Финансовые и банковские кризисы: основные уроки Биржевой крах 1929 и Великая американская депрессия




страница1/3
Дата10.05.2016
Размер0.63 Mb.
  1   2   3






Глава 3.



Финансовые и банковские кризисы: основные уроки
3.1. Биржевой крах 1929 и Великая американская депрессия

3.2. Кризис межбанковского рынка в августе 1995.

3.3. Финансовый кризис 1998 г.

3.4. Локальный банковский кризис 2004 г.

3.5. Крах ссудосберегательных ассоциаций в США (1985-1990 г.г.)

3.6. Банковский кризис в Японии (1995- 2002): падение цен на недвижимость и плохие долги.

3.7. Фундаментальные факторы стабильности банковской системы.

Данная глава посвящена системным экономическим рискам. С какой целью приведен данный материал ? Во первых, как сказано древними мудрецами, все что мы сейчас видим, уже когда-то было; и во вторых- лучше всего учиться на чужих ошибках, нежели на своих. Банковская система России в настоящий момент находится на пути становления и развития. Финансистам, занятым на нише анализа или обеспечения стабильности работы кредитных организаций данный материал может быть полезен для понимания той обстановки, в которой в данный момент мы находимся и позволяет дать достаточно верные прогнозы по развитию ситуации на ближайшую перспективу. Кроме того, представленные эпизоды имеют огромный познавательный интерес. На примере наиболее известных кризисных ситуаций рассматриваются причины, приводящие к нарушению финансовой стабильности рынков и банковских систем.


3.1. Биржевой крах 1929 и Великая американская депрессия
В 1926-1928 г.г. экономика США находилась на подъеме. Увеличение объема производства благоприятно отражалось на финансовых показателях компаний, приводя к росту биржевых котировок акций – так рост цен акций за период с 1926 г. до 1927 г.составил: General Electric - с 95,5  до 146,6 долл., Steel Corporation - с 130,75 до 141,25 долл. Общая стоимость выпущенных ценных бумаг составляла около 50 млрд.долл. [1].

Однако к 1928 г. экономический цикл подошел к состоянию спада, что нашло отражение в снижении потребительского спроса и сокращении капиталовложений в экономику. Чтобы не допустить «посадки» ФРС в 1927 г. увеличила объем денежной и кредитной эмиссии. В то же время основной объем финансовых ресурсов попал не в промышленность, а был вовлечен на фондовый рынок, спекулятивные операции на котором стремительно раздували «мыльный пузырь». На фондовом рынке образовалась пирамида, в результате которой котировки акций росли вне зависимости от финансовых показателей компаний. Значительная часть инвесторов использовали для работы на бирже кредитные ресурсы: акции закладывались в банке, брался новый кредит, на них покупались новые акции и т.д.

Ставка дисконта (залога) по кредиту составляла около 10 % от текущей цены акций. Зачастую на рынке использовались манипуляции с целью поднять стоимость определенных акций и их дальнейшей перепродажи. Стремительный рост акций в свою очередь еще более способствовал оттоку ресурсов из реального сектора, что стимулировало снижение его показателей. Росту спекуляций способствовала низкая процентная ставка по кредиту – около 3.5-4 % [1].Рост фондового рынка порождал иллюзию экономического процветания – президент Гувер заявил, что у него нет опасений за будущее страны. Несмотря на ряд предупреждений, денежные власти не приняли мер к изменению ситуации.

В понедельник 21 октября 1929 г. рынок получил первый тревожный сигнал – котировки акций пошли вниз при огромном объеме торгов (продано 6.1 млн.акций) [3]. Не смотря на тревожные сигналы основная масса игроков не верила в возможность резкого падения рынка. Однако не прошло и нескольких дней, как все стало на свои места – 24 октября (так называемый «черный четверг») на Нью-Йорской фондовой бирже произошел биржевой обвал. Уже через час после открытия торгов курсы акций стали падать и к 12.00 возникла паника - практически все стремились продать свои пакеты акций. Брокеры продавали также акции клиентов, не успевших внести маржевое обеспечение. Паника охватила весь рынок, все со страхом следили за падением котировок. Чтобы спасти ситуацию группа банков (во главе с Томасом Ламонтом, заместителем Д.П.Моргана) решило поддержать рынок и собрав по тем временам достаточно значительную сумму (по разным оценкам до 240 млн.долл.) [3]. вышли на рынок в качестве покупателей. На некоторое время это задержало спад, но затем все покатилось по наклонной – 29 октября (так называемый «черный вторник») на Нью-Йоркской бирже был поставлен рекорд Гиннеса - общий объем торгов по продаже составил 16,4 миллиона акций[3]. Общий индекс к концу года упал почти в два раза. По эффекту домино падение продолжилось на европейский рынках (Лондон, Париж, Берлин).  

Начались массовые разорения компаний и частных лиц, сначала непосредственно втянутых в биржевую игру, а затем по цепочке неплатежей кризис захватил все экономику, перекинувшись и на Европейские страны. О масштабе кризиса свидетельствую следующие данные: объем ВНП США в текущих ценах за 1929-1933 гг. упал в 1,85 раза с 103.9 до 56 млрд.долл., объем безработицы в 1933 г. составил 25 % - около 12.8 млн.человек. Разорилось около 32 тыс. компаний. Объем загрузки металлургической промышленности в 1932 г. составлял всего лишь 12 % от мощностей. Началось массовое разорение фермеров, не способных погасить ссуды. За счет падения спроса началась дефляция – общее снижение индекса цен за 1929-1932 г. составило 25 % [1].

В начале 20-х годов в США насчитывалось около 30 тыс. банков [3,4]. В активах банков значительную часть составляли ценные бумаги, ссуды под залог ценных бумаг, городской недвижимости и сельских земель. Большая часть бумаг резко обесценилось, а значительная часть ссуд стала невозвратной. Так за период с 1929 по 1932 г. котировки акций Krysler  уменьшились в 27 раз, General Motors - в 80, General Electric - в 11, United Steel - в 17 раз [1]. Фермерская недвижимость упала более чем 10 раз – так ферма стоившая в 1929 г. около 100 тыс.долл ушла за долги примерно за 5 тыс.долл.[3]

После биржевого краха банкротства банков приняло массовый характер, что было связано, во-первых - с потерей капитала последних вследствии резкого падения стоимости фондовых активов, во- вторых - за счет массовых невозвратов кредитов, ставших следствием как биржевого краха, так и общей стагнации экономики, что привело к развитию кризиса неплатежей, и наконец в третьих, за счет сокращения ресурсной базы банков - массового изъятия вкладов населения, снижение остатков предприятий. Сыграл свою негативную роль дефолт ряд стран Латинской Америки и Азии. Как известно, крупные американские банки инвестировали в экономику этих стран и являлись держателями большого объема их государственных и частных облигаций.

Из отчетных данных ФРС следовало, что и до краха 1929 г. банкротство банков имело достаточно массовый характер, однако после биржевого краха 1929 г. их число увеличилось многократно. В итоге все эти события вылились в масштабный банковский кризис, разразившийся в 1933 г.

ФРС США в своем докладе «Временная деятельность банков в США, 1892-1932» (Bank Suspensions in the United States, 1892-1932) приводит данные о статистике банкротств банков за период 1922-1933г.г.(до принятия закона о страховании вкладов) . В течении 1921-1929 гг. было остановлена деятельность 5 411 банков (общий объем депозитов – 1 623 млн дол.), в течении 1930-1933 гг. - 9 106 (общий объем депозитов – 6 858,633 млн дол.). На 30 июня 1921 г. общее число коммерческих банков составляло 29 788, а на 30 июня 1933 г - 13 949 банков. Таким образом, за указанный период прекратило деятельность (без учета выдачи новых лизенций) 15 839 банков (! т.е. более половины). Из них 10 555 банков были обанкрочены за период с 30 июня 1929 г. по 30 июня 1933 г., 3 853 банка за период с 31 декабря 1932 по 30 июня 1933 г. К 31 декабря 1933 г. общее число кредитных организаций выросло до 14 440 [4].

Приведем пример банкротства банка Соединенных штатов (The Bank of the United States) [3]. Банк, имевший столь помпезное название, не был даже членом ФРС (он имел лицензию от властей штата). Общее число вкладчиков банка составляло около 500 тыс. Летом 1930 г. в банке была проведена ревизия, которая обнаружила нарушения со стороны руководства банка – перевод средств на подставные компании, льготное кредитование, спекуляции с ценными бумагами. Тем не мене, считая, что обнародование этой информации способно вызвать проблемы у банка, она не была опубликована. Однако слухи все же распространились и вкладчики ринулись в банк, образовались огромные очереди. Надзорные органы закрыли банк, против руководства были возбуждены уголовные дела.

Общие изъятия вкладов перед кризисом составили около 5-6 млрд.долл [2]. Немудрено, что уже в 1932 г. значительная часть банков пыталась ограничить выдачу наличных своим вкладчикам. Первый прецендент создал штат Невада, закрывший в октябре 1932 г. все банки штата. Напряжение стало нарастать с начала 1933 г. Примерно за 1 месяц из крупнейших банков США было изъято около 2.3 млрд.долл. (около 15 % всех депозитов)[2]. Считается, что полномасштабный банковский кризис США начал свое шествие с февраля 1993 г., когда в Детройте рухнул крупнейший банк, проводивший большой объем операций с недвижимостью. Санация Реконструктивной финансовой корпорации (РФК) не дала позитивного результата, и банк прекратил платежи. В штате Мичиган началась банковская паника и 14 февраля губернатор штата закрыл все банки, чтобы защитить их от банкротства. Волна закрытий банков прокатилась по многим штатам [2].

4 марта 1933 г. приступил к исполнению своих обязанностей Франклин Рузвельт. Одним из первых его шагов было объявление 6 марта «банковских каникул» на неделю, во время которой были закрыты все банки США. Далее с целью «очистки» банковской системы была проведена тотальная ревизия всех банков. Разорившиеся банки попали под управление РФК. Устойчивые банки получили право на дальнейшую работу. 11 марта президент выступил сначала перед прессой, 12 марта – уже по радио, объясняя ситуацию и меры правительства по выходу из кризиса. Постепенно паника пошла на убыль, 15 марта открылись примерно 30 % всех банков.

С целью оздоровления ситуации были приняты ряд важных законов. В оперативном порядке был принят закон Гласса–Стигалла (21 июня), в дальнейшем ставшим одним из основополагающих банковских законов. Коммерческим банкам запрещалось работать с ценными бумагами, это право получали специализированные финансовые организации – тем самым были снижены риски, которым подвергались средства вкладчиков банка. С целью пресечения привлечения средств по повышенным ставкам, характерных для проведения высокорискованных операций, был введен запрет на выплату процентов по текущим счетам, проценты по депозитным счетам подвергались регулированию ФРС. Был регламентирован биржевой кредит.

Но самое главное – был принят закон о страховании депозитов и создана Федеральная корпорация страхования депозитов (ФКСД) – банки отчисляли взносы в страховой фонд, в случае банкротства ФСКД санирует банк и выплачивает вклады в пределах установленного законом лимита на вклад в одном банке. Именно эта мера во многом позволила в итоге стабилизировать ситуацию с «бегством вкладчиков».

Был усилен контроль за рынком ценных бумаг – были ужесточены условия включения компаний в биржевые листинги, установлены пределы колебаний котировок на торгах. Для организации контроля над рынком ценных бумаг была создана Комиссия по ценным бумагам и биржам (Securities and Exchange Commission).

Было проведено постепенное снижение учетной ставки с 6% в октябре 1929 г. до 1,5% в сентябре 1931 г. Был введен плавающий курс доллара, проведен отказ от золотого стандарта, а проведенная в дальнейшем девальвация доллара способствовала обесценению долгов и повышению конкурентной способности американского экспорта [1,2].



3.2. Кризис межбанковского рынка в августе 1995.
После развития и формирования валютного рынка сильное развитие в течении 1994-1995 г.г. получил рынок межбанковского кредитования. Работа на рынке была достаточно прибыльной за счет высоких процентных ставок, а риск сравнительно минимален. Потери банков покрывались высокими доходами от дилинга и инфляцией. Участники рынка считали своих партнеров достаточно надежными - для выдачи кредита было вполне достаточно взаимного знакомства руководителей банков. До августа 1995 г. рынок МБК был наименее критичен к надежности заемщиков, в том числе из-за неразвитости и недооценки роли аналитических методов.

Состояние межбанковского рынка является крайне важным параметром не только для банковской системы, но и для всей экономики, являясь четким индикатором кризисных ситуаций. Как показала практика, он наиболее чутко реагирует на любого рода проблемы. С его функционированием тесно связана нормальная работа системы расчетов, регулирования ликвидности и главное - доверия между участниками рынка.

Уже стала хрестоматийной история кризиса ликвидности на межбанковском рынке в августе 1995 г., так называемого «черного четверга». Некоторые банки активно финансировали свои активы за счет межбанковских кредитов, в том числе затыкая собственные «дыры» в балансе, возникшие в результате рискованной кредитной политики. Некоторые их них имели в пассиве до 50 % межбанковских займов и с ними спокойно работали. Например, в балансе одного из пострадавших банков на конец июля 1995 г. нетто активы составляли около 1.4 триллионов «старых» рублей (валюта баланса - 2.7 трлн.руб., расчеты с филиалами - 1.3 трлн.руб.), межбанковские займы по 822 (рубли) и 075 счету (валюта) составляли 1.1 трлн.руб. или 78% (!) от величины нетто-пассивов. Уже потом стало понятно, что достаточно небольшого толчка, чтобы все проблемы проявились.

В прелюдии кризисной ситуации первым начал задерживать платежи ММКБ, затем с средины августа еще один достаточно большой банк [5]. По одной из версий кризис 24 августа был инициирован чисто техническими причинами – несколько крупных банков не поставили деньги на рынок. Емкость рынка ГКО была ограничена, что создавало потенциальную проблему в случае кризисной ситуации. Ситуация обострилась из-за того, что с учетом сложной обстановки многие банки ушли с рынка МБК, перестав выдавать кредиты, другие задерживали возврат ранее полученных (что позволило позже иметь выигрышную позицию при зачете долгов). В результате на рынке возник кризис ликвидности, около 150 банков не смогли закрыть свои позиции, ставки выросли с 80-100 % (на 23 августа) до 800-1000 % годовых.

По словам г-жи Т.В. Парамоновой, и.о.Председателя ЦБ РФ « Никакого банковского кризиса не было ! …То же, что случилось – не более чем временные финансовые затруднения, которые бывают на рынках…Центробанк уже отозвал лицензии 160 банков и лицензии еще будут отзываться. Но все это в основном банки небольшие, не делающие погоды для банковской системы, капитал их еще мал и, может быть, есть среди них один-два банка более крупных, например Межрегионбанк, который находится в сложном положении» [6].

В течение двух дней рынок МБК практически перестал существовать. По данным МФД (Межбанковский финансовый дом) объем операций упал в 10 раз (от 1.6 трлн. до 160 млрд.руб.). Многие банки, считавшиеся надежными и крупными, такие как “Национальный кредит”, “Московский городской банк”, “Лефортовский”, “Мытищинский коммерческий банк”, Всероссийский биржевой банк и т.д. фактически обанкротились. По эффекту “домино” далее пострадали кредиторы этих банков и т.д. Всего в результате кризиса серьезно пострадало около 200 банков. Последствия кризиса сказывались, по меньшей мере, на протяжении года. Отметим, что кризис мог кончиться значительно хуже, если бы не вмешалось государство - ЦБ РФ выкупил ГКО на сумму около 1.6 триллионов руб. На рынке появились деньги и кризис был приостановлен.

В процессе медленного восстановления рынка МБК и доверия между его участниками, начавшегося осенью 1995 г. изменился характер отношений между его участниками, при котором главным критерием стало финансовое положение заемщиков. Тем самым были запущены рыночные механизмы самосанации рынка за счет отсеивания неэффективных участников. Кризис сыграл и положительную роль, приведя к банкротству многих неэффективных кредитных организаций. Участники рынка стали более тщательно управлять активами и пассивами. Резко вырос спрос на аналитические технологии, простимулировавший их развитие.

Восстановление рынка в его докризисных объёмах потребовало больше года. Отметим, что кризис 1995 г. был именно банковским, экономическая и политическая ситуация имела запас прочности.


3.3. Финансовый кризис 1998 г.
Системный кризис в августе 1998 г. затронул все сектора финансового рынка страны, практически полностью разрушил рынки ценных бумаг и межбанковского кредитования.
3.3.1.Предпосылки развития кризисной ситуации
Период с конца 1995 г. по октябрь 1997 г. характеризовался формальными успехами политики финансовой стабилизации. Снижалась инфляция, наблюдался приток иностранного капитала, в первую очередь спекулятивного, работавшего на рынке государственных и корпоративных ценных бумаг. С начала 1997 г. цены на акции стремительно росли (рис.3.1) [10], что обуславливало значительную доходность операций. Напротив, доходность государственных ценных бумаг и основных финансовых инструментов плавно снижалась. Осенью 1997 г. ряд крупных банков выкупили около 10% долговых обязательств бывшего СССР на сумму около 2.5 млрд.долл [7].



Рис.3.1
Если доходность рынка ГКО-ОФЗ в марте 1996 г. составляла около 120 %, в ноябре – 40%, в апреле 1997 30-35%, к середине 1997 она приблизилась примерно к величине инфляции и составляла около 20 % (рис. 3.2) [8].

Аналогично снижалась ставка рефинансирования – за период с 1996 г. по июль 1997 г. она упала примерно в семь раз 160% до 24% годовых, в т.ч. за 1997 г. она была снижена с 48% в январе до 24% годовых в июле. Бурно рос рынок муниципальных займов.




Рис. 3.2
По мере формальных успехов по борьбе с инфляцией в русле рекомендаций МВФ у российских банков расширялись возможности заимствования на внешних рынках. Этому способствовало снижение возможностей привлечения средств на внутреннем рынке (как за счет оттока ресурсов на высокодоходный рынок ГКО-ОФЗ, так и за счет общее застоя экономики). Кроме того, на фоне постоянных заверений правительства о невозможности девальвации рубля (т.е. низком валютном риске) существовал элементарный расчет о дешевом привлечении в валюте и высокодоходном размещении в рублях. Общая сложность инвестиционной обстановки неизбежно сказывалась на качестве банковских активов.

В этих условиях ряд его крупных банков все более активно стали использовали межбанковские ресурсы нерезидентов. При этом кредиторы банков закрывали глаза на далеко не лучшие балансы, международные агентства присваивали позитивные рейтинги. Такая ситуация создала условия при которой реакция рынка была неэластичной к реальному состоянию дел ряда своих участников. Как казалось большинству участников рынка, в отношении больших банков доминировал широко известный принцип «слишком большой, чтобы… ».

К началу 1998 г. общая доля привлеченных межбанковских кредитов перед банками нерезидентами составила около 12,7%, при этом «короткая позиция», т.е. разница между валютными пассивами и активами кредитных организаций была около 40% от объема валютных пассивов, что свидетельствовало о наличии значительного валютного риска на системном уровне [7].

В 1997 г. начался мировой финансовый кризис, ударивший наиболее сильно сначала по азиатским, а затем по многим развивающимся рынкам. Падение рынка затронуло и российский рынок - в октябре 1997 г. всеобщая “эйфория” было нарушено резким падением рынка корпоративных ценных бумаг (около 30 %), фактически обозначившим начало финансового кризиса (рис 3.1). Параллельно с октября по декабрь 1997 происходило падение цен на российские внешние долги, приведшее к убыткам в размере около 300 млн.долл.[7] .

Далее, по август 1998, разрешившимся полномасштабным системным экономическим кризисом, ситуация последовательно усугублялась. Помимо оттока капитала мировой финансовый кризис привел к падению цен на сырьевые товары, что в свою очередь снизило предложение валюты, ухудшило платежный баланс страны и бюджетные показатели. Проводимая политика финансовой стабилизации привела к росту зависимости от импорта (что не способствовало росту внутреннего производства) и ухудшила общую конкурентоспобность российской экономики.

Кризисная ситуация развивалась постепенно, проходя ряд практически непрерывных “микрокризисов”, в результате чего банковская система и экономика последовательно теряла запас прочности.

Положение на финансовых рынках резко обострялось проблемой форвардного рынка, нормальная работа которого возможна только при наличии предсказуемой ситуации. Приток спекулятивного капитала вызвал стремительное развитие форвардного рынка – нерезиденты стремились покрыть свои валютные риски, фиксируя в валюте значительную доходность по операциям на внутреннем рынке. Фактически денежные власти поощряли развитие этого рынка, считая что он способствует притоку капитала в страну, закрывая глаза на существование значительного валютного риска.

Отсутствие должного внешнего и серьезные просчеты внутреннего контроля привели к тому, что ряд банков имел чрезвычайно большой объем форвардных контрактов, во много раз превышавший объем активов банка. Большинство сделок заключалось на фоне благоприятной обстановки до октября 1997 г., связанной с притоком капитала и укреплением рубля.

В конце 1997 г., на фоне ухудшения финансовой ситуации ряд крупных банков прекратили заключать сделки с более мелкими, а другие отправили форвардных дилеров в отпуск. Увеличение темпов роста курса доллара во второй половине 1998 г. привело к росту потерь по форвардам. Неопределенность и взаимные долги на форвардном рынке привели к потере доверия на рынке межбанковского кредита. Увеличивалась степень риска проведения операций. Предвидя кризис и опасаясь взаимных претензий банки закрывали лимиты на контрагентов, имевших с ними форвардные позиции. Многие пытались закрыть свои позиции любым путем. Имелись случаи ареста межбанковских активов, например один из достаточно крупных банков (впоследствии обанкротившийся), не вернул межбанковский кредит среднему банку, мотивируя это зачетом обязательств. Такое развитие событий способствовало развитию финансового кризиса.

Что особенно критично, эти же просчеты допустили крупные системообразующие банки, принявшие на себя чрезмерно высокие валютные риски, как по форвардам, так и по кредитам нерезидентов. Когда в конце 1997 года стала прорисовываться возможность девальвации, стало понятно, что ситуация тупиковая - за ее проведение придется заплатить слишком дорого – коллапсом банковской системы. Сказанное демонстрирует данные, приведенные в таблице N 3.1.[9]

Не смотря на достаточно непростую обстановку за первое полугодие 1998 г банки смогли обеспечить устойчивый рост депозитов – как за счет проведения массированных рекламных компаний, так из-за общей доверчивости вкладчиков. Напротив, ресурсы компаний вымывались на рынок ГКО-ОФЗ. Осознавая возможность падения курса рубля, кредитные организации увеличили долю кредитов в валюте с 35 % на начало 1998 г. до 41 % к середине года [7]. Общая доля кредитов составляла в среднем около 32 % от чистых активов банковской системы. Хотя формально это снижало валютные риски, вероятность невозврата при этом увеличивалась. Значительную часть вложений банков составляли ГКО-ОФЗ, общая величина которых к маю 1998 г.составила около 175 млрд.руб. (с учетом Сбербанка) [7].

В марте агентство Мооdу's отреагировало на ухудшение экономической ситуации и понизило рейтинг РФ, вслед за этим были снижены рейтинги российских банков. Это привело к снижению возможности получения валютных ресурсов на Западе. Для получения в основном коротких кредитов (1-3 мес) использовались сделки «репо» с валютными облигациями. Общая сумма кредитов привлеченных в 2 квартале была крайне низкой – всего 0.3 млрд.долл [7].

Наблюдалось последовательное падение суммы свободных остатков банков на корреспондентских счетах в ЦБР с 23.9 млрд.руб на начало 1998 г. до 14.9 млрд.руб. на середину 1998 г [7].



Индекс РТС постепенно падал, доходность ГКО под давлением оценки надвигающейся девальвации все больше росла. Продолжали падать цены на российские внешние долги. В совокупности эти факторы привели к возникновению значительных балансовых убытков за счет отрицательной переоценки всех вышеперечисленных видов ценных бумаг, что значительно ухудшило финансовые результаты как отдельных банков, так и всей банковской системы в целом.
  1   2   3


База данных защищена авторским правом ©ekonoom.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница