Энергетика как фактор устойчивого развития россии




Скачать 126.32 Kb.
Дата07.05.2016
Размер126.32 Kb.

ЭНЕРГЕТИКА КАК ФАКТОР УСТОЙЧИВОГО РАЗВИТИЯ РОССИИ



В.В. Бушуев — Генеральный директор Института энергетической стратегии, д.т.н., проф.

(журнал «Энергетическая политика», №1, 2008, стр. 3–7)


Энергетика в глобальной системе «природа – общество – человек»
«Повестка дня на  век», принятая Конференцией ООН (Рио-де-Жанейро, 1992 г.) и подтвержденная на встрече глав государств (Йоханнесбург, 2002), исходит из того, что глобальное устойчивое развитие – это единство экономического социального и экологического развития, которое может рассматриваться только в рамках общей системы «природа – общество – человек» (ПОЧ).

Эта комплексная стратегическая задача была закреплена и в Санкт-Петербургском плане действий по итогам Саммита «Большой восьмерки» (2006 г.) по обеспечению глобальной энергетической безопасности.

Все части этой триады являются взаимозависимыми и взаимообусловленными и, по большому счету, не могут рассматриваться изолированно друг от друга как в глобальном мире, так и в масштабах одной страны – России. Устойчивое развитие системы ПОЧ определяет необходимость комплексного подхода к ее динамическому анализу и целевому видению (форсайту) в виде «Э-триады»: экономика, экология, энергетика.

В этой триаде действий экономика выступает как фактор хозяйственных взаимоотношений и комплексного развития в системе ПОЧ, экология – как фактор гармонизации отношений человека и общества с окружающей природной, а в современном глобализирующемся мире – и с социально-политической средой. Энергетика является активным ядром системы ПОЧ, выступая в ней, как движущая сила развития. Энергия, по определению, является синонимом всякого действия, работы, выступая одновременно и потенциалом и формой его реализации. А энергетика – это динамическая подсистема ПОЧ, определяющая преобразование исходных природных ресурсов с помощью человеческого труда и созданного в процессе производственной эволюции физического, организационного и финансового капитала в конечные блага цивилизации.

Если ранее можно было рассматривать природу как неисчерпаемую кладовую энергетических ресурсов и место естественного захоронения продуктов антропогенной и техногенной деятельности, то уже к концу  века мир пришел ко всеобщему пониманию, что такая примитивная форма природопользования полностью исчерпала себя. Природа, хотя и неисчерпаема по своим потенциальным возможностям, подпитываемым энергией космоса, но ее экономически обоснованные ресурсы для хозяйственной деятельности человека все же ограничены, главным образом, из-за несоответствия скорости изъятия этих ресурсов и их самовоспроизводства.

В то же время пресловутые «пределы роста», ограничивающие возможности экономического развития из-за бурного и неконтролируемого энергетического спроса на эти ресурсы, признаны мировой общественностью несостоятельными.

Экономика без экологии – это путь в никуда. Экология без экономики – это стагнация. Энергетика – это связующее звено, определяющее экономическое развитие за счет эффективного использования природного потенциала при экологически допустимом взаимодействии. Но важность экологического фактора, определяемая общественным сознанием, диктует необходимость перехода от экологических ограничений на развитие (условий экологической безопасности) к экологически ориентированному развитию (экологической эффективности). Именно экологический фактор диктует уже сегодня выбор тех или иных вариантов трасс энерготранспортных коммуникаций, условий развития и использования новых «бестопливных» источников энергии, общей направленности Энергетической стратегии Европейского Союза на целевую установку «20 на 20»  задачу снижения выбросов СО2 на 20% к 2020 г.

В любом случае экономическое развитие требует растущего спроса на энергию при одновременной гармонизации этого развития с глобальной экологической ситуацией.


Энергетический потенциал в структуре национального богатства России
В процессе социально-производственной эволюции человечества энергетика как движущая сила развития трансформирует природные ресурсы (природный потенциал) в конечные блага цивилизации. При этом получаемый продукт, в свою очередь не только потребляется людьми, но и служит источником (организационно-техническим потенциалом) обновляемого производства энергетических товаров и услуг.

Вся совокупность первичных ресурсов и накопленного потенциала, используемого человеком для расширенного производства общественно-полезной работы, определяет энергетический потенциал природно-социальной системы ПОЧ. Получаемые в процессе трансформации энергии из природных ресурсов новые продукты обладают более высокой концентрацией энергии, а, следовательно, и большей энергетической ценностью. Стоимостная оценка природного и накопленного энергетического потенциала составляет общественный капитал, выражающий величину национального богатства страны.

Структура национального богатства страны включает в себя три примерно одинаковые по своей ценности группы ресурсов, которые одновременно являются и показателем развития страны и источником – потенциалом ее дальнейшего развития. Это – и природные ресурсы, и воспроизведенный социально-производственный капитал, и человеческий капитал (рис. 1).

Рис. 1. Структура национального богатства


Обращает на себя внимание, что топливно-энергетические ресурсы составляют лишь часть не только общего национального богатства, но и его составляющей – палеокапитала (минерально-сырьевой базы). В состав природных ресурсов входят и биота, и вода, и чистый воздух, составляющих общий экокапитал. Особой формой природного ресурса является территория страны, имеющая самостоятельную ценность.

Воспроизведенный социально-производственный капитал включает в себя не только стоимость производственных и непроизводственных материальных активов, но и накопленные финансовые средства, служащие в т.ч. инвестиционным ресурсом развития, а также нематериальный капитал организации общественного производства, величина которого при переходе на постиндустриальное развитие довольно быстро растет в цене, увеличивая капитализацию не только отдельных компаний, но и страны в целом.

Особую роль в структуре национального богатства и энергетическом потенциале развития страны играет человеческий капитал, определяемый как демографическими факторами (витальная составляющая), так и интеллектуальным и духовным уровнем нации.

Несмотря на то, что количественные оценки всех составляющих национального богатства весьма несовершенны, приведенная ниже табл. 1 дает представление о порядке, а, следовательно, и о роли каждой из составляющих и об общей величине богатства и потенциала России.

Таблица 1

Национальное богатство России (трлн дол. США)

Составляющая

потенциал

Общий

Расчетный потенциал

Активная часть

Ежегодное

использование,

млрд дол.

Природные ресурсы, включая:

500

57,5

4,5

76

Полезные ископаемые

2701)

28,52)

1,52)

56

В том числе ТЭР

1901)

14,02)

1,03)

40

Из них:

газ


нефть

93

34


6,4


3

0,6


0,25

6

30



Экологические ресурсы

230

23,04)

3

20

Человеческий капитал

504

45

8

6

Социально-производственный капитал

В том числе:



443

68

6,2

35

Накопленный физический капитал

(основные фонды)



53

8

1,25)

20

Социальный капитал организации общества

390

60

5

15

Всего

1447

164,5

18,7

117


Источники:

1) – по данным акад. Львова Д.С. (ЦЭМИ РАН);

2) – по данным Орлова В.П. (Отд. геологии РАН);

3) – по данным акад. Рундквиста Д.В. (Вестник ОГГГГНРАН, № 1, 2000);

4) – расчеты проф. Тарко А.М. (ВЦ РАН);

5) – оценки Росстата РФ.
Обращает на себя внимание, что традиционно оцениваемая роль ТЭК как основной составляющей национального богатства России весьма преувеличена в качестве общего расчетного потенциала и его активной части, в то время как ежегодное использование этого ресурса превышает 1/3 от совокупного прироста национального богатства в нынешних условиях.

В стратегическом плане стоимость разведанных запасов нефти и газа в России  расчетный потенциал этой составляющей национального богатства (по данным Отделения геологии РАН) составляет 9400 млрд дол. США, т.е. на одного жителя нашей страны приходится всего лишь менее 70 тыс. дол. (в нынешней стоимостной оценке этого ресурса).

Это говорит о том, что нынешняя доля ТЭК в экономике страны превышает 30% и свидетельствует не о гипертрофированно развитом сырьевом секторе экономики, а о недостаточном использовании других ресурсов, обладающих гораздо большим социально-экономическим эффектом.

Поэтому устойчивое развитие, обеспечивающее расширенное воспроизводство национального богатства страны, должно быть ориентировано, прежде всего, на повышение эффективности использования самих природных ресурсов с увеличением доли их активной части, а главное – на обеспечение «локомотивной» роли ТЭК в повышении фактического прироста воспроизведенного социально-производственного и человеческого капитала, обладающих гораздо большей ценностью для страны и большим их значением в качестве совокупного энергетического потенциала для долгосрочного устойчивого развития России.



Энергоэффективность и устойчивое развитие

Эффективность, по определению, есть отношение достигнутого результата к произведенным затратам.

Поскольку основными затратами общественного производства является труд и использованные энергетические ресурсы, а результатом – прирост национального богатства и, в частности, величина валового внутреннего продукта, то эффективность использования энергетического потенциала есть отношение ВВП к величине энергетических затрат (в физическом или стоимостном виде).

Обычно, говоря об энергоэффективности, используется обратная величина – отношение объемов (а в последнее время – и стоимости) используемых ТЭР в годовом разрезе к величине ВВП. Это отношение выражает энергоемкость экономики. Для России, как и других индустриально развитых стран, в качестве величины используемых ТЭР принимают величину энергопотребления, хотя, строго говоря, необходимо учитывать весь объем используемых ТЭР, в т.ч. и объем экспорта (за вычетом импорта), так как их величина участвует в формировании ВВП страны.

Мировые тенденции в отношении энергоэффективности свидетельствуют, что за последние 30 лет, и особенно после 2000 г. энергоемкость мировой экономики снизилась в 2 раза (за последние 5 лет – на 25%).

Российская же экономика оказывается существенно менее энергоэффективной даже при учете ВВП по ППС (рис. 2), хотя в последние годы также наметилась тенденция к снижению ее энергоемкости. Это связано, в первую очередь, со структурными сдвигами в экономике – интенсивным развитием сферы услуг. Для более объективного сравнения показателей энергоэффективности (ввп) со значениями для других стран целесообразно учитывать величину ВВП по обменному курсу (что снижает наши показатели), но при этом учитывать более низкую стоимость используемых ТЭР внутри страны (что увеличивает наши показатели). Суммарно учет этих двух обстоятельств как бы компенсирует друг друга, и по-прежнему наше отставание от среднемировых оценок – в 2 с лишним раза, а от стран ЕС – чуть ли не в 10 раз (табл. 2).

Таблица 2

Составляющие и общая величина энергоэффективности

Показатели

Страны

Россия

ОПЕК

ЕС

США

Мир



0,3

0,2

0,7

0,6

0,4



0,4

0,1

1,1

0,9

0,63



32,5

23,7

49

41

34



4

0,5

38

22

8,6

Примечание. Для ОПЕК взяты значения стоимости не потребленных внутри страны ТЭР, а общая стоимость использованных (с учетом экспорта).
Характерно, что для экспортно-ориентированных стран ОПЕК величина энергоэффективности (с учетом стоимости всех используемых, в т.ч. и экспортируемых, ресурсов) еще ниже. Это наглядно свидетельствует, что энергоэффективность, оцениваемая по всей гамме используемых ТЭР, в т.ч. и экспорта, существенно ниже, чем стран с дефицитом собственных энергоресурсов (например, ЕС). Эти страны достигли высокой энергоэффективности (даже при высоких ценах потребляемых ТЭР) за счет существенного роста ВВП, определяемого производством с высокой добавленной стоимостью.

Из 100% энергопотребления в России до 50% преобразуется в «скрытую – структурную» энергию материального производства, содержащуюся в машинах, технологиях, организационных структурах, которые, в свою очередь, являются новым потенциалом для производства полезной работы. До 30% потребленной энергии используется в качестве прямых энергетических услуг (отопление, освещение, моторизация личного транспорта) и накапливается в виде «скрытой – структурной» энергии в потребительских продуктах питания, легкой промышленности, товарах длительного пользования. А до 20% – это энергетические потери, снижающие эффективность полезной работы, но не снижающие отрицательный экологический эффект.

Поэтому эффективность энергетического производства определяется тем, насколько новый воспроизведенный потенциал больше и значимее для дальнейшего развития, чем затраты первичного продукта – природных энергетических ресурсов.



Рис. 2. Энергоемкость ВВП стран мира (по ППС)


Устойчивое развитие страны – это и есть непрерывное возрастание ее общего энергетического потенциала, которое достигается за счет перевода ресурсного запаса в социально-производственный и человеческий капитал, являющиеся не только важнейшим показателем национального богатства, но и потенциалом ее дальнейшего экономического и экологически ориентированного развития.

Энергоэффективность – важнейший показатель этого развития, ибо он характеризует более быстрый прирост конечного результата при сравнительно меньших затратах природного ресурса.

В табл. 2 приведены не только общие стоимостные оценки энергоэффективности , но и ее составляющие для недропользования (  прирост добычи ТЭР по отношению к запасам природных ресурсов), для переработки ТЭР в конечный потребительский продукт – электроэнергию, а также для использования этого продукта у потребителя. Последний показатель представляет собой величину, обратную общепринятому значению электроемкости.

Из сравнения этих составляющих видно, что наше основное отставание – не за счет высокой электроемкости, а за счет низкой энергоэффективности самого ТЭК (недропользования и переработки ТЭР).



Это диктует особые требования к стратегическому развитию ТЭК, которые сводятся не к наращиванию запасов, а более эффективному их использованию. При этом одно лишь повышение стоимости ТЭР не только не решает этой задачи, а наоборот, снижает эффективность ТЭК. Гораздо важнее обеспечить прирост конечного результата – ВВП, который для России как развивающейся страны не только характеризует состояние экономики, но и прямо пропорционален основным показателям качества жизни населения (жизненному потенциалу и социальному самочувствию граждан).

Именно учет конечного результата и вклада ТЭК в его достижение и является главной целевой установкой Энергетической стратегии России.


База данных защищена авторским правом ©ekonoom.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница