых проблем и новых мировых кризисов.

Действительно международная система экономического регулирования оказалась не готова к таким испытаниям. Да она и не сталкивалась с подобными проблемами за всю историю своего существования.

Ведь основные международные экономические организации возникли после второй мировой войны в 50-х и 60-х годах прошлого столетия. Их миссия заключалась в преодолении разрушительных последствий мировой военной катастрофы, недопущении новых катаклизмов и в ответе на реальные потребности мировой экономики в регулировании все большего количества различных отраслей, которые становились в возрастающей степени взаимозависимыми и взаимосвязанными.

Не справились??

Мировые экономические кризисы – это кризис международной системы регулирования?

А возможно ли избежать экономических кризисов вообще?

Пока еще никто не отменял и не пересматривал теорию циклического развития экономик, в которой есть место как фазе подъема и роста, так и фазе кризиса.

Наиболее глубокая разработка концепции экономических циклов приходится на период между двумя мировыми войнами и связана в первую очередь с трудами ученика М.И.Туган-Барановского - выдающегося отечественного экономиста Н.Д.Кондратьева. Именно Кондратьеву принадлежит заслуга создания первой систематической концепции циклических колебаний экономики. Н. Д. Кондратьев пытался выяснить, с какой периодичностью и цикличностью развивается мировая экономика. Он доказывал, что есть определенные временные промежутки, через которые наступает кризис.

Современное движение цикла мировой экономики в значительной мере трансформировалось, и на него воздействуют много новых факторов, что растягивает фазу относительной стабильности и подъема и уменьшает периодичность кризисов.

Например, экономика США развивалась бескризисно в течение семи лет с периода рецессии 2001 года, что является четвертым по продолжительности периодом подъема за всю историю развития американской экономики с 1945 года.

Можно посмотреть на ситуацию и с другой стороны. После второй мировой войны человечество еще ни разу не сталкивалось с проблемой масштабного мирового экономического кризиса. Были локальные кризисы – Азиатский, Российский дефолт 1998 года, тот же энергетический. Но они не приводили к распространению кризиса на все страны мира. Проблемы удавалось локализовать.

Более глобализованный характер мировой экономики по сравнению с прошлым веком означает, что те огромные финансовые ресурсы, которые накоплены финансовыми институтами, могут быть более быстро переброшены из одного сегмента в другой: например, из прибыльного - в кризисный. Это приводит к тому, что сам кризис либо откладывается, либо вовсе не наступает.

Позитивную роль на движение цикла и на развитие экономик оказывают международные экономические организации, которые появились после Второй Мировой войны. Как только в какой-то стране возникает кризис, как было, например, в России в 1998 году, Международный Валютный фонд (МВФ), тут же впрыскивает большие средства в экономику этой страны - помогает с решением проблем платежного баланса, структурных экономических проблем и тем самым локализует проблему, и кризис не развивается во всемирном масштабе.

То же самое происходило и в конце 2008 года, когда крупные компании, которые испытывали балансовые проблемы, получали финансовые инъекции либо от государств, либо опосредованно от международных структур.

Мировой фондовый рынок за первую декаду октября 2008 года потерял пятую часть своей стоимости. Индекс MSCI World потерял 20%, показав максимальное с 1970 года снижение. Такого кризиса рынки не знали за всю свою историю. Индекс Dow Jones потерял 18%, упав максимально за всю свою историю. То же произошло с японским Nikkei, рухнувшим на 24%. Биржи развивающихся рынков также пережили худшую в своей истории неделю: индекс MSCI Emerging Market потерял 21%1.

Финансовый кризис стал основной темой на встречах министров финансов G7, а затем и G20, саммите лидеров ЕС, годовых заседаниях МВФ и Всемирного банка, где были обозначены общие рамки международной борьбы с мировым финансовым кризисом. Были выработаны пять основных принципов, которыми финансовая система должна руководствоваться во время кризиса:

- предотвратить крах системно важных финансовых институтов;

- обеспечить возможность привлекать капитал для возобновления кредитных операций;

- гарантировать доступ финансовых институтов к ликвидности и финансированию;

- обеспечить надежность программ по страхованию депозитов;

- при необходимости принимать меры для возобновления деятельности вторичных рынков ипотечных и других ценных бумаг.



Банки всех стран мира скоординировано пошли на исключительные меры по борьбе с финансовым кризисом: одновременно они снизили ключевые процентные ставки первоначально в среднем на 0,5%2.

Европейский центральный банк снизил ставку рефинансирования до 3,75% с 4,25%, Банк Англии до 4,5%, Банк Канады до 2,5%, Банк Китая - на 0,27% до 6,93%. ФРС урезала учётную ставку на 50 базисных пунктов до 1.75% годовых.

Поскольку эти меры оказались недостаточны, банки пошли на дальнейшее снижение ставок. После серии мер по дальнейшему понижению ставки, 4 декабря 2008 года Банк Англии понизил учетную ставку с 3% до 2%, ЕЦБ – с 3, 25% до 2,5%, Банк Швеции – на 1,75 п.п. - до 2%,.3 ФРС США привела свою ставку концу года до уровня всего в 1%.

Меры крупнейших центральных банков во имя спасения мировой финансовой системы - беспрецедентны. На уровне 2% в последний раз ставка Банка Англии была в 1951г., а снижалась на 1% с 3 до 2% лишь в октябре 1939г. после начала Второй мировой войны. Декабрьское 2008 года понижение ставки ЕЦБ на 0,75 п.п. – самое большое за 10-летнюю историю деятельности Банка. Ранее снижение происходило более плавными шагами - по 0,25 – 0,5 процентных пункта.

Но и этого оказалось недостаточно. В 2009 году ФРС США опустила ставку до малозаметных значений – 0,25%. Банк Англии понизил ставку до 0,5%. А Европейский центральный банк произвел понижение учетной процентной ставки в начале года с 2% до 1,5%, потом до 1,25%, а в мае 2009 года и вовсе до 1,0%. В начале марта 2009 года Банк Англии снизил базовую процентную ставку на 0,5 процентного пункта, доведя ее до 0,5%, это стало самым низким уровнем с 1694 года, когда банк был основан. Впрочем, и на уровне 1% ставка уже находилась на самом низком за всю историю банка уровне. Тоже можно сказать и о политике ЕЦБ. Ставка опустилась до самого низкого уровня с 1999 года, когда ЕЦБ стал отвечать за единую денежную политику стран еврозоны.

С наступлением осени 2008 года лидеры стран ЕС скоординировано объявили о национальных планах борьбы с кризисом на общую сумму в 1,3 трлн. долл., а на Саммите ЕС в Брюсселе 15-16 октября 2008 подтвердили ранее достигнутые договоренности и приняли общий план борьбы с финансовым кризисом.

Страны Азии объявили о создании совместного антикризисного фонда в 135 млрд. долларов.

В октябре 2008 года МВФ объявил об открытии программы поддержки государственных финансовых систем на общую сумму в 100 млрд. долл. И выделил первые кредиты Украине, Исландии и Венгрии в 16,5 млрд.., 15,7 млрд. и 2,1 млрд. долл., соответственно. Затем последовала очередь Пакистана, Белоруссии и Сербии. В конце ноября 2008 года официально встала в очередь за финансовой помощью из Международного валютного фонда и Латвия4.

США пообещали поддержку Бразилии, Мексике, Южной Корее и Сингапуру в 30 млрд. долларов.

На саммите Группы 20-ти в Лондоне в апреле 2009 года общие финансовые обязательства ведущих стран по выведению экономик из кризиса были оценены примерно в 4 трлн. долл.

Однако многие критикуют международные институты за недостаточную финансовую помощь финансовой системе и неспособность справиться с кризисом. Но, с другой стороны, должны ли международные институты покрывать потери частных и государственных национальных структур порожденные экономическими просчетами или авантюрной стратегией!? Сам рынок расставит все на свои места. Новые люди и новые компании должны занять освободившиеся ниши.

Значительно более важное и социально значимое обстоятельство заключается в том, чтобы не пострадали простые вкладчики, доверившие свои сбережения банковским учреждениям. Именно поэтому, например основные страны ЕС гарантировали выплаты населению по вкладам в размере от 50 000 евро и выше.

Трудно точно вычленить, какую именно антикризисную роль сыграли в прошлом и продолжают играть в настоящем международные экономические организации. Например, промышленное освоение результатов научно-технического прогресса – также значимый фактор экономического роста и развития. Но то, что определенная заслуга международных экономических структур в относительно бескризисном развитии мировой экономики в течение более полувека существует, вряд ли приходится сомневаться.

Думаю, можно утверждать, что существует глобальная тенденция смягчения разрушительных последствий мировых кризисов за счет увеличения возможностей частных игроков, государств, региональных и международных финансовых экономических организаций. Когда вся эта система начинает действовать, то она имеет колоссальные возможности для выхода из кризиса.

Да и в 2008 году, строго говоря, мировая экономика в целом не вползла в кризис. Ведь кризис - это отрицательные темпы роста. И если США и Европа испытывают серьезные проблемы роста, то Азиатские рынки продолжают развиваться высокими темпами, равно как и экономика России, Бразилии, Мексики, Южной Африки.

Мир привык жить в относительно стабильной и благоприятной экономической среде. И это сыграло с ним злую шутку.

На все происходящее с мировой экономикой можно посмотреть философским взглядом. Типичное поведение российского, европейского или американского гражданина выражается в приобретении большого количества материальных благ в кредит. Люди часто не соизмеряют свои реальные финансовые возможности, а считают, раз кредит дают - надо брать. Благоприятный экономический фон способствует такой линии поведения. В стабильной экономической среде вполне вероятно рассчитывать на занятость, на определенный уровень доходов и, следовательно, распределять часть планируемых поступлений на погашение долгов.

Политика «жить в кредит» характерна не только для граждан, но для компаний и банков. На кредитные средства предприятия открывают новые линии производства, проводят агрессивную политику слияний и поглощений, вкладываются в рисковые операции. Кредитные инструменты используются в максимально возможной степени. Рынок разогревается. Формируются «пузыри» строительного бума, рынка недвижимости, фондовые и другие.

Вся мировая экономика оказалась пронизана сетью финансовых взаимосвязей: граждане должны компаниям и банкам, компании должны банкам, банки должны фондам и другим финансовым структурам. Эта цепочка взаимозависимостей становится уязвимой. Когда в одном звене происходит сбой, то рушится значительная часть системы. Именно это и происходит сейчас в мировой экономике – слишком много кредитов было выдано, они не были подкреплены реальным экономическим состоянием клиентов и системы в целом.

Какова цена финансовой стабильности?

Увеличивается доля государства в активах компаний и предприятий финансового сектора. Возрастает государственная регулирующая составляющая. В определенный мере – это ответ на вызовы и потребности времени. Финансово-кредитные операции международного уровня не регулировались в достаточной степени международными структурами, чтобы избежать высоких рисков и обрушения системы. В то же время где разумная грань вмешательства в частную инициативу и предпринимательство? Пропорции регулирования и свободного рынка будут пересмотрены и установлены на новом уровне соответствия потребностям операторов финансовой системы.


2. Проблема управляемости международных экономических отношений

В условиях глобализации очевиден переход от двустороннего к многостороннему международному сотрудничеству. Наиболее динамично развиваются новые региональные экономические объединения, такие как АТЭС, ЕврАзЭС, АСЕАН, ШОС. В будущем значение этих региональных экономических блоков, безусловно, будет возрастать.

Следует заметить, что на фоне проблем глобальной экономической управляемости происходит совершенно очевидное повышение управляемости региональных подсистем глобального экономического управления. В принципе это относится ко всем континентам, включая африканский и американский. В еще большей степени это распространяется на азиатский континент, где в последнее время активизировалась деятельность ряда региональных экономических объединений, которая приносит положительные результаты. Но особенно заметно произошедшее повышение управляемости - в Европе. Развитие экономического блока программ в политике ЕС и присоединение к этому объединению еще 12 новых государств укрепило роль ЕС в качестве полюса экономической стабильности и предсказуемости на европейском континенте.

Не будет преувеличением сказать, что именно в пределах региональных и международных экономических институтов сейчас вершатся судьбы мира и идет построение нового мирового экономического порядка, поэтому страны прилагают все усилия, чтобы не остаться в стороне от деятельности ведущих международных организаций.

Россия активно включается в мировую экономику, и становится членом все возрастающего числа международных организаций. Это реакция на осознание того непреложного факта, что роль международных структур весьма значима.

Если внутри стран правила, по которым живет бизнес и граждане, устанавливаются государством, то в мировой экономике правила устанавливаются либо между самими государствами в двустороннем порядке, либо международными организациями. Первый путь тернист и сложен. Нет единообразия. Мелким и средним экономическим операторам трудно ориентироваться в такой экономической среде. Второй путь - не менее сложен, поскольку сталкивает интересы многих различных государств. Но принятие общепризнанных правил во все более глобализованном мире представляется императивом. Сделать наш мир более безопасным и комфортным, предотвратить грядущие катастрофы глобального потепления, экономических кризисов, ядерных угроз совместными усилиями большинства стран призваны международные экономические организации.

Изучение современных тенденций развития международных экономических структур в течение многих лет позволяет наблюдать постепенное распространение их влияния на главные сферы международных экономических отношений, укрепление многочисленных цепочек взаимосвязей между ними и, в результате - подводит к выводу о формировании целостной международной системы этих структур.

Первая проблема, которая сразу же возникает при попытке обозначить эту систему – ее название. Ее не вполне правильно было бы характеризовать как систему международного экономического регулирования, поскольку национальные государственные системы регулирования экономики пока предполагают значительно более жесткий и более обязательный порядок применения национальных мер контроля и исполнения регулирующих норм, чем это принято в международной практике.

Тем не менее, такой известный специалист в области изучения международных экономических организаций как И.Н. Герчикова предпочитает использовать термин «международное регулирование» применительно к деятельности этих структур.5 Такую же терминологию применяет и другой известный специалист в области международных валютно-кредитных отношений Л.Н.Красавина. Вот, например название одного из разделов последнего издания ее книги: «Роль МВФ в регулировании международных валютно-кредитных отношений»6

Формирующуюся сеть взаимодействий можно было бы обозначить и как систему международного экономического управления.

Именно термин «управление» используется, например, в исследовании ГУ-ВШЭ, проведенном под руководством М.В.Ларионовой. 7

Однако слово «управление» ассоциируется в умах многих исследователей с понятиями чуть ли не командного управления экономикой эпохи социалистического строительства. Это толкование, конечно же, не может подойти под формирующуюся международную систему, имеющую значительно более «мягкий», подчас индикативный характер. Хотя слово «управление» лично мне нравится, поскольку его смысл может подразумевать и легкое «ненавязчивое» вмешательство в тот или иной процесс. Ведь управлять можно по разному.

Где разумная граница вмешательства международных структур в дела национальных государств, для управления международными процессами в общих интересах?

Как определить справедливое для всех участников переговоров решение проблемы? Как избежать недовольства различных стан, разных групп интересов?



Реформа системы регулирования международной торговли и «мягкого» управления мировой экономикой назрела. Но каким образом она должна осуществляться? Некоторые подходы к реформе уже вырисовываются.

Финансовый кризис стал основной темой различных форумов. Прошли встречи практически всех региональных объединений, состоялись саммиты лидеров ЕС, заседания ведущих международных институтов МВФ и Всемирного банка. Наконец, были проведены встречи министров финансов G7, а затем и Вашингтонской встречи глав государств и правительств в ноябре 2008 года в формате G20 и в этом же формате в Лондоне в апреле 2009 года. Вся глобальная система регулирования была приведена в движение.

В результате были обозначены общие рамки международной борьбы с мировым финансовым кризисом. Были выработаны пять основных принципов, которыми финансовая система должна руководствоваться во время кризиса:

- предотвратить крах системно важных финансовых институтов;

- обеспечить возможность привлекать капитал для возобновления кредитных операций;

- гарантировать доступ финансовых институтов к ликвидности и финансированию;

- обеспечить надежность программ по страхованию депозитов;

- при необходимости принимать меры для возобновления деятельности вторичных рынков ипотечных и других ценных бумаг.



Но это общие подходы к перестройке. Конкретные детали стали прорабатываться позже.

На встрече Группы 20-ти в Лондоне в апреле 2009 года некоторые принципы получили конкретное развитие. Было решено не ужесточать в целом банковское регулирование, пока экономика не выйдет из кризиса. Но параллельно внедрять лучшие практики риск – менеджмента. Было обращено внимание на ненормально высокие бонусы топ менеджеров банков и компаний, получающих господдержку. Договорились усилить регулирование и ввести регистрацию рейтинговых агентств, выработать новые подходы к регулированию деятельности хедж- фондов, согласовать политику в отношении оффшорных зон.

Были объявлены и новые меры по наращиванию ликвидности. Лидеры G20 увеличили капитал МВФ до 1 трлн. долларов. Они также решили продать крупную партию золота из запасов МВФ. $50 млрд., вырученных от продажи золота, пойдут на помощь наиболее бедным странам мира.

Более конкретные меры по реформе архитектуры финансовой системы и международных институтов только начинают обретать очертания. Хотя уже договорились о том, что сотрудничество стран по преодолению кризиса вместе с МВФ будет координировать обновленный Совет (форум) финансовой стабильности. В его рамках будут разрабатываться новые принципы финансовой отчетности и рекомендации по финансовым стандартам. Состав Совета будет расширен.

Среди серьезных препятствий на пути повышения роли международных организаций следует обратить внимание, прежде всего, на недостаточную эффективность механизма деятельности международных структур, и, в первую очередь, на слабые стороны механизма принятия и исполнения решений.

Проблема эффективности управления мировой экономикой уже сейчас стоит весьма остро. Через десятилетие, по мере нарастания необходимости оперативного разрешения наиболее острых международных проблем, эта проблема должна выйти в число приоритетов мирового сообщества.

Можно предвидеть несколько вариантов разрешения проблемы управляемости в предстоящее десятилетие.

Во-первых, проблема повышения управляемости будет решаться созданием параллельных структур различной геометрии. Весьма характерна ситуация для региональных межгосударственных объединений. Вместо неэффективных, и, параллельно с ними, создаются другие. Показательный и близкий нам пример, это создание, такого объединения как ЕврАзЭс, наряду с сохранением СНГ, но в несколько ином составе стран, для более эффективного решения несколько иных проблем взаимного сотрудничества. Практика покажет, какое объединение окажется более жизнеспособным. Похожая ситуация возникла, когда параллельно с формированием Европейских сообществ, страны, выбравшие мягкий вариант интеграции сформировали Европейскую ассоциацию свободной торговли (ЕАСТ). В дальнейшем большинство из них присоединилось к Европейским сообществам, которые оказались более жизнеспособной и успешной формой межгосударственного взаимодействия в Европе.

Другим примером подобного рода из области международных экономических организаций является создание, параллельно функционирующему МВФ, Группы 20-ти из представителей управляющих центральными банками и министров финансов наиболее значимых на мировых финансовых рынках стран. По признанию многих экспертов, деятельность Группы дублирует во многих аспектах деятельность МВФ. Однако МВФ, в составе 185 стран-участниц, не в состоянии также быстро реагировать на ускоряющийся ритм изменений на мировых финансовых и валютных рынках, как это делает более компактная и менее формализованная Группа 20-ти. Она действует при Восьмерке, которая, в свою очередь, оказалась в последнее время более оперативным и более эффективным инструментом управления сложными международными процессами, чем многие авторитетные международные организации. Сама восьмерка во многом параллельная структура ООН. Ее повестка часто дублирует глобальный список проблем, обсуждаемых на Совете безопасности ООН. Но преимуществом Группы 8-ми оказался ее неформальный статус и структура, которая позволила, в ряде случаев более оперативно и более эффективно добиваться решения проблем управляемости мировой экономикой.

Вообще неформальные объединения и международные форумы становятся важным дополнительным инструментом повышения взаимной осведомленности мирового сообщества об актуальных проблемах современности и, как следствие, в конечном итоге, повышения управляемости общемировыми процессами. Типичным примером подобного рода является международный экономический форум в Давосе, ставший не только важной площадкой обсуждения проблем мировой экономики, но и выработки совместных подходов к решению многих проблем, связанных с мировым экономическим развитием.

Во-вторых, повышение управляемости мировой экономической системы имеет еще один существенный ресурс. В принятии наиболее важных и злободневных решений страны мира в рамках некоторых международных структур могут пойти по пути использования метода «различных скоростей», проверенного и активно применяемого в практике европейской интеграции. То есть страны, поддерживающие определенное решение будут его исполнять вопреки мнению других стран. Другим же странам будет предоставлено право принять программу на более позднем этапе ее реализации. В истории европейской интеграции, используемой для сопоставлений в силу успешного примера взаимодействия государств, такие ситуации неоднократно возникали. Достаточно вспомнить Европейскую валютную змею или тот же Европейский валютный союз, как опыт удачного применения метода «различных скоростей» подключения к совместным программам.

В современной мировой практике можно привести пример подписания Киотского протокола о регулировании выброса парниковых газов в атмосферу земли к Рамочной конвенции ООН об изменении климата с целью недопущения глобального потепления и борьбы с общим загрязнением окружающей среды. Хотя один из главных загрязнителей планеты США не присоединились к протоколу, тем не менее, это не помешало 141 стране начать реализацию этого масштабного проекта. Важным принципом применения метода «разных скоростей» является формирование критической массы для начала совместных действий. Применительно к протоколу, присоединение к нему России позволило преодолеть порог, за которым стало целесообразно реализовывать всю программу действий. Такая же схема найдет широкое применение в деятельности международных организаций в предстоящее десятилетие, поскольку договориться со всеми странами в различных сферах взаимодействия реалистично лишь в областях, не накладывающих конкретных и серьезных обязательств на эти государства. Если же решение проблемы не требует отлагательств, как считают многие эксперты, в случае с парниковыми газами, то мировому сообществу придется принимать ответственные решения в составе тех стран, которые к этому моменту окажутся готовыми нести эту ответственность перед своими народами и перед человечеством в целом.

В-третьих, проблема повышения управляемости международной системы может и, скорее всего, будет решаться путем внутренней реорганизации механизмов управления ведущих международных экономических организаций.

Есть основания предположить, что в предстоящее десятилетие, под давлением необходимости принятия безотлагательных решений, государства вынуждены будут пойти на некоторые уступки в пользу наделения большим объемом компетенций международных структур для повышения управляемости мировой экономикой. Отдельные государства не в состоянии справиться с глобальными проблемами, выходящими за пределы их юрисдикции. Ущерб от негативных последствий неуправляемых мировых экономических процессов превысит выгоды самостоятельного независимого статуса стран в этих международных структурах. В этом отношении, до некоторой степени, можно прогнозировать развитие международных экономических организаций по пути наиболее продвинувшегося в области совместного регулирования экономики объединения – Европейского союза. То есть по пути передачи строго дозированной части национальных суверенных компетенций в пользу международных экономических организаций в строго оговоренных случаях и при четко обозначенных лимитах применения этих компетенций. Причем начало развития этой тенденции возможно прогнозировать именно применительно к международным экономическим организациям, а не военно-политическим или иным подобным структурам.

В свете этих общих замечаний практически все основные международные экономические организации нуждаются в реформах в предстоящее десятилетие.

Не является исключением Европейский союз. Главная проблема внутренних преобразований в ЕС заключается в незавершенной институциональной реформе на фоне состоявшегося расширения состава участников объединения с 15 до 27 членов. Вопросы, которые еще можно было решать, хотя и с известными трудностями, в составе 15 стран, теперь в новом составе, да еще и более разнородных по своим интересам стран, будет разрешить гораздо сложнее. Проведение реформы тесно связано с принятием Конституции для Европы. Есть основания полагать, что в предстоящее десятилетие новая Конституция в измененном виде, в сокращенной форме договора будет принята, а институциональная реформа завершена. Проведение реформы позволит ЕС еще больше укрепить свои позиции в мире. Это обстоятельство, безусловно, необходимо учитывать руководству РФ при проведении переговоров о подписании нового соглашения с ЕС.

Всемирный Банк и Международный валютный фонд также нуждаются в реформе. В первую очередь, это касается изменения роли и представительства различных стран в деятельности институтов. Если роль глобальных институтов финансового регулирования начинает возрастать, то понятно стремление государств с экономиками, быстро развивавшимися в последние годы, увеличить свое представительство в этих международных структурах. Это вполне обоснованное желание, если учитывать возросшее влияние этих стран в мировой экономике и увеличение их доли в глобальных экономических показателях. Но готовы ли эти страны к адекватному увеличению финансовых вливаний в обеспечение деятельности международных структур? Большее представительство в международных институтах означает и большую ответственность за развитие мировой экономики. Все ли государства, желающие участвовать в управлении мировой экономикой, в полной мере понимают бремя ответственности перед человечеством такого шага?

США видимо должны лишиться права блокировать решения МВФ. Другие страны получить большие права в принятии решений Фонда. Но пропорционально должен вырасти и финансовый вклад этих стран в копилку МВФ для увеличения возможностей Фонда по оказанию помощи наиболее проблемным экономикам мира. Страны, готовые увеличить финансовый вклад в решение глобальных экономических проблем имеют право рассчитывать на адекватное возрастание их роли в выработки политики глобальных институтов.

Подобные преобразования выглядят, может быть, слишком радикально, но именно в этом направлении, скорее всего, и должны происходить изменения. Новые экономические реалии обуславливают и новое соотношение сил внутри институтов при выработке основных направлений глобальной политики.

Вряд ли реалистично предполагать, что США так просто откажутся от роли лидера. Но вполне реалистично предположить, что они согласятся делить роль лидера со странами ЕС – своими стратегическими союзниками, роль которых в мировой финансовой системе возросла чрезвычайно, благодаря укреплению международных позиций единой валюты стран ЕС – евро. Если бы блокирующий пакет в МВФ был бы пересмотрен таким образом, чтобы США только в союзе с ЕС или другими ведущими игроками могли воздействовать на основные решения Фонда, то признание ведущей роли МВФ и ВБ получило бы расширенную легитимность.

Реформа МВФ, выразившаяся в пересмотре квот, - важное, историческое событие. Но это лишь начало пути. Пока она носит недостаточный и косметический характер, хотя вряд ли она сразу могла быть кардинальной. Пересмотр соотношения квот в пользу развивающихся рынков и понижение роли США – реально прогнозируемые события предстоящего десятилетия. Слишком много стран, влияние которых в мировых делах возрастает, заинтересованы в реформе, чтобы США могли и дальше препятствовать ей. Многие эксперты считают необходимым значительно увеличить роль стран-должников. Однако изменение положения, при котором страны с низкими доходами, составляющие основной контингент заемщиков и обеспечивающие значительную часть поступлений банка, не имеют достаточного веса в принятии решений института, вряд ли возможно. Представить ситуацию, в которой заемщики получат возможность определять политику кредитно-финансового института и проводить решения вопреки воле основных кредиторов, вряд ли возможно, да и вряд ли соответствует логике предназначения и деятельности международных финансовых организаций. К тому же, изменения в этом направлении не будут соответствовать и национальным внешнеэкономическим интересам России, которая превратилась из страны должника в страну – потенциально значимого кредитора
3. Будущая роль международных экономических организаций.

Некоторые специалисты считают, что система международных организаций находится в кризисе, их значение уменьшается, а эффективность их крайне низка.8 Под этими мнениями есть весьма существенные основания. Они заслуживают уважения. Более того, они являются, наверное, преобладающими.

Многие считают, что международные организации бесполезны и даже вредны. Одним из ярких примеров может служить движение антиглобалистов.

Объяснение этой ситуации связано с существованием многих ошибочных суждений о роли и значении международных институтов.

Среди таких мифов можно отметить пару наиболее распространенных:

- Первый, связан с убеждением, что международные организации выражают интересы исключительно крупных ведущих держав. В первую очередь, конечно же, США.

На самом деле, только через использование возможностей международных организаций можно отстоять интерес малого государства перед большим. В их отсутствие, сильнейший, по одиночке навяжет свою волю в переговорах с более слабым…Примером сдерживания господства крупных государств может служить деятельность многих международных структур, в частности ВТО или ЕС.

Крупные и мелкие державы вынуждены считаться с позицией международных экономических организаций в возрастающей степени. Только рамки значимых и авторитетных международных организаций могут послужить каналом противодействия возможной политике вседозволенности сверх держав и непредсказуемости малых стран. В одиночку государства не смогут противостоять давлению более влиятельных и значимых держав и разнонаправленным действиям множества мелких стран.

- Второй миф, связан с неверным пониманием глобализации.

Мы часто являемся свидетелями маршей протеста антиглобалистов перед заседаниями, например Группы 8-ми. Как будто глобальные проблемы создают сами организации!? Напротив, международные структуры лишь пытаются их решать. И эта, во многом неблагодарная, работа ассоциируется в сознании людей с самими реальными проблемами глобализованного мира. В современном глобальном мире проблемы касаются всех. Взаимозависимость, взаимосвязанность становятся ключевыми понятиями.

Приведем такой пример: Китай один из крупнейших держателей долларов. Его золотовалютные резервы превысили в 2007 году 1 трл. долларов. Если он примет решение о их диверсификации в пользу евро – это будет иметь глобальные последствия для всех. Это уже было продемонстрировано в конце 2006 года. Стоило Китаю лишь незначительно переориентировать свои золотовалютные резервы в пользу евро и это сразу же выразилось в существенном падении курса доллара по отношению к евро до рекордно низкой отметки. Поэтому ясно, что поведение на мировом валютном рынке любого крупного игрока может иметь весьма серьезные глобальные последствия. Полюсом стабильности смогут выступить лишь международные организации масштаба Всемирного банка или МВФ.

Такое положение вещей превращает национальные и региональные проблемы в общие и глобальные. Чем в большей степени взаимозависим мир, тем больше потребность в международных экономических организациях. Национальные экономики тесно переплелись в мировом хозяйственном комплексе и стали зависимы от внешнего мира. Современные вызовы времени уже не могут быть решены в рамках одной отдельно взятой страны. Нужны усилия всего мирового сообщества. Отдельные государства не в состоянии справиться с глобальными проблемами, выходящими за пределы их компетенции.

Тем самым, мы подходим к выводу о необходимости выработки общепринятых международных норм и правил в разнообразных областях международных экономических отношений.

Но определяющее значение для будущей роли экономических организаций будет иметь их способность эффективно решать стоящие перед миром экономические и политические проблемы.

Действительно, механизм принятия решений в большинстве организаций построен на принципе «единогласия», которое труднодостижимо. Следовательно, эффективность и оперативность таких структур низка.

Большинство международных организаций институционально не перестроилась. Роль быстроразвивающихся новых экономик в них не нашла адекватного отражения. Примером может служить косметическая реформа квот МВФ, которая не отражает реально произошедшего изменения соотношения сил в мировой экономике.

Наконец, реакция международных институтов на кризисные явления, рассмотренная в предыдущем параграфе этой главы, не всегда пропорциональна масштабу и глубине возникших проблем.

Однако существуют и веские контраргументы.

Прежде всего, необходимо разделять систему политического урегулирования конфликтов и систему экономического управления. Систему международных организаций и региональных объединений.

Система политического урегулирования конфликтов действительно демонстрирует низкую эффективность. Мы наблюдаем конфликты один за другим Ирак, Израиль-Ливан, Палестина…

Это, с одной стороны. Но, вместе с тем, более полувека нет масштабных вооруженных конфликтов и мировых войн! Это как раз период становления и наращивания деятельности международных организаций! Могут действовать, и действуют, и другие факторы. Например, наличие ядерного оружия. Но наличие ядерного оружия не мешало Израилю быть втянутым в войну без его использования. Ничто не мешает, теоретически, и развязать масштабные боевые действия без применения ядерного оружия. Значит, действуют и другие факторы, в частности, фактор международных организаций. Они выступают все-таки буфером. И миротворцы играют свою позитивную роль.

Как никак, но конфликт в Югославии, все-таки разрешен. Велика роль и миротворцев ООН, и ЕС. Без ООН и ЕС сценарий был бы куда более драматичным.

Распад СЭВа и отпочковывание стран Центральной и Восточной Европы от СССР, прошло также без большой крови. А ведь это эпохальное событие было потенциально весьма конфликто- опасным. Заслуга в этом, в числе прочих, и международных структур: ЕС, Совета Европы, МВФ, Мирового банка, НАТО. Если бы не эти международные структуры, то можно было ожидать использование военной силы со стороны Советского союза или России по удержанию стран в орбите своего влияния. Была высока вероятность и значительно более серьезных экономических потрясений внутри этих стран, что также могло бы привести к развертыванию конфликтов.

Наконец, распад самого СССР, произошел без масштабных военных действий и потрясений. А ведь и это эпохальное событие могло закончиться большой кровью.

Конечно, возникли и острые проблемы Чечни, Грузино - Юго Осетинский -Абхазский конфликт, решаемые с применением военной силы. Существует напряжение в Молдове. Эти конфликты скорее отражение того обстоятельства, что ответственность за их разрешение брали на себя отдельные государства, а роль международных организаций в урегулировании проблем именно в этих регионах была недостаточной.

Полагаю, что международные организации сыграли, и будут продолжать играть свою позитивную роль.

Теперь об экономической стороне вопроса.

С одной стороны, есть кризис ВТО, приостановка переговоров в рамках Доха раунда. Но разве не было кризисов в развитии ЕС? А потом возникло евро! Развитие пробивает себе дорогу через преодоление кризисов. Факт остается фактом, ВТО регулирует международную торговлю, вырабатывает правила, и им следуют даже сильные мира сего. США и другие державы, хотя и периодически нарушают установленные правила, но под давлением отступают. Что было бы без международных экономических организаций? Верно, что Доха раунд не привел к результатам. Но предыдущие привели!

МАГАТЭ не может договориться с Ираном. А кто может? По крайней мере, экспертов МАГАТЭ допускают в страну для проверок и международное сообщество в курсе происходящего. Допустили бы экспертов США? Уверен, что нет. И подходы к решению архи-сложной проблемы находятся! На основе докладов МАГАТЭ Совет безопасности ООН принимает решения об экономических санкциях. И в этом случае просматривается существенная роль международных экономических организаций.

В числе позитивных результатов, деятельность многих институтов, активность и эффективность работы которых возросла. Среди них есть ведущие, которые являются объектом всеобщего пристального внимания, такие как Группа 8.

Но есть и множество международных экономических организаций, которые находится, как бы, в тени. ИСО, ВОИС, ИКАО и многие другие. Многие отраслевые организации не «на слуху», тихо и кропотливо делают свое дело. Кто думает о почтовом союзе, получая отправления? Кто думает об ИКАО, летая на самолетах по международным коридорам? Кто думает об ИСО, сталкиваясь со стандартизированной продукцией?

С точки зрения охвата стран – влияние международных экономических организаций однозначно возрастает. За последнее время во многие из них вступили страны Центральной и Восточной Европы, бывшие республики СССР, сама Россия, Китай. Страны Азии и Африки постоянно пополняют списки членов различных организаций.

Наконец, особая группа международных организаций – региональные экономические объединения. Это тоже вид международных организаций и они чрезвычайно активны, а, во многом, и успешны. Конечно, в первую очередь, ЕС. Успехи налицо. Региональные объединения Азии. ШОС, АСЕАН, АТЭС. Успехи скромнее, но активность чрезвычайно высока и их роль, безусловно, растет. Ну, и постсоветское пространство. Успехи еще скромнее. Но последние инициативы в рамках ЕврАзЭС, по крайней мере, обнадеживают.

Крупные и мелкие державы вынуждены считаться с позицией международных экономических организаций в возрастающей степени. Только рамки значимых и авторитетных международных организаций могут послужить каналом противодействия возможной политике вседозволенности сверх держав и непредсказуемости малых стран. В одиночку государства не смогут противостоять давлению более влиятельных и значимых держав и разнонаправленным действиям множества мелких стран.

Если соединить все вместе, то результирующая тенденция, по моему мнению, складывается в пользу увеличения роли международных экономических организаций, как, прежде всего, в мировой экономике, но также, и в политике, хотя, последнее происходит в менее очевидной степени. Такого же мнения придерживается и известный исследователь мировой экономики И.П. Фаминский. В недавно вышедшей книге он утверждает, что «будет повышаться роль международных организаций в отдельных сферах хозяйства».9

Роль международных экономических организаций, в каком-то смысле, обречена на возрастание. Кто возьмет на себя функции установления правил общежития в мире все более зависимых друг от друга партнеров? Без правил будет хаос. Даже мир, в котором живет относительно независимый и вненациональный международный бизнес – это мир международных организаций и с правилами поведения, вырабатываемыми этими организациями, приходится считаться всем, даже тем, кто не является членом этих организаций.




1 РБК daily 13.10.2008

2 Агентство Bloomberg 14.10.2008

3 Financial Times 5 December 2008,; Ведомости, 5 декабря 2008, б05.

4 http://www.rbcdaily.ru/2008/11/24/focus/391607

5 Герчикова И.Н. Международные экономические организации. М.: Консалтбанкир, 2001, с. 16-26

6 Международные валютно-кредитные и финансовые отношения. Под ред. Красавиной Л.Н. М.: Финансы и статистика, 2006, с.410.

7 Актуальные проблемы глобального управления: «Группа восьми» и международные многосторонние институты. М.: Логос, 2007, 24 п.л.

8 Например, так полагает известный политолог Караганов С.А Смотри: «Что делать России с меняющимся миром?». Караганов С.А. Российская газета, 29.08.2006.

9 И.П.Фаминский. Глобализация – новое качество мировой экономики. М.: Магистр, 2009, с. 316.


База данных защищена авторским правом ©ekonoom.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница