Г. Екатеринбург, 18 марта 2015 г. Том 1 Екатеринбург – Алматы – Харьков – Елабуга 2015




Скачать 13.52 Mb.
страница21/61
Дата22.04.2016
Размер13.52 Mb.
1   ...   17   18   19   20   21   22   23   24   ...   61

Литература

  1. Инвестиционная политика Республики Беларусь [Электронный ресурс]. URL: http://www.economy.gov.by.

  2. Инвестиционная привлекательность Республики Беларусь [Электронный ресурс]. URL: http://mfa.gov.by.


ВОСТОЧНАЯ ПОЛИТИКА РОССИИ: ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ

ЕЕ РАЗВИТИЯ
А.И. Султанова,

научный руководитель Э.А. Осадчий



Россия, Республика Татарстан, г. Елабуга,

Елабужский институт Казанского (Приволжского) федерального университета
Дальневосточный федеральный округ – крупнейший на России: его территория занимает более трети площади страны. Живет же здесь лишь 4,6% ее населения. Регион по сравнению с другими федеральными округами самый "молодой". Наша Россия очень большая и великая страна, и поэтому освоение Восточных земель началось лишь в 17 веке. Там живут народы с разными национальностями, который занимались охотой и рыболовством.

На сегодняшний день Дальний Восток считается одним из самых богатым ресурсами мест. Именно на этих землях хранится многомиллионные запасы: золото, оловянные, ртутные, медные, никелевые, полиметаллические, железные, марганцевые, вольфрамовые руды, каменный и бурый уголь, фосфориты, апатиты, графит, нефть, природный газ. Как показано на рисунке 1, мы видим, что с годами объем добываемый нефти, газа увеличивается.



Рисунок 1 – Объем добычи полезных ископаемых на Дальнем Востоке


Природные ископаемые Российского Дальнего Востока в настоящее время являются практически нетронутыми. Они не только не тронуты, но и природа матушка бережно хранит их. Многие виды полезных ископаем расположены в трудно доступных местах. Земли Востока находятся в плену вечной мерзлоты и торфяных болот.

Низкая конкурентоспособность производимой в этом округе продукции с высокой долей добавленной стоимости приводит к тому, что зарубежных партнеров интересует лишь малая часть природных ресурсов. В отсутствие выраженной инвестиционной и структурной политики государства на Дальнем Востоке технологические сдвиги в региональной экономике приобрели явно регрессивный характер и выразились в быстрой деградации ее технологической структуры. При этом наиболее серьезный регресс охватил базовые промышленные производства региона. Из-за этого и произошло практически полное вытеснение их продукции с внутреннего рынка их импортными аналогами. И именно из- за этого происходит отток населения.

Из-за малой населенности региона (менее 7 миллионов человек), огромной территории, превышающей по площади территорию зарубежной Европы, большая часть которого труднодоступна, активная хозяйственная деятельность как в прошлом, так и настоящее время не представляется возможной.

Численность населения Дальнего Востока - более 7,6 млн чел. Городское население составляет около 76%. Дальний Восток - самый малонаселенный район Российской Федерации. Средняя плотность его населения 1,2 чел. на 1 км2. По территории района население размещено крайне неравномерно. Наиболее высокая плотность - более 12 чел. Как видно в Таблице 1 в Приморском крае. Подавляющее большинство населения - русские. Живут здесь также много украинцев, татар, евреев и большая группа коренных народностей .


Быстрая индустриализация Дальнего Востока поставила эти малочисленные народы на грань исчезновения. Нарушена среда их обитания, национальные традиции. Сегодня эти малочисленные народы стремятся обрести право быть хозяевами на своей земле, стремятся к возрождению.

В последние 2 года население Дальнего Востока значительно выросло. Увеличение численности населения происходит за счет как естественного, так и механического прироста, главным образом привлечения на крупные стройки трудовых ресурсов, преимущественно из многонаселенных европейских районов[1].

Особенно большой прирост рабочей силы наблюдается в таких промышленностях как: цветная металлургия, рыбная, лесная, деревообрабатывающая и целлюлозно-бумажная . На Дальнем Востоке создан народнохозяйственный комплекс. Ну все же, потребности экономики диктуют необходимость дальнейшего увеличения масштабов хозяйственного потенциала. Дело в том, что западные районы, где сосредоточена основная часть народнохозяйственного комплекса Российской Федерации, в своём развитии уже не могут опираться только на собственные ресурсы многих видов.

Вместе с тем задача обеспечения потребностей экономики европейской части страны в природных ресурсах вовсе не означает, что хозяйство Дальнего Востока должно иметь лишь узкоспециализированную сырьевую ориентацию. Проблемы развития Дальнего Востока должны рассматриваться прежде всего не только с точки зрения ситуации, сложившейся в настоящее время в западной части, но и с позиций отдалённой перспективы, то есть как важнейшая долгосрочная региональная комплексная программа, от успешной реализации которой зависит рост экономического потенциала страны, оптимизация его территориальных пропорций и в конечном счёте - обеспечение успешного функционирования всего народнохозяйственного комплекса Российской Федерации. По существу речь идёт о длительной программе коренной перестройки системы организации производительных сил страны, направленной на ускоренное восточного региона. Естественно, что начальный этап хозяйствования в неосвоенных, с экстремальными природными условиями, районах Дальнего Востока потребует значительно больших капитальных затрат на обустройство территории, создание производственных объектов, чем в обжитой западной части страны.

Государство создаёт новую политику касающегося развития Дальнего Востока, были сформулированы новые экономические задачи и уже некоторые из них выполнены, например, в прошлом году в Амурской области пущены два первых агрегата Бурейской ГЭС; началось сквозное движение по автодороге ”Амур” - от Читы до Владивостока. Но мир не стоит на месте и на сегодняшнее время Дальний восток сам стремится развить свои инфра структуры. На данный момент уже созданы некоторые из них:


  • Центр спутникового мониторинга ИАПУ ДВО РАН, ТОИ ДВО РАН, ТИНРО – центр;

  • Опытно-технологическое производство ТИБОХ ДВО РАН;

  • Инженерно-технологический центр ИХ ДВО РАН;

  • Инновационно-технологический центр «Форум»;

  • Опытно-экспериментальный участок по отработке и выпуску сорбентов;

  • Группа «Перспективные технологии» ИХ ДВО РАН;

  • Хабаровский инновационно-аналитический центр коллективного пользования (ХИАЦ);

  • Камчатская региональная ассоциация "Учебно-научный центр", создана совместно с институтами ДВО РАН на базе Камчатского государственного университета учредители ассоциации от ДВО РАН. 

Администрация Дальневосточного Федерального округа уже начала искать пути решения возникшей проблемы. Для повышения привлекательности научной деятельности, более эффективного взаимодействия с молодыми учеными, аспирантами, студентами в ДВО РАН создана комиссия по работе с молодежью; советы молодых ученых в институтах, проводятся конкурсы работ молодых ученых, молодежные научные школы, оказывается содействие решению вопросов социальной защиты молодых сотрудников, главный из которых – обеспечение жильем. Принято постановление «Об организации работ молодых ученых ДВО РАН по приоритетным направлениям фундаментальных исследований», что дало возможность привлекать талантливых молодых ученых к выполнению работ на договорной основе. Сейчас у молодежи есть реальные возможности для выполнения научной работы, для научных стажировок, поездок на конференции. В ДВО РАН существуют 6 научных школ, кроме того одна научная школа существует в вузах края. 

В дискуссии с журналистами по вопросам развития Дальнего востока министр экономического развития РФ Андрей Белоусов рассказал о проектах и планах его развития. Возвращаясь к развитию Дальнего Востока. Минэкономразвития несколько месяцев назад предложило предоставить налоговые льготы для предприятий, начинающих свой бизнес на Дальнем Востоке и в регионе Забайкалья. Это льготы по налогу на прибыль в основном, по налогу на имущество. Главное - что сегодня для ускоренного развития Дальнего Востока нужно решить несколько задач. Первая задача - обеспечить ускоренное развитие энергетической и транспортной инфраструктуры, включая развитие Байкало-Амурской магистрали. Это очень капиталоемкий проект, но его надо решать.

Вторая задача – начать реализацию освоения тех крупнейших месторождений, которые есть в зоне БАМа: Дальний Восток, Забайкалье, Восточная Сибирь. Колоссальные месторождения. Но очень дорогостоящие проекты с очень длинным сроком окупаемости или вообще не окупаемые, если брать инфраструктурную составляющую. Поэтому туда надо привлекать очень большие капиталы, это можно сделать только в рамках господдержки. Поэтому это Внешэкономбанк, возможно, деньги из ФНБ. Объемы необходимого финансирования с таким длинным сроком окупаемости исчисляются сотнями миллиардов рублей.

И третье направление – это привлечение обычных капиталов. Я считаю, что здесь важны не только налоговые льготы, но и госгарантии. Либо гарантии одного из крупных наших институтов развития, например, Внешэкономбанка, который снизит риски для инвесторов, который будет делать в этом регионе. Там не столько важны налоговые льготы, сколько снижение рисков. Риски там очень высоки. Этот механизм в принципе возможен. Я считаю, что очень важно там создать единого оператора, который мог бы управлять большими объемами финансовых ресурсов. Это не может быть фонд. С нашей точки зрения, это должна быть крупная структура, скорее всего это Автономная некоммерческая организация. Та или иная форма некоммерческой организации, которая может такие проекты реализовывать. Но с большим собственным капиталом.

Но пока еще не известно сколько лет займет осуществление этого план, но я надеюсь, что именно этот проект позволит нашей стране " с победой" выйти из наступающего кризиса. Исходя из выше перечисленных сведений Дальний Восток является развивающимся регионом. Конечно существуют и проблемы такие как нехватка рабочих рук, природные условия, но эти проблемы решаемы. Государство разрабатывает новые программы по улучшению экономики Дальнего Востока. А это в целом способствует процветанию всей страны.


КОНЦЕПТУАЛЬНЫЕ ПОДХОДЫ РАЗВИТИЯ СЕЛЬСКИХ ТЕРРИТОРИЙ
А.А. Таранова,

научный руководитель Н.С. Михайлова



Россия, г. Екатеринбург,

Уральский юридический институт МВД России
Многообразие функций сельской местности определяет ее как фактор развития всей социально-экономической сферы страны с одной стороны, а с другой - как индикатор состояния продовольственной безопасности. Однако сложившаяся на селе ситуация нарушает стабильное выполнение присущих ей функций. Из-за существующего большого количества проблем, сельское население не может обеспечить стабильное развитие сельской местности, и, как следствие, динамичного развития агропромышленного сектора экономики.

Процесс сельского развития в нашей стране идет неравномерно, во многих субъектах Российской Федерации с существенными трудностями, что приводит к повсеместному ухудшению всех сторон жизнедеятельности сельского населения: низкий уровень жизни, отсутствие инфраструктуры, сокращение численности населения из-за оттока в городскую местность, нехватка квалифицированной рабочей силы и т.п. Возрождение и развитие села — одна из самых важных задач, решение которой напрямую влияет на степень социально-экономической стабильности не только сельского населения, но и государства в целом.

Под сельской территорией понимают территориальную единицу сельской местности с населением, образующим определенную общность. Развитие сельских территорий представляет собой сложную и многоплановую проблему, для ее оценки необходим комплекс показателей, охватывающих различные стороны социально-экономической сферы села.

Важнейшей характеристикой процесса развития села является его устойчивость. Обеспечение перехода к устойчивому развитию сельских территорий — одна из приоритетных задач современной агропродовольственной политики государства. Устойчивое развитие достигается посредством комплексного подхода к решению многогранных проблем села.

Решение проблемы модернизации экономики России, обеспечения продовольственной безопасности страны и повышения благосостояния населения во многом определяется развитием сельских территорий. Формирование инновационной модели сельской экономики должно основываться на реформировании общественного видения предназначения российской деревни.

Современная социально-экономическая ситуация на селе характеризуется комплексом накопившихся проблем: сокращается численность сельского населения, исчезают целые сельские поселения, сохраняется высокий уровень сельской безработицы, остается чрезвычайно низким уровень жизни сельских жителей, продолжаются негативные процессы в сельской экономике, проявляющиеся в замедлении экономического роста в сельском хозяйстве, отсутствии условий для альтернативной занятости на селе, разрушении основных средств производства, в том числе деградации земель сельскохозяйственного назначения. Учитывая данные обстоятельства создание условий для комплексного развития сельских территорий, повышения качества жизни сельского населения становится приоритетным направлением государственной политики.

В России с 2004 г. разработана Концепция устойчивого развития сельских территорий, на основе которой была принята федеральная целевая программа «Устойчивое развитие сельских территорий на 2010-2015 годы и до 2020 года».

Развитие сельских территорий – это развитие сельского сообщества, обеспечивающее:

1) выполнение им его народно-хозяйственных функций (производство продовольствия, сельскохозяйственного сырья, других несельскохозяйственных товаров и услуг, а также общественных благ, предоставление рекреационных услуг, сохранение сельского образа жизни и сельской культуры, сохранение исторически освоенных ландшафтов;

2) расширенное воспроизводство населения, рост уровня и улучшение качества его жизни;

3) поддержка экологического равновесия в биосфере [3].

Главное преимущество сельской промышленности в том, что ее отрасли создаются на основе децентрализации в размещении, использовании рабочей силы и природных ресурсов. Эта занятость повышает доходы местного населения, которое расходует их на товары и услуги. Обеспечиваются новая занятость и доходы, образуется цепь мультипликативных эффектов, в результате которых используются местные ресурсы, вносится вклад в развитие многоотраслевой и динамичной сельской экономики.

Государственная аграрная политика России на современном этапе социально-экономического развития ориентирована на обеспечение устойчивого развития сельских территорий, повышение конкурентоспособности российской сельскохозяйственной продукции, а также сохранение и воспроизводство используемых в сельскохозяйственном производстве земельных и других природных ресурсов. Одна из актуальных задач - создание условий для устойчивого развития сельских территорий, что обеспечит повышение занятости и уровня жизни сельского населения, совершенствование социальной инфраструктуры и инженерного обустройства сельских поселений, а также комплексность компактной застройки и благоустройства сельских поселений.

Для решения задачи по обеспечению устойчивого развития сельских территорий России в 2008 г. экономическими и научно-исследовательскими институтами Российской академии сельскохозяйственных наук совместно с Министерством сельского хозяйства Российской Федерации был подготовлен проект «Концепции устойчивого развития сельских территорий до 2020 года» и план ее реализации [2]. В апреле 2009 г. проект Концепции был представлен на парламентских слушаниях, которые провел Комитет Совета Федерации по аграрно-продовольственной политике и рыбохозяйственному комплексу. В соответствии с распоряжением Правительства Российской Федерации N 376-р от 17 марта 2010 г. велась доработка проекта Концепции со сроком исполнения в IV квартале 2010 г., что связано с утверждением плана мероприятий по реализации положений Доктрины продовольственной безопасности РФ. В соответствии с проектом Концепции целями государственной политики устойчивого сельского развития до 2020 г. являются:

1) повышение уровня благосостояния и качества жизни сельского населения;

2) повышение эффективности сельской экономики и роли сельского хозяйства в народном хозяйстве страны;

3) замедление процесса депопуляции и стабилизация численности сельского населения к 2020 г.,

4) сокращение социально и экономически необоснованной межрегиональной и внутрирегиональной дифференциации в уровне жизни сельского населения;

5) рациональное использование природных ресурсов и сохранение природной среды;

6) сохранение сельских традиций и развитие национально-культурного потенциала села.

Достижение названных целей обеспечивается за счет решения следующих задач в области устойчивого развития сельских территорий:

- расширение занятости сельских жителей трудоспособного возраста;

- диверсификация сельской экономики, развитие альтернативных сфер деятельности в сельской местности;

- расширение доступа сельского населения к социальным услугам;

- укрепление правовой базы сельского развития, преодоление ведомственной разобщенности;

- рациональное вовлечение в хозяйственный оборот и повышение эффективности использования природных, материальных и человеческих ресурсов сельской местности.

Реализация данной программы не привела к значительному улучшению экономической ситуации на селе. В условиях финансового кризиса, происходящем в нынешних условиях, который в какой-то степени зависит от введенных санкциях, ухудшается экономическое положение предприятий аграрного сектора, увеличивается отток трудоспособного населения, растет безработица, снижается уровень и качество жизни в селе.

Таким образом, переход к устойчивому развитию сельских территорий проблематичен. Обострение этой проблемы вызвано действием комплекса внутренних и внешних факторов, которые проявляются на всех стадиях общественного воспроизводственного процесса [2]. В сельских территориях существуют, в основном, малоактивные институты, влияющие в разной степени на возможность развития территории. Мобилизация этих организаций к разработке стратегии дальнейшего развития сельских территорий. Целесообразным направлением стратегии устойчивого развития сельских территорий является поднятие благополучия сельского населения, улучшение состояния окружающей среды и прибавление производства экологически безопасной продукции [1].

В настоящее время инновационное развитие экономики сельских территорий и роста эффективности хозяйственной деятельности невозможно без увеличения уровня концентрации производства. Сосредоточение общественного производства в условиях рыночной экономики должно идти не только по пути количественного роста, но и качественных изменений, таких как, соответствие формы требованиям, предъявляемым рынком к концентрации производства.

Технология управления в сельских территориях Российской Федерации сосредоточена на текущие потребности и возможности управления. Данная технология не осуществляет коренные перестройки в сфере производства и управления, не учитывает долгосрочные перспективы развития. Отраслевое управление развитием производства продовольственных ресурсов не обеспечивает решения межотраслевых сложных проблем АПК. Мероприятия по развитию АПК и сельских территорий, обеспечения удовлетворения потребностей населения в продуктах питания, занятости затрагивают интересы многих отраслей территории. В связи с вышесказанным, необходимо отметить, что на современном этапе развития сельского хозяйства одним из основных аспектов агропродовольственной политики должна стать ее видоизменение с отраслевых программ агропромышленного комплекса на программы комплексного развития сельских территорий [4].

Успех прогресса организаций в сельских территориях напрямую оказывает влияние на формирование основных макроэкономических показателей, показателей экономики муниципальных образований и социальное положение сельских жителей.

В настоящее время, когда установлено эмбарго на ввозимую продукцию, в нашей стране набирает обороты и постепенно достигается самообеспеченность продовольствием. В полной мере достигнута самообеспеченность зерном, но этого недостаточно и для увеличения сельскохозяйственного производства необходимо сконцентрировать внимание на наращивании производства таких социально-важных продуктов как молоко, масло, мясо и овощи. Данный процесс послужит «фундаментом» для развития связанных с сельским хозяйством отраслей промышленности – молочной, мясной, кожевенной, консервной и т.д.

Для того, чтобы создать эффективную сельскую экономику, процесс совершенствования необходимо начать с аграрного законодательства. Определить четкие права и обязанности субъектов аграрных отношений и в первую очередь доработать земельный кодекс, исключив существующие пробелы. Также необходимо рассмотреть вопрос целевого использования сельхозугодий и меры по повышению качества их эксплуатации.

На сегодняшний день, аграрное производство должно расширяться за счет повышения урожайности, внедрения новых технологий, ресурсосбережения и сопровождается научными исследованиями. Вся научно-исследовательская деятельность должна быть сосредоточена на создание современных агропромышленных комплексов, основанных на передовых технологиях науки и техники. Это все приведет к тому, что современные аграрные формирования не будут нести большие затраты на трудовые ресурсы, а высвободившиеся трудовые ресурсы образуют новые формы занятости в таких сферах как создание инфраструктуры, которое включает строительство дорог, организацию различных центров и т.п., что поможет обеспечить постоянную занятость рабочей силы.

При расширении сельскохозяйственного производства необходимо использовать методы агромаркетинга с целью наиболее оптимального снабжения предприятий по переработке сырья и максимально приблизить к местам дальнейшего производства.

Пересмотреть систему льготного кредитования (сделать ее более доступной, как для субъектов среднего, так и для малого бизнеса) и субсидированной поддержки в соответствии с нормами и правилами Соглашения Всемирной торговой организации. Основной упор делать на меры по повышению уровня квалификации кадров как основного источника повышения уровня технико-технологического процесса аграрного производства; построить и обновить все инфраструктурные объекты, в том числе сельские дороги; совершенствовать систему обеспечения компенсационных потерь от стихийных бедствий и т.п.

Обеспечить условия самофинансирования производства и привлечения инвестиционной поддержки. К сожалению сельское хозяйство не является инвестиционно-привлекательным сектором экономики, поэтому инвестиций катастрофически не хватает. Но, в нынешних условиях действия эмбарго у отечественных аграриев появилась реальная возможность наращивать свое производство, с целью обеспечения продовольственных норм, установленных Доктриной продовольственной безопасности Российской Федерации, таким образом, гарантируя стабильный спрос на свою продукцию. Поэтому, доходность от вложенных инвестиций будет обеспечена и уровень инвестиционных рисков снизится.

Таким образом, под устойчивым развитием сельских территорий подразумевается решение совокупности социально-экономических задач, обеспечивающих становление сельского сообщества. Без социальной составляющей невозможно обеспечить стабильность экономического развития и наоборот. Для оценки выполнения поставленных задач необходимо осуществлять непрерывный мониторинг степени устойчивости развития сельской местности, что позволит принимать оперативные решения при возникающих проблемах.


Литература

  1. Газетдинов М.Х., Тимофеев А.П.Стратегия устойчивого развития сельских территорий в условиях рыночной экономики. Казань: Отечество, 2011. 170 с.

  2. Концепция устойчивого развития сельских территорий Российской Федерации. [Электронный ресурс]. URL: http://www.mex.ru.

  3. Устойчивое развитие аграрного сектора региона: вопросы методологии // Аграрный вестник Урала. 2010. № 8.

  4. Черняев А. и др. Экономические и социальные проблемы села и пути их решения // АПК: экономика, управление. 2010. № 12. С. 4-12.



ФОРМЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ

ТЕХНОЛОГИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ
У.А. Торекулова,

научный руководитель Г.Ж. Нурмуханова



Казахстан, г. Алматы,

Университет международного бизнеса
Технологическая сфера является одной из приоритетных сфер, в которых роль государства остается на высоком уровне. Подтверждением этому является разработка подходов, методов и механизмов регулирования технологического развития. В мировой практике выработан специальный механизм прогнозирования технологического развития, который получил название «Foresight» (от англ. предвидение). Форсайт преследует цель выработки стратегических национальных приоритетов исследований, технологического развития, где можно достичь определенного уровня конкурентоспособности страны, устойчивого развития и качества жизни населения [3].

На основе Форсайта разрабатываются долгосрочные, на 25-30 лет, стратегии развития экономики, науки, технологий, для чего привлекается широкий круг специалистов: ученых и преподавателей вузов, представителей корпоративного сектора, институтов гражданского общества, представителей госаппарата. Он подразумевает обязательное участие представителей разных слоев общества и сфер деятельности: ученых, бизнесменов, населения, институтов гражданского общества.

Форсайт исходит из анализа совокупности естественных, материальных, интеллектуальных ресурсов и дает оценку возможных сценариев развития отдельных направлений науки и технологий. Форсайт объединяет множество качественных и количественных методов оценки и прогнозирования. Среди наиболее продуктивно используемых методов - Дельфи, критические технологии, разработка сценариев, технологическая дорожная карта и формирование экспертных панелей. Кратко рассмотрим каждый из этих методов.

Базовым методом Форсайта который используется во всех Форсайт-проектах являются экспертные панели. Группам экспертов (12-20 человек) предлагается в течение нескольких месяцев обдумать возможные варианты будущего по заданной тематике, используя новейшие аналитические и информационные материалы и разработки. Метод экспертных панелей обеспечивает открытость процесса Форсайта для общественности через присутствие экспертов во время всего процесса работы, взаимодействие между представителями различных научных дисциплин и областей деятельности. Метод может дополнять другие подходы, применяемые в технологиях Форсайта. Более того, в некоторых случаях создание панелей необходимо для выработки исходной информации, интерпретации полученных результатов или применения метода в целом.

Метод Дельфи основан на отборе и опросе большого количества высококвалифицированных экспертов (до 2-3 тысяч) и организация обратной связи через проведение второго тура опроса. Для этих целей создаются экспертные панели по отдельным направлениям науки и технологий, предлагается перечень тем для оценки потенциальных научно-технологических достижений, ожидаемых в долгосрочной, до 25-30 лет, перспективе, в том числе фундаментальные и прикладные исследования, инновационные товары и услуги. Эксперты оценивают актуальность каждой темы для развития экономики, общества, наличие ресурсов и потенциальных барьеров для практической реализации. Результаты исследования включают сводные оценки по каждой теме, а также аналитические обзоры по важнейшим направлениям науки и технологий.

Критические технологии как метод формируется на основе знаний ограниченного круга экспертов (не более 200), обладающих наиболее высокой квалификацией в соответствующих областях. Горизонт прогнозирования критических технологий составляет обычно от 5 до 10 лет. Предварительный перечень критических технологий формируется на основе экспертных опросов и интервью и обсуждается в рамках специальных панелей и фокус-групп, в процессе которых происходит окончательный отбор и согласование перечня критических технологий. Во главу угла обычно ставится повышение конкурентоспособности экономики и решение важнейших социальных проблем.

Метод технологической дорожной карты был разработан в конце 70-х годов компанией Motorola, Его используют для выработки долгосрочных стратегий развития технологий отрасли или крупной компании. Суть метода заключается в организации стратегического планирования, к которому привлекаются эксперты, представляющие основные составляющие бизнеса - маркетинг, финансы, производственную инфраструктуру, технологии, исследования и разработки. «Дорожная карта» иллюстрирует этапы перехода от текущего состояния к фазам развития в долгосрочной перспективе за счет синхронного развития технологий, продуктов, услуг, бизнеса и рынка. Основным преимуществом метода является выработка согласованного видения долгосрочных целей развития отрасли или компании.

Данный метод в последние годы привлек внимание при разработке некоторых проектов, в том числе модернизации казахстанского общества, доведению национальных индексов человеческого развития до общемировых стандартов, разработке генерального плана развития нефтехимической промышленности Казахстана. В рамках последнего была разработана «дорожная карта» по созданию 8-10 нефтехимических комплексов мирового уровня в ближайшие десять лет. Аналогичные проекты планируется осуществить в области IT-индустрии, атомной энергетики и др. Разработаны дорожные карты развития бизнеса, науки и др.

В 2010 г. Национальный инновационный фонд приступил к реализации Первого Национального научно- технологического Форсайта на период до 2020 года. Данный проект проводится при методологической поддержке Корейского института оценки и планирования науки и технологий KISTEP.

Технологический форсайт Казахстана будет проведен в 3 этапа. Первый этап включает определение научно- технологического видения и целей развития страны до 2030 года. Второй этап - разработка научно-технологической политики, включает проведение экспертных панелей, в состав которых входят ведущие казахстанские эксперты, проведение дельфийского опроса более 1000 экспертов с целью определения критических технологий и отраслей для Казахстана, а также разработку технологических дорожных карт. Третий этап - формирование программ НИОКР по критическим технологиям, которые впоследствии получат приоритетное финансирование из государственного бюджета[3].

В ходе работы экспертных групп выявлены основные прогнозные мегатренды, которые будут доминировать, либо окажут значительное воздействие на дальнейшее развитие Казахстана, в их числе:

  • рост ВВП выше среднемировых темпов за счет новаций, прорывных изобретений, поддержанное сырьевым развитием;

  • переход к обществу знаний, развитие образования, в том числе дистанционного;

  • производство продукции с высокой добавленной стоимостью;

  • производство экспортоориентированной продукции;

  • развитие транспорта, логистики, инфраструктуры, транспортного коридора Китай-Европа;

  • развитие информационных технологий, информационного общества;

  • разнефтехимии, химического комплекса;

  • развитие инфраструктуры;

  • развитие горно-металлургической промышленности;

  • переработка и использование отходов;

  • производство экологически чистой агропромышленной продукции;

  • развитие машиностроения;

  • снижение энергопотребления, развитие энергосберегающих технологий;

  • развитие возобновляемых источников энергии;

  • рост населения;

  • развитие медицины, в том числе дистанционной диагностики;

  • развитие нанотехнологий, биотехнологий, резонансных технологий путем создания технополисов;

  • увеличение доли услуг в ВВП;

  • сохранение позиции догоняющего развития.

Значительные финансовые ресурсы вкладываются в национальные Форсайт-исследования, например, бюджет последнего проекта в Швеции составил 3,6 млн. евро, в Турции было затрачено более 2 млн. евро [1].

Реализация национальных форсайт-проектов заключается в сознательном управлении отдаленным будущим, в котором участвуют представители власти, бизнеса, науки, институтов гражданского, экспертного сообщества и средств массовой информации. Каждый участник имеет равный вес и речь идет о согласовании интересов, о распределении рисков и ответственности. Проекты широко реализуются в США, Японии, Европейском Союзе и странах Латинской Америки. В разных странах проекты основываются на различных методологических и организационных принципах. Общим является вовлеченность различных общественных сил в обсуждение и сопоставление долгосрочных прогнозов, стратегий развития, выработки все более полного комплект технологического Форсайта на период до 2020 года. Данный проект проводится при методологической поддержке Корейского института оценки и планирования науки и технологий KISTEP.

В Казахстане методы и практика технологического Форсайта пока не получила распространения. По мнению экспертов, этот подход должен быть положен в основу решения задач технологического развития, реализуемых в соответствии с программой индустриально-инновационного развития Казахстана.

Партнерство между государственным и частным бизнесом приобретает форму совместных исследовательских центров, сетей исследователей из разных исследовательских центров. Программы партнерства в странах ОЭСР в качестве перспективных рассматривают привлечение малых и средних предприятий, а также иностранных предприятий [2].

США, начиная с 1960-х годов, стали формировать разнообразные партнерства и осуществлять совместные программы, создавать «инкубаторы технологий», выделять гранты на разработку новых коммерчески ориентированных технологий. В этот же период впервые возник вопрос о принадлежности прав на коммерческое использование результатов НИОКР по государственным контрактам с участием частных фирм. В США государственная политика в данной области менялась кардинально. Если до 1960-х годов была распространена практика, предполагающая, что права собственности принадлежат разработчику (подрядчику), то с 60-х годов получила распространение противоположная практика - патенты принадлежат государству. В 1980 г. принятие Закона Бэя-Доула снова изменило ситуацию в противоположном направлении [1].

В США государственно-частные партнерства рассматривались как кооперационные соглашения, объединяющие в различных комбинациях промышленные компании, университеты и правительственные ведомства, организации и научно-исследовательские лаборатории при совместном объединении ресурсов и одновременно при четком разделении стоимости выполняемых работ в сфере НИОКР. Эти партнерства имеют разные формы от межфирменных соглашений до комплексных сетей, включая правительства и государственные научные организации, частные промышленные фирмы и академические институты. Создание партнерств в области науки и технологий стал основой для выработки новых принципов научно-технологической политики. Ключевым звеном такого сотрудничества стало принятие законодательства в области передачи технологий, в частности законов Стивенсона-Уайлдлера «Об инновационно-технологической деятельности» (1980г.), Бэя-Доула «О патентах, лицензиях и торговых марках при выполнении федеральных программ НИОКР» (1980). Позднее был принят еще ряд законов о передаче технологий - Закон и торговых марках и государственной патентной политике при выполнении федеральных программ НИОКР (1984г.), Закон о передаче федеральных технологий (1986 г.) Принятие этих законов позволило:

  • осуществлять передачу технологий, находящейся в федеральной собственности и разработанной за счет государства, правительствам штатов и территорий, а также частному сектору для их освоения и коммерциализации на рынке;

  • университетам, бесприбыльным организациям и фирмам малого бизнеса получать право собственности на изобретения, полученные за счет средств государства,

  • лабораториям, находящимся в собственности правительства и под управлением контрактора, самостоятельно принимать решения о выдаче лицензий на патенты.

  • обязать ученых и инженеров федеральных лабораторий заниматься вопросами передачи технологий;

  • установить принцип получения роялти от лицензирования патента федеральными изобретателями и учредить систему поощрений для других инноваторов;

  • разрешить директорам федеральных лабораторий, находящихся в собственности и под управлением правительства, заключать лицензионные соглашения на использование изобретении, созданных в этих лабораториях;

  • разрешить бывшим и действующим сотрудникам, занятым на государственной службе, участвовать в коммерческих разработках, если это не вызывает конфликта интересов;

  • разрешить «право вмешательства» государству или востребовать право собственности, если изобретение не было вовлечено в хозяйственный оборот в течение определенного периода времени с целью предоставления лицензии третьим лицам.

Внимание к такому инструменту поддержки коммерциализации технологий как государственно-частные партнерства (ГЧП) в последние годы возросло. Под термином «государственно-частное партнерство» понимается использование государством механизмов, стимулирующих участие частного бизнеса в инновационной деятельности.

Государственно-частное партнерство возникло в начале 1990-х годов в Великобритании как альтернатива традиционному взаимодействию государства и бизнеса. В дальнейшем практика была существенно расширена - государственно-частное партнерство стало своеобразной альтернативой приватизации важных отраслей или объектов (электроэнергетики, транспорта, коммунального хозяйства и т.д.). В мировой практике известно несколько основных форм государственно-частных партнёрств - контракты, аренда, концессия, соглашение о разделе продукции и совместные предприятия. В числе наиболее заметных примеров государственно-частного партнерства - британский проект Future Strategic Tanker Aircraft (самолет-заправщик нового поколения) и создание европейской спутниковой системы Galileo. Таким образом, государственно-частное партнерство можно охарактеризовать как институциональный и организационный альянс между государством и бизнесом в целях реализации каких-либо проектов.

ГЧП позволяют объединять ресурсы, разделять прибыли и риски, способствует формированию конкурентной среды и одновременно - более эффективному использованию бюджетных средств. Данный механизм используется, как правило, там, где государство и бизнес имеют разные, но взаимодополняющие интересы и цели, решают свои конкретные задачи, имея различные мотивации, но при этом не в состоянии действовать полностью самостоятельно и независимо друг от друга.

Принципы государственно-частного партнерства в области инноваций находят применение в Казахстане в формировании национальной инновационной системы и реализуются государством через контракты на НИОКР в рамках государственного заказа, через институты развития, путем участия в уставном капитале формируемых технологических парков и бизнес-инкубаторов, капитале венчурных фондов наряду с частным капиталом (рис. 1).

image1

Рисунок 1 – Формы государственно-частного партнерства в сфере науки и

технологий в Казахстане


Основные перспективные сферы для развития государственно-частного партнерства в Казахстане: электроэнергетика, инфраструктура, переработка сырья, нефтехимия, создание новых свободных экономических зон, развитие индустриальных и технологических зон, сельскохозяйственное производство, строительство и производство строительных материалов, фармацевтическая промышленность, новые технологии, туризм и другие

Целенаправленные шаги по поддержке инновационной активности осуществляют и новые индустриальные страны, такие как Чили, Мексика, Израиль, Южная Корея и др. При этом использованные ими инструменты государственной поддержки в целом были существенно дешевле, чем в «старых» индустриальных странах. Благодаря созданию так называемых «институтов развития» Чили в течение последних 20 лет удавалось обеспечивать 6% среднегодовой темп роста ВВП при расширении несырьевого сектора. На основе реализации программ развития венчурной индустрии Израиль сумел из страны с «военно-аграрной» экономикой превратиться в один из центров глобальной «новой экономики».

Эффективность государственно-частного партнерства обеспечивается не только простым объединением финансовых ресурсов на условиях финансирования, но и использованием уникальных возможностей каждого из двух участников проекта и совокупным сокращением рисков. Государство, вступая в союз с бизнесом, как правило, получает не только снижение нагрузки на бюджет, но и более гибкую и действенную систему управления проектом, а бизнес - определенный набор гарантий и преференций. Разнообразие видов, форм и сфер применения государственно-частного партнерства делают его универсальным механизмом для решения целого ряда долгосрочных задач - от создания и развития инфраструктуры до решения разработки и адаптации новых перспективных технологий.
Литература


  1. Альжанова Ф.Г. Формирование и развитие рынка технологий в Казахстане: институты, механизмы и перспективы. Алматы: ИЭ КН МОН РК, 2007. 408 с.

  2. Инновационное развитие национальной экономики в условиях индустриальной модернизации: институты, механизмы и приоритеты. Отчет о НИР, 2010. 121 с.

  3. Шумпетер Й. Теория экономического развития. М.: Прогресс, 1982. 454 с.
1   ...   17   18   19   20   21   22   23   24   ...   61


База данных защищена авторским правом ©ekonoom.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница