Г. Екатеринбург, 18 марта 2015 г. Том 1 Екатеринбург – Алматы – Харьков – Елабуга 2015




Скачать 13.52 Mb.
страница57/61
Дата22.04.2016
Размер13.52 Mb.
1   ...   53   54   55   56   57   58   59   60   61

Литература

  1. Об энергосбережении и о повышении энергетической эффективности и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации [Электрон. ресурс]: Федер. закон от 23.11.2009 г. № 261-ФЗ (в ред. от 25.12.2012) // Российская газета. 2009. 27 ноября.

  2. Официальная статистика Территориального органа Федеральной службы государственной статистики по Свердловской области. Цены и тарифы. Основные показатели [Электрон. ресурс]. URL: http://sverdl.gks.ru.

  3. Чазов А.В., Чазова Т.Ю. Управление энергоэффективностью: Учебное пособие. Екатеринбург: УрФУ, 2011. 350 с.

  4. Tretyakov A.P., Fedorova S.V. A method of assessing the power efficiency rating of educational organizations within functional territorial units. (Методология определения рейтинга энергоэффективности образовательных организаций в рамках функционально-территориальных образований). Prescopus Russia: Open journal, Volume 1, pages 16-25, 2013.

  5. Руткаускас Т.К., Третьяков А.П., Клеоновская М.В. Тенденции, проблемы энергосбережения и повышение энергоэффек-тивности в муниципальных образовательных организациях. Евразийский Союз Ученых (ЕСУ) Ежемесячный научный журнал. Экономические науки № 5 /2014. Ч.1, г. Москва, стр. 88-91.


ОСОБЕННОСТИ ОБЕСПЕЧЕНИЯ ЗАНЯТОСТИ ЖЕНЩИН НА РЕГИОНАЛЬНОМ РЫНКЕ ТРУДА
М.Ю. Хаванская,

Россия, г. Белгород,

Белгородский государственный национальный исследовательский университет
Проблема незанятости – это одна из важнейших проблем, оказывающих неоднозначное, но во многих случаях системное и долгосрочное влияние на жизненное самоопределение личности и на будущее всего общества. Особенностью является то, что большинство неработающих граждан, имеющие таковое продолжительное состояние, получают соответствующий «отпечаток» на свое мировосприятие и повседневное поведение. Среди незанятого населения присутствуют люди, сознательно отказывающиеся от профессиональной карьеры либо вследствие удовлетворенности своим высоким уровнем жизни, либо по иным субъективным причинам.

Проблемы незанятости чаще всего рассматриваются лишь с точки зрения обеспечения занятости путем создания рабочих мест, переквалификации и переобучения неработающих граждан, однако это решение не учитывает глубинного влияния состояния незанятости на человека. В России характерной чертой безработицы является преобладание женщин среди безработных граждан. В условиях перехода к рыночным отношениям женщины чаще, чем мужчины оказываются, не готовы к свободной, инициативной деятельности.

Результаты исследований подтверждают повышенную озабоченность женщин проблемой безработицы, по сравнению с мужчинами. Это возникает вследствие гендерных различий в шансах на поиск работы, а также низкой конкурентоспособности женщин на рынке труда.

Интерес к проблеме занятости женщин обусловлен двумя причинами: теоретической и практической. Первая заключается в специфике женской рабочей силы, связанной с ее психофизиологическими и социально-демографическими характеристиками. Вторая причина - положение женщин на рынке труда, когда предложение женской рабочей силы значительно больше спроса, когда женщины составляют основную долю среди безработных.

Основными причинами, препятствующими трудоустройству женщин, являются не столько отсутствие вакансий, сколько низкий уровень оплаты труда, который не обеспечивает в ряде случаев даже прожиточного минимума, а также отказы работодателей дискриминационного характера в приёме на работу.

Традиционно под занятостью понимается участие в общественном производстве. Для определения занятости женщин в общественном производстве и в семейно-бытовой сфер используется понятие "двойная занятость".

Обычно выделяют 3 вида занятости женщин:

1. Полная занятость в общественном производстве.

2. Неполная занятость в общественном производстве.

3. Незанятость в общественном производстве.

Каждый из трех видов занятости женщин показывает разное соотношение между семейно-бытовой и профессиональной сферой. Полная занятость в общественном производстве предполагает приоритетность "работы", профессиональных обязанностей. Третий - приоритетность "дома", семейно-бытовых обязанностей. Второй вид - это пример наиболее эффективного совмещения двух сфер жизнедеятельности, двух сфер занятости: "работы" и "дома".

Вариант неполной занятости в общественном производстве имеет ряд преимуществ, как для женщин, так и для общества в целом.

Неполная занятость удовлетворяет женщин по ряду причин.

1. Сохраняется участие в общественном производстве, а вместе с тем: наличие собственного денежного дохода; реализация в труде имеющихся способностей, знаний и опыта; удовлетворение потребности в социальных связях и отношениях.

2. Наличие значительного свободного времени, которое может быть использовано на: воспитание детей; выполнение семейно-бытовых обязанностей; саморазвитие, повышение уровня образования и квалификации.

Состояние незанятости становится довольно типичным (и вынужденным) состоянием для значительной части женщин. Его продолжительность требует от них поиска более эффективных форм самоорганизации своей жизнедеятельности. В свою очередь это является предпосылкой для исследования комплекса возникающих в данной связи проблем и критической оценки сложившихся стереотипов и убеждений.

Прежде всего, нуждается в уточнении понятие «незанятость» по отношению к женщинам, впрочем, равно как и к мужчинам. Оно нередко отождествляется с понятием «безработица», хотя, безусловно, такое отождествление неправомерно. И вполне обоснованно можно утверждать, что анализируя социальное положение «неработающих» женщин, необходимо выделять среди них вынужденно незанятых – собственно безработных – и добровольно выбравших в качестве основной сферы самореализации семью, домашнее хозяйство – собственно домохозяек.

Но и понятие «домохозяйки» недостаточно адекватно отражает статус неработающих женщин, хотя бы потому, что часть из них предпочитает не заниматься домашним хозяйством. В основе стиля части жизни представительниц данной группы – комфортный досуг, исключающий возможность создания семьи или превращающий ее в чистую фикцию. Однако, указанное отождествление при всей его некорректности вполне понятно в силу массового характера женской безработицы, которая позволяет утверждать, что именно у данного явления мы сегодня наблюдаем довольно типичное «женское лицо».

В строгом значении понятия к числу неработающих (незанятых) женщин, наряду с безработными, следует отнести и женщин, не имеющих по тем или иным причинам статуса безработных. Часть из них не имеет работы по собственной инициативе и в той или иной мере удовлетворена своим положением.

Наконец, в научной литературе и публицистике нередко пишут о женщинах, находящихся в так называемой «критической зоне». Эта категория лишь частично совпадает с категорий «неработающие (незанятые) женщины», поскольку кроме безработных включает в себя неработающих женщин, не имеющих статуса безработных, с душевым доходом в семье ниже прожиточного минимума; а также работающих в режиме неполной занятости, не имеющих дополнительного заработка с аналогичным душевым доходом.

Таким образом, к неработающим (незанятым) женщинам, относятся женщины, не имеющие постоянной работы. При этом они могут не иметь статуса безработных.

Проблема женской незанятости в настоящее время рассматривается чаще всего в контексте решения задачи снижения уровня безработицы, обеспечения трудоустройства женщин. Однако, несмотря на всю значимость именно этого ее аспекта, он представляет собой лишь часть более общей проблемы, которая имеет социокультурный характер и связана с самоопределением женщины как личности, с выполнением ею всего комплекса социальных ролей, как эталонных, так и второстепенных. Незанятость в данном случае выступает важнейшей синтезирующей детерминантой, определяющей содержание, перспективы и способы разрешения противоречия между перспективными жизненными ориентациями женщины и условиями их практического осуществления

В настоящее время женская безработица обусловлена "естественными", "общеэкономическими" и "особенными" причинами.

В связи с изменениями в организации производства, труда и управления к работникам предъявляются новые требования. При определении несоответствий происходит привлечение новых сотрудников с требуемым уровнем образования и квалификации, а ненужные работники высвобождаются. Работники выбирают наилучший вариант приложения своих трудовых способностей, переходя с одного предприятия на другое. Эти факты называются «подвижностью» работников и работодателей и относятся к "естественным" причинам безработицы.

Спад объемов производства, совершенствование системы организации и оплаты труда, структурную перестройку экономики, приватизацию можно назвать "Общеэкономическими" причинами безработицы. Все это приводит к высвобождению излишних работников, в первую женщин. Их положение усугубляется тем, что они оказались занятыми в основном в кризисных и финансово-дефицитных отраслях. Здесь же срабатывают и "особенные" причины безработицы женщин, которые связаны со спецификой женской рабочей силы: невысокая мобильность (неготовность к активным действиям при вынужденной потере рабочего места); низкая гибкость (неспособность выполнять различные виды работ, узкая специализация); слабая стабильность (длительные перерывы в работе и увольнения по семейным обстоятельствам) [1].

Таким образом, совокупное действие указанных причин постоянно воспроизводит высокий уровень безработицы среди женщин. Вариант неполной занятости в современном общественном производстве имеет ряд преимуществ, как для женщин, так и для общества в целом. Постепенно он будет становиться основным, преобладающим вариантом занятости женщин.

Современный этап развития системы управления в РФ характеризуется не только активным реформированием, но и внедрением качественно новых форм организации работы органов управления социальной сферой. Одно из приоритетных направлений — формирование и реализация инновационных программ, внедрения инновационных элементов системы управления социальной сферой региона [2].

Процесс регулирования занятости (деятельности населения) можно рассматривать только лишь во взаимосвязи с рынком труда, придавая при этом большое значение рынку как системе (инструменту), обеспечивающей эффективную занятость населения.

Представляется, что проектирование повышения эффективности деятельности «Управления по труду и занятости населения Белгородской области» по регулированию занятости женщин в регионе будет более рациональным при некотором подведении итогов проведенного анализа и определения направлений, где наиболее вероятны сложности при организации работы в заданном направлении. Итак:

1. Решение проблем занятости женщин осложняется в силу демографических особенностей, ростом предложения рабочей силы из числа женщин, которым сложнее адаптироваться на рынке труда.

2. Экономический рост практически не затрагивает отрасли с преимущественной занятостью женщин. Общей тенденцией для всех является вытеснение женщин из таких традиционных сфер их занятости, как торгово-посредническая, финансовая, банковская, а в связи с притоком в эти организации мужчин.

3. Трудоустройство женщин сдерживается ограниченным количеством вакансий, требующих высококвалифицированных специалистов, в том числе таких, как учителя, бухгалтеры, врачи, несвоевременной выплатой заработной платы на некоторых предприятиях.

4. В наиболее сложном положении на рынке труда оказываются слабо защищённые категории женщин, в том числе женщины, имеющие малолетних детей, выходящие на рынок труда после исполнения ребёнку трех лет, детей-инвалидов, одинокие женщины, имеющие малолетних детей, жены военнослужащих. Необходимо проанализировать причины, создающие барьеры в данной работе:

Во-первых, многие предприятия не поддерживают активной связи с Управлением по труду и занятости населения Белгородской области по следующим причинам: отсутствие вакансий у предприятий; предприятие не ведёт финансово-хозяйственной деятельности, но официально не ликвидировано; предприятие находится в тяжёлом финансово-экономическом положении и вынуждены проводить массовые сокращения; предприятия, имеющие стабильное финансовое положение, самостоятельно ведут набор кадров; обращение предприятий к услугам коммерческих фирм по подбору персонала; нежелание предприятий сообщать в государственные органы о своём существовании с целью уклонения от уплаты налогов; отсутствие возможности у предприятий гарантировать своевременную выплату заработной платы.

В свою очередь Управление по труду и занятости населения Белгородской области не всегда чётко следует требованиям работодателей при направлении работников по их заявкам.

Во-вторых, как показывает практика работы отделов занятости, многими работодателями по-прежнему не выполняется положение ст. 25 названного закона о занятости по квотированию рабочих мест для инвалидов, при этом не перечисляются, как того требует закон, обязательная плата за каждого нетрудоустроенного в рамках квоты инвалида.

В-третьих, одной из причин недостаточно является неполное и нерегулярное поступление финансовых средств от работодателей в Государственный фонд занятости населения.

В-четвёртых, многие безработные и ищущие работу женщины отказываются идти на свободные рабочие места, где заработок очень мал, допускаются длительные задержки выплат заработной платы, тяжёлые условия труда. В свою очередь работодатели отказывают в приёме на работу гражданам по причине отсутствия опыта работы у молодёжи, гражданам предпенсионного возраста, а так же женщинам, имеющим малолетних детей.

В-пятых, Управление по труду и занятости Белгородской области содействуют организации безработным собственного дела, развитию малого предпринимательства. Однако, женщины реже пытаются открыть «свое» дело, хотя тенденция активно в целом малое предпринимательство продолжает находиться в положении крайне неустойчивого равновесия с высокой степенью неопределённости ближайших перспектив его развития. Это неустойчивость объясняется противоречивостью сложившейся ситуации. С одной стороны малый бизнес располагает огромным потенциалом, который позволяет ему сделать решительный рывок вперёд, с другой стороны на каждом шагу он сталкивается с препятствиями: несовершенство законодательной базы развития предпринимательской деятельности; жёсткое налоговое давление и усложнённость системы налогообложения; трудности сбыта продукции; недостаточность начального капитала и собственных оборотных средств; трудности с получением банковских кредитов; сложности с получением помещений и крайне высокая арендная плата.

В-шестых, Управление по труду и занятости населения Белгородской области активно занимаются подготовкой рабочих мест временного характера. Однако по-прежнему много рабочих мест временного характера остаются женщины не востребованными по причине их малой цены, несоответствия спроса и предложения на рабочую силу. Стоимость многих рабочих мест, таких как вахтёр, дворник, уборщица, мойщик посуды, санитарка низкая.


Литература

  1. Ельникова Г.А. Гендерная асимметрия в современной социокультурной реальности // Научные ведомости БелГУ. Философия. Социология. Право. 2012. Т.19. – №2(121). Вып. 11. С. 23-31.

  2. Надуткина И.Э., Геращенко В.М. Технология социальной паспортизации населения как инновационный элемент социальной политики региона // Научные ведомости БелГУ. Философия. Социология. Право. 2012. №8 (127). Вып. 20. С.37-43.


ГОСУДАРСТВЕННО-ЧАСТНОЕ ПАРТНЕРСТВО В ТУРИЗМЕ
С.Д.Хакимова

Россия, Республика Татарстан, г. Елабуга,

Елабужский институт Казанского (Приволжского) федерального университета
Мировая практика показывает, что одним из основных механизмов расширения ресурсной базы и мобилизации неиспользованных резервов для экономического развития, повышения эффективности управления государственной и муниципальной собственностью является государственно-частное партнерство. Учитывая проблемы с государственным бюджетом и долгом во многих странах мира, привлечение частных инвестиций для развития экономики является очень актуальным.

Одно из первых исследований, посвященных роли государственно-частных партнерств (public-private partnerships - PPP) в туризме, было проведено Всемирной туристской организацией (ЮНВТО) в 2000 году. 98% опрошенных государственных и частных структур из 90 стран мира отметили роль PPP как «очень важную» и «важную» в условиях возрастающей конкуренции [1].

Индустрия туризма имеет как государственный, так и частный сектор экономики. Есть неизбежность в ангажировании обоих секторов, так как изменения приоритетов в долгосрочной перспективе, такие же обширные как различия между и внутри государств.

Органы негосударственного сектора занимают центральное место в оказании услуг гостеприимства. Сюда можно отнести транспортные, развлекательные услуги и услуги реализации туристских продуктов на рынке. Например, с туроператорами и авиакомпаниями. Вмешательство государственного сектора в деятельность частного сектора обусловлено рядом факторов, в первую очередь – это регулирование деятельности для предотвращения нерентабельной инфраструктуры и надстройки и устранению препятствий на пути к более эффективной работе частного сектора.

На сегодняшний день во многих ведущих экономиках мира сфера туризма занимает одну из ключевых, бюджетообразующих позиций. В Китае, например, доля туризма во внутреннем валовом продукте, без учета смежных отраслей, эквивалентна 167 миллиардам долларов. В США туротрасль даёт ежегодно 400 миллиардов, в небольшой Франции – 97 млрд. По оценкам всевозможных экспертных организаций, в прошлом году мировой туристический поток достиг отметки в 935 миллионов человек. Говоря простым языком, каждый седьмой житель нашей планеты – турист. И это только начало, согласно тем же прогнозам к 2020-му году произойдет двукратный рост турпотока.

В качестве ведущих направлений создания PPP в туризме ЮНВТО отмечает следующие [4]:



  • финансовая поддержка авиалиний, направленная на повышение их загрузки;

  • организация совместных программ по продвижению турнаправлений;

  • формирование программ скидок на различные виды туристских услуг;

  • снижение сборов с участников международных туристских выставок;

  • создание совместных групп по сбору и анализу информации о состоянии туристского рынка;

  • повышение эффективности управления объектами туризма.

В качестве примеров государственно-частных партнерств в туризме можно привести следующие:

  • государственное Агентство по продвижению туризма Венгрии (Magyar Turizmus) совместно с национальными ассоциациями в сфере туризма разработали маркетинговую стратегию, ориентированную на соседние страны и туры, с минимальным временем, затрачиваемым на переезд/перелет [2];

  • Корейская Туристская Организация (Korean Tourism Organization) совместно с компанией «VISA card» разработали программу скидок для туристов – владельцев пластиковых карт VISA. В частности, они могут воспользоваться скидками от 5% до 50% на услуги ресторанов, мобильных переговоров, торговых центров, парков развлечений и ряда других туристских услуг;

  • ряд стран организовали и проводят успешные маркетинговые программы совместно с биснес-структурами. Например, Новая Зеландия – «100% Pure New Zeland» и Таиланд – «Amazing Thailand», которые позволили этим странам занять в рейтинге Конкурентоспособности стран в сфере туризма, проводимым Всемирным Экономическим Форумом, соответственно, 7 и 14 места из 133 стран [3].

Анализ современного состояния туристской отрасли Республики Татарстан показывает, что в последние годы она развивается достаточно динамично, хотя и не стабильно. Республика Татарстан располагает туристско-рекреационным потенциалом, который определяется:

1) культурно-историческим наследием;

2) природно-ресурсными возможностями;

3) этнографическим составом;

4) наличием мегаполиса – Казани.

Республика Татарстан занимает 8 место в строчке рейтинга Российских регионов по числу зарегистрированных ежегодных ночевок (рисунок 1).


Рисунок 1 – Рейтинг Российских регионов по числу зарегистрированных

ежегодных ночевок
Что касается мегаполиса Казани, то на его долю приходится практически 50% совершаемых ночевок в Республике Татарстан (рисунок 2).

Рисунок 2 – Количество совершаемых ночевок в РТ


В данный момент существует 5 основных преград на пути развития туризма в РТ. Во-первых, низкая туристская привлекательность Казани среди населения РФ, а так же за рубежом. Во-вторых, низкое число развитых туристических достопримечательностей за пределами Казани. В-третьих, отсутствие четкого и сильного туристического бренда. Так же стоит отметить, что существуют большие расстояния между различными туристическими объектами РТ. И наконец, в-пятых, низкий бюджет на развитие туризма в соответствующем министерстве.

Все это требует поиска новых механизмов и инструментов повышения эффективности использования туристского потенциала региона. Автор считает, что целесообразным механизмом является государственно-частное партнерство. В туризме в соответствии с Концепцией федеральной целевой программы «Развитие внутреннего и въездного туризма в РФ (2011-2018 гг.)» предусматривается эффективное взаимодействие органов власти, науки, бизнеса, общественных образований в целях разработки и реализации масштабных туристских проектов, направленных на развитие туристкой привлекательности регионов. Увеличение внутренних туристских потоков, формирование туристского продукта высокого качества, соответствующего мировым стандартам.

Анализ опыта зарубежных стран позволяет выделить четыре основные модели организации государственно-частных партнерств в туризме:

1. Кооперация: предполагает равные доли участия в прибылях, управлении (50/50) и солидарную ответственность наступления рисков и принятия решений (например, компания «Destination Management Company» в Австрии);

2. Управление: привлечение государством бизнес-структур в качестве профессиональных управляющих компаний (например, передача дворцов, музеев и других туристских объектов в управление в Австрии) [5];

3. Ассоциация: некоммерческое объединение, созданное его участниками для решения конкретных целей (примером может служить формирование новой политики продвижения Барселоны «From One Barcelona To Many Barcelonas» на базе городского Комитета по Туризму Turismo de Barcelona) [6];

4. Концессия: передача объектов государственной собственности коммерческим структурам по договору концессии во временное пользование (например, передача фуникулера и национальных парков частным структурам в Словении).

Как свидетельствует практика, на региональном уровне в индустрии гостеприимства наиболее практикоориентированными являются модели ГЧП в виде туристских зон по приоритетным направлениям развития туризма. Республика Татарстан разделена на 6 туристических зон: Казанская туристско-рекреационная зона, Тетюшско-Болгарская туристско-рекреационная зона, Елабужская туристско-рекреационная зона, Билярская туристско-рекреационная зона, Камская туристско-рекреационная зона и Юго-Восточная туристско-рекреационная зона. По исходным задачам образования они должны быть катализатором развития таких видов туризма, как культурно-познавательный, паломнический, горный и зимний туризм и городской туризм.

К исходным целям туристского зонирования территорий для Республики Татарстан можно отнести развитие приоритетных видов туризма и усиления положительного влияния отрасли на экономику региона. Кроме того, в условиях конкретной туристской зоны гораздо эффективней можно применять механизм ГЧП в виду концентрации внимания на развитие конкретного туристического предложения.

К исходным целям туристского зонирования территорий для Республики Татарстан можно отнести развитие приоритетных видов туризма и усиления положительного влияния отрасли на экономику региона. Кроме того, в условиях конкретной туристской зоны гораздо эффективней можно применять механизм ГЧП в виду концентрации внимания на развитие конкретного туристического предложения.

Успешная реализация государственно-частного партнерства во многом обусловлена заинтересованностью основных участников этого потенциального союза. С позиций частного инвестора мотивационными стимулами могут выступать:


  • наличие стабильного и оперативного источника финансирования основной деятельности в лице государства;

  • сокращение времени прохождения «бюрократических процедур» при решении управленческо-организационных вопросов;

  • гарантии компенсации финансовых рисков;

  • повышения имиджа компании, как субъекта рыночной экономики, сотрудничающего с государством [7];

  • предоставление льгот по арендной плате, уплате налогов, кредитованию;

  • возможность монопольно функционировать в определенной сфере;

  • иметь эксклюзивный доступ к ограниченным ресурсам (естественным природным, государственной поддержки и пр.).

Вторая сторона этого союза представлена государственными органами власти, как правило, представителями органов муниципальных образований. Предполагается, что большинство муниципальных менеджеров не испытывают какого-либо влияния мотивационных и/или стимулирующих рычагов в вопросе определения наиболее эффективного способа управления государственной собственностью. Следовательно, установление партнерских отношений с частным бизнесом не всегда рассматривается как перспективная конкурентоспособная стратегическая альтернатива управления государственным или муниципальным имуществом.

Одним из основных элементов механизма функционирования государственно-частного партнерства в России должна быть разработка нормативно-правовой базы, позволяющей установить четкую корреляцию между производительностью труда представителей местных органов власти (эффективности их управленческой деятельности) и их оплатой труда, перспективами карьерного роста, служебными и должностными привилегиями.

1   ...   53   54   55   56   57   58   59   60   61


База данных защищена авторским правом ©ekonoom.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница